Сельское хозяйство Краснодарского края и Адыгейской автономной области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.)






НазваниеСельское хозяйство Краснодарского края и Адыгейской автономной области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.)
страница4/6
Дата публикации02.07.2016
Размер0.71 Mb.
ТипАвтореферат
e.120-bal.ru > История > Автореферат
1   2   3   4   5   6

Вторая глава «Советская деревня и сельские труженики Кубани и Адыгеи в 1942-1945 гг.» состоит из трёх параграфов, в которых даётся анализ специфики развития сельского хозяйства региона в условиях оккупации и постоккупационного и восстановительного периодов. В первом параграфе «Сельское хозяйство региона в условиях временной нацистской оккупации» освещаются проблемы сельского хозяйства Кубани и Адыгеи в период временной частичной оккупации и установления т.н. «нового порядка землепользования». Нацистский оккупационный режим стал орудием осуществления преступных планов немецко-фашистских захватчиков и этим постулатом, несомненно, раскрывается сущность фашистского «нового порядка», насаждавшегося в Краснодарском крае в течение 6 месяцев. Общим политическим задачам захватчиков вполне отвечала насаждавшаяся социально-экономическая политика оккупационных немецких административных органов. Она была направлена на максимальное использование всех народно-хозяйственных ресурсов Кубани для укрепления германского военно-промышленного потенциала и обеспечения довольствием действовавших на Востоке войск. Снабжение вермахта за счет захваченных районов на весь период оккупации стало основной составной частью грабительской деятельности хозяйственного штаба «Ольденбург». Стремительное наступление в 1942 г. на Северный Кавказ и его временная частичная оккупация привели к тому, что надежды советских граждан на скорое победоносное завершение войны в ряде случаев сменились паникой и безнадежностью в общественных настроениях части населения региона. Оккупационный режим, карательная политика германской администрации способствовали укреплению среди сельских жителей оккупированных территорий Северного Кавказа стремления к освобождению и борьбе с врагом, ведения этой борьбы «не на жизнь, а на смерть». Экономическая политика оккупантов на деле превращалась на территории Северного Кавказа в фактическое ограбление колхозников. Все колхозы Кубани и Ставрополья получили приказ немецкого командования о категорическом запрете сельским жителям продавать, обменивать и производить убой крупного рогатого скота, свиней и домашней птицы. в первые два месяца хозяйничанья в сельских районах Кубани захватчики демонстрировали лояльное отношение к населению, стараясь завоевать его доверие и поддержку. Чтобы укрепить свои связи с крестьянством, оккупанты вначале обещали ему ликвидировать колхозный строй и осуществить переход к индивидуальному землепользованию. Пропаганда данного намерения оккупационных властей была главным аргументом нацистов в проведении ими аграрных новшеств на захваченных землях Северного Кавказа и, в том числе, на Кубани сопровождалась широкомасштабными акциями по реквизиции продовольствия и сырья. С октября 1942 г. масштабы этих реквизиций стали быстро расти, превратившись, в конце концов, в элементарный грабеж сельского населения и колхозной собственности. Ввиду этого даже та небольшая часть жителей сел, деревень и станиц, которая в начале оккупации поддерживала захватчиков, стала терять доверие к ним, разочаровавшись в своих симпатиях к «новому порядку»1. Оккупанты вывезли из сельских районов Краснодарского края 30 млн. пудов зерна. В эту цифру не входит зерно, которое было захвачено врагом на государственных заготовительных пунктах в августе 1942 г. Кроме того, край потерял в период немецкой оккупации около 6 млн. пудов овощей и фруктов. Захватчики полностью сожгли и разрушили в колхозах и совхозах 3917 животноводческих построек, а 2834 серьезно повредили. Полностью уничтоженными оказались 2557 зернохранилищ, хлебных амбаров и овощехранилищ2.

Столь же серьезный ущерб был нанесен мельницам системы Сельхозмукомолья, которые находились во всех районах Краснодарского края. В оккупации Кубани отразились как общие принципы нацистской оккупационной политики, так и ее особенности, связанные с экономическими возможностями региона, сроком оккупации, военно-стратегической ситуацией 1942-1943 гг. и некоторыми другими факторами.

Оккупационные власти демонстрировали якобы уважительное отношение к казачеству, религиозным чувствам мусульман. Эта политика была более лояльной к горскому населению Северного Кавказа, чем на территориях других завоеванных областей СССР. Провал гитлеровской оккупационной политики в деревне – чрезвычайно важный и поучительный урок истории, необходимый для понимания всего хода Великой Отечественной войны. Эти «реформы» не создали новой системы – целостной и способной удовлетворить крестьянство, не улучшили сельское хозяйство.

Результативность нацистской пропаганды, несмотря на тщательную разработку её теоретического и практического инструментария руководителями третьего рейха, не соответствовала постулируемым целям и задачам. Базируясь на субъективных оценках противника, ложных посылках в содержании, насилии и терроре оккупационных властей, она априори не могла принести успеха, тем более долговременного.

Развитие народного сопротивления оккупантам на примере Кубани можно проследить в различных формах: и партизанское движение, и подпольная борьба и саботаж населением решений оккупационных властей. Как и в других регионах, все формы сопротивления тесно переплетались и дополняли друг друга.

Народное сопротивление на захваченных территориях Кубани стало одним из главных факторов, дестабилизировавших оккупационный режим в целом. Оно порождало ситуацию постоянного конфликта между оккупантами и населением, провоцировало и усиливало обоюдное неприятие.

Несмотря на немецкую хватку, деловитость и оперативность, организовать и должным образом наладить производство оккупантам из-за всеобщего сопротивления населения так и не удалось. Оставшиеся производительные силы сельскохозяйственного сектора Краснодарского края не питали немецкий фронт народным добром. Вот типичный пример к сказанному выше: в Майкопском районе к июлю 1942 г. оккупанты сумели наладить работу лишь 45 колхозов и совхозов, в которых было занято только 2569 тружеников. Известно же, что перед началом войны в указанном районе работало 215 колхозов и совхозов с 26598 тружениками1. Таким образом, мы видим, что в процентном соотношении – это показатель 21% колхозов, работавших на фашистское командование в численном эквиваленте 0,097% по отношению к довоенному числу тружеников.

Не прекращавшийся экономический саботаж, активные действия партизан, частые диверсии подпольщиков продолжали нарушать планы захватчиков: к осени 1942 г. в Краснодарском крае, несмотря на все старания оккупантов, в полмощности работало не более 380 колхозов.

В целом, реформирование хозяйственной структуры села шло весьма вяло. Более энергично реализовывать «новый аграрный порядок» фашисты стали только в конце 1942 г., так как положение на фронтах складывалось не в их пользу, и они надеялись опереться на поддержку местного населения. По данным партизанской агентуры в Крымском, Верхнебаканском, Северском районах Кубани в ноябре-декабре 1942 г. немцы выдавали своим пособникам, так называемым «новым казакам», по 1 га земли на душу и по две лошади на семью, после чего «новые казаки» становились единоличными хозяевами. В Краснодаре 20 декабря 1942 г. был созван краевой «съезд земледельцев»2. Именно на этом съезде были озвучены положения закона Розенберга и объявлено о начале повсеместного осуществления аграрной реформы.

Таким образом, необходимо отметить, что период временной оккупации Краснодарского края и Адыгейской автономной области был разрушительным бременем для сельскохозяйственного производства, поскольку оккупанты выкачивали из деревни все необходимые продовольственные и сырьевые ресурсы. Необходимо заметить, что большинство «сотрудничавших» сельских жителей с оккупационными властями зачастую делали это сознательно, поскольку были уверены во временном характере оккупации региона. Кроме того, следует подчеркнуть, что несмотря на частичную и временную оккупацию Кубани и Адыгеи, партизанское движение по образцу формирования в оккупированных территориях западных районов СССР с первых дней войны. Кроме того, настроение местного населения, относительно дилеммы «проводить ли посевные работы» определялось большинством как утвердительное, поскольку бытовала устойчивая уверенность, что уже сбор урожая будет проходить на освобожденной от врага территории.

Во втором параграфе «Восстановление и развитие сельского хозяйства Краснодарского края в ходе войны (1943-1945 гг.)» отмечается, что после освобождения оккупированных территорий встала первоочередная задача по воссозданию и восстановлению разрушенных хозяйств как в городах, так и в сельском секторе региона. Оккупационный режим нанёс колоссальный урон материальной базе всего колхозно-совхозного сектора экономики страны, освобождаемых регионов. Восстановление Краснодарского края и Адыгейской автономной области началось сразу же после изгнания немецких захватчиков. Основные задачи возрождения были сформулированы в постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 21 августа 1943 г. «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации».Изложенные в постановлении мероприятия, в частности, предусматривали: возврат колхозам скота, эвакуированного в восточные районы; восстановление птицеводства в колхозах; предоставление колхозникам, крестьянам-единоличникам, а также рабочим и служащим льгот по поставкам сельскохозяйственных продуктов государству в 1943 г.; меры по восстановлению машинно-тракторных станций и машинно-тракторных мастерских; оказание помощи коллективным и советским хозяйствам семенами для озимого сева 1943 г.; мероприятия по восстановлению и строительству жилищ для колхозников, рабочих и служащих; восстановление железнодорожных вокзалов и станций; наделение приусадебными участками транспортных рабочих железных дорог и др. Для выполнения данного постановления создавался специальный Комитет при СНК СССР по восстановлению народного хозяйства в районах, освобожденных от временной фашистской оккупации. Вопросам возрождения сельского хозяйства Краснодарского края было посвящено три Пленума крайкома ВКП(б), которые состоялись в 1943 г. Данный факт свидетельствует о приоритетности отрасли в развития всего народного хозяйства Кубани.

Временная частичная оккупация нанесла тяжелейший урон сельскому хозяйству Краснодарского края и Адыгейской автономной области. Огромные разрушения и убытки, ставшие ее следствием, отбросили на несколько десятилетий назад все отрасли сельскохозяйственного производства. Достаточно сказать, что только к концу 50-х гг. Кубань достигла предвоенного уровня развития этой отрасли. По отдельным видам поголовья скота восстановить прежние показатели удалось уже значительно позже. Колхозы и совхозы Краснодарского края к концу января 1943 г. фактически находились в состоянии полной разрухи. По всем показателям их деятельности ситуацию можно было охарактеризовать как весьма критическую. Отступая под ударами Красной Армии, гитлеровские захватчики, следуя приказу Гитлера, оставляли после себя «выжженную землю». Поэтому уничтожению подвергалось все, что хоть в малейшей степени потенциально могло быть использовано для снабжения армии и мирного населения продовольственными ресурсами.

Наиболее тяжелое положение складывалось с машинно-тракторным парком МТС, совхозов и колхозов. Значительная часть тракторов, комбайнов и другой сельскохозяйственной техники была потеряна еще в период неудачно проходившей эвакуации августе 1942 г. Оставшаяся в сельских районах техника в период оккупации была либо вывезена немцами в Германию, либо уничтожена ими при отступлении. Столь же катастрофическое положение складывалось с наличием поголовья общественного скота и птицы. Его практически не осталось в колхозах и совхозах. Тяжесть потерь усугублялась гибелью элитных, племенных видов лошадей и овец, которыми Кубань славилась в 30-е гг. Аналогичная ситуация имела место и в подсобных хозяйствах сельских тружеников. Оккупанты в крестьянских подворьях изъяли или истребили почти полностью коров, свиней, овец и все виды птиц. Серьезный ущерб нанесен был зерновому хозяйству: значительная часть земель оказалась заброшенной и в первые годы после освобождения Кубань не была включена в хозяйственный оборот. Сев озимых культур осенью 1942 г., т.е. при оккупантах, проходил без соблюдения соответствующих агротехнических и агрономических правил, и поэтому урожай 1943 г. ожидался в незначительных размерах. В этих условиях ключевым направлением в восстановления разрушенного сельского хозяйства Краснодарского края и Адыгейской автономной области стала, прежде всего, борьба за вывоз хлеба. Только комсомольские организации Краснодарского края организовали свыше 80 районных обозов по доставке зерна на заготпункты.

Общая площадь Краснодарского края, до войны составлявшая 8 357 739 га. на 1 ноября 1943 г. была увеличена на 143 834 га. В соответствии с постановлением СНК СССР в состав региона была передана часть земель Карачаевской автономной области1. Оккупация серьезно затруднила развитие животноводства. Одной из причин неудовлетворительного состояния животноводства являлось отсутствие достаточной кормовой базы и приспособленных помещений, что влекло значительный падёж поголовья. Кроме резкого ухудшения содержания скота в специальных помещениях, нельзя не отметить и существенное ухудшение ветеринарного обслуживания. Распространились различные эпизоотии – бруцеллез, чесотка, оспа, ящур и др., что во многом было связано не только с прифронтовым положением Краснодарского края в связи с перегоном через его территорию эвакуированного скота. Большое значение для возрождения села имела реэвакуация скота в Краснодарский край из Закавказья и Дагестана.

На бюро Краснодарского и Адыгейского комитетов ВКП (б) была проанализирована ситуация и намечены срочные меры по восстановлению сельскохозяйственного производства. Тяжесть ответственности для решения этой проблемы вновь полностью возлагалась на колхозы и совхозы.

Огромные разрушения были нанесены оккупацией жилищному фонду сельских населенных пунктов. Десятки тысяч семей колхозников и рабочих совхозов и МТС оказались без жилья, вынуждены были жить в землянках и других неприспособленных для нормального проживания местах. С другой стороны государство в лице властных региональных структур на местах не всегда и не в полной мере проявляло должное внимание к нуждам и бедствиям сельского населения края, перенесшего тяжелые страдания и лишения в период оккупации. Количество и перечень налогов, займов и различных поставок в фонд государства и Красной Армии значительно превышали не только доходы колхозников и заработанные ими трудодни в общественном хозяйстве, но своими чрезмерными размерами доводили крестьянское подворье до истощения, а семьи колхозников – до уровня крайней нужды. Однако и в таких условиях сельские труженики Краснодарского края сумели выстоять и сделать все от их зависящее для максимального выполнения заданий и планов правительства. Это свидетельствует о высоком уровне жертвенности и патриотизме рядового крестьянина ради воссоздания и экономического, и морального потенциала своей Родины. Характеризуя ситуацию, сложившуюся в сельском хозяйстве Краснодарского края, соискатель пришёл к заключению об энтузиазме населения, готового на самоотверженные поступки во имя достижения Победы.

В третьем параграфе «Всенародная помощь сельского населения Кубани и Адыгеи фронту» дается характеристика видовому и количественно-качественному принципу всенародной помощи сельских тружеников региона и их вклад в общее дело Победы советского народы в Великой Отечественной войне. Огромную работу, направленную на всемерное усиление помощи фронту, провели в годы Великой Отечественной войны труженики советской деревни.

Помощь фронту со стороны сельских тружеников осуществлялась постоянно и организовывалась разнообразными формами; это и пополнение фонда обороны; сбор теплых вещей для воинов армии и флота; сбор металлолома для нужд отечественной промышленности; формирование на Кубани народного ополчения; шефство над госпиталями. Со стороны сельских тружеников Краснодарского края, как и по всей стране, можно было ожидать проявления заботы о семьях фронтовиков.

На призыв партийных органов и государственных структур об улучшении работы тыла, о всемерной помощи фронту трудящиеся отвечали практическими делами. Мостовским районом Краснодарского края в фонд обороны страны в 1941 г. было внесено 100 тыс. рублей деньгами и на 400 тыс. рублей облигаций займов1. Следуя инициативе коллектива московского завода «Красный пролетарий», трудящиеся Северного Кавказа стали ежемесячно отчислять в фонд обороны свой однодневный заработок. Уже к 1 августа 1941 г. только по Краснодарскому краю из отчислений трудящихся поступило 2613 тыс. рублей. Только за один день, 3 августа 1941 г. в фонд обороны было сдано 150 тыс. рублей, заработанных на воскреснике 28135 трудящимися Кубани (из них 7024 домохозяйки)2. Многие советские патриоты: русские, карачаевцы, черкесы, адыгейцы, чеченцы, украинцы вносили в фонд обороны по несколько тысяч рублей из личных сбережений.

Добровольные поступления в фонд обороны Родины росли изо дня в день, из месяца в месяц. Только в течение первых 18 месяцев войны – концу 1942 г. – от трудящихся Советского Союза в фонд обороны поступило 10,5 млрд. рублей наличными деньгами3. Трудящиеся Усть-Лабинского района в 1942 г. собрали в фонд обороны 1 млн. рублей, а вместе со сбором по займу – 2867 тыс. рублей, что в 3 раза превышало сумму, внесенную в 1941 г.4

Колхозное крестьянство повсеместно засевало сверхплановые «гектары обороны», рабочие создавали фронтовые бригады, отчислялся в фонд обороны ежемесячно однодневный заработок, становились на сверхурочные вахты.

Широкий размах получили добровольные взносы колхозников в фонд обороны наличных денежных средств и сбора продовольствия.

Неоценимую финансовую поддержку советскому государству оказало население всех республик, всех социальных групп, всех национальностей государству путем массовой подписки на государственные военные займы (10 млрд. в год). Они реализовывались досрочно и со значительным перевыполнением, покрыв в годы войны около 15% всех военных расходов страны1. Нельзя не отметить и активную агитационно-пропагандистскую деятельность местных органов власти на местах с целью развития патриотического движения по оказанию помощи фронту. В планах на перспективу повсеместно намечался определенный суммарный предел по реализации займов среди населения, однако хочется отметить, что этот план зачастую перевыполнялся жителями колхозов и совхозов Краснодарского края и Адыгеи. Всенародный характер приняло в Адыгейской автономной области патриотическое движение за сбор средств в фонд обороны. Только в первые дни войны в него было внесено 1407714 рублей, облигациями – на сумму 265 тыс. рублей, золотыми монетами – 75 рублей, 88 грамм золота, 1877 грамм серебра, собрано 307 грамм других ценных цветных и 2,5 тонн черных металлов. Большую активность проявляли школьники по сбору средств для строительства самолета – истребителя, санитарного поезда.

Важным источником накопления средств на оборону страны была реализация военных государственных займов и денежно-вещевых лотерей. Поступление денежных средств по займам и лотереям от населения советской страны почти равнялось среднегодовому расходу на Наркоматы обороны и Военно-Морского Флота. Рабочие, колхозники, служащие шли на серьезные лишения во имя победы. Выпущенные правительством государственные военные займы были реализованы с исключительным успехом2. Проявлением всенародного патриотизма советских людей стал сбор теплых вещей для РККА. Движение это получило такой размах, что потребовалось повсеместно создавать для приема и распределения поступивших вещей специальные комиссии. Уже к декабрю 1941 г. только тружениками ААО было собрано для бойцов 40 тыс. теплых вещей и 115,5 тыс. тонн шерсти для выделки валенок. В блокадный Ленинград было отправлено 11 вагонов продовольствия3. Помощь фронту со стороны сельских тружеников проявлялась в разнообразных формах: пополнение фонда обороны; сбор теплых вещей, формирование на народного ополчения; шефство над госпиталями. Со стороны сельских тружеников Краснодарского края, как и по всей стране, можно было ожидать проявления заботы о семьях фронтовиков.

Подводя итоги, необходимо заметить, что несмотря на суровые условия начавшейся войны, необходимость увеличить выпуск сельскохозяйственной продукции и одновременно готовность колхозников возложить на себя дополнительные тяготы в работе во имя скорейшего разгрома врага стали своеобразной основой для решения ЦК ВКП(б) и СНК СССР о повышении обязательного минимума трудодней, которые каждый колхозник обязан был выработать в течение календарного года. Причем, для каждого времени года, в зависимости от погодных и природных условий, от сложности сельскохозяйственных работ, устанавливалось строго определенное количество трудодней. Безусловно, эта мера позволила существенно повысить производительность труда на полях и на фермах, увеличить количество произведенной продукции. Однако сверхнапряжение на рабочих местах, ставшее обыденностью в годы Великой Отечественной войны, отрицательно сказывалось на состоянии здоровья колхозников и колхозниц, ухудшало их самочувствие и снижало трудовой энтузиазм. Кроме того, оплата труда, несмотря на увеличившийся объем работы, оставалась прежней, т.е. такой же, как и в довоенное время. Данное обстоятельство в условиях затянувшейся войны также постепенно накладывало свой негативный отпечаток на способности тружеников сельского хозяйства выполнять напряженные планы военных лет.

Тем не менее, самоотверженный труд колхозников, рабочих совхозов и МТС стал в тяжелые годы Великой Отечественной войны своеобразным вкладом каждого сельского труженика Краснодарского края и Адыгеи в укрепление обороноспособности страны. Перевыполнение норм вдвое и втрое стало обычным явлением на колхозных полях. Этот порыв народного трудового энтузиазма стал возможным не в малой степени благодаря умению партийных организаций края перестроить свою работу в массах в соответствии с требованиями военного времени.
1   2   3   4   5   6

Похожие:

Сельское хозяйство Краснодарского края и Адыгейской автономной области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) iconОборонная промышленность восточной сибири в годы великой отечественной войны
Охватывают период с июня 1941 г по май 1945 г. Нижняя граница датируется 1941 г., началом Великой Отечественной войны, которая способствовала...

Сельское хозяйство Краснодарского края и Адыгейской автономной области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) iconМетодические рекомендации по проведению мероприятий, приуроченных...
Великой Отечественной Войне 1941-1945 г г., департамент образования, науки и молодежной политики Воронежской области направляет для...

Сельское хозяйство Краснодарского края и Адыгейской автономной области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) iconПлан по подготовке и проведению празднования 70-й годовщины Победы...
Улучшение социально-экономических условий жизни участников Великой Отечественной войны

Сельское хозяйство Краснодарского края и Адыгейской автономной области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) iconПлан мероприятий Батыревского района к 70-летию Победы в Великой...
Организация проверки социально-бытовых условий проживания ветеранов Великой Отечественной войны

Сельское хозяйство Краснодарского края и Адыгейской автономной области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) iconДальневосточная гражданская авиация в годы Великой Отечественной войны (1941 – 1945 гг.)
Ярошенко Александра Анатольевна – старший преподаватель, аспирантка кафедры отечественной истории Дальневосточного государственного...

Сельское хозяйство Краснодарского края и Адыгейской автономной области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) iconМарийская деревня в годы Великой Отечественной войны (1941-1945):...
Охватывают Марийскую асср, образованную 5 декабря 1936 г

Сельское хозяйство Краснодарского края и Адыгейской автономной области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) icon1. Историческая справка о Великой Отечественной войне 1941-1945 годов
Всемирно-историческое значение Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов

Сельское хозяйство Краснодарского края и Адыгейской автономной области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) iconКофанов Л. Л. Дигесты Юстиниана
Васильева О. Ю., Кудрявцев И. И., Лыкова Л. А. Русская Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. Сборник...

Сельское хозяйство Краснодарского края и Адыгейской автономной области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) iconЭкономика СССР в годы великой отчественной войны
Это была Победа созданного великим Лениным Советского государства, самого передового общественного строя, социалистической экономической...

Сельское хозяйство Краснодарского края и Адыгейской автономной области в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) iconМуниципальная программа «Празднование 70-й годовщины Победы в Великой...
Распоряжение Администрации города Челябинска «Об утверждении муниципальной программы «Празднование 70-й годовщины Победы в Великой...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную