Культурная политика: теоретическое понятие и управленческая деятельность1 Культура в контексте культурной политики






НазваниеКультурная политика: теоретическое понятие и управленческая деятельность1 Культура в контексте культурной политики
страница1/6
Дата публикации14.06.2015
Размер0.83 Mb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > Культура > Документы
  1   2   3   4   5   6




Астафьева Ольга Николаевна, доктор философских наук, профессор, зам. зав. кафедрой культурологии и деловых коммуникаций Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, зав. сектором стратегий социокультурной политики Российского института культурологии.

КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА: ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ПОНЯТИЕ И УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ1
Культура в контексте культурной политики

Размышления о культуре и культурной политике следует начинать с того, что в принципе речь идет не только о «качественно близких» терминах, но и взаимозависимых пластах идей, лежащих в их основании. Проблемы культурной политики – это проблемы государственного и общественного статуса культуры, и даже те, кто говорит о ее слабости или вовсе отсутствии в современной России, глубоко заблуждаются. Ошибочность подобных утверждений коренится в существующих в обществе широких расхождениях между представлениями о самоценности культуры как таковой, значении культуры для становления человека, роли и функциях культуры в обществе, наконец, возможностях культуры как фактора, ускоряющего социальные преобразования.

В течение длительного времени вокруг центрального понятия «культура» ведутся серьезные дискуссии. В зависимости от его трактовки и смыслового наполнения культура становится объектом разных областей социального и гуманитарного знания; категорией, вокруг которой выстраиваются концепции и формируются подходы к исследованию мира материальных объектов и символов, ценностей, искусственных порядков и человеческих отношений, именуемого культурой. Методы и подходы к культуре определяют специфику научных школ и направлений, в рамках которых изучается мир культуры. Среди них и получившие всеобщее признание – философско-антропологический, деятельностный, системный, аксиологический и др. подходы. Однако не менее очевидно и то, что становление многих школ, несмотря на значимость достигнутых в их рамках научных результатов, активно продолжается. К таким школам могут быть отнесены направления, развивающие методологию семиотического, феноменологического, синергетического, социокультурного и других подходов к исследованию сущности культуры и процессов, в ней происходящих.

Так, в работах многих отечественных философов культура понимается как способ существования и форма собственно человеческого бытия, а не частная сфера жизни человечества2. Культура – это все то, что «создается человеком и при этом само создает человека, производит сам феномен человечности», – подчеркивает М.Н. Эпштейн3. В размышлениях о культуре В.М. Межуев связывает ее сущность с производством самого человека во всем богатстве и многогранности его общественных связей и отношений, во всей целостности его бытия, полагая, что только в процессе самотворчества человека бытие ему открывается и им создается, причем во все более универсальном масштабе. «Бытие всегда в потенции, в становлении, в преодолении наличного. Оно не то, что можно открыть в себе в качестве уже существующего, но только ускользающего от сознания, а что необходимо еще создать, что всегда впереди, а не позади. Движение к нему и есть культура. <…> Нигилизм в отношении культуры – путь назад, культура – всегда движение вперед»4.

Таким образом, культура – «это не то, что можно непосредственно наблюдать в действительности, а то, что мы выделяем в ней в качестве чего-то для нас важного и ценного»5, в силу чего каждая эпоха постоянно воспроизводит и решает в истории мысли проблему культуры. Кроме того, ее изучение усложняется еще и не только в связи с сохранением у теоретиков и практиков разных представлений о культуре, но и с характером решаемых ими задач. Одно дело – пытаться человеку понять весь мир во всем его культурном многообразии, постичь закономерности социокультурных изменений, и другое – быть субъектом, осуществляющим регулирование этих сложнейших процессов, будучи включенным в структурно-функциональные рамки системы социального управления.

При широком понимании культуры такие области человеческой практики как наука, образование, экономика, философия, искусство, литература, политика выступают уже не частными областями деятельности людей, включенными в систему отношений разного уровня, а «бесспорными компонентами культуры, поскольку они создаются человечеством для самосознания и преобразования человечества»6. Отсюда признание безграничных возможностей культуры как самоорганизующейся системы и ее интегративного мощного потенциала для социума.

Культура предоставляет всему обществу, социальным группам, а также каждому человеку нормированные способы организации поведения, регуляции взаимодействия, формирования оценок и самоидентичности, т.е. осознания себя членами своего общесоциального, группового и индивидуального «Я», маркирования себя и окружения самобытными ценностно-символическими формами. Вместе с тем культура заключает в себе исторические механизмы самоадаптации общества к меняющейся среде, которые позволяют активизировать социальную практику, оставлять в прошлом отжившие традиции, утверждая вместо них новые поведенческие нормы и духовные ценности7. Таким образом, культура выполняет в обществе множество социально значимых функций. Помимо адаптационной, коммуникативной, регулятивной, интегративной и других функций, не менее значимой выступает и познавательная функция «осмысления действительности». Культура – это не только система ценностей, регулирующая всю жизнедеятельность человека, но и уникальный социокультурный опыт хозяйствования, традиции воспитания и образования. В целом, образ жизни, а также целостная, многоуровневая система представлений о мире и его взаимосвязях, особый склад художественно-образного мировосприятия мира и пр., передаваемая от одного поколения к другому и сохраняющая одновременно устойчивость в больших исторических масштабах, но и допускающая изменчивость, «картина мира».

Какова современная культура, удается ли ей обеспечить людей системой гуманистических смыслов для ориентации в быстро изменяющемся мире? Возможно ли сегодня человеку, включенному в динамику и ритмы социокультурных изменений, найти устойчивые ценностно-смысловые основания для выбора модели самореализации в мире, определяемом концептами «полицелостность» и «сверхсложностность»? В «многокультурном» мире, где «образцы разных национальных культур органично перемешиваются в повседневном быту и постепенно начинают восприниматься как наши», где «человек подсознательно проявляет равное уважение и доверие ко всем национальным культурам, опредмеченные тексты которых он принимает в свой оборот»8.

Подобные вопросы закономерны. Столь сложного совмещения традиционного и новаторского, такой «плюрализации» бытия – сосуществования в едином пространстве/времени разнообразных норм и ценностей, артефактов, образцов отношений, стилей и образов жизни, человечество в своей истории еще не знало. Это позволяет нам предположить, что общие характеристики современной культуры отражают лишь «часть айсберга», не вмещаясь в узкие рамки даже такого широкого понятия, как «постмодернистский эклектизм». В реальности и оно обнаруживает лишь внешнюю «оболочку» культуры, не раскрывая и малой части внутренних процессов саморазвития культуры.

Действительно, у каждой эпохи/цивилизации собственные основания для расширения пространства культуры. Динамика социальных и культурных изменений формирует новый мировой ландшафт, пронизанный коммуникациями, характеризующийся мобильностью населения, связанной, прежде всего, с активизацией рыночных механизмов, включенностью людей в культурные и социальные преобразования, поисками форм взаимодействия в условиях культурного многообразия, механизмов сдерживания экологического кризиса.

Основными направлениями развития современного глобализационного этапа выступают интенсификация межкультурных коммуникаций, информатизация, виртуализация и медиатизация среды, а основными характеристиками становятся не только «стандартизация» и «унификация», но одновременно «многообразие» и «множественность», вокруг которых и есть смысл разворачивать научно-теоретические и научно-практические дискуссии о настоящем (реально существующем) и будущем (потенциально возможном) культуры. Одним из центральных в понимании сущности современной культуры становится информационно-коммуникативный фактор и постоянно обновляющаяся, в результате интенсивного освоения людьми новых средств связи и коммуникационных технологий, социокультурная среда – адекватная процессам «уплотнения» и «сжатия» мира. Не менее значимой проблемой выступает отношение к культурному разнообразию в условиях глобализации культуры. Трактовка этой новой ситуации не может быть дана в концепции культурной политики вне учета актуализирующихся проблем. Среди центральных вопросов, на которые требуются ответы, можно выделить следующие.

Как сохранить этнокультурную самобытность, стабильность и социальное единство?

Каковы перспективы национальной культурной идентичности?

На каких критериях выстраивать межкультурный диалог?

Как научить современных людей к совместному сосуществованию на принципах толерантности, проявлению взаимного уважения для сохранения культурного разнообразия в мире?

Какова, в целом, роль культуры в современном мире, во многом ориентированном на технологические преобразования в социуме, переживающем серьезные экономические потрясения?

Ресурсы культуры поистине неисчерпаемы и это со всей очевидностью проступает в сложные периоды социального развития. Возможности культуры раскрываются в переходные этапы и самые кризисные ситуации социального развития, когда общество в большей степени уповает на политические и экономические силы. На деле же, «при удержании в фокусе внимания таких объектов, как самоорганизующаяся экономика и, более широко, общественный организм в целом, нашу культуру допустимо сравнивать с фактором слабого, подчас исчезающего малого воздействия.

Однако же – и в этом парадокс теории “слабых сигналов” – если большие системы находятся в неустойчивом состоянии (а наша экономика и общественная жизнь стабилизируются не завтра), то они, эти системы, более восприимчивы именно к слабым воздействиям <…>.

Присмотримся к роли культуры в переходную эпоху! Отнюдь не абстрактная культурологическая проблема. Особенно, если задуматься, что может сыграть роль “слабых сигналов”, когда в качестве макросистемы рассматривается сама культура…»9.

Такой взгляд на роль культуры в общественных преобразованиях не может рассматриваться как частная точка зрения одного из отечественных культурологов. Тем не менее, социальная практика свидетельствует об обратном. Происходит это, прежде всего, в силу сложившейся в нашей стране исторической традиции понимания культуры как одной из социальных сфер, в которой осуществляется воспроизводство особого сегмента культуры – художественной культуры, культурных благ, товаров и услуг. В таком прочтении «управление сферой культуры» закрепляется в определенной ведомственной ветви, функционирующей на разных уровнях власти. «Ведомственное» понимание и вытекающее из него отношение к культуре проявлялось в разные периоды истории в социальном, экономическом, идеологическом и политическом детерминизме, что сдерживало саморазвитие культуры в обществе, мешало процессу творческой самореализации человека.

В ходе демократических преобразований и административных реформ двух последних десятилетий в культуре произошли позитивные перемены, однако в целом сохранилось «узкое» понимание культуры как сферы и отрасли (что имеет соответствующее закрепление в законодательно-правовой базе государства). Какой смысл заключен в понятие «культура» в рамках этого теоретического подхода?

При ведомственном (отраслевом) подходе культура не исследуется как культура, созидающая собственные эффекты реальности, формируемые в результате дискурсивных практик (в духе М.Фуко), и не рассматривается как система норм и ценностей, регулирующих взаимоотношения индивидов в социуме посредством системы социокультурных институтов (по П. Сорокину).

Культура выступает системой исключительно специализированных видов деятельности, в целом – художественного творчества, поэтому проблема регулирования этих процессов становится центральной для Министерства культуры и его подведомственных структур, в то время как ценностно-смысловые основания культурной политики уходят на второй план. Концептуальные обоснования тенденций и динамики социокультурного развития уступают место ориентациям «на эффективность и полезность» культуры, часто подменяются погоней за «практическим результатом» – порой даже малозначимым для общества в перспективе, но весьма эффектным по решению проектам и программам «здесь и сейчас».

Таким образом, между теоретическими моделями и практическими возможностями их реализации на практике существует разрыв, что серьезным образом сказывается на динамике социокультурных процессов в российском обществе. На наш взгляд, преодоление так называемого ведомственного, отраслевого подхода к культуре предполагает разработку новой стратегии культурной политики. Однако такое решение не отражает всей сложности и глубины проблемы. Только на первый взгляд очевидны преимущества одного и слабость, уязвимость другого методологического подхода. Вообще с подобным противопоставлением – широким пониманием культуры и ее узкопрактической трактовкой – трудно согласиться. Скорее речь идет о двух разных по масштабу управленческих решениях, так как эти два уровня понимания культуры отражают ее целостность. Более того, в реальной жизни они поддерживают друг друга, способствуя воспроизводству культуры в обществе.

Таким образом, подчеркнем, что согласование высоких целей и конкретных практических задач соответствует сложности социокультурного пространства и направлено на поддержание его целостности.

Конечно, определенные трудности возникают в связи с проблемой «управления культурой», так как речь идет о необходимости разработки особого «управленческого алгоритма», позволяющего учитывать специфику культуры, сущностными характеристика которой являются свобода и творчество. Ведь, с одной стороны, культура как самоорганизующаяся система воспроизводит креативную (нелинейную, неустойчивую, нестабильную) среду, в которой осуществляется смена инновационных обновлений и становление традиций. С другой стороны, управление как рациональная деятельность, осуществляемая разными субъектами, принимающими на себя обязанности и ответственность за типы, формы и способы коммуникационной активности, за развитие и риски, за результаты взаимодействия осуществляется в динамичной социальной среде, в контексте культурно-цивилизационных изменений.

Для нынешнего века, насыщенного глобальными вызовами и проблемами, характеризирующимся изменением роли государств, взаимозависимостью народов и их культур, значение философских оснований для соединения теории и практики, мышления и действия, познания реальности и проектирования будущего повышается10. При этом повышается и ответственность государства за избираемую стратегию, за ценностно-смысловые основания, которые определяют ориентиры культурной политики как одного из видов стратегической управленческой деятельности. Думается, что креативность подходов, технологий и практик к реализации той или иной модели культурной политики во многом зависит от достижения синергии самоорганизационных творческих возможностей субъектов управления и навыками управленческой деятельности – концептуально-технологическим и инструментально-технологическим уровнями стратегического управления, в частности. Инновационность принципов культурной политики проявляется, в том числе в предлагаемых подходах к использованию ее инструментов (правовом, экономическом, организационно-управленческом, информационном, коммуникативном и др.), в умении достигать синергийного эффекта в условиях нестабильности среды и ограниченных ресурсов.

Изменяющийся мир инициирует поиски новых концептуальных линий, связанных с необходимостью перехода России к новой парадигме развития. Вполне закономерны ориентиры на согласованность успехов экономического развития страны и уровня культурных благ и услуг, потребляемых ее населением, их доступности. На наш взгляд, наступило время, когда необходимо ставить и обсуждать вопросы о социокультурном измерении происходящих реформ, о важности продвижения России по направлению к культуроцентризму, в котором центральными являются идеи гуманистической направленности на развитие, сбалансированное между политическими, экономическими и культурными целями.

Речь не идет о новых формах социального детерминизма или жесткой идеологической конструкции. Скорее, о ценностно-смысловых параметрах порядка в социуме, повышающих значимость в общественном развитии культуры, которое меняет отношение к ней в целом и создает основания для наращивания в стране «культурного капитала», для распространения позитивных социокультурных практик.

Таким образом, концептуальное обновление современной культурной политики России базируется на стремлении общества к расширению смысла понятия «культура» на желании раскрыть истинные возможности культуры в социальном развитии. Заметим, это нашло отражение в обсуждаемом законопроекте Российской Федерации «О культуре», где предложено под понятием «культура» понимать «совокупность присущих обществу или социальной группе отличительных признаков, ценностей, традиций и верований, находящих выражение в образе жизни, искусстве и литературе». С одной стороны, в этом комплексном определении очевидно желание законодателей преодолеть рамки «узковедомственного» подхода, что концептуально соответствует трактовке понятия «культура» в международных документах ЮНЕСКО. С другой стороны, предлагаемая трактовка термина отражает их лишь частично, несмотря на то, что и в таком объеме значительно расширяет предмет регулирования. По нашему мнению, «культура» в таком понимании вводится в нашей стране в пространство «культурной политики» впервые, тем самым общество значительно расширяет традиционно понимаемую сферу культуры. Культура обретает в общественном сознании фрактально становящуюся, постоянно изменчивую, уходящую за горизонт «береговую линию». Принципиально важный момент – самоценность и саморазвитие культуры для человека и как ресурс «человечности» выступают целями культурной политики. В свою очередь, культурная политика обретает определенные ценностно-смысловые основания, выразителями которых выступает множество субъектов культурной политики – государство, население, художники, научные и экспертные сообщества и др. В законопроекте они определяются как «культурные сообщества», объединенные общими ценностями, традициями и верованиями. Согласование их интересов и потребностей – одна из стратегических целей культурной политики, которая выстраивается с учетом глубокого понимания происходящих процессов, по результатам проведения социокультурной диагностики, прогнозирования. Без проведения серьезных научных исследований найти оптимальные пути достижения диалога невозможно.
  1   2   3   4   5   6

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Культурная политика: теоретическое понятие и управленческая деятельность1 Культура в контексте культурной политики icon«культурная политика в ссср»
Борис Кагарлицкий (игсо, Москва). «Советская культурная политика и традиция Просвещения»

Культурная политика: теоретическое понятие и управленческая деятельность1 Культура в контексте культурной политики iconВопросы к экзамену по курсу «Экономика социально-культурной сферы»
Социально-культурная сфера: Здравоохранение; Культура; Наука; Образование; Средства массовой информации; Физкультура и спорт

Культурная политика: теоретическое понятие и управленческая деятельность1 Культура в контексте культурной политики iconПрограмма по обществознанию для поступающих ноу впо «Московский институт...
Общество как форма жизнедеятельности людей. Понятие «общество». Признаки общества. Влияние человека на окружающую среду. Природа...

Культурная политика: теоретическое понятие и управленческая деятельность1 Культура в контексте культурной политики iconА. Я. Флиер типология культурных стратегий
Под культурной стратегией здесь понимается государственная культурная политика, проводимая осмысленно и целенаправленно или стихийно...

Культурная политика: теоретическое понятие и управленческая деятельность1 Культура в контексте культурной политики icon«нормативный поворот» в экономическом анализе. Методология, теория, политика
Рубинштейн (2009, 2011)). Следует отметить, что понятие «нормативный поворот» (Hands (2010), Хендс (2012)), вошедшее в название данного...

Культурная политика: теоретическое понятие и управленческая деятельность1 Культура в контексте культурной политики iconКонцепция «Культура Казани» Содержание I. Введение: новая экономика,...
В этих условиях многократно возрастает значение сферы культуры как фактора конкурентоспособности городов. Однако и сама культура...

Культурная политика: теоретическое понятие и управленческая деятельность1 Культура в контексте культурной политики iconСоветская культура
Аналогично организованы и культура Возрождения или культура Просвещения: существуя в пространстве европейской культурной традиции,...

Культурная политика: теоретическое понятие и управленческая деятельность1 Культура в контексте культурной политики iconПрограмма вступительного испытания в магистратуру направления «политология»
Темпоральные свойства политики. Морфологические свойства политики. Процессуальные свойства политики. Взаимоотношения политики с другими...

Культурная политика: теоретическое понятие и управленческая деятельность1 Культура в контексте культурной политики iconОсновная образовательная программа высшего профессионального образования...
Основная образовательная программа (ооп) бакалавриата, реализуемая вузом по направлению подготовки 071800 «Социально-культурная деятельность»...

Культурная политика: теоретическое понятие и управленческая деятельность1 Культура в контексте культурной политики iconФорма проведения и программа вступительного испытания, проводимого...
Для лиц, поступающих в магистратуру на направление подготовки «Социально-культурная деятельность», проводится вступительное испытание...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную