Гулаг через призму архивов Новые источники, факты и выводы






Скачать 421.59 Kb.
НазваниеГулаг через призму архивов Новые источники, факты и выводы
страница1/7
Дата публикации05.09.2017
Размер421.59 Kb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > История > Документы
  1   2   3   4   5   6   7
http://shalamov.ru/research/61/1.html

Николя Верт

ГУЛАГ через призму архивов

Новые источники, факты и выводы


История ГУЛАГа, без сомнения, является одной из областей исследования, которая в пределах того, что можно обозначить «советским периодом» истории России, претерпела самые радикальные изменения. До конца 1980 х годов скрытый мир советских лагерей раскрывался почти исключительно через свидетельства бывших заключенных. В основном это были рассказы о пережитом, которые в некоторых случаях представляют собой образцы литературы самого высокого уровня. С начала 1990 годов, стало доступным огромное количество материалов госархивов Российской Федерации (Государственный Архив Российской Федерации, ГАРФ). С этими материалами в последние годы работали многочисленные российские и зарубежные историки. Какие же из них являются самыми важными с точки зрения фактического материала? Чем они ограничиваются, в чем их пробелы? Каким образом историки сводят в единый диалог документы бюрократии и свидетельства заключенных? Какими дополнительными источниками они пользуются?

Чтобы ответить на эти вопросы, я в данной работе расскажу о своем личном опыте, который приобрел совместно с российскими коллегами в рамках осуществления большого совместного исследовательского проекта, об опубликованных в семи томах материалах истории сталинского ГУЛАГа[1].

Cвидетельства очевидцев


Перед тем, как обратить внимание на самые важные факты, благодаря которым мы открыли архивные материалы, сначала позволим сделать быстрый обзор того, что представлял собой уровень знаний о данной проблеме в конце 1980-х годов. К тому времени имелось большое количество рассказов очевидцев, переживших описываемые события; некоторые из них по праву получили литературное признание. Можно в этой связи напомнить, например, "Один день Ивана Денисовича" Александра Солженицына, "Колымские рассказы" Варлама Шаламова, и "Крутой маршрут" (на немецком они были изданы в двух томах под названием "Маршруты Жизни" и "Ходьба по краю") Евгении Гинзбург. Рядом с этими "классиками" имеется также огромное количество более или менее незамеченных описаний, оставленных теми, кто сам пережил события того времени, при чем первые из них относятся уже к середине 1920 х годов. Среди них два удивительных по точности описания «спецлагерей» на Соловецких островах. Один их этих рассказов имеет своим происхождением француза Рауля Дуге, второй – грузина Сергея Малсагова, который офицером сражался на стороне белых[2]

Разумеется, эти публикации более раннего времени в массе своей меньше по объему, но в которых система принудительного труда представлена в самом широком своем масштабе. Когда в 1930/31 годах целый ряд в основном британских газет начали сообщать о массовых депортациях «кулаков» в лагеря, эти темы также неожиданно исчезли со страниц печати после прихода Гитлера к власти в Германии, больших московских процессов и чисток в Красной Армии. И как только СССР присоединился в 1941 году к коалиции демократий в борьбе против нацистской Германии, «темные стороны» сталинизма были окончательно окружены плотной завесой молчания.

Первая историографическая публикация о советской лагерной системе не привлекла внимания на Западе. Она была создана двумя польскими офицерами, которые сами прошли ГУЛАГ, и вышла в 1945 году на французском языке в небольшом издательстве под псевдонимом Сильвестр Мора и Пьер Цверняк. Книга была основана в основном на рассказах переживших и прошедших лагеря поляков, как гражданских лиц, так и военных, которые были высланы в Сибирь в 1939/40 годах, но в период 1942/43 смогли покинуть СССР. Книга содержит весьма точные описания комплекса тридцати восьми лагерей и включает большое количество карт, показывающих расположение этих лагерей ГУЛАГа[3].

Совершенно другой отклик в период наступившей Холодной Войны получила вышедшая в 1947 году книга Дэвида Даллина и Бориса Николаевских «Принудительный труд в Советской России». Авторам удалось закрепить в общественном сознании Запада цифру в 15 миллионов «рабов принудительного труда». Эту цифру они получили путем весьма смелого приблизительного подсчёта общей численности на основе частичных данных, полученных из официальных советских документов[4].

Вскоре за это дело взялась и Американская Федерация Труда. В конце 1940х годов Соединенные Штаты неоднократно выносили тему "рабский труд в СССР" в повестку дня заседаний Совета ООН по экономическим и социальным вопросам. Постоянно выходили публикации о советских исправительных лагерях после смерти Сталина, хотя их прием все больше сталкивался с политическими препятствиями. Так, в 1955 году, в связи с "разрядкой" Германо-Советских отношений, была утрачена очень важная работа о лагерях, которая в том же году в Мюнхене была переведена на русский Б.А. Яковлевым (под псевдонимом Н.А. Троицкий)[5]

Подобным же образом слабое внимание привлекла к себе работа Поля Бартона "Институт концентрационных лагерей в Советской России", вышедшая спустя четыре года (L'Institution concentrationnaire en Russie sovietique), хотя этот обширный труд к тому времени и представлял собой полномасштабное исследование по данной тематике. Бартон проанализировал целую серию секретных советских документов, а также сообщения очевидцев, прежде всего бывших польских заключенных лагерей, которые были собраны Международной Комиссией против режима концентрационных лагерей. Эта комиссия была созвана в 1950 году Давидом Руссе, борцом французского сопротивления, который пережил немецкий концлагерь и против которого коммунистическое еженедельное издание Les Lettres francaises подало в суд по обвинению в клевете по поводу его статьи о "советской системе концлагерей", вышедшей в газете Figaro 12 ноября 1949 года. Опираясь на данные Давида Руссе[6], Поль Бартон позаимствовал понятие системы концлагерей (systeme concentrationnaire), которое он считал обоснованным по трем соображениям и для советских лагерей:

1) в лагерях пребывает настолько значительная часть населения страны, что только она одна на основе ее расширения представляет собой целое государство в государстве, и не является только частью исправительной системы;

2) изоляция заключенных является только одной из функций, являющейся типичной для лагерей, но она играет при этом значительную роль в промышленном производстве, а также в заселении необжитых частей страны;

3) советские лагеря служат так же и для того, чтобы держать все население в постоянном страхе и терроре[7].

В 1960 и 1970 х годах появились лишь только единичные значительные труды о ГУЛАГе, причем это были литературные произведения: «Один день Ивана Денисовича» (1962), «Колымские рассказы» (1978)[8], и, конечно же, «Архипелаг ГУЛАГ» (1973). Публикация этого сочинения вызвало эффект разорвавшейся бомбы. Этот «опыт художественного исследования » является попыткой исторической и одновременно литературной реконструкции. Намерение Солженицына было диаметрально противоположным задаче, которую ставил перед собой Шаламов. «Я не историк лагерей» - заметил он в своем дневнике:

Я пишу о лагере не больше, чем Экзюпери о небе или Мелвилл о море. <...> Так называемая лагерная тема – это очень большая тема, где разместится сто таких писателей, как Солженицын, пять таких писателей, как Лев Толстой. И никому не будет тесно[9].

Произведение Солженицына базируется на сотнях рассказов пострадавших, собранных бывшим зэком Александром Солженицыным, которые он дополнил выдержками из конфиденциальных документов лагерной администрации.[10].

Из этого монументального труда, посвященного истории лагерного мира, недвусмысленным образом вытекает главная идея: институт исправительных лагерей с самого начала становится неотъемлемой составляющей советского эксперимента, который был начат Лениным. Здесь Солженицын весьма расходится с теми, кто, как например, Давид Руссе или Пауль Бартон, полагали, что советская система лагерей начала формироваться в начала 1930 х гг., с момента сталинского «Великого перелома» насильственной коллективизации, «ликвидации кулачества» и начавшегося массового террора.

«Архипелаг ГУЛАГ» зафиксировал в общественном сознании Запада на длительный период факт наличия советских лагерей и в огромной степени спровоцировал интерес историков к этой теме. Книга Солженицына вызвала широкие споры о значимости и смысле принудительного труда в советской экономике, хотя и несколько бесполезные: слишком академичные в связи с полной недоступностью архивных материалов.

Дебаты, к которым подтолкнули историки экономики, дали повод также и демографам вместе с политологами подискутировать о достаточно противоречивом количестве заключенных лагерей, которое Солженицыным оценивалось уже к концу 1930-х годов в двадцать миллионов. На страницах узко профессиональных журналов, таких, как Soviet Studies и Slavic Review , бушевала ожесточенная «война чисел», во время которой «высокие» оценки этого числа, дававшиеся Робертом Конквестом или Стивеном Роузфильдом (от 15 до 20 миллионов заключенных ГУЛАГа и многих миллионов казненных во время «Большого Террора» 1937/38), сталкивались с «низкими», которые давали Стивен Уиткрофт или Наум Ясный (от двух до трех миллионов заключенных лагерей и «сотни тысяч» жертв периода 1937/38). Высокие числа были признаны правдоподобными всеми известными советскими диссидентами[11].

На самом деле во время этой «войны цифр» дело шло о более широкой проблематике, чем только ГУЛАГ. Это была часть принципиальной полемики между представителями «школы тоталитаристов» и «школы ревизионистов», которые тогда занимались исследованиями в одних и тех же областях советской истории. В первой половине 1980-х годов позиция по отношению к численности репрессий - по отношению к масштабу принудительного труда, количеству заключенных ГУЛАГа - была индикатором, который указывал, к какому из «советологических кланов», развернувших в то время по всем правилам проводимую «интеллектуальную гражданскую войну», склонялся или принадлежал тот или иной исследователь[12].
  1   2   3   4   5   6   7

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Гулаг через призму архивов Новые источники, факты и выводы iconЛекция 4 психология как наука о поведении
Мы переходим к следующему крупному этапу в раз­витии психологии. Он ознаменовался тем, что в психо­логию были введены совершенно...

Гулаг через призму архивов Новые источники, факты и выводы iconК и. н., доцент кафедры научно-технических и экономических документов и архивов рггу
«Без бизнес-архивов нет бизнес-истории». Направления деятельности государственных учреждений и общественных организаций по сохранению...

Гулаг через призму архивов Новые источники, факты и выводы iconМатериалы предоставлены интернет проектом
Целью данной работы является обзор состояния электронной финансовой системы рк через призму электронных денег

Гулаг через призму архивов Новые источники, факты и выводы iconНа экзамене по обществознанию
Задание в задание на проверку умения различать в социальной информации факты и мнения, аргументы и выводы

Гулаг через призму архивов Новые источники, факты и выводы iconРост экономики зависит от изменение климата Основные выводы и рекомендации
...

Гулаг через призму архивов Новые источники, факты и выводы iconРегламентирующая хранение документов. Основные правила работы архивов
...

Гулаг через призму архивов Новые источники, факты и выводы iconЕкатеринбург Концепция «азиатских ценностей»
Попытки интерпретации развития восточноазиатских стран в ХХ в через призму западноцентристской теории модернизации перестали удовлетворять...

Гулаг через призму архивов Новые источники, факты и выводы iconПерестройка в советской Центральной Азии и социалистической Монголии:...
К проблеме изучения неравенства и дискуссий о неравенстве в позднесоциалистическом обществе

Гулаг через призму архивов Новые источники, факты и выводы iconПрограмма вступительного экзамена направления подготовки аспирантов...
Ххi в., умение обобщать исторические факты и делать выводы об особенностях исторического развития России, соотносить общее и частное...

Гулаг через призму архивов Новые источники, факты и выводы iconОбъект, предмет, методы, законы и категории социологии
Социология это наука, которая изучает современное общество через призму интересов и потребностей тех социальных групп, которые его...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную