Нумизматическая конференция






НазваниеНумизматическая конференция
страница5/8
Дата публикации15.04.2015
Размер1.09 Mb.
ТипТезисы
e.120-bal.ru > Право > Тезисы
1   2   3   4   5   6   7   8
Часть каталога, включающая серебряные монеты коллекции, ин­тересна качеством иллюстрируемого материала и его полновесно­стью, дающими представление об идеальной денежной единице сасанидского Ирана.
К. Б. КРАВЦОВ (Санкт-Петербург)

Об одной редкой монете провинции Табаристан

В 1979 г. в сборнике «PAD NAM I YAZDAN» была опубликована статья Р. Кюриеля «О нескольких монетах аббасидских наместников Табаристана» (Curiel, 1979, р. 150—158). В ней известный французский нумизмат дает довольно подробное описание нескольких, на тот момент новых, монет табаристанской чеканки, приобретенных Кабинетом медалей Национальной библиотеки Парижа. Среди этих монет, с одной стороны, есть уже известные полудрахмы Табаристана, а с другой — очень редкие экземпляры, представляющие исключительный интерес для арабо-сасанидской нумизмати­ки в целом и уточняющие генеалогию и хронологию правителей провинции Табаристан.

В своей статье Р. Кгорисль анализирует следующие девять таба-ристанских монет: монету с именем Раух б. Хатим (возможный ва­риант чтения — Рух б. Хатим), четыре монеты с именем Умар б. ал-Ала, монету с именем Михран, две монеты с именем Абдаллах б. Ариф и одну анонимную медную монету.

Наиболее интересной и самой редкой из перечисленных явля­ется монета, чеканенная от имени аббасидского наместника Рауха 6.Хатима (ил. 1). Иконография и символика лицевой и оборотной сторон монеты типичны для арабо-сасанидских полудрахм Таба­ристана.

В данном случае уникальность монеты заключается в ее легендах. На л. с. отчетливо читается куфический текст:

Справа – ал-Махди Мухаммад;

Слева – сын повелителя правоверных;









Ил. 1. Арабо-сасанидская полудрахма с именем Рауха б. Хатима

Табаристан, 147 г. х. Д. 24 мм. В. 1,88 г (по: Curiel, 1979) (увеличено)

на внешнем поле во второй четверти видна пехлевийская легенда:— великолепный.

Куфический текст на о. с. монеты сообщает имя наместника, дату и место чеканки:

слева —Из того, что повелел [чеканить] Раух б. Хатим;

справа —в Табаристане [в] 147 году.

На о. с, вместо пехлевийского шрифта впервые в табаристанской эмиссии полудрахм используется куфи для обозначения имени наместника, даты и места чеканки. Кроме того, датировка моне­ты дается по хиджре, а не по табаристанекой эре, как принято на всех других арабо-сасанидских полудрахмах Табаристана. Упоми­нание на л. с. монеты имени ал-Махди тоже не случайно. Как пишет Ибн Исфандийар, именно ему была передана отцом, халифом ал-Мансуром, вся военная и административная власть в Рейе (Ibn Isfandiyar, 1905, p. 118).

Рассматриваемая нами монета является самой ранней из извест­ных на сегодняшний день арабо-сасанидских полудрахм провин­ции Табаристан с именем аббасидского наместника. Примечате­лен год чеканки монеты — 147 г. х./764—765 гг., так как, во-первых, как в этом, так и в следующем, 148 г. Х./765—766 гг. с именем Рауха чеканились и чисто эпиграфические дирхамы традиционного аб­басидского типа (ил. 2); во-вторых, этот год вносит существенное уточнение в хронологию правления Рауха б. Хатима. Длительное время год назначения Рауха 6. Хатима наместником Табаристана оставался неизвестным из-за разной датировки в нарративных источниках.

Ил. 2. Лицевая сторона аббасидского дирхама с именем Рауха б. Хатима Табаристан, 147 г(по: Lane-Poole, IX, 56d) (увеличено)

Согласно Ибн Исфандийару, назначение состоялось в 144 г. Х./761 —762 гг. (Ibn Isfandiyar, 1905, p. 124). По информации же Захир ад-Дина, это событие произошло в 147 г. х. (Sehir-eddin, 1850, S. 274). Таким образом, рассмотренные выше нумизматиче­ские данные вносят окончательную ясность в данный вопрос и сви­детельствуют в пользу датировки Захир ад-Дина — 147 г. х. Новый наместник занимал вышеупомянутую должность сравнительно не­долго — всего один год. Причиной столь кратковременного правле­ния, как сообщают исторические хроники, явилась его чрезмерная жестокость по отношению к жителям Амоля (Ibn Isfandiyar, 1905, p. 124; Sehir-eddin, 1850, S. 159).

P, Кюриель считает, что синхронное существование двух совер­шенно разных типов монет с именем одного и того же наместни­ка может свидетельствовать о том, что, во-первых, они чеканились в двух разных городах, а во-вторых, выполняли совершенно разные функции. По мнению французского нумизмата, арабо-сасанидские полудрахмы, продолжавшие традицию чеканки монет спахбедов, обращались исключительно среди местного населения (жителей Амоля), тогда как дирхамы традиционного аббасидского типа слу­жили для оплаты армии и арабской администрации, базировавшей­ся в Рейе (Curiel, 1979, р. 152). Мы думаем, что оба типа чеканились в административном центре Табаристана того времени — Амоле: сначала арабо-сасанидские полу драхмы, затем эпиграфические дир­хамы. Чеканка чисто эпиграфических дирхамов традиционного аб­басидского типа началась тогда, когда Раух б. Хатим прочно утвер­дился в должности наместника Аббасидов в Табаристане.
ВЯЧ. С. КУЛЕШОВ (Санкт-Петербург)

О куфических монетах из с, Монастырёк в Среднем Поднепровье

Комплекс археологических памятников у с. Монастырёк (укр. Монастирьок) в Среднем Поднепровье исследовался в 1970—1980-х гг. экспедицией Института археологии АН У ССР под руковод­ством Е. В. Максимова. За годы раскопок найдены три куфические монеты, описанные в публикации (Максимов Е. В., Петрашенко В. А., 1988) следующим образом: «бронзовая монета — фейс Ал-Мамму-на Багдади, сына Гаруна-аль-Рашида, чеканенная в 814 г.» (восточ­ное городище, жилище № 2; там же, с. 15, рис. 8), «аббасидекмй дирхам Ал-Мандри, чеканенный в 144 г. Хиджры (761—762 гг.)» (восточное городище, жилище № 9; там же, с. 20; рис. 14) и «араб­ский серебряный дирхам 123 г. Хиджры (740—741 гг.), чеканен­ный халифом Гишамом, сыном Абдуль-Малека (724—743)» (сели­ще, жилище № 1; там же, с. 64, рис. 55) (приведенные описания изобилуют неточностями). Согласно В. Н. Зоценко (Зоценко В. Н., 1991, с. 59), эти монеты увеличивают число единичных находок куфических монет в Киевском Поднепровье до 12 экз., причем дирхам «123 г. х.» вообще оказывается единственным (за исключе­нием монет кладового происхождения) представителем чекана Умаййадов на территории Украины. Последнее обстоятельство, по мнению В. Н. Зоценко, подкрепляет вывод Н. Ф. Котляра о том, что начало обращения восточных монет на Украине датируется серединой VIII в. (Котляр Н. ф., 1971, с. 23; Зоценко В. К, 1991, с. 59).

Между тем знакомство с изображениями, представленными в публикации Е. В. Максимова и В. А. Петрашенко (рис. 14, 55, 8), дает возможность взглянуть на этот материал по-новому.

Рис. 14. Аббасиды, ал-Куфа, анонимный дирхам. Качество про­рисовки не позволяет прочесть год чеканки; дата 144 г. х. сомни­тельна (соответствующий участок изображения не похож. Дата монеты в любом случае не выходит за пределы 132—147 гг. х. (750—764), — именно в это время в первой аббасидской столице функционировал главный монетный двор Халифата, позднее переведенный в Мадинат ас-Салам.

Рис. 55. Содержание легенд л. с. и о. с. этой монеты не оставляет сомнений в том, что речь должна идти не об умаййадском дирхаме Хишама 123 г. х., а об аббасидском дирхаме ар-Рашида, битом в ал-Мухаммадии в 183 г. х. (799/800 гг.; см.: Lane-Poole, v. I, p. 77, № 199; Фасмер Р. Р. Каталог собрания восточных монет ГЭ (ру­копись). Т. I. С. 184. Кат. № 492). Помимо названия монетного двора, неизвестного ранее 148 г. х., и указания на год чекан­ки круговой надписи л. с, надпись в поле о. с. со­держит имена Мухаммада 6. Харуна (халиф ал-Амин, убит в 813 г.) и Джа'фара б. Иахйи б. Халида ал-Бармаки (казнен в 803 г.):

(син)

Мухаммад — посланник

Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует!

Из того, что приказал [выбить] повелитель ал-Амин

Мухаммад, сын повелителя правоверных

Джа'фар

Рис 8. Отнесению «бронзового фалса» к чекану Халифата меша­ет начало круговой легенды на л. с: «во имя Аллаха бит этот дирхам», определенно указывающее на серебря­ный, а не медный номинал. Очевидно, это подражание. Образцом явился тип дирхамов ал-Ма'муна с двойным точечным ободком на о. с, битых в Мадинат ас-Саламе в 199 г. х. (814/815 гг.; см.: Lane-Poole, v. I, p. 104, No 292; Фасмер Р. Р., с. 255, кат. № 762). На под­ражании из Монастырька в поле о. с. отсутствует почетное прозви­ще вазира ал-Фадла б. Сахла (убит в 818 г.) — Зу-р-Ри'асатайн, как правило, имеющееся на дирхамах первых лет правления ал-Ма'муна (ср., впрочем: Тизенгаузен, 1873, с. 187, № 1687): вместо под словами помещена буква. Особенности на­чертания легенд и отдельных букв позволяют сблизить рассматри­ваемую монету с некоторыми типами хазарских подражательных Дирхамов, изучение которых было начато А. А. Быковым (Быков А. А., 1971; 1974; 1980).

Дата захоронения монет из Монастырька вряд ли выходит за пределы I периода обращения куфических монет в Восточной Европе (последние десятилетия VIII — первая треть IX в.), хотя не исключена и несколько более поздняя датировка. Находка хазар­ского (?) подражания связана с близостью Хазарского каганата, в подчинении у которого в ту эпоху находилось население южных областей Восточной Европы.
А. В. ФОМИН (Москва)

Староладожские клады восточных люнет конца VIII—IX веков

В силу удобного географического положения Старая Ладога практически с момента своего основания играла исключительную роль в международной торговле Руси со странами Балтики, Визан­тией и Арабским Халифатом, о чем свидетельствуют самые ранние находки восточных монет. В последней четверти XIX в. в самом го­роде и его окрестностях было сделано шесть замечательных нахо­док куфических монет VIII—IX вв. — пять кладовых и одна уникаль­ная находка омейядского динара 121 г. х. (738/9 гг.) (Марков А. К., 1910, № 178—181; дополнение, № 24, 26). Мнения исследователей О действительном количестве кладов расходятся. Насколько мне известно, до сих пор не было предпринято попытки путем сравни­тельного анализа ладожских монетных комплексов установить их подлинное число.

Без сомнения, две находки из с. Княжчино 1874 и 1875 гг. (№ 179, 180) принадлежат к одному и тому же кладу. Несмотря на количе­ственную разницу (15 и 65 монет), в обеих выборках присутствуют характерные типы сасанидских и арабо-сасанидских драхм, ред­кие монеты испанских омейядов. К Княжчинскому кладу следует отнести и комплекс из семи монет, найденный, якобы, в Старой Ладоге в 1875 г. (№ 181). Видимо, монеты отбирали в соответствии с их качеством, чем объясняется присутствие в выборке сразу трех табаристанских полудрахм. Весь клад датируется по младшей мо­нете 193 г. х. (808/9 гг.).

Другой хрестоматийный Староладожский клад 1892 г. (28 це­лых монет и 3 обломка; № 24) принципиально отличается от Княжчинского по династическому и хронологическому составу. В нем отсутствуют сасанидские монеты, а главное — вовсе нет дирхамов 180—190 гг. х. Это действительно древнейший из всех известных русских кладов с дирхамами, точно датирующийся пятью младши­ми монетами 170 г. х. (786/7 гг.), т. е. несколькими годами ранее событий в Линдисфарне (Нортумбрия) в июне 793 г.

Еще одна княжчинская находка 1884 г., о которой имеются до­статочно неопределенные данные, значительно отличается от предыдущих (№ 26). Подборка из восьми монет представляется неслу­чайной. В ее состав попали шесть или семь, дирхамов 150-х гг. х., которые выглядели для находчиков более привлекательно, по срав­нению с грубыми африканскими дирхамами 160—170 гг. х., преоб­ладающими в кладах конца IX в. Происхождение данного клада представляется сомнительным.

Итак, Староладожский (787 г.) и Княжчинский (809 г.) клады образовались, по систематизации автора, на основе денежного об­ращения западных провинций Халифата. Монеты попали в Поволховье по Волжскому торговому пути.
В. Н. СЕДЫХ (Санкт-Петербург)

Монетные находки в Тимерёво

Раннесредневековый археологический комплекс IX—XII вв. у дер. Б. Тимерёво близ Ярославля — один из наиболее исследованных на территории Северо-Восточной Руси. Монетные находки в нем пред­ставлены во всех категориях древностей — в могильнике, в комп­лексах поселений и кладов.

Монеты обнаружены в 22 погребениях. Всего найдено 34 моне­ты: 30 восточных, в том числе 5 монет-подвесок и два креста, выре­занных из монет, а также 4 западноевропейских, в том числе одна монета-привеска. Старшая из восточных монет выборки датирует­ся серединой VIII в., младшая — 999 г., среди западноевропейских — около 900 г. и серединой XI в. соответственно.

Арабские монеты представлены в погребениях практически всего периода функционирования некрополя. Три из них относят­ся к IX в., тринадцать — к X в. и три возможно датировать началом XI в. Б пределах X в. они распределяются достаточно равномерно: первая половина — 3, середина — 3, вторая половина — 2. Осталь­ные датируются X в. в целом.

Если отбросить погребения, из которых происходят монеты-привески и неопределимые дирхамы, то в одиннадцати случаях дата чеканки прямо увязывается со временем захоронения. Хроно­логия других находок в указанных комплексах не противоречит предложенным датам (Дубов, Седых, 1998).

В семи комплексах фиксируются монеты, которые использова­лись вторично — привески (5), кресты, вырезанные из дирхамов (2). В тех случаях, когда дирхамы использовались в качестве привесок, разрыв между годом чеканки монеты и временем сооружения кургана мог превышать сто лет.

Важные результаты дает анализ этнической принадлежи курганов с восточными монетами. Среди них к скандинавски носятся 8, к финским — 8 и к славянским — 3.

Следует обратить внимание на тот важный факт, что в шести курганах вместе с монетами находились весовые гирьки, причем трижды дирхамы найдены в кошельках и всегда вместе с ни были гирьки. В четырех погребениях из шести, где монеты были в сочетании с гирьками, можно достаточно уверенно выявить скандинавские черты. Из пяти погребений, где найдены дирхамы-привески, два являются финскими, три — скандинавскими. Восточные монеты найдены, в первую очередь, в погребениях, принадлежав­ших социальной верхушке общества, — торгово-дружииному слою который в этническом отношении имел смешанный характер (скандинавы, финно-угры, славяне). Интернациональный состав торгово-дружинной прослойки местного общества подтверждает интерпретация курганов, где обнаружены либо целые дирхамы, либо их фрагменты без вторичного использования в виде привесок или крестов, то есть где монеты использованы в погребениях в ка­честве «обола мертвых»: финно-угорских — 6, скандинавских — 4, славянских — 2.

Два креста из курганов № 417 и 459 — самые ранние находки крестов, вырезанных из монет, известные на территории Древней Руси. Из кургана № 237 происходит еще одна интересная монета Это обрезанный по кругу дирхам Насра ибн Ахмада (914—943), на поверхности которого недавно зафиксирован четко прочерчен­ный четырехконечный крест (ил.). Монета фрагментирована — от­сутствует нижний конец креста. Еще на одной монете из кургана № 31 — подражание XI в. денарию Отгона и Адельгейды (990-995) — прочерчен знак из трех линий (Равдина, 1988).

В шести комплексах поселения и в пахотном слое памятника обнаружено девять куфических монет и подражаний им, суммарно датируемых IX—X вв.

В состав комплекса у дер. Тимерево входят три клада куфиче-ских монет IX в. Первый был обнаружен в 1967 г. вблизи поселения и, к сожалению, разошелся среди местного населения. По пред-варительной оценке, он состоял как минимум из 3100 экз. монет. Определено 17 монет этого клада, младшая из известных монет датируется 867 г. (Добровольский, Дубов, Седых, 1996).

Второй клад (869 г.) также дошел до нас не полностью, известно 1503 монеты. На 23 из них обнаружены граффити: черточки, знаки, геометрические формы, например в форме «песочных часов», знаки «W», «N», «угол» и в форме ладьи, отдельные лигатуры, две пехлевийские надписи и др. – всего 25 изображений (Нахапетян, Фомин, 1994).



Дирхам с изображением креста из кургана № 237

Тимерёвского могильника (Саманиды, Наср ибн Ахмад, 914-943 гг.,

год и город обрезаны — атрибуция И. Г. Добровольского)

(увеличено)

Третий клад (865 г.) обнаружен непосредственно на площадке поселения во время раскопок. Сейчас в его составе 2762 монеты; это крупнейший клад арабских монет IX в. в Восточной Европе. На одиннадцати монетах обнаружены граффити: четыре из них относятся к разряду рунических, в том числе одна надпись: Бог, в четырех случаях зафиксированы различные геометрические знаки, на монетах процарапаны подражания восточным надписям. На половинке дирхама чеканки 810/811 гг. прорисован предмет, напоминающий копье.

В целом, монетные находки в Тимерево отражают специфику и насыщенность территории Верхневолжья кладами первого и второго периодов обращения дирхами и многочисленными находками из комплексов курганных древностей (Добровольский, Шагурина, Седых, 2003).
Е. А. БЕГОБАТОВ (Казань)
1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Нумизматическая конференция iconНа Конференцию выносятся следующие вопросы: секция 1: Экономика и финансы
Всероссийская научная конференция «Россия 2030 глазами молодых ученых» (Интернет-конференция, август-ноябрь 2011 г.)

Нумизматическая конференция iconТематическое планирование по Всеобщей истории 9 класс
Парижская конференция. Идея Лиги Наций. Условия Версальского мира. Противоречия Версальского мира. Вашингтонская конференция

Нумизматическая конференция iconАнонс Пресс-конференция
Международного конгресса-выставки «Образование без границ-2008» в мвц «Крокус Экспо» (павильон №2, зал №9) состоится пресс-конференция...

Нумизматическая конференция iconМеждународная научно-практическая конференция «xv I международная...
«xvi международная конференция посвященная проблемам общественных и гуманитарных наук»

Нумизматическая конференция iconМеждународная научно-практическая конференция «xv I международная...
«xvi международная конференция посвященная проблемам общественных и гуманитарных наук»

Нумизматическая конференция iconМеждународная научно-практическая конференция «xv I международная...
«xvi международная конференция посвященная проблемам общественных и гуманитарных наук»

Нумизматическая конференция iconОтчет, часть Региональные новости
Третья международная Конференция по Экосистемам и Жизнеспособному Развитию (6-8 июня 2001). Международная конференция по управлению...

Нумизматическая конференция iconТезисы и научные статьи можно присылать по электронной почте: e-mail:...
«Современные тенденции в стратегическом управлении региональными социально-экономическими системами»

Нумизматическая конференция iconIv международной научно-практической
Кузнеца состоялась IV международная научно-практическая Интернет-конференция молодых ученых и студентов «Моделирование и прогнозирование...

Нумизматическая конференция iconIv международной научно-практической
Кузнеца состоялась IV международная научно-практическая Интернет-конференция молодых ученых и студентов «Моделирование и прогнозирование...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную