Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования






НазваниеПравительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования
страница7/9
Дата публикации06.09.2017
Размер0.99 Mb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > География > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Среднедушевые денежные доходы. По этому показателю за 2000-2010 гг. наблюдается устойчивое снижение межрегионального дисбаланса (см. Табл. 3-3). В 2000 г. доходы самого богатого региона (Москва) были выше наиболее бедного региона (Ингушетия) в 13,6 раз. В 2010 г. разница сократилась более чем вдвое и составила 6,3 раза. К тому же регионы с максимальным и минимальным среднедушевым доходом поменялись. Это говорит о том, что регионы не застаиваются на месте, происходит смена лидеров и аутсайдеров при общем сокращении разрыва в среднедушевых доходах.

Можно с определенностью сказать, что сокращение дисбалансов в основном происходит за счет бюджетных вливаний. Так, в Ингушетии зарплаты на бюджетных должностях сильно выросли – среди работников образования почти в 2,5 раза за 2005-2010 гг., среди госслужащих в 2 раза, среди работников здравоохранения – в 2,4 раза за тот же период.

Такая же картина наблюдается по 10% групп самых богатых и самых бедных регионов: разница в среднедушевых доходах в 2000 г. составляла 3,4 раза, а в 2010 г. – уже 2,4 раза [12]. Тенденция сокращения межрегиональных дисбалансов по показателю среднедушевых денежных доходов тесно коррелирует с отмеченными выше тенденциями по показателю среднемесячной начисленной заработной платы в расчете на одного работника. И точно так же динамика данного показателя ставит вопрос об определенной исчерпанности возможностей для дальнейшего сокращения соответствующих показателей, характеризующих межрегиональные дисбалансы.

Интересно сравнить российские показатели с китайскими. Межрегиональный дисбаланс экономики в Китае находится на довольно высоком уровне. Это связано с быстрым развитием промышленных центров и отставанием сельскохозяйственных провинций. Так, в 2009 г. валовой региональный продукт на душу населения в Шанхае (самый высокий на всем рассматриваемом временном промежутке) превышал аналогичный показатель в Гуйчжоу (самый низкий уровень валового регионального продукта на душу населения) в 7,6 раза (см. Табл. 3-4). Такой разрыв связан с тем, что Шанхай – крупнейший промышленный центр мира, а Гуйчжоу – сельскохозяйственная провинция Китая, значительная территория которой расположена в горах, что затрудняет развитие сельского хозяйства. Разрыв между максимально и минимально производительными регионами в Китае за 10 лет сократился на 21%, а разрыв между группами наиболее и наименее производительных регионов, напротив, увеличился на 3,5%. Такая неравномерная динамика межрегиональных дисбалансов объясняется бурным характером развития экономики Китая.

Как представляется, китайская модель развития западных районов могла бы стать основой для создания модели развития районов Сибири и Дальнего Востока, так как проблемы экономического развития 12 провинций западных районов Китая и российского Дальнего Востока и Сибири, в общем и целом, схожи. Модель развития экономики, в основе которой лежит освоение экономически отсталыми районами природных ресурсов, а более развитыми районами – производство и переработка продукции создает на длительный период ситуацию, при которой разрыв между передовыми и отсталыми районами будет продолжать увеличиваться. До тех пор, пока природные ресурсы из отсталых районов будут обеспечивать потребности экономически развитых районов, отсталые районы так и не смогут воспользоваться своим преимуществом для получения более дешевой энергии для развития обрабатывающей промышленности на собственной основе. Как мы видим, такая экономическая ситуация характерна как для западного Китая, так и для российского Дальнего Востока и Сибири.

К характерным чертам западных районов Китая относятся такие, как значительные пространства – свыше 70% территории страны, низкая плотность населения – 28% средней плотности по Китаю, большая протяженность границы, богатство природными ресурсами, истоки всех крупных рек Китая, неразвитая региональная инфраструктура, более низкий уровень образования, чем в среднем по стране, более низкий показатель ВВП на душу населения по сравнению со средним показателем по стране. Все эти характеристики в полной мере относятся к территориям российского Дальнего Востока и Сибири.

Как представляется, для развития Дальнего Востока и Сибири Россия должна начать с развития там инфраструктуры. В противном случае будет крайне затруднительно создать там предприятия обрабатывающей промышленности, поскольку на Дальнем Востоке за исключением Транссибирской магистрали и автомобильной трассы вдоль Транссиба практически нет других путей сообщений. Как представляется, трасса Чита-Хабаровск в нынешнем виде мало пригодна для коммерческих транспортировок грузов по этому маршруту.

Россия вполне могла бы использовать основные направления программы развития западных районов Китая для подъема Дальнего Востока и Сибири как в сфере финансирования и реализации инфраструктурных проектов, так и в сфере предоставления различных льгот для российских и иностранных инвесторов при создании новых рабочих мест, а также для привлечения рабочей силы из других районов страны.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

  1. Межрегиональные дисбалансы экономики России на протяжении 2000-х гг. оставались достаточно значительными и характеризовались тем, что по такому показателю, как валовой региональный продукт на душу населения они практически не изменилась, зато важно отметить существенное снижение дисбаланса по показателям средней заработной платы в расчете на работника и среднедушевым денежным доходам. При этом состав наименее и наиболее развитых регионов остался практически таким же.

  2. Достигнутый прогресс в снижении межрегиональных дисбалансов по поазателю средней заработной платы на работника и среднедушевым денежным доходам был обеспечен, прежде всего, не развитием экономики бедных регионов, а активной реализацией политики бюджетного выравнивания.

  3. Активная политика бюджетного выравнивания, оказывающая в значительной мере и дестимулирующее воздействие, нуждается в корректировке. Необходима переориентация в политике бюджетного выравнивания от перераспределения средств из федерального центра в регионы к политике развития экономического потенциала этих регионов, обеспечивающего большую бюджетную обеспеченность.

  4. Уровень межрегиональных дисбалансов в России сегодня даже выше, чем в Китае. За 10-летний период в России не было достигнуто снижение уровня межрегионального дисбаланса.

3.2. Проведение региональной политики в России на примере формирования промышленных кластеров

В последнее время во всем мире большое внимание уделяется практической реализации теории кластеров. В России, как и в КНР, этой концепции придается большое значение.

Кластеры появляются в тех регионах РФ, где существуют подходящие предпосылки для создания таких комплексов предприятий и организаций. Можно отметить следующие предпосылки: существование блоков компаний, связанных тесными производственными отношениями в процессе изготовления конечного продукта, сформированный порядок распределения ресурсов на заданной территории, разделения труда и специализация ТПК, помощь органов государственного власти на всех уровнях.

Как правило, в России перспективными кандидатами в кластеры обычно становятся компании аэрокосмической и топливноэнергетического отрасли. Продукция этих секторов (нефть, газ, алюминий, боевые самолеты и ракеты) по общему признанию является конкурентоспособной на мировых рынках. на международной арене.

Однако, эти преимущества получены не в результате конкуренции, а как «наследие Советского Союза» (оборонно-промышленный комплекс), или как «подарок природы»» (сырьевой сектор) [19].

Конкурентные преимущества, достигаются путём взаимного противостояния компаний, входящих в кластер, являются самоподдерживающимися, а, следовательно, и устойчивыми. Компании не дают друг другу расслабиться ввиду угрозы со стороны конкурентов. Преимущества же, не связанные с рынком, могут как наращиваться так и растрачиваться, т.к. компании не прикладывали особых сил к их созданию.

Не все российские нефтегазовые предприятия поддерживают создание поблизости кластера конкурентоспособных компаний. Скорее всего, конкурентные преимущества будут растрачены как ядром кластера, так и окружающими фирмами.

Тем не менее, кластеры в России создаются. Правительство отмечает важность повышения конкурентоспособности экономики страны. Программа «Формирование и поддержка кластерных инициатив» способствует выделению нескольких перспективных кластеров для создания индустриальной основы повышения конкурентоспособности России.

Одним из регионов, с активной проводимой кластерной политикой является Нижегородская область, в которой ещё при централизованной экономике стали образовываться промышленные кластеры:

  • энергетический;

  • лесной и деревообрабатывающей промышленности;

  • химической и нефтехимической промышленности;

  • металлургическая промышленность;

  • металлообработка и другие [4].

В последние годы в Красноярском крае в активно формируются лесопромышленные, агропромышленные, ювелирные, и транспортные кластеры.

Что касается Самарской области, то здесь можно говорить о возможности формирования таких промышленных кластеров, как ракетостроительный, автомобиле- и авиастроительный.

Для Томской области является характерным формирование регионального кластера, связанного с западносибирским нефтегазовым комплексом, высшие учебные заведения, научно-исследовательские институты, машиностроительные и другие предприятия [15]. В процессе формирования кластера предприятия Томска сотрудничают с крупными добывающими нефтегазовыми компаниями.

Характерным примером может служить Санкт-Петербург. За время работы г-жи Матвиенко на посту губернатора в городе были созданы автомобильный кластер, кластер по производству автомобильных компонентов, дан импульс активному развитию кластера высоких технологий, был создан фармацевтический кластер. В частности, создание фармацевтического кластера явилось результатом принятия Министерством промышленности и торговли стратегии «ФАРМА-2020». Предприятия этого кластера базируются на участках «Ново-Орловское» и «Нойдорф», находящихся в Особой экономической зоне, а также в промышленной зоне «Пушкинская». Для реализации проекта город активно использует такие конкурентные преимущества, как квалифицированные кадры, благоприятный инвестиционный климат и научно-технический потенциал.

Одна из целей экономической политики России – создание кластеров, которые являются эффективным средством для решения глобальных задач, стоящих перед страной. В последнее время значительно повышается актуальность создания кластеров. Необходимо отметить, что дисбалансы в развитии отдельных регионов были бы менее масштабны в случае использования на практике теории кластеров. Кластеризация способствует обмену прогрессивной информацией между сторонами и принятию совместных оптимальных решений.

В связи с невысоким уровнем доверия участники экономических отношений создание кластера невозможно без участия государства, выступающего в роли независимого регулятора и гарантирующего исполнения сторонами заключённых договорённостей. При этом задачи, решаемые кластером, имеют важное государственное значение.

Для получения успешных результатов кластерной политики в Российской Федерации необходимо реализовать следующие мероприятия:

  • выявление кластеров, образованных в субъектах России;

  • исследование возможностей развития кластеров;

  • создание образовательных программ по проведению кластерной политики на всех уровнях;

  • организация форумов и конференций по кластерной политике;

  • участие в специализированных международных встречах по вопросам создания кластеров;

  • создание региональных баз данных по кластерам [17].

Кластерная политика должна стать важной частью федеральной политики развития экономики, реализуемой соответствующими министерствами. Кластерный подход необходимо интегрировать в развитие различных инфраструктур и отраслей промышленности. Таким образом, для уменьшения дисбаланса в экономическом развитии отдельных регионов необходимо проведение эффективной кластерной политики, требующей проведения определённых предварительных мероприятий.

3.3. Инвестиционный аспект регионального сотрудничества Российской Федерации и КНР

В диалоге между Россией и Китаем значимая роль отводится необходимости стимулирования взаимных инвестиций. Однако в отличие от внешней торговли, объемы которой почти ежегодно увеличиваются, инвестиционное сотрудничество практически не развивается. Прямые иностранные инвестиции из Китая составили в 2010 г. менее 1% в совокупных инвестициях, полученных Россией, при этом они выросли с 2006 по 2010 г. почти в 6 раз; доля России в накопленных Китаем прямых инвестициях еще меньше.

Реализация совместных программ [1], опека инвестиционного процесса в целом и отдельных проектов в рамках встреч, двусторонних комиссий и подкомиссий по сотрудничеству проблему решают в малой степени. Закономерно возникает ряд вопросов: что препятствует наращиванию взаимных вложений, и каковы перспективы этого процесса; нужна ли существенная государственная (централизованная) опека, заключение формальных институциональных соглашений.

Страны, вовлеченные в более развитые формы сотрудничества, имеют большие объемы взаимных прямых иностранных инвестиций, при этом развитие взаимной торговли стимулирует взаимное движение капитала. Объяснение этого состоит в особенностях организации современного транснационального производства. Доля России в китайской торговле в 1995 и 2005 гг. составляла около 2%, что существенно ниже доли США или Германии, отделенных от КНР значительно большим расстоянием. Доля Китая в российской торговле в 1995 и 2005 гг. была ниже доли Германии, Нидерландов и Италии, не имеющих с Россией общей границы. Индексы торговой концентрации (1,1 и 0,7 в Китае и России соответственно) показывают, что Китай торгует с Россией больше на 10%, чем это «предсказано» долей России в мировом обороте, а Россия с Китаем меньше на 30%, чем это «предсказано» долей Китая в мировом обороте. При этом индексы концентрации Китая на торговле с Японией составляет 2,5, а с Гонконгом 5 [20]. Таким образом, потенциал торговли России и Китая остается неиспользованным в полной мере , следовательно, низкий уровень их взаимных инвестиций выглядит предсказуемым.

Рассмотрим, как пространственно распределялись объемы капитала, поступившие из Китая в Россию. Наиболее привлекательным для китайских инвесторов на протяжении 2006-2010 гг. был Северо-Западный федеральный округ (от 52 до 70% китайских инвестиций), где основные инвестиции пришлись на Санкт-Петербург (от 53 до 66%). За период с 2006 г. в 2 раза увеличилась доля инвестиций, накопленных Центральным федеральным округом, в основном за счет поступлений в Москву. Доля капитала, привлеченного в Дальневосточный федеральный округ, напротив, снизилась почти в 2 раза. При этом накопленные инвестиции в абсолютном выражении выросли во всех федеральных округах, в т. ч. и в Дальневосточном, в 3 раза, с 31 до 97 млн. долл. США (Табл. 3-5).

Хотя инвестиции из Китая в Россию по-прежнему незначительны и преждевременно говорить о том, что развитие торгового сотрудничества привело к созданию транснациональных производств с китайскими источниками капитала, взаимосвязь между пространственной структурой накопленных прямых инвестиций и взаимной торговлей имеет место. Так, например, доля Южного федерального округа малозаметна в структуре взаимной российско-китайской торговли и практически равна нулю в структуре накопленных инвестиций. Нулевые значения по обоим показателям также имеет Северо-Кавказский федеральный округ. Географически близкий к Китаю Дальневосточный федеральный округ имеет скромные показатели как по доле во взаимной торговле, так и по накопленным инвестициям в сравнении с лидирующими округами.

Основным приоритетом для инвесторов из КНР на протяжении 2006¬-2010 гг. оставались операции с недвижимым имуществом, арендой и предоставлением услуг - доля этого вида экономической деятельности в суммарных накопленных инвестициях составляла от 56 до 68%. В 2008-2010 гг. резко повысилось значение инвестиций в финансовую деятельность (см. Табл. 3-6).

Пространственное распределение китайских инвестиций в прочие виды деятельности (помимо операций с недвижимостью и финансовой деятельностью) показывает, что эти инвестиции в значительной степени смещены в Дальневосточный и Сибирский федеральные округа, хотя доля Центрального федерального округа выросла за период с 2007 г. в 4 раза (см. Табл. 3-7).

В свою очередь, приграничные регионы, расположенные в Дальневосточном и Сибирском федеральных округах и соседствующие с КНР, получили значимую долю инвестиций в реальный сектор экономики (а именно в сельское и лесное хозяйство, добычу полезных ископаемых, в меньшей степени - в обрабатывающие производства).

Китайские инвестиции в сельское и лесное хозяйство в Забайкальский, Приморский, Хабаровский края, Еврейскую автономную область (ЕАО) и Амурскую область составили в 2010 г. в сумме более 55% от китайских инвестиций в этот вид деятельности. Впрочем, регионом-лидером с 2007 до 2010 г. оставалась Томская область - к 2010 г. в лесном хозяйстве объем инвестиций из КНР составил более 25 млн. руб. (см. Табл. 3-8).

Объем накопленных прямых инвестиций из КНР в добыче полезных ископаемых в приграничных регионах (Забайкальском и Приморском краях, Еврейской автономной области) составил к концу 2010 г. более 66% (см. Табл. 3-9).

Чуть менее 30% инвестиций из КНР накоплено приграничными регионами в 2010 г. по виду экономической деятельности «обрабатывающие производства», в том числе 18,3% - Приморским краем, 2,4% - Хабаровским, 4,1% - Амурской областью и 4,9% - Еврейской автономной областью. Доля приграничных регионов выросла в 3 раза с 2006 г., после резкого уменьшения доли Республики Башкортостан в 2008 г. (в 2006 г. на нее приходилось 70%, в 2007 г. - 30% инвестиций, а в 2010 г. - лишь 3% китайских инвестиций в обрабатывающие производства). Интересно, что по такому виду экономической деятельности, как торговля, приграничные регионы накопили существенно меньшую долю китайских инвестиций, чем лидирующие регионы, в частности, Новгородская область (35,5% в 2010 г.), Москва (12,5%), Республика Башкортостан (8,2%) и Санкт-Петербург (7,3%).

Всего приграничными регионами в 2006-2010 гг. было накоплено от 11 до 18% прямых инвестиций, поступивших из Китая, что является относительно высокими показателями, учитывая удельный вес суммарных накопленных прямых инвестиций из всех стран в экономиках приграничных регионов (от 1 до 2%).

Наиболее заметным среди прочих документов о сотрудничестве на данный момент является «Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-Востока КНР» [1]. Однако реализация этой Программы оказалась неудовлетворительной. Выбыл ряд проектов с российской стороны, возникли противоречия в выделении приоритетных, именно для китайских инвесторов, проектов, проявилось отсутствие заявленных инвестиций. Все это указывает на определенные и серьезные противоречия между желаемым и реальным состоянием инвестиционного процесса. Так, например, ни один из проектов, включенных в Программу от Амурской области, не начал реализовываться, а некоторые, в частности «Освоение Евгеньевского месторождения апатита в Тындинском районе Амурской области» и «Освоение Куликовского месторождения цеолитов», были исключены из приоритетных списков.

Впрочем, процесс формирования и переформирования этих списков идет параллельными, непересекающимися путями с теми инвестиционными приоритетами, что уже сложились. Так в 2010 г. основные инвестиции из Китая в Амурскую область поступили, в основном, в малый бизнес - в производство керамической продукции (кирпич, черепица и пр.) в ООО АСПК «Сиган», в общестроительные работы по возведению зданий (ООО «Компания строительных материалов «Чжэнь Син»), в выращивание масличных культур (ООО «Амурская Оцзя»), в лесозаготовку, сбор дикорастущих плодов и ягод (ООО «Лесная лига» и ООО «Лесная гармония»). В других регионах Сибири и Дальнего Востока, в том числе приграничных, ситуация похожа.

Китайские предприниматели выделяют следующие проблемы, с которыми они сталкиваются при желании инвестировать в экономику РФ:

  • недостаток опыта у российских партнеров по инвестированию за рубежом;

  • невысокий, в целом, уровень подготовки менеджмента;

  • слабая проработка технико-экономического обоснования;

  • трудности привлечения финансовых средств.

Например, слабая проработка технико-экономического обоснования стала одним из основных сдерживающих факторов начала реализации крупного проекта китайской автомобилестроительной компании «Великая стена» по сборке автомобилей в ОЭЗ Елабуга (Республика Татарстан). В конце 2006 г. возникла конфликтная ситуация на крупнейшем китайском подрядном строительном объекте «Башня Федерация» (г. Москва). Китайские инвесторы высказывали жалобы на трудности взаимодействия с администрациями различных уровней, сложности при оформлении землеотводов, получении разрешений на использование китайской рабочей силы, ввоза оборудования в счет уставных фондов предприятий. Анализ данных Государственного комитета по делам развития и реформам КНР подтверждает, что ряд проектов реализуются медленно, либо они приостановлены [2, 3].

Если предположить, что приведенные проблемы действительно являются основными препятствиями для китайских инвестиций в России, то означает ли это, что в приграничных регионах уровень менеджмента или качество подготовки технико-экономического обоснования лучше, чем в других российских регионах? Или в этих регионах проще с получением разрешений и ввозом оборудования и рабочей силы? Ответ на первый вопрос о лучшей подготовке и квалификации менеджеров и экономистов в приграничных регионах очевидно отрицателен. Однако, вероятно, преодолеть административные барьеры в этих регионах проще благодаря посредничеству и практикам оформления бизнеса на подставных лиц. Такие неформальные модели экономического поведения в целом характерны для различных видов приграничных экономических обменов между Россией и Китаем, в том числе в сфере сельского и лесного хозяйства и добычи полезных ископаемых.

Коррупция и сложившиеся и ставшие привычными еще в начале 1990-х гг. в рамках «челночной» торговли сетевые формы организации бизнеса облегчают реализацию такой модели экономического поведения. Но как в «челночной» торговле, так и в параллельных инвестициях причинами неформальной экономики является не большая склонность каких-то лиц к нелегальной деятельности, а чрезмерно жесткие барьеры, постоянно изменяющиеся правила, стремление заменить естественные экономические процессы желательными, но не опирающимися на реальную ситуацию проектами.

Пока центральные регионы России получают китайские инвестиции в финансовую сферу деятельности, аренду и сферу услуг, периферийные российские регионы привлекают их в первичный сектор, то есть добычу полезных ископаемых, сельское и лесное хозяйство. Такая пространственная структура инвестиций в целом соответствует сложившейся структуре хозяйства и пространственному распределению производств и экономических агентов. Однако скромные объемы привлеченных инвестиций указывают на другие противоречия, которые, если судить по различным программам, концепциям и представительным встречам, состоят в желании видеть китайские инвестиции более диверсифицированными по видам экономической деятельности и, точнее, направленными в сферу производства, например, переработку леса и сельскохозяйственной продукции. При этом географическая привязка китайских инвестиций к приграничным регионам в целом соответствует желаниям.

Опыт России и Китая подтверждает, что государственные инвестиционные программы и, что крайне важно, институты и институции, поддерживающие их реализацию, должны быть дружественны, а не конфликтны по отношению к складывающимся реальным моделям движения капитала.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconПрограмма дисциплины «Сценарный трейдинг» Правительство Российской...
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconПравительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное...
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconПравительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное...
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconПравительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное...
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconПравительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное...
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconПравительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное...
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconПравительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное...
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconПравительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное...
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconПравительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное...
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования iconПравительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное...
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную