Литература






Скачать 184.6 Kb.
НазваниеЛитература
Дата публикации18.04.2015
Размер184.6 Kb.
ТипЛитература
e.120-bal.ru > География > Литература

Материалы предоставлены интернет - проектом www.diplomrus.ru®

Авторское выполнение научных работ любой сложности – грамотно и в срок

Содержание

ВВЕДЕНИЕ... 3

Глава 1. ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ПАЛЕОЭКОНОМИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ АРХЕОЛОГИИ... 10

1.1. Первые опыты реконструкций хозяйственной деятельности в отечественной археологии... 11

1.2. Развитие палеоэкономических исследований в 1950 - 1970-е годы... 18

1.3. История изучения экономики населения ирменской и корчажкинской культур Верхнего Приобья... 32

Глава 2. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ СИСТЕМ ЖИЗНЕОБЕСПЕЧЕНИЯ... 40

2.1. Основные положения системного подхода и представление об обществе как о системе... 40

2.2. Проблемы терминологического аппарата при исследовании систем жизнеобеспечения... 47

2.3. Влияние географической среды на общество на ранних этапах истории... 53

Глава 3. ДИНАМИКА ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ ЮГА ЗАПАДНОЙ СИБИРИ

В ЭПОХУ ПОЗДНЕЙ БРОНЗЫ И В СОВРЕМЕННОСТИ... 62

3.1. Проблемы экстраполяции при реконструкции палеоландшафта... 63

3.2. Современная природно-географическая характеристика Верхнего Приобья... 67

3.3. Палеоклиматическая характеристика региона и повторяемость экстремальных природных явлений... 84

3.4. Колебания численности современных популяций диких и домашних животных... 90

Глава 4. ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИРМЕНСКОЙ И КОРЧАЖКИНСКОЙ КУЛЬТУР ВЕРХНЕГО ПРИОБЬЯ... 97

4.1. Потенциальная заселенность Верхнего Приобья в эпоху поздней бронзы... 97

4.2. Экономика и материальная культура населения Верхнего Приобья в эпоху поздней бронзы... 109

4.2.1. Производящие виды хозяйственной деятельности... 110

4.2.2. Присваивающее хозяйство... 123

4.2.3. Материальная культура ирменской и корчажкинской культур Верхней Оби в аспекте освоения местной сырьевой базы... 127

4.3. Модели экологической адаптации обществ эпохи поздней бронзы Верхней Оби... 139

ЗАКЛЮЧЕНИЕ... 154

ЛИТЕРАТУРА... 158

СПИСОК ПРИНЯТЫХ СОКРАЩЕНИЙ... 180

ПРИЛОЖЕНИЕ... 182

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. С внедрением в археологическую науку естественнонаучных методов и новых методологических разработок, заимствованных из этнографии, появилась возможность исследовать экономическую историю древних обществ на качественно новом уровне. Здесь мы имеем в виду разработки методологических аспектов системы ХКТ (Левин, Чебоксаров, 1955) и начавшиеся в отечественной науке в 1960-1970-х годах теоретико-методологические исследования культуры, включая систему жизнеобеспечения.

Система жизнеобеспечения представляет собой сложный механизм адаптации человека и сообществ к природной и социально-культурной среде обитания в процессе удовлетворения жизненно необходимых материальных и духовных потребностей. От умело организованной системы жизнеобеспечения зависит не только гармония между человеком и обществом, человеком и природой, но и жизнь самих индивидов и социумов. Являясь составной частью повседневной культуры, жизнеобеспечение одновременно свидетельствует о степени культурного развития общества, его культурной специфике. Жизнеобеспечение находится в теснейшей связи с производственной и соционормативной сферами культуры и является одним из определяющих компонентов в экологическом процессе.

Исследование системы жизнеобеспечения позволяет наиболее полно рассмотреть закономерности человеческого поведения и развития культуры. Исходя из понимания культуры, как развивающейся, динамической системы адаптации человека, можно изучить закономерности ее развития. Построение модели системы жизнеобеспечения способствует более глубокому и детальному анализу таких компонентов культуры, как технологический, социологический, экономический. Наконец, реконструируя систему жизнеобеспечения, можно достаточно объективно установить причины таких

важных процессов, происходивших в древнее время, как миграции, переход от одного вида хозяйственной деятельности к другому, стратегия ведения хозяйства. Особую значимость подобные исследования приобретают при изучении археологических культур переходных периодов (от камня к бронзе, от бронзы к железу), позволяя конкретизировать причины смены хозяйственной стратегии.

Некоторые из вышеперечисленных положений напрямую относятся к теме настоящей работы. Моделирование экономической сферы системы жизнеобеспечения обществ эпохи поздней бронзы Верхнего Приобья является попыткой выявления факторов, обусловливающих процесс развития экономики корчажкинского и ирменского обществ. В данной работе дана попытка рассмотреть экономику позднебронзового века верховий Оби в динамике, с учетом воздействия на нее факторов природно-климатического фона и вариантами выхода из «кризисных» ситуаций, которые потенциально могли воздействовать на хозяйственную деятельность исследуемых культурных образований. Таким образом, реконструкция экономического компонента системы жизнеобеспечения указанных культур и построение ее гипотетической модели достаточно актуальна и целесообразна.

В свете изложенного целью нашей работы явилась реконструкция системы жизнеобеспечения племен эпохи поздней бронзы Верхней Оби и построение гипотетической модели данной системы.

Изучение функционирования древней экономики - сложный многоступенчатый процесс, требующий комплексного подхода для выполнения поставленной цели. В этой связи нами были сформулированы задачи, способствующие достижению данной цели. К их числу относятся:

1. Изучение опыта отечественных археологов по исследованию древней экономики.

2. Анализ терминологического аппарата, связанного с исследованием систем жизнеобеспечения.

3. Характеристика ландшафтной специфики и динамики природной среды Верхнего Приобья.

4. Реконструкция потенциальной заселенности Верхнего Приобья в позднебронзовую эпоху.

5. Характеристика элементов хозяйства и материальной культуры ирменской и корчажкинской культур обусловленных особенностями ландшафта.

6. Построение моделей экологической адаптации изучаемых обществ к климатическим изменениям и экстремальным природным явлениям.

Предметом исследования является экономическая сфера системы жизнеобеспечения указанных культур с учетом природно-климатического фона.

Элементы древнего хозяйства отображаются на археологическом материале, полученном в ходе раскопочных работ. Получая для анализа остеологические, палеоботанические и другие остатки деятельности человека, археолог имеет возможность сделать определенные выводы, касающиеся хозяйственной деятельности древнего человека. В этой связи объектом исследования данной работы являются тенденции развития хозяйственной деятельности ирменской и корчажкинской культур Верхнего Приобья, нашедшие отражение в материалах конкретных поселенческих памятников.

Территориальные рамки. Ирменская культура имеет довольно широкий ареал. Ее памятники распространены от Кузнецкой котловины на востоке до Иртыша на западе и от таежного Приобья на севере до предгорий Алтая на юге. В этой связи выделяют несколько локальных вариантов культуры, имеющих отличия в материальной культуре. Разные экологические условия существования и кросскультурные взаимоотношения сказывались и на особенностях хозяйства. Памятники корчажкинской культуры встречаются главным образом в Верховьях Оби. Ареалом сложения рассматриваемых культур, вероятно, являются районы Новосибирского и Барнаульского

Приобья, а также прилегающая к ним часть Кузнецкой котловины. Таким образом, регионом исследования является верхнее течение Оби.

Этот обширный регион охватывает несколько природно-климатических зон. В границах Верхнего Приобья можно выделить несколько ландшафтных областей, морфологические условия которых так или иначе оказывают (оказывали) влияние на формирование местных микроклиматических условий. Речь прежде всего идет о Приобском плато, Кузнецкой межгорной котловине и невысоких горах Салаирского кряжа. Таким образом, в границах исследуемого макрорайона четко выделяются три ландшафтных области: Приобское плато, Кузнецкая котловина и Салаирский кряж. Физико-географические характеристики обозначенных ландшафтных областей являются отражением ландшафтных особенностей юго-востока Западной Сибири в целом.

Хронологические рамки исследования определяются временем существования ирменской и корчажкинской культур Верхней Оби, датируемым XII - первой половиной VIII в. до н.э. (Кирюшин, Шамшин, 1987; Шамшин, 1988, 2004; Матвеев, 1985, с. 14-19; 1993, с. 93-135).

Источниковедческой базой диссертации являются материалы раскопок поселений ирменской и корчажкинской культур Верхнего Приобья, опубликованные в работах М.Т. Абдулганеева, В.В. Боброва, М.П. Грязнова, А.В. Гальченко В.И. Заха, Ю.Ф. Кирюшина, А.В. Матвеева, В.И. Матющенко, О.И. Новиковой, Е.И. Сидорова, Т.Н. Троицкой, А.Б. Шамшина и некоторых других авторов. Кроме того, источниками для написания работы послужили результаты полевых и лабораторных исследований памятника Танай-4, проводившиеся в течение 1987 - 2000 годов группой археологов КЛАЭ ИА Эт СО РАН КемГУ во главе с доктором исторических наук, профессором В.В. Бобровым. Данные материалы хранятся в КЛАЭ ИА Эт СО РАН КемГУ. Для реконструкции ландшафтной и природно-климатической специфики Верхнего Приобья, а также климатических условий на рубеже II - I тыс. до н.э. были использованы работы биологов, геологов, почвоведов, касающиеся данной

территории. Особую группу источников составляют работы по физиологии, местам обитания и другим характеристикам диких и домашних животных, входивших в рацион ирменских и корчажкинских племен.

Методология и методика. Методологической основой работы являются общефилософские подходы к изучению функционирования системных объектов, разработанные в науке в 1960 - 1970-е гг. (Блауберг, Садовский, Юдин, 1969; Блауберг, Юдин, 1973; Малиновский, 1970; Уемов, 1978 и др.). Другой важной методологической посылкой является утверждение об адаптивно-адаптирующих возможностях человеческого общества (коллектива). Работа также исходит из утвердившегося в науке положения о значимой роли географической среды в истории, особенно на ранних ее этапах и о закономерностях социально-экономического развития общества. В реконструкции адаптационных возможностей системы жизнеобеспечения мы исходили из общепринятого тезиса о том, что изменения природной среды глобального масштаба влекли за собой определенные сдвиги в хозяйственном укладе древних обществ. Нами также были учтены внутривековые циклы климатической изменчивости и их влияние на функционирование хозяйства. Помимо этого значимыми явлениями для системы жизнеобеспечения являлись периодически повторяющиеся экстремальные природные явления (засуха, года с аномальной увлажненностью, суровые многоснежные зимы).

Исходя из указанных задач, применялись соответствующие методы исследования. Для оценки системы жизнеобеспечения обществ эпохи поздней бронзы Верхней Оби использован ландшафтный подход. Применение ландшафтного подхода позволяет исследовать территорию хозяйствования в прошлом посредством ландшафтной перспективы в сочетании с методами местной (региональной) геоморфологии и другими исследованиями (археологическими, ботаническими, зоологическими,

палеоклиматологическими и прочее). Помимо знания особенностей ландшафта, изучение функционирования древнего хозяйства требует представления о

конкретных месторасположениях поселенческих памятников на местности с дальнейшим выходом на систему поселений. В этом нам помог, использовавшийся при исследовании метод картографирования.

Экологическая обусловленность хозяйственной деятельности обществ эпохи поздней бронзы Верхней Оби исследовалась при помощи позаимствованного из физической географии метода балансов, который помогает проследить динамику ландшафтной сферы (Арманд, 1975, с.88-114). В диссертации также были использованы математические методы для расчета численности населения, основанные главным образом на поселенческих материалах. Кроме того, в данной работе использован сравнительно-исторический метод, позволяющий интерпретировать рассматриваемые факты и раскрывать сущность изучаемых явлений. С его помощью мы попытались выявить общие и особенные черты в хозяйстве корчажкинской и ирменской культур.

Научная новизна работы. Эпоха поздней бронзы Верхнего Приобья, представленная главным образом ирменской и корчажкинской культурами, является одним из наиболее изученных этапов древней истории Западной Сибири. К настоящему времени решены многие проблемы, связанные с исследованием этих культурных образований, такие как хронология, периодизация, выделение локальных вариантов и другие.

Важной идеей нашего исследования является попытка анализа экономики ирменской и корчажкинской культур с точки зрения ее функционирования. Мы впервые попытались продемонстрировать цикличность хозяйства ирменских и корчажкинских племен, представив его не как статичный элемент жизнеобеспечивающей системы, а как сложный динамичный процесс со свойственными ему спадами и стабильным состоянием. Для этого были разработаны модели экологической адаптации корчажкинской и ирменской культур. В рамках данного диссертационного исследования также впервые произведен подсчет численности населения Верхнего Приобья в эпоху поздней

бронзы. Кроме того, основываясь на численности населения и учитывая факторы природно-климатического фона Верхнего Приобья в эпоху поздней ф бронзы, мы реконструировали систему ирменского скотоводства.

Практическая значимость работы заключается в том, что изучение системы жизнеобеспечения обществ позднебронзового века Верхнего Приобья является частью планомерного историко-археологического изучения этого региона в целом. Материалы и результаты диссертационного исследования могут быть использованы при подготовке обобщающих работ и учебно-методических пособий по древней истории Западной Сибири и при подготовке учебных спецкурсов по эпохе поздней бронзы юга Западной Сибири в системе высшего и общего образования.

w Апробация работы. Основные положения данного диссертационного

исследования были представлены на научно-практических конференциях, проводившихся в городах Барнаул (2001), Омск (2002), Кемерово (2002, 2004), Томск (2003), Новосибирск (2003), Иркутск (2005). Отдельные положения работы отражены в 8 научных публикациях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, ^ заключения, библиографического списка, списка сокращений и приложения.

Глава 1. ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ

ПАЛЕОЭКОНОМИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

АРХЕОЛОГИИ

Глубокое археологическое исследование ставит перед собой множество задач, направленных на получение наиболее полной и объективной информации, касающейся жизнедеятельности и функционирования древних обществ. Количество археологических источников, накопленных к настоящему времени за долгие годы существования археологической науки, современный методический арсенал, интеграция с естественными науками открывают перспективы в изучении социально-экономических структур дописьменного периода в истории человечества. Опыт и знания, накопленные современной наукой, позволяют реконструировать многие стороны жизнедеятельности древнего населения. Все это соответствует историзму отечественной археологии. Не случайно в науке возникли новые направления, которые дают возможность с достоверностью объяснить различные процессы в жизни древнейших народов.

Одним из направлений археологической науки является палеоэкономика, которая в своей сути призвана изучать функционирование и потенциал древних хозяйственных (экономических) систем (Бибиков, 1969, с. 5; Массой, 1971, с. 101; 1976, с. 95; Бобров, Михайлов, 1997, с. 8 и др.). В современных палеоэкономических исследованиях используются все типы археологических источников, осуществляется тесная междисциплинарная связь (с палеоботаникой, палеозоологией, палеогеологией, палеогеографией, палеодемографией, палеоклиматологией, и т.д.), имеется собственная методология. Но всему тому, что представляет собой данная субдисциплина сегодня, предшествовал длительный период становления палеоэкономики как научного направления, поиск оптимальной методологии и методов исследования. В этой связи необходимо изложить основные вехи развития

палеоэкономического направления в археологии. Принципиальность рассмотрения историографического аспекта подкрепляется еще и тем, что

Ф отдельных работ, посвященных становлению и развитию довольно

перспективной палеоэкономической субдисциплины, в настоящее время опубликовано крайне мало.

В целом данная глава этого исследования посвящена выявлению тенденций становления палеоэкономического направления в отечественной археологии. Поскольку неотъемлемой частью отечественной науки является западносибирская археология, то в связи с территориальными рамками, указанными в этой диссертации, вопросы становления палеоэкономических исследований будут рассматриваться в отдельных параграфах

™ преимущественно на примере работ, касающихся западносибирских

материалов.

1.1. Первые опыты реконструкций хозяйственной деятельности в отечественной археологии

ть Изучение древних экономических структур, имеющее длительную

историю, в какой-то мере началось в отечественной науке еще в конце XIX века. В археологии дореволюционного периода четко выделяются три основных подхода: эмпирический, эволюционный и палеоэтнологический (Гоголина, 1997, с. 6). Наиболее перспективным в то время было палеоэтнологическое направление, которое предполагало комплексное изучение материала и ставило своей задачей получение данных археологии, этнографии и антропологии в сочетании с исследованиями естественно-географической среды обитания древнего человека. То есть уже тогда представители палеоэтнологического направления пытались рассмотреть человека в неразрывной связи с окружающей его социальной и географической средой. Так, например, «палеоэтнологическая школа»

Б.С. Жукова продолжила естественнонаучные традиции Д.Н. Анучина, который обосновал необходимость тесной координации трех наук - этнографии, археологии и антропологии. Ученики этой школы рассматривали археологию как этнологию, областью изучения которой являлось древнейшее прошлое (Клейн, 1993, с. 19). Кроме того, непосредственно с палеоэтнологическими исследованиями можно связать первые попытки применения математической статистики для анализа археологического материала (Гоголина, 1997, с. 7). Но, безусловно, важно другое: именно широкое применение палеоэтнологического подхода в дореволюционной археологии способствовало переходу науки на путь интерпретации археологических фактов. Таким образом, уже в конце XIX века - до конца 20-х годов XX века, когда происходило формирование археологической науки, появляются работы Д.Я. Самоквасова, А.А. Спицина, В.В. Хвойко, Б.В. Формаковского, М.И. Ростоцева, содержавшие в себе попытки исторической интерпретации археологических источников.

С середины 20-х годов XX века по всей стране начинаются типологические изыскания, которые предполагали комплексные исследования. Если говорить об изучении древней истории Западной Сибири, то следует отметить, что состоялись этнологические экспедиции и в этот регион: С.А. Теплоухова - в Минусинский край (1920-1926), Туву (1926-1929); СИ. Руденко и М.П. Грязнова - на Алтай (1924-1929). Немаловажную роль для сибирской археологии сыграли исследования памятников эпохи палеометалла Г.П. Сосновским (1923-1927 гг. - Красноярская экспедиция; 1928-1929 гг. -Енисейская и Бурят-Монгольская экспедиции; 1935-1936 гг. - Бийская экспедиция). Эти экспедиции предполагали комплексное обследование макрорайонов и ставили своей целью получение данных по археологии, этнографии и антропологии в сочетании с исследованиями естественно-географической среды обитания древнего человека (Китова, 1993, с. 4-5, 21; 2003, с. 10-11). «Комплексный подход давал ученым необходимый материал для понимания культурно-исторических явлений, происходивших в Сибири»

(Китова, 1993, с. 5).

Стоит заострить внимание на эволюционно-этнологической концепции С.А. Теплоухова, которая частично была взята на вооружение многими археологами-марксистами, например СВ. Киселевым и М.П. Грязновым. Последние в дальнейшем развили ее некоторые положения (Китова, 1993, с. 19; 1994, с. 63). С.А. Теплоухов, имея основательную подготовку в области естественных наук и являясь сторонником палеоэтнологической концепции, направил свои научные интересы на изучение человека и среды, в которой развивалась социальная культура. Свои построения по первобытной истории он основывал на комплексных палеоэтнологических исследованиях. Ученый стремился использовать данные естественных наук для интерпретации археологических источников, зачастую преувеличивая значение географического фактора. В частности, его описание физико-географических условий Минусинского края сопровождается их соответствием определенным видам хозяйства, основные формы которого были выявлены для конкретных культур. Для описания хозяйства С.А. Теплоухов использовал термин «культурно-бытовые зоны», который, по мнению В.В. Боброва (1994, с. 75), можно интерпретировать как хозяйственно-культурные типы (ХКТ). Интересен и тот факт, что С.А. Теплоухов отмечает совпадение естественно-исторических районов (географических) с культурно-бытовыми зонами (ХКТ). Однако справедливости ради следует отметить, что его выводы о ХКТ древнего населения сделаны, в основном, по материалам погребений путем умозрительных заключений. Так, например, хозяйство носителей афанасьевской культуры он описал как охотничье-скотоводческое (скорее всего с преобладанием овцеводства), минусинской курганной культуры - как развитое скотоводство в сочетании с охотой и рыболовством, то есть носящее комплексный характер (Теплоухов, 1929, с. 42-55).

Дальнейшее развитие интерпретационной тенденции в археологии, несомненно, связывается с преобразованиями в идеологической сфере,

последовавшими после Октябрьской революции. С середины 20-х годов в отечественную науку в целом внедряется марксистко-ленинская идеология и методология (Глушков, 1983, с. 3-20). Последняя затронула весь спектр гуманитарных дисциплин и предопределила переход отечественной археологии на интерпретационный уровень. Таким образом, с конца 1920-х годов основным объектом археологического исследования стала история развития производительных сил и производственных отношений. В целом же до конца 1950-х годов большой вес имели «теория стадиальности», «родовая теория», «социологический схематизм» и яфетическая теория Н.Я. Марра (Бобров, 1997, с. 4; Гоголина, 1997, с. 8). Однако негативное отношение к данным теориям ряда ученых привело к их значительному ослаблению уже к концу 1930-х -началу 1940-х годов. Именно к этому времени значительно снижается «теоретическая активность» и начинается своеобразный период «чистки» (Гоголина, 1997, с. 10).

Вопросы палеоэкономики в этот период в теоретическом отношении попытались рассмотреть многие исследователи: А.В. Арциховский, А.Я. Брюсов, СВ. Киселев, а также так называемая группа «ИКС» (группа по исследованию истории кочевого скотоводства), куда входили В.В, Гольмстен, М.И. Артамонов, А.Н. Бернштам, М.П. Грязнов, Г.П. Сосновский и др. (Бобров, 1997, с. 4; Клейн, 1993, с. 21). Исследования ИКСовцев не ограничивались изучением кочевников раннего железного века. Помимо этого рассматривались материалы культур степных районов предшествующего времени, особенно эпохи бронзы. Особое внимание специалисты уделяли выяснению общих закономерностей, присущих развитию обществ кочевников, и выделению этапов кочевого скотоводства. Значительно меньше ИКСовцы затрагивали историю земледелия и земледельческих обществ.

Вообще интерес к изучению древних производительных сил (орудий труда) подстегнул развитие такого важного направления в археологической науке, как изучение древних технологий их производства. Именно в 20-х годах

XX века начинается планомерное изучение ряда древних производств: изготовления каменных орудий, металлургии, техники изготовления керамики и т.д. (Пряхин, 1986, с. 197).

Стоит отметить, что с этого времени начинается активно исследоваться в археологическом плане Западная Сибирь. Конечно, говорить о зарождении сибирской школы археологов пока не приходится. Изучение сибирского края происходит в рамках общих тенденций развития советской археологии в целом: молодые исследователи, пришедшие в науку, пытаются применить на практике марксистские методы. Начало широкого изучения края связано также с расширением его хозяйственного освоения.

В числе первых ученых, написавших на археологическом материале древнюю историю Южной Сибири с позиции марксизма, был СВ. Киселев (1951). Одна из первостепенных задач его глобального исследования -выявление основных отраслей хозяйства в различные эпохи и их изменения от раннего бронзового века до позднего средневековья. Основываясь на принципах исторического материализма, он попытался определить, каким образом изменения в экономике древнего населения отразились на социальных отношениях. Следует отметить, что возможность его исторических реконструкций ограничивалась, как правило, недостатком археологического материала. Однако СВ. Киселевым был высказан ряд положений, которые были подтверждены позднее им самим, а также последующими исследователями.

В 1951 году вышло в свет второе издание обобщающего труда СВ. Киселева «Древняя история Южной Сибири», где в логической взаимосвязи рассматривался археологический материал, накопленный за годы работ (Киселев, 1951). Используя периодизационную схему СА. Теплоухова и основываясь на материалах погребений, СВ. Киселев выделил приоритеты хозяйствования древнего населения. Он установил, что основной отраслью хозяйства носителей афанасьевской культуры являлось скотоводство при

значительной роли охоты и рыболовства. Ученый не нашел подтверждений о занятии земледелием у афанасьевцев (Киселев, 1951, с. 46-48). Хозяйство андроновцев СВ. Киселев характеризует как скотоводческое. При этом исследователь отмечает значительную роль овцеводства и выделяет две породы овец: грубошерстную и тонкорунную. Полученные данные он использует при реконструкции ткачества и вязания (там же, с. 67-81). Основную роль в экономике карасукского населения, по его мнению, играло скотоводство и земледелие, причем скотоводство носило отгонный характер (там же, с. 141-161). Наконец, СВ. Киселев сделал попытку реконструкции состава стада, основываясь на остеологическом материале погребений: на первое место он поставил овцу (58,6% находок костей), на второе - корову (33,3%), на третье -лошадь (6,3%) (там же, с. 142). СВ. Киселев отмечает, что роль охоты и рыболовства в хозяйстве карасукцев была незначительна (там же, с. 162). При характеристике экономики тагарского населения на первое место он ставил земледелие, затем скотоводство (там же, с. 254-256). Состав стада археологом определен не полностью, но он отмечал преобладание крупнорогатого скота и лошади (там же, с. 257). Доля охоты и рыболовства в хозяйстве тагарцев, как и у населения - носителя карасукской культуры, была незначительна, причем охота, по мнению Киселева, скорее всего, носила пушной характер (там же, с. 258).

Характеризуя хозяйственную деятельность населения эпохи палеометалла, СВ. Киселев расширил схему СА. Теплоухова. Его исследования базировались на более представительном материале, чем у СА. Теплоухова. СВ. Киселев отмечал, что «Древняя история Южной Сибири» основана на данных погребений и основные выводы исследования нуждаются в подтверждении поселенческими материалами, которых на тот момент было явно недостаточно (там же, с. 275). Справедливости ради необходимо отметить, что реконструкции СВ. Киселева основаны не только на материалах погребальных комплексов. В его работах присутствуют описания географической среды и анализ


Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Литература iconСписок бесплатных электронных библиотек
Альдебаран крупнейшая электронная библиотека on-line художественная, учебная и техническая литература и книги различных жанров: детективы,...

Литература iconЛитература |
Студентам: электронная книга | литература | указатель | форум | мнения | однокурсники | рейтинг

Литература iconЛитература Обернихина Г. А. Литература. В 2ч. Ч. 1, «Академия»
Обеспеченность учебниками, учебными и учебно-методическими пособиями в соответствии с фгос

Литература iconЛитература по курсу 9 1 Основная литература 9
Информационные технологии, используемые при осуществлении образовательного процесса по дисциплине 5

Литература iconЛитература Русская литература первой половины XIX

Литература iconЛитература а основная литература: Размещение производительных сил
Градов А. П., Кузин Б. И медников М. Д соколицын А. С. Региональная экономика. Спб, 2003

Литература iconЛитература по курсу 25 Основная литература 25
Оценочные средства для текущего контроля успеваемости, промежуточной аттестации по итогам освоения дисциплины 18

Литература iconЛитература по курсу 12 Основная литература 12
Оценочные средства для текущего контроля успеваемости, промежуточной аттестации по итогам освоения дисциплины 9

Литература iconЛитература по курсу 20 Основная литература 20
Оценочные средства для текущего контроля успеваемости, промежуточной аттестации по итогам освоения дисциплины 8

Литература iconЛитература по курсу 37 Основная литература 37
Оценочные средства для текущего контроля успеваемости, промежуточной аттестации по итогам освоения дисциплины 10






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную