Нумизматическая конференция






НазваниеНумизматическая конференция
страница3/8
Дата публикации15.04.2015
Размер1.09 Mb.
ТипТезисы
e.120-bal.ru > Право > Тезисы
1   2   3   4   5   6   7   8

О монетах архонта Гигиенонта

Наиболее ранними монетами среди монет боспорских правите­лей династии Спартокидов считаются золотые статеры и серебря­ные драхмы архонта Гигиенонта.

Статеры: л. с. — голова архонта, вправо; о. с. — APXONTOЕ YГ| AINONTO2, Афина Никефорос на троне, влево; под правой ру­кой монограмма № 1, под троном монограмма № 2 (ил.); под чертой трезубец, украшенный дельфинами; д. 20 мм, в. 8,48 г (ГИМ 384).

Монограммы на оборотной стороне статера

Драхмы: л. с. — голова архонта, вправо; о. с. — всадник, влево; под ногами коня - APXONTOS YГ| AINONT02, вверху слева моно­грамма № 1, внизу, под надписью — монограмма № 2; в. 3,75 г (На­циональная библиотека, Париж, Лувр).

Время правления архонта Гигиенонта определялось по-разному: Шкорпил (1911) — III в. до н. э.; Орешников (1913) — III в. до н. э.; Зограф — конец III — II вв. до н. э., сравнивая типологии статера ар­хонта с типом статеров Лисимаха чеканки Византия (Зограф, 1951, с. 184). Этого мнения придерживались и другие ученые — Граков (1934), Гайдукевич (1949,1971), Шелов (1956; II в. до н. э.), Анохин (1986), но Орешников позже датировал эмиссию монет Гигиенон­та «половиной II в. до н. >. Карышковский (1977) уточнил время эмиссий, отнеся их к первой половине II в. до н. э.

Спустя тридцать лет этой проблемой занялась Столярик (Stolyarik, 1998, р. 63) и предложила более раннюю датировку его эмиссий — первую четверть II в. до н. э. По ее мнению, эту дату под­тверждают археологические и нумизматические данные. Опираясь на типологическое сходство между статерами Гигиенонта и Лисимаха чеканенными в Византии, Столярик использует выводы Маринеску (1997), сделанные на основании изучения им 7 кладов, в кото­рых найдены «лисимахи». Один клад Мектипини (Турция) дает дату 190 г. до н. э. Клад из Ливана - 175 г. до н. э.; три клада - 165-160 гг. до н. э., один клад - 155-150 гг. до н. а; 2 клада - 150 г. до н. э. Таким образом, она датирует монеты архонта первой четвертью II в. до н.э. (175 г. до н.э.).

Столярик считает, что эту дату подтверждают также археологи­ческие и нумизматические данные. По ее мнению, археологически­ми свидетельствами являются: 1) находка 10 черепиц в Кергенской гробнице (1910 г.) с клеймами архонта Гигиенонта (Шкорпил, 1911), 2)гидрия из этой же гробницы с ручкой в виде обнаженного Приапа, 3) гидрия с итифаллической ручкой, изображающей Приапа, из Артюховского кургана (Максимова, 1979, с. 119—120), 4) пергамская амфора из Артюховского кургана (там же, рис. 78), 5) пелика с витыми ручками по аттическим образцам из того же кургана (там же, рис. 86).

Всю керамику из Артюховского кургана Столярик, опираясь на мнение Ротрофф, датирует «не ранее середины II в, до н. э.». Но это входит в противоречие с ее датировкой монет времени правления Гигиенонта — первой четвертью II в. до н. э.

Столярик считает, что нумизматический материал представлен комплексной находкой в Нимфее итифаллической ручки сосуда с Приапом (но ручка не аналогична, как представляет Столярик, ручке с изображением Приапа из Артюховского кургана, так как на нимфейской изображен не Приап, а Эрот (Максимова.,1970, прим. 480) вместе с монетами 200—121 гг. до н. э., неопределенны­ми по типам, вследствие чего представленный археолого-нумизма­тический материал не может быть историческим источником; а также находкой в Кергенской гробнице (1910) монет типа: голо­ва быка, плуг, колос,ПAN; лагиноса с кольцеобразной ручкой; сосуда с тремя ручками, одна из них с изображением Приапа. Монеты да­тируются концом III — серединой II в. до н. з., что не может подтвер­дить датировку монет Гигиенонта, предложенную Столярик.

Следует обратить внимание, что на статере Лисимаха из Артюхов­ского кургана стоят две монограммы, как и на монетах Гигиенонта. Сейриг датировал его 160 г. до н. э. и позже (Максимова, 1967).

Что же касается датировки всей керамики из Артюховского кургана, то известно мнение Г. Томпсона о пелике (№ 86), которую Столярик предлагала датировать даже 86 г. до н. э., но Книппович и Максимова отнесли ее и весь керамический материал к концу 40—20-х гг. до н. э. Следовательно, ни археологический, ни нумиз­матический материал, приведенный Столярик, не подтверждает ее датировку монет времени правления архонта Гигиенонта пер­вой четвертью II в. до н. э. Помня о наличии двух монограмм на монетах Гигиенонта, предлагаем датировать их 160—150 гг. до н. э., а Артюховский курган следует датировать не по монете Лисимаха (160 г. до н. э.), а по всему керамическому материалу, который Книппович и Максимова отнесли к 40—20-м гг. до н. э.
С. Ю. ВНУКОВ, С А. КОВАЛЕНКО (Москва)

Находка статера Асандра в Северо-Западном Крыму

В ходе полевого сезона 2006 г. при раскопках городища КараТобе в Северо-Западном Крыму был обнаружен золотой статер боспорского царя Асандра, датированный 8-м годом его правления, на сегодняшний день — это первый случай обнаружения статера Асан­дра в надежно документированном археологическом контексте. Ниже дается описание данной монеты:

Л. с: Голова Асандра в диадеме вправо.

О. с: Ника влево, стоящая на проре. В поднятой правой руке бо­гини — венок, в опущенной левой — пальмовая ветвь. Крылья за спиной богини подняты. В поле слева — Н (8). По сторонам изобра­жения легенда:BAЕI/\ЕОE A2ANAPOY.

До настоящего времени золотые статеры царя Асандра, поме­ченные 8-м годом его правления, достоверно не были известны, хотя предполагать их существование можно было уже на основании упо­минаний статеров этого года в нумизматической литературе, в том числе в изданиях, относящихся еще к концу XVIII в. Подобные упо­минания, однако, или были следствием неправильного прочтения имевшихся на монетах дат, или относились к экземплярам, изготов­ленным из меди или свинца и считавшимся фальшивыми.

Кара-тобинекая находка является, таким образом, единственным известным на сегодняшний день золотым статером царя Асандра 8-го года правления. Монета чеканена новым штемпелем л. с, изготовлен­ным, однако, тем же резчиком, который гравировал лицевые штемпе­ля для статеров 6-го, 7-го и 9-го годов правления царя Асандра.

Находка ранее неизвестного золотого статера Асандра мало до­бавляет к многолетней дискуссии о времени правления этого исторического персонажа. Предложенное В. А. Анохиным, Н. А. Фроло-х и П. О. Карышковским, после находки статера царицы Динамии 21/20 гг. до н. э., понижение общепринятой в историографии на­чальной даты правления Асандра с 47/46 гг. до и. э. до, соответст­венно, 50/49 гг. до н. э. и 49/48 гг. до н. э. было подвергнуто обосно­ванной критике. Не вдаваясь в детали этой дискуссии, отметим лишь что, по нашему мнению, весь комплекс дошедших до нас письменных известий о приходе к власти Асандра, так же, как ну­мизматические данные и общеисторическая ситуация, сложивша­яся в Причерноморье во второй половине I в. до н. э., свидетельст­вуют о весьма малой вероятности принятия последним титула архонта и начале чеканки собственной золотой монеты до смерти Юлия Цезаря в марте 44 г. до н. э. Если первые золотые статеры с именем архонта Асандра были выпущены в 44/43 гг. до н. э., то последние монеты, помеченные 29-м годом его правления как царя, должны относиться к 16/15 гг. до н. э. В этом случае публикуемый статер 8-го года царского правления Асандра должен датироваться 37/36. гг. дон. э.

Находка золотого статера Асандра, несомненно, выявляет факт боспорского влияния или присутствия в регионе, с IV в. до н. э. вхо­дившего в состав Херсонесского государства. Если неоднократные находки в самом Херсонесе бронзовых монет архонта Асандра или относящейся ко времени его правления боспорской городской меди могут быть результатом активных экономических связей и отра­жать преимущественную ориентацию херсонесских купцов на тор­говлю с могущественным восточным соседом, то золотой статер этого царя из Северо-Западного Крыма принадлежит к находкам качественно иного рода. Вряд ли подобные монеты использовались для повседневной торговли. Их появление — свидетельство каких-то крупных выплат, возможно, на государственном уровне. Весьма примечательна в этой связи находка монеты именно на городище Кара-Тобе, которое занимало важнейшую стратегическую позицию в регионе и контролировавшем дорожные пути, соединявшие Хер-сонес с Центральным и Северо-Западным Крымом. Вопрос о вре­мени установления боспорского контроля над Херсонесом после смерти Юлия Цезаря, даровавшего городу свободу в 45 г. до н. э., был предметом дискуссии в отечественной историографии. Новая находка статера Асандра, как кажется, может служить веским ука­таем на terminus post quern при определении нижней хроноло­гической границы перехода Херсонеса под контроль Асандра.
В. И. СУХАНОВ (г. Дубна)

Куматырский клад 2005 года

Весной 2005 г. в районе урочища Куматырь был найден клад медных пантикапейских монет II в. до н. э. Со слов лица, купивше­го клад у находчика, он содержал 596 монет трех типов: 50—60 мо­нет типа «голова быка в три четверти вправо / плуг, колос, П-A-N» (А.165)*, около 70 монет типа «голова безбородого сатира в венке вправо / шапки Диоскуров, ПАNТI» (A.176), остальные — типа «го­лова Аполлона в венке вправо / лук в горите, ПАN» (А.169).

Клад хранился в небольшой красноглиняной кубышке, фраг­менты которой были найдены вместе с монетами. Автору статьи удалось изучить около половины монет (336 шт.) из клада Боль­шинство монет хорошей сохранности, покрыты ровной темно-зе­леной патиной.

В обработанной автором части клада находилось 23 монеты типа (А.165)*, 42 монеты типа (А.176) и 271 — типа (А.169). Боль­шая часть монет типов А.165 и А.176 перечеканены на других ти­пах, в основном, на А.169.

В составе клада выявлены две монеты с изображением «лук в го­рите, ПАN» на обеих сторонах монетного кружка, одно из них обыч­ное, другое — негативное.

Еще одна монета имеет только изображение «лук в горите, ПAN», оборотная сторона — гладкая.

На одной монете того же типа надпись отчеканена с ошибкой: ПАИ. Монетный брак вызван обильной и небрежной чеканкой типа А.169.

В 1976 г. в Куматырском ущелье уже был найден один клад мо­нет (Нестеренко, 1981, с. 85—86; Абрамзон, Фролова, Горлов, 2002, с. 210—220). Его состав существенно отличается от описываемого в настоящей заметке. Главное сходство — большая доля монет типа «Аполлон / лук в горите». Основное различие: клад 2005 г. содержит узкий набор хронологически близких выпусков, а в первом кладе имеются монеты от IV в. до н. э. до I в. н. э.

Публикуемый комплекс по составу аналогичен Раевскому кладу 1964 г. (Абрамзон, Фролова, Горлов, 2002, с. 147-157).

Монета с изображением «лук в горите, ПАN» (увеличено)

Оба клада содержат почти один и тот же набор типов монет и близки по их количественному соотношению.

Аналогичный состав кладов и относительно небольшие суммы денег в обоих комплексах свидетельствуют о том, что они были со­крыты примерно в одно и то же время лицами невысокого иму­щественного достатка из сельских поселений. Состав обоих кладов, видимо, не случаен. Он соответствует набору монетных типов, об­ращавшихся на денежном рынке Боспора на момент тезаврации этих двух комплексов — около 120—110 гг. до н. э.

Исходя из анализа Куматырского клада 2005 г., с учетом ряда других кладов (Раевский, из пос. Виноградного, Фадеевский, Кума­тырский 1976 г.), можно сделать следующие выводы.

Основу денежного обращения во II в. до н. э. составляла мелкая медная монета. Практика надчеканок монет, характерная для пери­ода денежного кризиса в III в. до н. э., сменилась во II в. до н. э. пере­чеканкой из-за мелкого размера монет. До подчинения Боспора власти Митридата Великого денежный кризис не был преодолен.

Во II в. до н. э. обстановка на Азиатской части Боспора была бес­покойной.
М. А. ХУШТ, А. А. ТОВ (Краснодар)

Новые находки боспорских монет

на южном берегу Краснодарского водохранилища

(Республика Адыгея)

С 1990 по 2004 г. на южном берегу Краснодарского водохранилища (далее KB) после спада уровня воды авторами регулярно про­водились сборы монет, поступавших затем в фонды НМРА. Среди разновременных находок особый интерес представляют 14 боспорских статеров, большая часть которых ранее не публиковалась. Хронологический диапазон находок — 40-е гг. I — середина IV в. Ниже в таблице дана сводка находок боспорских статеров на ле­вом берегу КБ:

Правитель

Боспорская эра

Новая эра

Место находки

Материал

1. Реметалк

433

136

Урочище Пхэгугапз, окрестности аула Тауйхабль

золото

2. Евпатор

455

158

Окрестности аула Тауйхабль

золото

3. Евпатор

460

163

Окрестности аула Тауйхабль

золото

4.Евпатор

461

164

Урочище Наутагэ Ипсынаших, окрестности аула Тауйхабль

золото

5. Савромат II







Окрестности аула Тауйхабль

электр

6. Рискупорид III

515

218

Поселение Чишхо, окрестности аула Тауйхабль

электр

7. Рискупорид III

519

222

Поселение Капанжий, окрестности аула Тауйхабль

серебро

8. Фофорс

585

288

На левом берегу Краснодарского водохранилища

биллон

9. Рискупорид V

549

252

Из клада Тауйхабль в окрестностях аула

биллон

10. Рискупорид V

551

254

Из клада Тауйхабль в окрестностях аула

биллон

11. Фарзанс

550

253

Из клада Тауйхабль в окрестностях аула

биллон

12. Рискупорид V

558

261

Из клада Тауйхабль в окрестностях аула

биллон

13. Рискупорид V

560

263

На левом берегу Краснодарского водохранилища

биллон

14. Рискупорид V

561

264

Тауйхабльский клад

биллон

15. Рискупорид VI

620

323

На левом берегу Краснодарского водохранилища

медь


Самый ранний статер бит от имени царя Реметалка (131—153 гг.). Подобные находки редки, хотя и не единичны на территории лево­бережья КБ, где уже был найден сестерций Реметалка (Хушт М. А., 2005). Интересно, что начиная с 434 по 438 г. б. э. (137-141 гг.) ис­следователи отмечали перерыв в чеканке золотых статеров Реметал­ка (Зограф А. Н, 1951). Всестатеры Евпатора (154-170 гг.) происхо­дят из окрестностей а. Тауйхабль (Хушт М. А., 2004). Эти монеты попали на территорию левобережья KB в период увеличения вы­пуска золотых монет в 161 — 164 гг., что, вероятно, связано с ежегод­ной денежной помощью, которую получал боспорский царь от Рима (Фролова НА., 1971).

Интересны статеры Рискупорида III (210—226 гг.), датирован­ные 218 и 222 гг. На 218 г. приходятся наиболее интенсивная рабо­та боспорского монетного двора и самое большое количество вновь введенных штемпелей лицевых и оборотных сторон монет. Интен­сивность работы монетного двора в течение 215—220 гг. была свя­зана с успехами экономики Боспора, проявившимися в интенсив­ных торговых отношениях с другими городами Причерноморья (Фролова Н. А., 1980).

Самая поздняя монета, битая от имени Рискупорида VI (620 г. 6. э. — 323 г. н. э.), относится ко времени наиболее интенсивной чеканки статеров в 323—326 гг.

Судя по всему, эти находки не носили случайный характер и могли попадать на территорию левобережья Кубани как в резуль­тате торговых связей Боспорского государства с меотскими племе­нами, так и в качестве платы за услуги вооруженных наемников. Этот вопрос еще требует выяснения.
С Л. ЗАВЬЯЛОВ (Краснодар)

Два подражания боспорским статерам

из Усть-Лабинского района Краснодарского края

В докладе речь пойдет о необычных монетах из моей коллекции, информацию о которых необходимо довести до сведения коллег и ввести в научный оборот.

Монета № 1 (ил. 1: 1) была приобретена в 2004 г. у местного жителя, который утверждал, что нашел ее в окрестностях г. Усть-Лабинска в том же году. Монета слегка потерта, в. 5,55 г. На л. с рельефное изображение мужского бюста, влево; проработано лицо: лоб, прямой нос, миндалевидный глаз, рот — губы переданы двумя точками, массивный подбородок. Волосы, шея и плечи переданы сплошным рельефом. Прямо из них, без обруча, отходят вверх ост­рые лучи короны, хотя на затылке изображены отходящие вниз концы завязки или ленты. От нижнего обреза бюста вниз опуска­ются 4 острых выступа. Справа от бюста рельефное изображение дифферента — палицы. Против бюста по дуге изображены знаки, имитирующие нечитаемую надпись, состоящую из углов, образо­ванных короткими рельефными линиями, и знака, напоминающего букву П, причем псевдобуквы вырезаны за счет выборки фона во­круг них. Изображение обрамлено аккуратным точечным ободком, также изготовленным выборкой фона На о. с изображены 2 муж­ских бюста, обращенные друг к Другу. Бюсты аналогичны изобра­женному на аверсе, но они не имеют следов короны, а на шее пра­вого бюста — рельефная многолучевая звезда Между бюстами внизу изображены два знака, напоминающие латинскую букву V и цифру 7. Вся композиция обрамлена точечным ободком, анало­гичным изображенному на реверсе.

Монета № 2(ил. 1: 2) была приобретена в 2006 г. Владелец указал место находки: пересохшая чаша Краснодарского водохранилища недалеко от ст. Воронежской Усть-Лабинского района. Ее вес 4,55 г. На л. с. примитивное изображение мужского бюста, вправо. Лицо передано в виде клюва, волосы или корона — рельефными линиями, образующими двойные углы. Шея и плечи проработаны слабо, ниж­ний обрез бюста оторочен тремя косыми параллельными рельефными линиями и четвертой, более длинной. Справа от бюста изоб­ражен дифферент — палица. Круговая легенда не читается и состоит из кружков, углов и коротких линий, переданных путем выборки фона. Изображение обрамлено ободком из точек, более мелких и соединяющихся друг с другом. На о. с. изображены два мужских бюста с короткими волосами, напоминающих изображения на ре­версе монеты № 1. Сверху имеется знак, похожий на греческую омегу. Между ними изображен дифферент, напоминающий копье, ниже — два знака, напоминающие латинскую букву V. Компози­цию обрамляет ободок, такой же, как на аверсе. Монета подверг­лась коррозии, на ее поверхностях заметны следы резца.



Ил. 1. Бронзовые подражания электровым боспорским статерам

из Усть-Лабинского района Краснодарского края: 1 - подражание № 1

находка 2004 г.; 2 - подражание № 2, „находка 2006 г. (увеличено)
О6е монеты отлиты из бронзы и доработаны резцом. Это обстоятельство и то, что надписи не читаются, не позволяют признать их продукцией фальшивомонетчиков древности. По размерам и характеру работы монеты заметно отличаются от поздних боспорских медных статеров. Скорее всего, перед нами варварские подражания статерам Евпатора или Савромата II. Не случайно они найдены в Усть – Лабинском районе, отличающемся обилием кладов боспорских стетеров.
А.В. Гаврилов, И.В. Шонов (Симферополь)

Монета Савлака с укрепления Куру Баш близ Феодосии

В 2006 году, на укреплении Куру Баш жителем Феодосии при помощи металлоискателя была найдена монета. ЕЕ описание – л.с.: голова Афины в шлеме, вправо; орел с головой, повернутой назад. Д. 11 мм, в. 1,60 г, металл — биллон или низкопробное се­ребро, номинал — гемидрахма (ил.). Укрепление Куру Баш — самый большой археологический памятник на северо-западной окраине городской хоры Феодосии, оно защищало от набегов соседних варварских племен со стороны предгорий и степи (Гаврилов А. В., 2004, с. 29—33, 37). Рядом с укреплением находится селище Куру Баш, относящееся к митридатовскому времени (Гаврилов А. В., 2004, с. 175).

С этих территорий происходит значительное количество чека­ненных во II—I в. до н. э. монет Боспора, городов Понта, Каппадокии и Вифинии (Гаврилов А. В., 2004, с. 198—202; Гаврилов, А. В. Шонов И. В., 2005, с. 392).

Монета Савлака (увеличено)
Найденная монета дополняет нумизматический материал этих неординарных памятников, а также позволяет откорректировать существующие представления о монетной чеканке, приписываемой скифскому династу Савмаку (Анохин В. А., 1999, с. 100—102). Со­бытия последнего десятилетия II в. до н. э., приведшие к заверше­нию правления на Боспоре династии Спартокидов и передаче вла­сти царю Понта Митридату VI Евпатору, вызвали восстание скифов во главе с Савмаком. Он захватил власть на Боспоре и удерживал ее около года (108—107 гг. до н. э.). Известно семь монет, приписыва­емых ему, четыре из которых происходят из района Сухуми, т. е. с территории древней Колхиды. Они имеют некоторое сходство с монетами колхидской чеканки как по иконографии, так и весо­вым показателям.

Как правильно отметил К. В. Голенко, за столь короткий срок пребывания у власти Савмак вряд бы успел наладить выпуск монет, а монетный металл не смог бы так быстро деградировать. Эти четко аргументированные замечания позволили исследователю отнести так называемые монеты Савмака к чеканке колхидского царя Савлака и датировать их второй половиной II в. до н. э., ближе к мит­ридатовскому времени (Голенко К. В., 1951, с. 202). Очевидно, имя этого правителя эллинистического периода восходит к легендар­ному басилевсу колхов - Саулаку, которого упоминает Плиний (Nat.Hist.,XXXIII,52).

Главной особенностью нашего экземпляра является четкая надпись имени царя — Савлак. Поэтому предлагаемый К. В. Голен­ко вариант прочтения легенды на известных ему монетах как «ЕAY/\AKOY» нашел свое полное подтверждение (Голенко К. В., 1963, с. 70). Отсюда следует, что все попытки приписать эти моне­ты скифскому инсургенту Савмаку несостоятельны и опровергают­ся материалом (Гайдукевич В. Ф., 1962, с. 3; Анохин В. А., 1999, с. 102). Наша монета могла попасть на Куру Баш как с поисками Диофанта, когда ему силой пришлось взять Феодосию и укрепле­ния в ее округе (IPE I, № 352), так и несколько позже, во время дислокации здесь понтииского гарнизона. Тип монеты, оформление аверса и реверса, очевидно, были заимствованы в монетных типах Понта или Каппадокии, а номинал тяготеет к родосской весовой системе, на что обращал внимание К. В. Голенко. В связи с послед­ним нужно отметить, что торговые связи Родоса с Причерномо­рьем особенно активизируются в конце III — начале II в. до н. э. Это хорошо демонстрирует многочисленный амфорный материал, в частности, клейма этого центра, на которых голова Гелиоса в лу­чах — обычное изображение.

Во второй половине II в. до н. э. ряд варварских правителей в при­черноморском регионе чеканит свою монету, В частности, Скилур в Ольвии и династы Малой Скифии в полисах Западного Понта (Фролова Н. А., 1964, с. 44; Андрух С. К, 1995, с. 117). Это было свя-о как с развитием товарно-денежных отношений в варварской среде, так и со становлением их государственности. При этом, на­ряду с экономическими функциями, монета варварских правите­лей носила и демонстративный характер. Эти же цели в Восточном причерноморье преследовали эмиссии правителя колхов эллини­стического периода – Савлака.
Т. Н. СМЕКАЛОВА, В. А. ГОРОНЧАРОВСКИЙ, Ю. Л. ДЮКОВ

(Санкт-Петербург)

Магнитометрическое исследование

Семибратнего городища и монеты синдов.

В августе 2006 г. нам посчастливилось участвовать в программе комплексного археолого-геофизического исследования интересней­шего памятника — античного города Лабриса (Семибратнее горо­дище), расположенного на левом берегу древнего русла р. Кубани, на азиатской стороне Боспора. Городище известно благодаря своей близости к знаменитым Семибратним курганам с захоронениями вождей племени синдов, что и привлекло к нему в свое время вни­мание В. Г. Тизенгаузена, с именем которого связаны первые прове­денные здесь в 1878 г. раскопки.

Южный участок городища являлся важной составляющей го­родской застройки, на котором, судя по археологическим и геофи­зическим данным, находились монументальные каменные здания общественного характера, алтари и оборонительные сооружения.

На заснятой нами магнитной карте теневых изображений хоро­шо заметен ряд параллельных полос в юго-западном углу участка — это следы разрушения культурного слоя распашкой. Очень четкая ячеистая аномалия фиксируется над крепостной стеной в северо­восточной части измеренной площади (см. интерпретационный план на ил.). К западу от раскопа 2001—2005 гг. видны очертания крупного монументального здания шириной по фасаду не менее 15 м, а на южной границе памятника — крупный строительный комплекс с прямоугольным двором, окруженным по периметру помещениями, вытянутыми в одну линию. Внешние размеры его зафиксированной части около 45 х 43 м, двора — 32 х 28 м. С внеш­ней стороны западных ворот города, на небольшой возвышенности размерами 70 32 м, отмечена характерная магнитная аномалия, которую можно объяснить наличием здесь крупной гончарной печи, ориентированной устьем к северо-востоку. Видимо, она свя­зана с кварталом гончаров, вынесенным за пределы городской за­стройки в целях пожарной безопасности.

Работы выполнялись в рамках программы Президиума РАН «Адапта­ция народов и культур к изменениям природной среды, социальным и тех­ногенным трансформациям» и при финансовой поддержке гранта РФФИ № 05-06-80009 и РГНФ № 06-01-12120 в.


Семибратнее городище. Карта интерпетации магнитных измерений.
Наше особое внимание привлек крупный архитектурный объект, расположенный в 12—15 м к северо-востоку от раскопа прежних лет. Его внешние контуры дает группа пересекающихся под прямыми углами отрицательных аномалии. Наличие значительных положительных аномалий, создаваемых сильномагнитными объек­тами внутри здания, скорее всего, можно объяснить наличием здесь ремесленных печей, но не гончарных, как на западной окраине го­родища, за линией оборонительной стены. Аномалии от гончарных печей гораздо шире и интенсивнее обнаруженных в упомянутом объекте. Более всего выявленная структура походит на мастерскую по обработке металла, находящуюся, таким образом, на террито­рии акрополя Лабриса, в тесном соседстве с рядом монументаль­ных зданий.

Как можно интерпретировать эти наблюдения? Представляет­ся возможным в очень осторожной форме предположить, что здесь располагался монетный двор с двумя-тремя небольшими горнами, на котором чеканились монеты синдов (Тохтасьев С. Р., 2001), или мастерская по изготовлению, ремонту и хранению оружия (арсе­нал?). По данным рентгено-флуоресцентного анализа синдских монет из собрания Государственного Эрмитажа, состав их сереб­ряного сплава отличается от состава сплава монет Пантикапея (в синдских монетах примесь золота более высокая). Поэтому мы можем предположить, что монеты синдов чеканились не на панти-капеиском, а на каком-то ином монетном дворе. Во всяком случае, если монетный двор и функционировал в древнем городе Лабрис, то, учитывая важность этого объекта, он мог находиться именно на акрополе, на месте указанной группы аномалий. На городище с по­мощью металлоискателей местные любители древностей неодно­кратно находили синдские монеты, причем в количестве, выделяю­щем в этом отношении Лабрис среди прочих античных центров на берегах Боспора Киммерийского. Но ни одна из таких находок не паспортизирована. Конечно, в самое ближайшее время данную ги­потезу необходимо проверить с помощью раскопок.
В. М. СИДОРОВИЧ (Минск)

Редкие римские денарии Малечского клада

Находки римских монет зафиксированы во всех областях руси, но наибольшая их концентрация отмечается на западе страны — в Брестской и Гродненской областях. К настоящему времени в Беларуси зафиксировано 10 достоверных кладов и 72 единичных находки римских монет.

4 мая 1993 г в Березовском районе Брестской области, между деревнями Малеч и Кабаки, на глубине 0,4-0,5 м от дневной по­верхности, был найден клад римских монет, которые находились в лепном горшке. Первоначально в кладе насчитывалось 408 или 409 монет, но после временного хранения в Березовском РОВД их количество сократилось. В Национальный музей истории и куль­туры Беларуси (далее - НМИиКБ) в декабре 1993 г. поступили 389 монет и горшок.

Исследование этого депозита еще не завершено. Можно, однако, сделать некоторые предварительные выводы. Две монеты являются подражаниями римским денариям, а остальные 387 — римские де­нарии I-П вв., из которых атрибутированы 348 монет — Веспасиан, Домициан, Нерва, Траян, Адриан, Сабина, Элий Вер, Антонин Пий, Фаустина Старшая, Марк Аврелий, Фаустина Младшая, Люций Вер, Люцилла, Коммод, Криспина, Дидий Юлиан, Септимий Север. Старшая монета — денарий Веспасиана, датируемый 72—73 гг.; младшие — денарии Септимия Севера 193—197 гг. Из экземпляров плохой сохранности 38, по всей вероятности, эмитированы Антони­нами и 1 — Домицианом.

Среди монет Малечского клада имеются 2 денария, редкость которых определяется непродолжительностью нахождения у влас­ти их эмитентов. Речь идет- о денариях Элия Вера и Дидия Юлиана. В Беларуси находки подобных монет ранее не встречались. Две еди­ничные находки серебряных монет Элия Вера зарегистрированы Курской области. Известна находка денария Элия Вера в Молдове. Насколько мне известно, не менее 17 денариев Элия Вера и не­сколько денариев Дидия Юлиана были найдены на Украине. В Поль­ше находки серебряных монет Элия Вера отмечены неоднократно, денарии же Дидия Юлиана весьма редки.

Элий Вер Цезарь, он же Люций Элий Цезарь, цезарь в 136-137 гг.

Л. с: [L AEjLIVS CAES[AR]. Голова Элия Вера без венка, вправо очечный ободок. Штемпель смещен вниз влево.

О.с.: ТR POT COS II. Пиетас в покрывале стоит влево. Правая рука поднята над алтарем возле ее ног. Точечный ободок. Штем­пель смещен вверх влево.

Рим, 137 г.

RIC 432 (Hadrian); ВМС 972 (Hadrian); Cohen 53; Sear 1211.

Ил. 1. Денарий Элия Вера (увеличено)




Ил. 2. Денарий Дидия Юлиана (увеличено)

Д. 18,0 мм, в. 2,90 г, проба 800°. С. о. - 7.

НМИиКБ, инв. № КП 42783/181 (ил. 1).

Марк Дидий Юлиан, император с 28 марта по 1 июня 193 г.

Л. с: [IMP CAES] M DID IVLIA[N AVG]. Голова Дидия Юлиана в лавровом венке, вправо.

О. с: РМ TR [P COS]. Фортуна стоит, влево. Держит руль на шаре правой рукой. Б левой руке рог изобилия.

Рим, конец марта — май 193 г.

RIC 2; ВМС 6; Cohen 10; Sear 1709.

Д. 18,2 мм, в. 2,36 г, проба 750°. Со. - 11.

НМИиКБ, инв. № КП 42783/343 (ил. 2).
А. РОМАНОВСКИЙ (Варшава)

Находки римских монет

на территории вельбарской культуры в Подляшье,

правобережной Мазовии и западной Беларуси

В течение последних десятилетий на рассматриваемых землях зафиксирован весьма существенный (на 114, 2%) прирост числа пунктов, где были открыты римские монеты. Их достоверно заре­гистрированное количество возросло примерно на 25%.

Столь значительное укрепление источниковедческой базы вы­звало очевидную потребность создания нового полного свода нахо­док римских монет, а также необходимость верификации инфор­мации о зарегистрированных ранее их открытиях.

Хронологические рамки исследования обусловлены датами де­нежных эмиссий Рима в Подляшье и правобережной Мазовии. Од­нако большинство находок датируется позднеримским периодом.

Территориальные границы работы определены на основе двух критериев — географического и культурного. Ареал исследования — часть Мазовии, лежащей на правобережье Вислы, включая Добжан-скую землю, а также Подляшье и часть западной Беларуси.

Нумизматический материал, подвергнутый анализу, происходит из 130 мест. 120 из них расположены на указанных территориях Польши, в Беларуси же локализируются лишь 10. Находки класси­фицированы по различным категориям, определяемым археологи­ческим контекстом.

Находки римских монет в Подляшье и правобережной Мазо­вии зарегистрированы более чем в десятке кладов. Известны 705 происходящих из них монет. (Возможно, однако, что их изначаль­ное количество достигало нескольких тысяч.) На рассматриваемом пространстве отмечено 15 находок римских монет в погребальных инвентарях или же вне захоронений, но в пределах могильников. такие монеты открыты, главным образом, в некрополях носите­лей пельбарскои и, в незначительной степени, пшеворской культур. В погребальных памятников зарегистрирована 41 монета.

Комплексные и единичные находки вне археологического текста зафиксированы в 92 местах, составляя ведущую группу в описываемом материале; в них насчитывается 128 монет. В целом весь учтенный материал содержит 858 монет.

Основные номиналы находок в Подляшье и правобережной Мазови – денарии, что существенно не отличается от ситуации в других регионах центральноевропейского варварского мира, (Barbaricum) (исключение — области балтского населения, где денарии II в. — наиболее объемная группа монет).

Самые старшие из зарегистрированных монет — республиканские денарии. Среди монет I в. старшие принадлежат Веспасиат. (69—79 гг.), в меньшей степени — Домициану (81—96 гг.).

Отчетливо выделяются эмиссии, приходящиеся на время правления пяти императоров: от Траяна (98—117 гг.) до Комода (180 - 192 гг.). Наибольшее число монет из них принадлежит Антонину Пию (138—161 гг.) и Марку Аврелию (161—180 гг.).

После правления Коммода наступает резкое падение количест­ва кладов. Среди 21 последующего эмитента выделяется Траян Деций (249—251 гг.). Остальные императоры представлены, как пра­вило, одной монетой.

1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Нумизматическая конференция iconНа Конференцию выносятся следующие вопросы: секция 1: Экономика и финансы
Всероссийская научная конференция «Россия 2030 глазами молодых ученых» (Интернет-конференция, август-ноябрь 2011 г.)

Нумизматическая конференция iconТематическое планирование по Всеобщей истории 9 класс
Парижская конференция. Идея Лиги Наций. Условия Версальского мира. Противоречия Версальского мира. Вашингтонская конференция

Нумизматическая конференция iconАнонс Пресс-конференция
Международного конгресса-выставки «Образование без границ-2008» в мвц «Крокус Экспо» (павильон №2, зал №9) состоится пресс-конференция...

Нумизматическая конференция iconМеждународная научно-практическая конференция «xv I международная...
«xvi международная конференция посвященная проблемам общественных и гуманитарных наук»

Нумизматическая конференция iconМеждународная научно-практическая конференция «xv I международная...
«xvi международная конференция посвященная проблемам общественных и гуманитарных наук»

Нумизматическая конференция iconМеждународная научно-практическая конференция «xv I международная...
«xvi международная конференция посвященная проблемам общественных и гуманитарных наук»

Нумизматическая конференция iconОтчет, часть Региональные новости
Третья международная Конференция по Экосистемам и Жизнеспособному Развитию (6-8 июня 2001). Международная конференция по управлению...

Нумизматическая конференция iconТезисы и научные статьи можно присылать по электронной почте: e-mail:...
«Современные тенденции в стратегическом управлении региональными социально-экономическими системами»

Нумизматическая конференция iconIv международной научно-практической
Кузнеца состоялась IV международная научно-практическая Интернет-конференция молодых ученых и студентов «Моделирование и прогнозирование...

Нумизматическая конференция iconIv международной научно-практической
Кузнеца состоялась IV международная научно-практическая Интернет-конференция молодых ученых и студентов «Моделирование и прогнозирование...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную