Право частной собственности и его роль в развитии демократического государства и гражданского общества






Скачать 176.72 Kb.
НазваниеПраво частной собственности и его роль в развитии демократического государства и гражданского общества
Дата публикации02.04.2015
Размер176.72 Kb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > Право > Документы


А. СПЕКТОР,

кандидат юридических наук, доцент МГЮА

ПРАВО ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ЕГО РОЛЬ В РАЗВИТИИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА

В истории цивилизации феномен частной собственности имеет исключительное значение, выражает одну из глобальных тенденций социально-экономического развития. Как указывает В.Д. Мазаев, связь частной собственности с духовными и материальными основами жизни общества исследовалась на протяжении веков, и доказано, что частная собственность имеет богатейшее социально-экономическое содержание1.

Приобретая какую-либо собственность (например, квартиру, участок земли), человек обретает экономическую независимость от окружающих его людей и системы сложившихся общественных отношений, в том числе, некоторую независимость (которая, особо это отметим, возлагает на него ряд обязанностей) от государства.

Поскольку экономическое отчуждение приводит к политическому, то индивид оказывается отчужденным от власти бюрократии. Однако индивид в ипостаси гражданина стремится не только защитить, но и расширить пространство своей частной жизни, компенсировать свою политическую зависимость через свою включенность в структурно организованные по интересам большие или малые социальные группы2 — те или иные институты гражданского общества.

Представляется, что государство как институт регламента жизни общества и его политической деятельности и идея гражданского общества как сообщества вольных граждан в проявлении их социальной активности образуют особое диалектическое противоречие, где люди выступают в двух ипостасях: как подданные государства и как граждане свободного общества, именуемого гражданским обществом. В конце концов, это противоречие обретает характер противостояния авторитета власти и авторитета народного согласия. Оно ставит под сомнение целостность индивида, разрывает его сущность и существование, сохраняя иллюзию их единства.

Выступая как частнособственническая социальная структура, гражданское общество представляет собой систему рыночных отношений. Гражданское общество в трактовке Гегеля — это опосредованная трудом система потребностей, покоящаяся на господстве частной собственности и всеобщем формальном равенстве людей. Формирование такого общества, которого не было в древности и средневековье, связано с утверждением буржуазного строя. Гегель рассматривал гражданское общество как промежуточную форму человеческой общности (дифференциацию), расположившуюся между семьей и государством и обеспечивающую жизнеспособность общества и реализацию гражданских прав1.

Примерно так же подходят к этому вопросу И. Бентам, Ж. Сисмонди, Л. фон Штейн. Однако существует и другой подход — возвышения гражданского общества над государством (Т. Спейс, Т. Ходжскин, Т. Пейн). Особенно ярко эта позиция выражена Т. Пейсом, для которого государство есть необходимое зло, и чем меньше будет сфера его воздействия, тем лучше. В более умеренной форме эта точка зрения выражена А. Токвилем и Дж. С. Миллем2.

Основные кирпичики фундамента гражданского общества составляют собственность, труд, семья. Это традиционное понимание гражданского общества, и берет оно свое начало от Дж. Локка. Причем собственность, по Дж. Локку, — это не только имущество, и, может быть, не столько имущество, сколько жизнь и свобода человека3.

Поскольку люди от рождения наделены одинаковыми естественными правами на свои действия и пытаются их осуществить, но сами они не равны, постольку (и это естественно) происходит столкновение интересов. Они рождаются свободными, в своих действиях руководствуются личными интересами, а движущей силой их поведения выступает достижение жизненных благ. Отсутствие разграничения между «моим» и «твоим» приводит к «войне всех против всех», угрожая гибелью человеческому роду. Переход от естественного состояния и естественных законов к гражданскому обществу и гражданским законам, по мнению Т. Гоббса, связан с образованием собственности. Последняя обусловливает необходимость соглашения между людьми, их единения на основе «общественного договора» и всеобщей воли, каждый человек подчиняет свою волю всеобщей воле, представляющей волю всех и каждого. «Созданное таким образом единение называется государством или гражданским обществом, а также гражданским лицом»1.

Дж. Локк придерживался другой концепции: исходя из естественного права человека на защиту своей жизни, чести, свободы, имущества, он подразделял человеческое сообщество на естественное и политическое (гражданское). Естественное сообщество, по его мнению, выступает совокупностью семей, в которых осуществляется домашнее правление. Глава семьи при этом обладает неограниченной властью. В естественном сообществе люди имеют собственность, которая обеспечивает их существование. Неустойчивость отношений собственности, возможность посягнуть на имущество другого человека приводят к необходимости заключения между людьми «общественного договора»2. Тем самым сообщество превращается в гражданское общество, которое становится таковым, «когда какое либо число людей так объединено в одно общество, что каждый из них отказывается от своей исполнительной власти, присущей ему по закону природы, и передает политическому или гражданскому обществу»3. Так, Д. Локк писал: «...абсолютная власть, у кого бы она ни находилась, весьма далека от того, чтобы быть видом гражданского общества; она настолько же не совместима с ним, как рабство с собственностью»4.

Ж.Ж. Руссо вопросам частной собственности и гражданского общества уделял особое внимание. По его мнению, частная собственность служит экономической основой гражданского общества и государства. Он, как и многие ученые той эпохи, выступал за создание политической власти на базе «общественного договора», на основании которого «каждый из нас отдаст свою личность и всю мощь под верховное руководство общей воли, и мы вместе принимаем каждого члена, как неразрывную часть целого»1. Закон, как юридическое выражение всеобщей воли, отмечал Ж.Ж. Руссо, требует не только неукоснительного его соблюдения всеми гражданами, но и существования сильного государства2.

Ф.А. Цанн-кай-си на основе анализа исторического развития различных учений о гражданском обществе приходит к выводу, что «основные кирпичи» фундамента гражданского общества составляют собственность (имущество), труд, семья3.

Современные исследователи этой проблемы (в частности, Б.И. Славный, Ю.С. Красин, А.Н. Галкин, Е.Н. Гуренко, О.И. Шкаратан) также разнятся во взглядах. Б.И. Славный пишет о гражданском обществе как «о некой совокупности гражданских институтов, отличающихся от институтов политического общества или государства своим невластным характером»4. По мнению Ю.С. Красина и А.Н. Галкина, гражданское общество — устойчивая система горизонтальных социальных связей, общественно-политических ориентаций и норм общественного поведения. Оно «образует как бы прокладку между базисом и надстройкой, производственными отношениями и государством»5.

Соглашаясь в целом с Б.И. Славным, ученые Е.Н. Гуренко и О.И. Шкаратан говорят о гражданском обществе как о «системе общественных институтов», «особой сфере социального общения, сплачивающей людей в сообщество на основе добровольных связей, независимо от экономических отношений, и обладающей собственными функциями: выражать различные общественные интересы, опосредовать отношения между личностью и государством, ограничивать всемогущество последнего»6.

«Отсекать» от сферы гражданского общества экономику, экономические отношения представляется неверным. Во-первых, потому, что «сфера социального общения» и «добровольные связи» людей так или иначе затрагивают экономические отношения между ними. Их невозможно четко разделить и отмежевать друг от друга. Во-вторых, потому, что экономические отношения порой порождают социальные и другие отношения, являются источником их развития. А, следовательно, их выделение из отношений, свойственных гражданскому обществу, представляется сомнительным и даже вредным. В-третьих, потому, что общественные отношения при определенных обстоятельствах (условиях), свободном выражении сторонами своей воли, наличии договоренностей и возможностей могут перерасти в экономические. В-четвертых, потому, что развитие полноценных институтов гражданского общества способствует построению правового государства, одними из признаков которого являются прозрачная, основанная на принципе социальной справедливости система национального законодательства и верховенство закона. А эффективное развитие экономики в государстве, которое правовым назвать нельзя, вряд ли возможно. Таким образом, понятия «гражданское общество», «экономика», «правовое государство», «демократия» являются тесно взаимосвязанными; отсекая из этой цепочки одно понятие, мы неизбежно упускаем возможности реализации всех остальных.

Если обратиться к достижениям современной политологии, то концепция правового государства, без которого немыслимо полноценное существование институтов гражданского общества, содержит два типа демократических государств. Это государства:

— национально-демократические, характеризующиеся более или менее высокой степенью интеграции общества и его однородности, использующие в своей государственно-правовой деятельности механизмы мажоритарной демократии: мажоритарная избирательная система; ответственное перед парламентом правительство, формируемое партией, победившей на выборах; унитарность государственного устройства и т. д.;

— концессуальной демократии, которым свойственна многосоставность, множественность, неоднородность политической, этнической, социальной структур общества. Причем для государств этого типа использование механизмов мажоритарной демократии с необходимостью дополняется инструментами более сложного порядка, механизмами сообщественной, концессуальной демократии: пропорциональность как основной принцип политического представительства, в том числе и пропорциональная избирательная система; использование принципа большой коалиции при формировании правительства; высокая степень автономности структур гражданского общества; использование федеративных начал в государственном устройстве.

Очевидно, что Россия не обладает высокой степенью внутренней интеграции, характеризуется сложным этническим составом, высокой дробностью стратификации общества. Невозможность реализации в России принципов мажоритарной демократии не означает недостижимости демократии сообщественной (концессуальной). Принцип сильной власти в любой его форме лишь благое пожелание для современной России. Поэтому остается надеяться на разумную, основанную на праве организацию российского гражданского общества1. Представляется, что институт права частной собственности (его четкое законодательное закрепление и государственные гарантии защиты от посягательств) и может стать тем «внутренним интегратором».

Обратимся к истории. Революция 1917 г., трагически скомкавшая историческую судьбу России, должна была означать процесс, через который прошла в XIX в. вся Европа: переход от «общества-государства» к «гражданскому обществу». До сих пор общество было тождественно государству: последнее представляло собой силовую структуру общества, а общество не обладало самостоятельностью по отношению к государству. Развитие капитализма, укрепившее частную собственность и сформировавшее прочный средний класс (третье сословие), обозначило границы, которые государственная власть не переходила: права человека, положенные в основу конституционного строя демократического государства. В рамках прав человека (на частную жизнь, собственность и т. д.) образовалось самостоятельное социальное пространство, существующее наравне и независимо от государственной жизни, — жизненное пространство гражданского общества. Отношения, составившие содержание жизни гражданского общества, в результате своего развития стали охватывать значительную часть не просто частной, но и общественной и даже политической жизни. Партии, общественные организации и движения, общественное мнение и средства массовой информации — все это вскоре заполнило социальную жизнь, и уже государство стало частным элементом общественной жизни, а не наоборот.

Несмотря на то, что революция и установление в России советской власти задержали процесс развития гражданского общества, они не смогли остановить его совсем: он продолжался не на основе развития частной собственности (это естественный исторический путь), а на основе роста политического самосознания (в сущности, неестественным путем). В СССР функционировала режиссируемая государством «мобилизованная общественность», оперировавшая идеологией «государственной общественности», каковой была доктрина социализма. Достаточно было окончательного разочарования и усталости публики, чтобы спектакль, длившийся почти столетие, был сорван. «Мобилизованная» общественность превратилась в активное гражданство, а идеология «государственного социализма» перевоплотилась в социальную демократию. Пусть и в очень ослабленном и жалком виде, но возродившаяся Россия с самого начала обладала гражданским обществом и начала строить новую государственность по модели гражданской общественности и правового государства.

В России, как верно отмечает С.В. Калашников, где сложились многовековые этатистские традиции, саморегулирование, самоуправление без взаимодействия с государственным управлением ввергло бы общество в состояние хаоса, анархии, криминального беспредела1. В этом отношении гражданские отношения в России не могут не сочетать начала саморегуляции, самоуправления и государственного управления2.

Если на Западе процесс становления гражданского общества шел от экономики, частной собственности, то в России, при отмеченных трудностях развития предпринимательства, — через ассоциации индивидов в институте земства, к которым затем привлекался капитал3. Сами же предприниматели до открытия Государственной Думы первого созыва не имели возможности создавать новые правовые рамки, разрешая свои проблемы с властью в частном порядке и не конституировали структур гражданского общества. К тому же, как считает А.Л. Андреев, на этот процесс влияла русская православная традиция рассматривать богатство как средство достижения возвышенных целей (например, благотворительность, вложение средств в церковь и т.п.), в отличие от протестантизма, рассматривавшего хозяйственный успех мирян угодным Богу4.

Гражданское общество возникает там и тогда, где и когда институт государства не в состоянии оптимально выполнять функции регламента общественных отношений, где созрели предпосылки гражданского компромисса и мировоззренческого плюрализма, где складывается совокупность общественных институтов, имеющих собственный статус и способных к равноправному диалогу с институтом государства, способных противостоять политической экспансии государства, быть его противовесом, сдерживать его стремление к монополии, превращению из системы обеспечения развития общества в систему самообеспечения.

Нельзя не согласиться с мнением И.Е. Фарбера и В.А. Ржевского, согласно которому «власть определяется типом собственности, но это одна сторона дела. Политическая власть влияет на собственность. Задача определить тип взаимоотношений политической власти и собственности падает исключительно на конституционное право». В практическом нормативно-правовом регулировании это означает, что содержание этих отношений должно быть определено нормами конституции государства1. Последнюю мысль разделяет и В.С. Основин: «Среди всех многообразных общественных отношений есть одна область, являющаяся исключительно монополией советского государственного права. Это область конституирования основных экономических, политических и организационных принципов, узаконения основных форм устройства Советского социалистического государства»2.

Касаясь нормативно-правового регулирования института собственности, О.Е. Кутафин отмечает, что «конституционное регулирование отношений собственности имеет свою специфику. Она выражается в том, что его главной задачей является юридическое закрепление форм собственности, признаваемых государством». На основании этого суждения ученый делает справедливый вывод, что «именно конституционные нормы призваны решать вопрос о том, какие формы собственности государством признаются и гарантируются»3.

Согласно Конституции РФ 1993 г. единственным источником власти в России является ее многонациональный народ. Конституция закрепила свободу экономической деятельности, признала частную, государственную, муниципальную и иные формы собственности. Эти конституционные положения устанавливают новые правовые отношения между органами государственного управления и экономическими структурами1. Очевидно, что Конституция РФ, рассчитанная на длительный период действия, не может и не должна закреплять исчерпывающего перечня форм собственности, поскольку с развитием экономической системы страны неизбежно возникает необходимость его дополнения. Смысл конституционного регулирования в условиях рыночной экономики, очевидно, сводится к закреплению плюрализма форм собственности, их равноправия и законодательных гарантий прав собственника. Из сказанного можно сделать вывод о том, что конституционно-правовое содержание института собственности в современном обществе определяется исторически конкретным типом экономической системы страны, закрепленным ее Основным законом.

В свою очередь, тип экономической системы страны определяется соотношением политических сил в обществе, закрепленным в виде конкретной политической системы, и находится под влиянием социальной структуры общества, которая также фиксируется Основным законом. Таким образом, право собственности как конституционно-правовой институт может быть определено как гарантированная государством власть собственника над вещью или иными материальными и нематериальными благами (потенциально используемыми в хозяйственных целях), ограниченная законом в той мере, в которой это соответствует потребностям политической, социальной и экономической систем конкретного государства.

Известно, что экономика (в первую очередь ее государственный сектор) влияет на структуру государственного управления по-разному, в зависимости от той или иной экономической системы. Так, в условиях огосударствленной экономики, когда экономические отношения осуществляются в основном в рамках государственности, управляются и государственными органами, экономические законы и закономерности слабо учитываются или вовсе игнорируются. Экономические отношения подвергаются государственно-властному принудительному регулированию.

Иное назначение государственного управления в условиях рыночной экономики: оно стремится обеспечить правовое регулирование рыночных отношений, направлено на экономическую и иную поддержку отраслей и предприятий путем предоставления кредитов, снижения налогов и финансовой поддержки. Государственные структуры, основываясь на праве, ведут контроль и не допускают монополизма в экономике, обеспечивают конкуренцию товаропроизводителей.

Одна из главных причин развала российской экономики — нерациональное управление приватизацией, точнее, прекращение всякого управления на переходном этапе предприятиями и целыми отраслями, находившимися в государственной собственности. Государство исключило финансовую и иную поддержку и стало регулировать их деятельность с помощью норм не предпринимательского, а гражданского права, которые применимы только в условиях частной собственности. В результате принятое хозяйственное законодательство не распространялось на государственные предприятия, которые без поддержки государства стали останавливаться.

В результате экономические и политические законы оказались не состыкованными, они не шли навстречу друг другу, а все более отдалялись от производства. Экономические законы, носящие объективный характер, не зависящие от воли и сознания человека, все более входили в противоречие с юридическими законами, интересами людей и даже волеизъявлением социальных групп населения (пенсионеров, молодежи, работников народного хозяйства и т.п.). Итак, юридические законы потеряли экономическую основу своей жизнедеятельности. Конкретные правила поведения, установленные этими законами, перестали выполняться должным образом. Невыполнение требований экономических законов ведет к неполучению тех хозяйственных результатов, к которым стремятся человек, законодатель, государство и общество. В конечном счете, и требования юридических законов не реализуются, т. е. не действуют меры, которые предусмотрены в законе в качестве санкций за их нарушения.

В условиях рыночных отношений все явственнее проявляется вторичность права и управления по отношению к законам экономики, когда правовая система закрепляет различные формы собственности на средства производства, а производители продукции ориентированы не на «заказ» государства, не на цены, установленные им, а на рынок, рыночные цены, на спрос и предложение1. Основными принципами регулирования экономических отношений в условиях формирования экономической основы гражданского общества в России являются: многообразие и равноправие всех форм собственности на землю, свобода труда, предпринимательства и иной не запрещенной законом деятельности, свобода перемещения товаров, услуг и финансовых средств.

Эффективное воплощение в жизнь вышеизложенных принципов и реализация социально-экономических прав граждан в сфере экономических отношений зависит от скорейшего выхода страны из экономического кризиса, от разумной и предсказуемой экономической политики государства.

По мнению российских ученых, в частности А.П. Кочеткова, для формирования новой социальной структуры России большое значение имеет создание «среднего класса» (предприниматели, научно-техническая интеллигенция). Для того чтобы создать в России «средний класс», должна измениться социально-экономическая система нашего общества, а ее изменению в позитивную сторону способствует возможность (и правовые основания, государственные гарантии ее реализации) иметь в частной собственности имущество. Сейчас в России «средний класс», по оценкам специалистов, охватывает 15–20% населения против 60–70% в странах Запада1.

Но насколько уместно вмешательство государства в экономические отношения, на которых, в частности, базируется и посредством которых реализуется право частной собственности? Каким должно быть это вмешательство? По мнению немецких ученых, экономическая и социальная политика любого государства должна быть прагматическим смешением методов, ибо ни либерально-экономическая доктрина в духе М. Фридмана, ни государственная опека в духе Дж. Кейнса не могут в современных условиях разрешить вставшие перед обществом проблемы. Однако главная задача общества остается прежней — гарантировать безопасность (в широком смысле) своих членов, и эту задачу нельзя решить без социального государства и институтов гражданского общества, поскольку рынок всегда есть источник постоянной экономической и социальной напряженности.

Например, социально-экономическая система Германии организована на рыночных принципах, но регулируется разносторонним вмешательством в экономику государства. Государство несет ответственность за социальное благосостояние, за развитие и функционирование экономики, за выполнение всех общественных задач, в том числе тех, которые не могут быть правильно решены рыночной экономикой1.

Достаточно вспомнить недавнюю историю с противоречивыми изменениями п. 2 ст. 292 ГК РФ. Решая проблемы, связанные с развитием ипотечного кредитования, законодатель (государство) путем принятия Федерального закона от 30 декабря 2004 г. № 213-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» изменил характер собственности. Путем усиления права собственности собственника квартиры были упразднены права пользования членов семьи прежнего собственника. Таким образом, членов семьи прежнего собственника жилого помещения законодатель лишил гарантируемого Конституцией права на жилище, чем нарушил хрупкий баланс между правом собственности и правом пользования. Правоприменительная система в порядке обратной связи тут же начала подавать сигналы о складывающейся ситуации. И тогда Государственная Дума приняла обратные поправки в Жилищный и Гражданский кодексы РФ, касающиеся восстановления жилищных прав бывших членов семьи.

Как верно отмечает Г.А. Гаджиев, «безусловно, определенные изменения в институте права собственности неизбежны, но они должны носить не спонтанный или конъюнктурный характер, а опираться на объективные правовые принципы правового регулирования отношений собственности, содержащиеся в Конституции РФ и в ГК РФ»2.

1 См.: Мазаев В.Д. Публичная собственность в России: конституционные основы. — М.: Городец, 2004. — С. 47.

2 См.: Гражданское общество: истоки и современность / Научн. ред. проф. И.И. Кальной. — СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс». — С. 19.

1 См.: Гегель Г. Философия права. — М., 1990. — С. 228.

2 См.: Калашников С.В. Конституционные основы формирования гражданского общества в Российской Федерации: Дис. ... д-ра юрид. наук. — М., 2001. — С. 29.

3 См.: Локк Дж. Собр. соч. в 4-х томах. — Т. 2. — М., 1991. — С. 35.

1 См.: Гоббс Т. Соч. в 2-х томах. — Т. 1. — М., 1989. — С. 311.

2 Этот договор нужен для того, чтобы люди совместно жили, спокойно пользовались собственностью.

3 См.: Локк Дж. Избранные произведения. В 3-х томах. — Т. 3. — М., 1988. — С. 312, 365.

4 Там же С. 365.

1 См.: Руссо Ж.-Ж. Трактаты. — М., 1969. — С. 161.

2 Там же. — С. 161, 162.

3 См.: Цанн-кай-си Ф.В. Гражданское общество: реальность и понятие // Конституционный вестник. — 1990. — № 4. — С. 13.

Славный Б.И. Проблема власти: новые измерения // Полис. — 1991. — № 5, 6. — С. 45.

5 См.: Красин Ю.С., Галкин А.Н. Гражданское общество: пути к стабильности // Диалог. — 1992. — № 3. — С. 73.

6 См.: Гуренко Е.Н., Шкаратан О.И. От этатизма к становлению гражданского общества // Рабочий класс и современный мир. — 1990. — № 3. — С. 154, 155.

1 См.: Влазнев В.Н. Гражданское общество как предмет конституционно-правового исследования: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2002. — С. 183, 184.

1 См.: Калашников С.В. Конституционные основы формирования гражданского общества в Российской Федерации: Дис. ... д-ра юрид. наук. — М., 2001. — С. 23.

2 См.: Влазнев В.Н. Указ. соч. — С. 131.

3 См.: Андреев А.Л. Становление гражданского общества: российский вариант. — С. 22.

4 См.: Вебер М. Протестантский дух и этика капитализма // Избранные произведения. — М., 1990.

1 См.: Фарбер И.Е., Ржевский В.А. Вопросы теории советского конституционного права.  Саратов: Приволжское книжное издательство, 1967.  С. 216.

2 См.: Основин В.С. О некоторых методологических вопросах реализации конституционных норм // Теоретические вопросы реализации Конституции СССР. — М.: Изд-во ИГиП РАН, 1982. — С. 13–16.

3 См.: Кутафин О.Е. Конституционные основы общественного строя и политики СССР. — М.: Изд-во МГУ, 1985. — С. 76.

1 См.: Влазнев В.Н. Указ. соч. — С. 132.

1 Там же. — С. 127, 128.

1 См., напр.: Кочетков А.Л. Россия на пороге XXI века. — М., 1988. — С. 46–49; Социальное государство и защита прав человека. — М., 1988. — Ч. 1. — С. 107; Концепция государства благосостояния. — М., 1988. — Ч. 1. — С. 93.

1 Цит. по: Эрхард Л. Благосостояние для всех. — М., 1992; Концепция государства благосостояния. — М., 1988. — Ч. 1. — С. 93.

2 См.: Гаджиев Г.А. Конституционные основы современного права собственности // Журнал российского права. — 2006. — № 12 (120). — С. 30.


Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Право частной собственности и его роль в развитии демократического государства и гражданского общества icon«Материнское право» И. Я. Бахофена «Происхождение семьи, частной...
Автором труда «Материнское право. Исследование гинекократии старого времени и ее религиозной и правовой природы» является

Право частной собственности и его роль в развитии демократического государства и гражданского общества iconЖурнал экономической теории, №2, 2005 Аннотации статей Ходжсон Джеффри....
Принимается во внимание важность как базовых, так и новых институтов, рассматривается роль государства в возникновении и развитии...

Право частной собственности и его роль в развитии демократического государства и гражданского общества iconДоклад общественной палаты Владимирской области «О состоянии гражданского...
Некоторые особенности становления гражданского общества во владимирской области и роль общественных объединений в его формировании...

Право частной собственности и его роль в развитии демократического государства и гражданского общества iconРазвернутый план практического занятия
Собственность и право собственности. Право собственности в объективном и субъективном смысле. Содержание права собственности (правомочия...

Право частной собственности и его роль в развитии демократического государства и гражданского общества iconМ еждународный банковский институт
Соотношения общественной и частной форм собственности на различных этапах развития общества

Право частной собственности и его роль в развитии демократического государства и гражданского общества iconПрограмма по дисциплине «Теория государства и права»
Пути и перспективы формирования гражданского общества и правового государства в России

Право частной собственности и его роль в развитии демократического государства и гражданского общества icon«Анализ феномена социального государства и проблемы построения его в современной России»
Научно – практическая конференция «Проблемы правовой социализации молодежи в условиях формирования гражданского общества»

Право частной собственности и его роль в развитии демократического государства и гражданского общества icon"право и толерантность: либеральная традиция в эпоху глобализации"
Именно в это время становится актуальным поиск вариантов решения социальных, политических, государственно-правовых проблем в изменяющемся...

Право частной собственности и его роль в развитии демократического государства и гражданского общества iconД. Кейнс и его роль в развитии роли государства в экономике
Ещё с Адама Смита укреплялось убеждение, что капиталистическая система способна к саморегуляции, все противоречия экономики решаемы...

Право частной собственности и его роль в развитии демократического государства и гражданского общества iconД. Кейнс и его роль в развитии роли государства в экономике
Ещё с Адама Смита укреплялось убеждение, что капиталистическая система способна к саморегуляции, все противоречия экономики решаемы...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную