Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования






НазваниеФедеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования
страница7/13
Дата публикации12.02.2015
Размер2.13 Mb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13
3.2 Турция и проблема неразделенного Кипра

Однажды премьер-министр Англии, Бенджамин Дизраэли, граф Биконсфилд, в разговоре с королевой Викторией, сказал: «Ваше Величество, Кипр – это ключ к Западной Азии, и этот ключ должен быть в ваших руках!» Эти слова многое объясняют в сложной многовековой истории острова. Кипр, расположенный на пересечении важнейших торговых путей, всегда привлекал к себе внимание соседей и играл в истории Средиземноморья значительную роль, о чем свидетельствует богатая событиями судьба острова.

Республика Кипр с территорией 9251 кв. км расположена на одноименном острове в восточной части Средиземного моря, на стыке международных торговых путей.

Кипр по праву называют Жемчужиной Средиземноморья – настолько он красив и притягателен. Удивительное сочетание лазурного моря и ярко синего неба, изумрудной зелени гор и равнин, ослепительно белых песчаных пляжей влечет сюда тысячи туристов из разных стран мира. Лето на Кипре длится с апреля по октябрь. В этот период дождей практически не бывает, а ртутный столбик зачастую переваливает отметку +40 С. Недостаток воды – одна из важнейших проблем острова. Основа снабжения пресной водой – дождевые и паводковые воды, которые бережно собираются в водохранилища. В горах острова с давних времен разрабатываются залежи меди1, есть месторождения пиритов, асбеста, гипса, мрамора и других полезных ископаемых2[2, c. 5].

Географическое положение Кипра – один из определяющих факторов его исторического развития. Рельеф, природа и социально-демографическое лицо Кипра также имеют большое значение при рассмотрении военных событий 1955-1959, 1964-1974 годов, как факторы, сформировавшие театр военных действий.

По своему географическому положению Кипр, лежащий в Восточной части Средиземного моря, может быть отнесен как к Европе, так и к Азии. Решающее значение при определении принадлежности к континенту играют, естественно, не широта и долгота, а совокупность традиционных, научных и культурно-исторических факторов.

Вопрос определения географической принадлежности Кипра к тому или иному континенту имеет принципиальное значение для киприотов, поскольку является скрытым элементов противоречий между греческим и турецким влиянием на остров.

Понятно, с политической точки зрения Европа – понятие растяжимое и в значительной степени условное, к которому, при известном искусстве, может быть отнесен хоть Тибет. Чисто географически же мы традиционно воспринимаем Кипр, как составную часть греческих островов, логически завершающую вытянувшуюся на Юго-Восток от Пелопоннеса цепь островов Крит, Родос. При этом не вызывает сомнений европейская доминанта культурно-исторических корней населения острова и более, чем трехтысячелетняя история развития на нем Европейской цивилизации, а следовательно, считать остров географической частью Европы, представляется более правильным1.

Чтобы лучше понять суть происходящих сегодня событий, необходимо совершить короткий экскурс в историю Республики Кипр.

С первых следов человека на Кипре, относящихся к эпохе неолита (VI тысячелетие до н. э.), остров с нарастающей частотой переходил из рук одних завоевателей в руки других по праву сильного. Наиболее ярко эта печальная летопись прослеживается со времени колонизации острова ахейцами, положившими в конце ХV века до н.э. начало распространению здесь греческой культуры и языка.

Известный исследователь истории острова З. Россидес отмечает, что религия древнего Кипра не отличалась от исповедовавшейся в Греции, о чем свидетельствуют обнаруженные на его территории развалины алтарей и храмов, возведенных в этот период. И здесь и там поклонялись одним и тем же богам: Зевсу, Афродите, Аполлону, Гермесу. Жители острова по подобию Греции имели даже свою гору Олимпос.

Созданные на Кипре ахейцами по микенской модели города-государства Курион, Пафос, Саламис, Епия просуществовали до прихода на остров римлян. Нередко воевавшие друг с другом, эти независимые города-государства объединялись, тем не менее, с континентальными греческими городами-государствами в борьбе против общих врагов.

В IX веке до н.э. ахейцы были вытеснены финикийцами; в конце VIII века Кипр подпал под власть ассирийских царей; около 560 года остров был завоеван египетским фараоном Яхмосом II, а около VI сюда пришли персы из династии Ахеменидов. С 333 года остров ненадолго вошел в состав государства Александра Македонского, а с 294 года находился в руках египетской династии Птолемеев вплоть до его завоевания в 58 году до н. э. Римом, провозгласившим его одной из провинций своей империи. С распадом последней Кипр отошел к Византии.

Систематические набеги арабов на остров, отмеченные историей в период с VII по Х век, принесли разорение, вызвали резкое сокращение населения, численность которого уменьшилась с 200 тыс. до 168 тыс. человек. В конечном итоге произошло полное подчинение им Кипра в 648 году. Власть Византии над островом была вновь восстановлена лишь в 965 году.

Византийская эпоха – время расцвета Православной церкви, когда на Кипре были основаны знаменитые на весь христианский мир монастыри Киккос, Махерас, Неофитас. Заметную роль в истории Кипра сыграло распространение и укрепление на острове христианства, которое проходило в период римского и византийского владычества. В результате длительной, напряженной борьбы в 488 г. кипрская церковь получила статус автокефальности1 и приобрела важные привилегии, имевшие большое значение для последующей истории Кипра.

В VII-X вв. Кипр неоднократно испытывал на себе опустошительные набеги арабских завоевателей. В 965 г. остров получил самостоятельность, по указу византийского императора Романа II, однако, по существу, еще долго оставался частью Византии2.

В 1191 году остров завоевали крестоносцы английского короля Ричарда I Львиное Сердце, участвовавшие в 3-м Крестовом походе. Однако сам он править им не стал, а продал его рыцарскому ордену Тамплиеров. Вскоре договор Ричарда с орденом был аннулирован, и остров перешел во владение его вассала, низложенного короля Иерусалима французского рыцаря Ги де Лузиньяну, брат которого провозгласил себя главой Кипрского королевства, созданного в 1192 году. При власти французов Кипр превратился в феодальное государство. Иноземные захватчики при помощи Римской католической церкви жестоко эксплуатировали местное население, которое было структурировано и закрепощено по европейскому образцу Оно сохраняло свою самостоятельность до 1489 года, когда вдова последнего короля из династии Лузиньянов Катерина Корнаро уступила остров Венеции, откуда и сама была родом.

Французы не только не смогли оказать существенного влияния на культуру Кипра, но и сами, по свидетельству современников, почти ассимилировались, предпочитая греческий язык и культуру

Кипр, окруженный со всех сторон владениями сарацин, являлся форпостом Христианского мира на Востоке. Постоянная угроза острову исходила со стороны набирающей силу к концу ХVI века силу Османской империи, что привело к сооружению на острове большого количества фортификационных сооружений, в числе которых городской обвод Никосии, замок Кирении и сторожевые башни не могли, разумеется, остановить экспансию молодой Османской династии.

Империя под предлогом защиты своих судов от кипрских корсаров начала в 1570 году войну против Венеции, итогом которой стало завоевание ею Кипра в 1571 году. Около трех десятков тысяч турецких солдат получили тогда в дар от султанского правительства земли коренных жителей острова, которые были обложены данью. Некоторые турецкие военоначальники стали владельцами феодальных имений на Кипре, а султанские наместники – паши – его фактическими правителями. Именно к этому периоду относится формирование турецкого населения Кипра.

Верховная власть отныне принадлежала бейлербею1, назначаемому Великим визирем Османской империи. В административном отношении остров делился на 6 округов, управляемых судьями – кадиями2. Одна из колыбелей демократии и Христианства на долгие годы превратилась в заштатное бейлербейство.

К моменту турецкого нашествия на Кипр иного, кроме греческого, населения на острове не существовало. В этот период и началось формирование турецкой общины острова, а численность греческого населения неуклонно уменьшалось. Так, если в 1571 году оно достигало 290 тыс. человек, то к середине XVIII в. сократилось до 100-200 тысяч человек. Стремясь усилить на острове турецкое присутствие, завоеватели принудительно переселили на Кипр около 30 тысяч крестьян из турецкой Анатолии. Эти переселенцы и примерно тридцатитысячный военный гарнизон положили начало формированию турецко-кипрской общины.

В 1878 г. ослабленная войнами Турция была вынуждена уступить Кипр Великобритании, рвавшейся к распространению своего влияния в Восточном Средиземноморье и получившей право на «оккупацию и управление» регионом. Киприоты подвергались жестокому гнету в Османской империи и поэтому первоначально приветствовали приход англичан на остров, так как надеялись, что Великобритания поможет осуществить популярную в тот период среди греко-кипрской общины идею «энозиса» - объединение Кипра с Грецией. Однако у Великобритании были совсем иные цели. Заполучив контроль над Кипром, Лондон начал методичное превращение острова в свой опорный пункт, стратегический плацдарм на подступах к Ближнему Востоку.

В 20-е годы в общине греков-киприотов нарастало недовольство британским правлением на Кипре. Однако в отличие от других движений за деколонизацию ХХ в. Желание свободы не приводило к требованию независимости. Вместо этого, рассматривая самих себя и материковых греков как один народ, греки-киприоты активнее выражали свое стремление в форме присоединения или союза с Грецией.

Греция стала активно заниматься кипрским вопросом десять лет спустя. Она уже объявляла Кипр неотделимой частью Греции в начале 20-х годов. Но после своей катастрофической военной экспедиции в Анатолию в 1922 г. и последующего Договора о дружбе между турецким президентом Мустафой Кемалем Ататюрком и греческим премьер-министром Элефтериосом Венизелосом, Афины в 20-е и 30-е годы откладывают в сторону свои ирредентистские амбиции. Они активно начинают втягиваться в дела Кипра в начале 40-х годов. Эта вовлеченность первоначально приняла форму дипломатического нажима на Великобританию, сопровождаемого выступлениями в ООН. Однако после того как греческая дипломатия потерпела фиаско, движение греков-киприотов прибегло к вооруженной борьбе. Бойцы ЭОКА1 во главе с Георгиосом Гривасом и развернули партизанскую борьбу против колониального режима, и в апреле 1955 г. прозвучали взрывы первых бомб ЭОКА.

Вплоть до середины 50-х годов ХХ в. англичане реагировали на требования энозиса применением силы и репрессиями. На самом деле англичане поддержали борьбу турок-киприотов против энозиса1 для греков и, исходя из своих собственных колониальных целей, Великобритания поощряла ответную мобилизацию этой общины. Тем временем во внешнеполитической сфере она выдвигала на первый план стратегические интересы Турции на Кипре и неприятие энозиса.

Обеспокоенность турок-киприотов по поводу энозиса нарастала в течение 40-х годов ХХ в. и особенно после плебисцита 1950 г., на котором община греков-киприотов единодушно проголосовало за него. Элита турок-киприотов и их население в целом были все еще сравнительно довольны британским правлением. Однако, хорошо зная о дискриминации турок/мусульман в бывших областях Османской империи, присоединенных к Греции, турки-киприоты яростно отвергали союз с Грецией. Этот спонтанный отпор, поощряемый англичанами, привел к образованию единого фронта англичан и турок-киприотов против ЭОКА в середине 50-х годов ХХ в. В 1956 году турки-киприоты начали противодействовать ЭОКА, создав вооруженное движение «Волкан», а затем, в 1957 г., Тюрк мукавемет тескилати (ТМТ). К 1957 г. община турок-киприотов и Турция сформулировали свою собственную позицию в противовес энозису: таксим, или разделение острова на зоны греков и турок-киприотов.

К концу 50-х годов ХХ в. главные стороны находились в натянутых отношениях. Греки-киприоты и Греция стремились к энозису, в то время как турки-киприоты и Турция отвечали требованиям таксима. Англичане тем временем были преисполнены решимости удержать за собой полный суверенитет над островом. Путь к компромиссу был, однако, расчищен с изменением британской позиции: в конце 1957 г. был выбран средний путь между крайностями энозиса и таксима являлось предоставление общинам независимости2.

Таким образом, на деле оказалось, что обещание Великобритании поддержать лозунг самоопределения кипрского народа понадобилось лишь для того, чтобы добиться от него содействия ей и союзным державам в войне. Иначе не объяснить тот факт, что на Лозаннской конференции 1923 года вопреки ясно выраженной воле народа Кипра Великобритания добилась дальнейшего закрепления своей власти над ним.

Известно, что согласно ст. 16 Лозаннского договора1, Турция отказывалась от всех прав на какие бы то ни было территории острова, выходящие за пределы определенных для нее государственных границ, а в специальной ст. 20 Заключительного акта конференции указывалось еще конкретнее: «Турция заявляет, что она признает аннексию Кипра, провозглашенную Британским правительством 5 ноября 1914 года»2.

Резюмируя, можно сказать, что потенциал для межобщинного, а затем международного конфликта на Кипре был заложен в период владычества Османской империи и возникновения на острове отдельных общин. Семена нынешнего раздора были, однако, реально посеяны в годы британского колониального господства в начале ХХ столетия и в период антиколониальной борьбы 20-50-х годов3. В 50-е годы в Греции и на Кипре среди киприотов-греков наблюдалось стремление к энозису, а в Турции и у киприотов-турок в ходу были лозунги «Кипр - турецкий» и «Раздел или смерть».

Кроме того нужно отметить, что начиная с 1950-х гг. на Ближнем Востоке были открыты огромные запасы нефти, отчего Кипр, благодаря своему местоположению в непосредственной близости от данного региона, приобрел важнейшее геостратегическое значение. Другим, не менее важным, определяющим моментом заинтересованности в обладании островом была возможность вмешиваться с его территории в конфликты в регионе.

Как известно, Кипр получил независимость в соответствии с Лондонско-Цюрихскими соглашениями, подписанными в феврале 1959 г., гарантами киприотской конституции и территориальной целостности острова становились Греция, Турция и Великобритания. При этом турки-киприоты особенно настаивали на том, чтобы их рассматривали не как меньшинство, а как одну из двух равноправных общин, соучредительниц нового государства. Поэтому Великобритания во избежание конфликтов после провозглашения независимости попыталась разработать для будущей республики такую конституцию, которая позволила бы обеим общинам сосуществовать на острове, создав систему юридических противовесов. С принятием конституции Кипра в августе 1960 г. остров был объявлен двухнациональной республикой. Энозис был запрещен. Кроме того, Кипру запрещалось вступать в любые союзы, куда не входили Турция и Греция. Президентом Кипра был избран архиепископ Макариос (Макариос ІІІ (в миру – Михаил Христодулос Мускос) (1913-1977 гг.), архиепископ, глава автокефальной православной церкви и лидер греческой общины Кипра с 1950 г. Участник борьбы за независимость Кипра против английского господства, Первый Президент Республики Кипр (с декабря 1959 г.)), а вице-президентом лидер турецкой общины острова Фазиль Кучук. Оба они избирались на пять лет: президент – греческой общиной, а вице-президент – турецкой. По всем решениям, касающимся вопросов внешней политики, обороны и безопасности, они оба имели право вето. Конституция Кипра предполагала создание Палаты Представителей, состоящей из 35 депутатов – представителей греко-кипрской общины, и 15 депутатов, представлявших турок-киприотов. Каждая из общин должна была выбирать своих представителей независимо. Кроме того, туркам-киприотам гарантировалось представительство в государственных службах и министерствах, включая министерство внутренних дел и обороны. Обе общины сохраняли автономию в решении своих внутренних вопросов. Однако тот факт, что турки получили непропорциональное 30%-е представительство в государственных органах, подготавливал почву для новых конфликтов. Ситуация усугублялась тем, что между Турцией и Грецией отношения были достаточны напряженные1.

Однако 30 ноября 1963 года Президент Макариос, стремясь преодолеть несоответствия и не прошедшие проверку практикой статьи Конституции, предложил внести серьезные поправки, которые лишали турецкую общину многих полномочий и сокращали ее представительство в государственных органах, что, по мнению турок-киприотов, противоречило Конституции 1960 года. Уже тогда Турция была готова к силовым действиям против греческой стороны ради укрепления своих геополитических позиций в регионе под предлогом защиты турецкой общины на острове. Эту политику турецкая сторона назвала «апартеидом», поскольку турецким киприотам было запрещено проживать в крупнейших городах острова, большинство турок было перемещено в зоны компактного проживания расположенные в северной части Кипра. Тогда же им было запрещено осуществлять многие доходные торговые операции, участвовать в туристическом бизнесе, а также создавать рынки и магазины рядом с греческими торговыми точками. Таким образом, политика греческих властей была направлена на полную изоляцию турецкой общины. Сразу после вспыхнувшего конфликта вице-президент, турецко-киприотские министры, члены палаты представителей и чиновники перебрались в турецкую часть Никосии и отказались участвовать в управлении страной. С тех пор Кипр управлялся правительством в неполном составе, при этом конституция 1960 г. оставалась в силе. Однако турецкая община лишилась всех источников материальной государственной поддержки. Фактически она должна была находиться в административном и экономическом вакууме. Спустя месяц начались переговоры госсекретаря США Дина Ачесона с представителями Турции и Греции. Согласно плану Ачесона, в северо-восточном регионе острова, где проживали турки-киприоты, Турция имела право разместить свои войска. Однако Макариос отклонил это предложение, и соглашение достигнуто не было. Вмешательство США, по оценке американского дипломата Генри Киссинджера, спасало Кипр от кровавых межэтнических противоречий. К концу 1963 года Макариос предложил 13 поправок к Конституции Кипра, которые вели к созданию единого кипрского государства под властью большинства – греков-киприотов. Это была попытка преодолеть застой власти, в силу невозможности следовать Лондонско-Цюрихским договоренностям1.

4 марта 1964 г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию о введении на остров Сил по поддержанию мира. Генеральный секретарь ООН в своем отчете от 10 сентября 1964 г. (С5/5950) писал: «После вспышки насилия 21 декабря 1963 г. был введен ряд ограничений, ущемляющих права турок-киприотов. В результате ограничения свободы передвижения по дорогам турецкая община оказалась в изоляции. Это принесло лишения и нужду членам общины и серьезно сказалось на их экономической деятельности». В следующем отчете генерального секретаря ООН от 8 декабря 1967 г. (С/8286) отмечалось: В связи с беспорядками, которые начались в декабре 1963 г. и продолжались в первой половине 1964 г., тысячи турок-киприотов бежали из своих домов, унося с собой только то, что могли увезти в машине или нести в руках. Они искали убежища в турецких деревнях или районах, считая эти места более безопасными. Под давлением ООН, США и Великобритании Макариос согласился на неофициальные предварительные переговоры с представителями турецкой общины. Одновременно с этим он принял решение убрать заграждения и открыть дороги, ведущие в турецкие районы.

В 1968 г. начались переговоры между двумя общинами. Греки-киприоты выступали за сохранение государственного единства, тогда как турки-киприоты предпочитали федеративную систему и предоставление им равного статуса с греческой общиной. Существовала и небольшая группа греков-киприотов, требовавшая немедленного энозиса с Грецией.

Ситуация на острове к 1974 г. резко обострилась, и на Кипр прибыл 20-тысячный греческий корпус1. 15 июля архиепископ Макариос был свергнут с поста президента греческими националистами из организации ЭОКА при поддержке греческой хунты с целью присоединения острова к Греции. Премьер-министр Турции Бюлент Эджевит прилетел 17 июля в Лондон с попыткой убедить британское правительство в том, что как гаранты обе стороны должны совместно вмешаться в ход событий для предотвращения полного захвата Кипра Грецией. Однако Великобритания предпочла бездействовать. 20 июля Турция ввела свои войска в северо-восточную часть острова. По ее версии, это была миротворческая операция. Анкара обосновала вторжение своим правом гаранта в соответствии со статьей 4 (2) Договора о гарантии, чтобы отстоять независимость острова, восстановить конституционный порядок и положить конец уничтожению людей и материальных ценностей. Конфликт между двумя общинами приблизила и резня в турецких кварталах Никосии, организованная преступником Никосом Самсоном, который впоследствии сыграл ключевую роль в перевороте 1974 года.

23 июля обе хунты в Греции и на Кипре пали. Совет Безопасности ООН в соответствующих резолюциях призвал к выводу иностранных войск с острова. Министры иностранных дел Турции, Греции и Великобритании провели переговоры в Женеве с 25 по 30 июля, в результате которых была подписана совместная мирная Декларация по Кипру. В ней признавалось существование на острове двух автономных административных общин.

На следующем саммите, который прошел в том же составе 8 августа, выяснилось, что ни одно из положений Женевской Декларации не было выполнено. Как следствие этого началась вторая турецкая операция. 14 августа турецкая армия заняла 37 % территории Кипра. Вслед за прекращением огня Турция пригласила Грецию и представителей греческой общины острова на новую конференцию по урегулированию кипрского вопроса с участием трех государств-гарантов и представителей обеих общин Кипра. Турки требовали автономии в составе федеративного Кипра, состоящего из двух зон. Премьер-министр Турции Эджевит заверил, что его страна проявит понимание и гибкость в вопросе пересмотра демаркационной линии и ускорит поэтапное сокращение своих вооруженных сил. Тем не менее, Греция и община греков-киприотов отвергли данное предложение. 21 июля было подписано перемирие между руководителями турецкой общины острова и Турцией с одной стороны и правительством Республики Кипр, в которое тогда входили только представители греческой общины, и Грецией – с другой. В результате с 1974 г. греческих и турецких киприотов разделяет «зеленая линия», контроль над которой осуществляет ООН. На острове размещены более 30 тысяч турецких военных, а Никосия остается последней европейской столицей, разделенной на две части1.

Армия первоначально овладела узкой десятимильной полосой береговой линии вокруг Кирении, которая затем была присоединена к треугольному по форме анклаву, находившемуся под управлением турок-киприотов. После вторжения обе стороны в августе 1974 г. встретились в Женеве. Они согласились осуществить обмен пленными и поставить анклавы турок-киприотов под охрану ООН. Турецкая и турко-кипрская стороны в ультимативной форме предложили ввести в действие двухзональную федеративную систему. Когда исполняющий обязанности президента Глафкос Клеридес попросил об отсрочке на 36-48 часов для консультации, Турция напала во второй раз и заняла 37% территории острова.

В ходе и сразу после завершения первой турецкой военной интервенции государства-члены ЕС в рамках Европейского политического сотрудничества (ЕПС) предприняли ряд демаршей в Афинах и Анкаре, призывая к прекращению огня и выступая в поддержку переговоров в Женеве. Внутриевропейские разногласия, однако, блокировали действия ЕПС во время и после второй интервенции. Между первым и вторым турецким вторжением греческая хунта распалась, и новый премьер-министр Константин Караманлис сразу же высказал намерение подать заявку на прием в ЕС. Франция была благосклонна к греко-кипрской стороне. Другие государства, такие как Германия и Великобритания, одинаково отнеслись к Греции и Турции. В результате, начиная с 1974 г. Европейское Сообщество воздерживалось от активного коллективного вмешательства в усилия по разрешению конфликта.

Совершив интервенцию, турецкие войска остались на Кипре, и конституционный порядок 1960 г. восстановлен не был. Вместо этого в каждый части Кипра установился свой порядок. Турки-киприоты ныне контролировали 37 % острова, включая 57 % береговой линии, т. е. 70 % экономического потенциала острова, более чем 50 % его промышленных предприятий, 60 % природных ресурсов , 65 % общей хозяйственной земли и 73 % туристской инфраструктуры. Интервенции и последующие Венские соглашения об обмене населением, заключенные в апреле мае 1975 г., привели к изгнанию 140-160 тысяч греков-киприотов с Севера и 60 тысяч турок-киприотов с Юга. Таким образом, оба района подверглись этнической чистке.

Остров Кипр в результате оказался разделённым на Север, контролируемый турками-киприотами а в действительности Турцией, и Юг, контролируемый греками-киприотами. Европейский суд по правам человека признал Турцию ответственной за нарушения прав греков-киприотов, вынужденных покинуть свои дома и земли на севере Кипра. 

Во время совещаний по кипрской проблеме в Лондоне, а затем в Женеве Турция угрожала военным вмешательством, если туркам-киприотам не будет предоставлена автономия и не будут соблюдаться их политические права. Однако американский президент Линдон Джонсон резко ответил официальной Анкаре и заявил, что НАТО не будет оказывать помощь Турции в случае возможного конфликта с СССР, если Турция будет вести себя агрессивно на южном фланге альянса. Такой язык подействовал на Турцию, и она отошла от края пропасти, за которой была уже война с Афинами. Греция ответила на турецкие угрозы посылкой 12 тыс. военных на остров. В 1967 году после очередных межобщинных столкновений Турция была вновь готова прибегнуть к силе. Однако очередное послание Джонсона вновь помешало началу конфликта в Восточном Средиземноморье. В этой связи важно отметить, что и правительство СССР проявило серьезную обеспокоенность событиями на острове. Это в немалой степени подтолкнуло Вашингтон охладить пыл своего слишком решительного союзника1.

Линию, разделяющую остров на два сектора, охраняет контингент Вооружённых сил ООН по поддержанию мира на Кипре. Осенью 2004 Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан рекомендовал Совету Безопасности продлить мандат этих сил, но сократить на треть численность их военного компонента — с 1230 до 860, укрепив при этом политический и гражданский компоненты миссии. Интересно, что в отличие от других зон длительного пребывания миротворцев ООН, таких как Кашмир или Синай, вдоль линии разграничения в течение всего периода присутствия миссии почти не наблюдаются боевые контакты между сторонами конфликта. Но на этой линии был в упор расстрелян турками в 2003 году, в присутствии миротворцев, безоружный Соломос Солому попытавшийся сорвать турецкий флаг.

В 1983 году турецкий сектор провозгласил себя Турецкой Республикой Северного Кипра, однако это государство признала только Турция. Согласно международному праву, Республика Кипр сохраняет суверенитет над всей территорией, входившей в её состав до 1974 года. Республика Кипр вошла в Европейский Союз в 2004 году, и ЕС также признаёт её суверенитет над всей территорией, считая, что север острова находится временно вне контроля законного правительства.

В 1984 г. ТСРК согласилась на вывод иностранных войск, открытие международного аэропорта в Никосии и обсуждение проблем свободы передвижения, свободы выбора местожительства и прав на собственность. Однако принятие этих принципов ТСРК поставила в зависимость от согласия Республики Кипр на трактовку термина «федерация» как образования, в котором каждая община будет располагать особыми правами, входящими в компетенцию центрального правительства. В итоге переговоры зашли в тупик, и в 1985 г. турецкая община приняла свою конституцию.

В 1990 г. правительство Кипра заявило о своем стремлении вступить в Европейский Союз. В ЕС к этим планам отнеслись положительно. Но Анкара с самого начала заявила о своем неодобрительном отношении к стремлению правительства Кипра к членству в Евросоюзе. Власти Турции аргументировали свою позицию тем, что заявку в ЕС подало правительство, за которым турецкая община не признавало право представлять ее интересы. Но несмотря ни на что, в 1998 году Кипр стал полноправным членом ЕС.

Стоит упомянуть об очередном раунде переговоров, которые возобновились в Вене в августе 1984 г. В 1984-1986 гг. ООН разработала три соглашения под эгидой Генерального секретаря Хавьера Переса де Куэльяра. Предложения включали создание федерации, состоящей из двух провинций, причем турко-кипрская провинция должна была занять 23-30% острова. Предполагалось, что законодательный орган имел две палаты, а нижняя палата будет избираться либо по принципу пропорционального представительства, либо соотношением общин в пропорциональности 70:30 (как в Конституции 1960 г.). Исполнительная власть мыслилась как президентская система, которая должна была следовать Конституции 1960 г., либо была бы введена ротация президентства в соответствии с числовым соотношением в кабинете министров 70:30. Федеральный орган должен был отвечать за внешнюю политику, политику в сфере безопасности, федеральные финансы, валютную политику, инфраструктуру и социальную политику. Обе провинции имели бы остаточные компетенции. Переговоры также касались «трех свобод», вывода турецких войск, переселения в Варошу1 и возобновление функционирования Никосийского аэропорта. Турко-кипрская сторона признала первый и третий проект соглашений по федеративному урегулированию, но греко-кипрская сторона отвергла данные соглашения.

Перемены к лучшему начали чувствоваться в августе 1988 г., когда в Женеве возобновились переговоры между президентом самопровозглашенной Турецкой республики Северного Кипра Рауфом Денкташем и новоизбранным президентом греков-киприотов Василиу, который считался значительно более умеренным, чем его предшественник Киприану. В июле 1989 г. Перес де Куэльяр обнародовал свою концепцию урегулирования, которая предусматривала создание нового «общего дома» для обеих общин, чьи отношения отныне должны быть проникнуты духом политического равенства и перестанет быть отношениями большинства и меньшинства. Переговоры на основе идей Генерального секретаря продолжались до 1990 г. и завершились встречей на высшем уровне в марте 1990 г., которая, однако потерпела провал, когда Денкташ потребовал права на отдельное самоопределение и получил отказ со стороны Василиу. Тем не менее Резолюция Совета Безопасности № 649 призвала к заключению обеими сторонами соглашения на равноправной основе на базе идей Генерального секретаря. В резолюции стороны призывались «воздержаться от любых действий, которые могли бы усугубить ситуацию»2.

В начале 1992 г. новый Генеральный секретарь ООН Бутрос Бутрос Гали оперативно продолжил решение кипрского вопроса с того места, где его оставил его предшественник. Кульминацией процесса явилось в 1992 г. всесторонне разработанное предложение ООН об урегулировании, известное как «Комплекс идей». Совет Безопасности ООН поддержал этот документ в резолюции № 750 от 10 апреля 1992 г.В «Комплексе идей» были детально изложены прежние идеи и предложения ООН о двухзональной и двухобщинной федерации, которые, в свою очередь, были основаны на положениях соглашений на высшем уровне и договоренностей 1960 г. Делегация греков-киприотов во главе с Василиу приняла «Комплекс идей» за основу на переговорах. Турко-кипрская сторона поддержала 91 из 100 пунктов документа. Тем не менее переговоры завершились в ноябре 1992 г. заключением Генерального секретаря о том, что мирный процесс страдает от «глубокого кризиса доверия» между сторонами. К тому же в феврале 1993 г. Георгис Василиу проиграл президентские выборы более непримиримому Глафкосу Клеридесу, который отверг «Комплекс идей». Прямые переговоры об окончательном статусе застопорились до 1997 г.

Уже в ноябре 2001 года были попытки договориться между Рауфом Денкташем и Глафкосом Клеридесом, но и они зашли в тупик.

Публикация плана ООН или плана Аннана в ноябре 2002 года вдохнула новую жизнь в процесс, поскольку он представлял собой всеобъемлющее предложение по воссоединению острова в рамках ЕС. Стороны, тем не менее, не смогли достичь соглашения к очередным крайним срокам – 13 декабря 2002 г. (т. е. к сессии Совета Европы в Копенгагене), 28 февраля 2003 г., 11 марта 2003 г. и, наконец, во время возобновления мирного процесса в феврале-апреле 2004 года1.

План представлял собой наиболее детальную – и единственную всеобъемлющую с 1960 г. попытку продвинуть урегулирование. План создавался на базе «Комплекса идей» 1992 г., который в свою очередь основывался на предыдущих предложениях, связанных с соглашениями на высшем уровне разных лет и Конституцией 1960. Но, к сожалению, претворить в жизнь данный план не удалось.

В ХХI веке проблема разделенного Кипра остается одной из наиболее важных и неразрешенных. Демаркационная линия, введенная с 1964 года, разделяет остров и сегодня. Никосия – единственная разделенная столица на планете, однако и киприоты, и мировая общественность очень надеются, что эта печальная достопримечательность скоро перестанет существовать.

Для тех, кто ратует за скорейшее урегулирование внутри ЕС (по обеим сторонам от «зелёной линии», в Греции и Турции), план Аннана остается единственно реальным подходом. Благодаря тому, что он подробно разработан и включает тесно взаимосвязанные (хотя и несовершенные) компромиссные положения, любая альтернатива, существенно отличающаяся от нынешнего предложения, не может быть реально выработана сторонами в краткосрочном плане. Скорое решение означало бы, что независимо от того приведут ли возобновившиеся переговоры к взаимно согласованным изменениям плана, слегка модифицированный план будет вновь вынесен на референдум в обеих частях острова либо нынешний – пятый – вариант плана будет вынесен на референдум только на Южном Кипре.

План Аннана – единственно возможное «решение» в ближайшей перспективе, но ввиду того, что план отвергнут греко-кипрской стороной, маловероятно, что мирный процесс в скором времени возобновится. Во первых, трудно убедить Секретариат ООН вновь поучаствовать в мирном процессе после очередных неудач марта 2003 г. и апреля 2004 г. во вторых, если предположить, что мирный процесс возобновится, но не будет выдвинут существенно новый иной план, нынешний план Аннана вряд ли будет принят греко-кипрской общественностью (учитывая, что число его сторонников должно было возрасти более чем на 25 %). В третьих, даже если будет предложен план, более благоприятный для греко-кипрской стороны, турко-кипрская и турецкая сторона вряд ли примут его.

Плюсы кипрского урегулирования были бы весьма значительны для обеих сторон. Турки-киприоты обрели бы полноценные права гражданства и интеграцию в ЕС со всеми экономическими и политическими преимуществами, которые следуют из этого. Греки-киприоты смогли бы жить без страха перед турецкими солдатами, занимающими позиции вдоль 180-километровой «зелёной линии», проходящей через середину разделённого острова, и получили бы все выгоды свободного доступа к обширному турецкому рынку. Кипр мог бы превратиться в крупнейший восточно-средиземноморский транспортный хаб. По расчетам Института изучения мира (Осло), воссоединение принесло бы острову дополнительный рост ВВП на 10% за 7 лет). Оно усилило бы проевропейский настрой Турции, а это способствовало бы урегулированию конфликтов вокруг разграничения территориальных вод в Эгейском и Средиземном морях. Для Турции было бы снято одно из препятствий на ее пути к членству в ЕС. Улучшились бы ее позиции в Европе, турецкий язык получил бы официальный статус в ЕС. В то же самое время Анкара избавилась бы от финансового бремени содержания своих гарнизонов на Кипре и субсидий на турецкую администрацию непризнанной Республики Северного Кипра.

Показывая эскалацию конфликта, мы ставили целью разобраться в причинах, истоках и истории проблемы. Резюмируя краткие итоги и выводы данной работы:

1. Без вмешательства ООН конфликт приобрел бы более масштабный и глубокий характер.

2. Война длилась всего 30 дней.

3. Многие жители (греки и турки) оказались совершенно в противоположной части острова после переселения, а так же их искусственное заселение "антиисторично".

4. Сложно определиться "кто виноват", тем не менее, каждая из сторон утверждает, что другая "первая начала, и было сложно не ответить на агрессию".

5. Это один из самых затяжных конфликтов в истории человечества.

6. 3 основных повода разделения - территориальный, национальный и по признаку веры.

7. Много факторов свидетельствуют о том, что причины «Кипрской болезни» берут свое начало с 50-х годов, а после обретения независимости Кипра греческое большинство начало притеснения в отношении турецкого меньшинства.

8. Не будет соглашения по Северному Кипру – не будет членства для Турции в ЕС.

9. В данном конфликте фактически участвует Турция, Греция, Республика Кипр, и самопровозглашенная Турецкая Республика Северный Кипр, при этом абсолютно не схожие между собой традиционно народы, тем не менее, схожи по притязаниям.

В общем, нетрудно догадаться, что в евро-турецких отношениях проблема Кипра может стать той миной, которая взорвется при неправильных шагах Турции. В этом отношении от Турции можно ждать максимальной бдительности в отношении инициатив Греции и Республики Кипр. Очевидно, Анкара будет стремиться по возможности затянуть всеобъемлющее решение проблемы Кипра, однако при этом, по всей вероятности, пойдет на уступки в некоторых вопросах, которые, пожалуй, не будут столь принципиальными. Надо также помнить, что любые подвижки в проблеме Кипра весьма остро воспринимаются во внутриполитическом поле Турции.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   13

Похожие:

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconФедеральное государственное бюджетное образовательное учреждение...
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconФедеральное государственное бюджетное образовательное учреждение...
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconФедеральное государственное бюджетное образовательное учреждение...
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconФедеральное государственное бюджетное образовательное учреждение...
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconШаблон программы производственной практики министерство образования...
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconМетодические указания Новокузнецк 2012 Министерство образования и...
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconФедеральное государственное бюджетное образовательное учреждение...
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconФедеральное государственное бюджетное образовательное учреждение...
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconФедеральное государственное бюджетное образовательное учреждение...
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconФедеральное государственное бюджетное образовательное учреждение...
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную