Экономическая теория






НазваниеЭкономическая теория
страница1/13
Дата публикации30.01.2015
Размер1.77 Mb.
ТипУчебно-методическое пособие
e.120-bal.ru > Экономика > Учебно-методическое пособие
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Министерство образования Республики Беларусь



Учреждение образования

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИНФОРМАТИКИ И РАДИОЭЛЕКТРОНИКИ

Кафедра экономики



ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ
Учебно-методическое пособие

по одноименной дисциплине

для студентов экономических специальностей

заочной формы обучения БГУИР

Минск 2002




УДК 33(075.8)

ББК 65.01я73

Э 40

Составитель И.С. Светлицкий


Э 40 Экономическая теория: Учебно-методическое пособие по одноименной дисциплине для студентов экономических специальностей заочной формы обучения БГУИР /Сост. И.С. Светлицкий. – Мн.: БГУИР, 2002. – 113с.



Данное пособие содержит систематизированные лекционные материала по основным темам курса экономической теории (общие основы). Эти материалы будут способствовать экономии времени студентов и развитию их экономического мышления уже в самом начале профессиональной подготовки будущих специалистов экономического профиля.

УДК 33(075.8)

ББК 65.01я73
© И.С. Светлицкий, составление, 2002

© БГУИР, 2002

Введение

Изучение курса «Экономическая теория» студентами экономических специальностей отличается существенным образом, так как речь идет лишь о первом, общем разделе этой теории. Далее следуют такие учебные дисциплины, как микро-, макро- и мировая экономика – продолжения экономической теории.


Особенное положение данного курса подтверждается также отсутствием адаптированных к его содержанию учебных пособий, или учебника. Фактически студенты-экономисты изучают курс на основе учебников по экономической теории, предназначенных для всех специальностей. Углубленное изучение проблематики курса требует при этом неоправданно больших затрат времени на поиски необходимых дополнительных материалов, разбросанных по широкому полю специальной экономической литературы.

Предлагаемое учебно-методическое пособие имеет своей целью систематизацию лекционных материалов, относящихся к основным темам курса экономической теории, изучаемого студентами-заочниками экономических специальностей. Смысл систематизации заключается в усилении внимания к центральной идее курса – всеобщей связи между экономическими явлениями и процессами.

Например, в теме «Предмет и метод экономической теории» констатируется лишь применение таких принципов познания, как всеобщая связь и развитие. Углубленное изучение этих принципов познания требуется для того, чтобы в дальнейшем осознать и раскрыть проблемы пропорциональности и стоимости, присущие современной экономике. Между прочим, в учебниках по экономической теории даются лишь отдельные фрагменты теории стоимости.

Задачи данного пособия определяются с позиций «видения» того круга специфических тем курса, которые отражают основное содержание этой учебной дисциплины, выполняющей роль исходного пункта в профессиональной подготовке будущих экономистов. Целесообразность систематизированной подачи материалов по всем подобным темам курса не вызывает сомнений. Автор выражает заранее благодарность читателям за конструктивные замечания по предлагаемому пособию.

Тема 1. Предмет и метод экономической теории

Слово «теория» (греч. theoria – наблюдение, исследование) означает совокупность обобщенных положений, образующих какую-либо науку, или раздел ее.

Начало экономической теории обнаруживается в условиях Древней Греции, позволивших отдельным мыслителям заниматься наукой профессионально. Они отмежевываются от религиозной и мифологической традиций в способе выражения знаний. Здесь впервые рассматривается вопрос о предмете экономической теории.


    1. Исторические этапы развития представлений

о предмете экономической теории


      1. Ойкономия

Термин «ойкономия» (греч. oikonomia – управление хозяйством) в качестве названия науки первым применил Ксенофонт (430-355 гг. до н.э.). Он написал книгу с таким же названием, которое переводится как «домострой» или «домоводство». По стилю эта работа относится к сократическим произведениям. В ней ведется диалог между Сократом и Критобулом, управляющим своим домашним хозяйством. Следовательно, определение предмета экономической науки дается как бы от имени Сократа. Цитируем данное определение:

«Итак, сказал Сократ, мы решили, что домоводство есть название какой-то науки, а эта наука, как мы определили, есть такая, при помощи которой люди могут обогащать хозяйство, а хозяйство, согласно нашему определению, есть все без исключения имущество, а имуществом каждого мы назвали то, что полезно ему в жизни, а полезное, как мы нашли, - это все, чем человек умеет пользоваться»1.

Как видно, первоначальное определение науки «ойкономия» носит характер резюме (фр. resume - краткое описание сути сказанного, написанного). В нем даются фактически два взаимосвязанных, но различных вывода:

  1. целевая функция науки сводится к «помощи» людям в деле обогащения хозяйств;

  2. в методологическом смысле наука занимается раскрытием «номос», т.е. законов или правил, которые соответствуют умению человека пользоваться имуществом таким образом, чтобы его хозяйство обогащалось.

Эти выводы определяют характер связи между теорией и предметом исследований. Общее видение предмета закрепляется в названии науки – ойкономия. Теоретическое содержание науки развертывается в направлении «обогащения» предмета – условия, источники, факторы, способы, правила хозяйственной деятельности людей. При этом возможности развития науки зависят решающим образом от состояния предмета исследования, т.е. типа хозяйства, или формы хозяйственной деятельности людей.

У древних греков экономическим идеалом считалось, по словам Аристотеля (384-322 гг. до н.э.), небольшое земледельческое хозяйство, где трудятся рабы. А то немногое, чего не хватает, можно получить путем обмена с соседями. Натуральные возможности обогащения такого хозяйства рассматриваются прежде всего как способы улучшения земледелия, т.е. агрономия.

Агрономические исследования приводят вскоре – уже в Древнем Риме – к пониманию необходимости «рационального расчета». Речь идет о применении интенсивных методов хозяйствования. Например, Колумелла (1 в. н. э.) писал, что «обширное поле, плохо возделанное, принесет меньше дохода, чем малое, но возделанное тщательно»2.

В связи с применением денег изменяется характер меновой торговли. В этой последней проявляется стремление к увеличению денежного дохода. Теоретический анализ данного экономического явления начинает Аристотель. В частности, он отмечает, что первоначально обмен ограничивался исключительно предметами первой необходимости. Тем не менее из меновой торговли «развилось вполне логически и искусство наживать состояние»3. Такое искусство он называет хрематистикой, которую противопоставляет уже известной ойкономии.

Аристотель учитывает также наличие общей экономической связи между людьми. Такая связь осуществляется, по его мнению, с помощью государства, которое выступает как первичное и как целое по сравнению с отдельно взятой семьей, т.е. домом или хозяйством. «И во всем, что… составляет единое целое, сказывается властвующее начало и начало подчиненное. Это общий закон природы, и, как таковому, ему подчинены одушевленные существа»4.

Данный теоретический тезис объясняет соподчинение экономики и хрематистики государству. Изначально здесь властвующее начало, т.е. государство, проявляет гораздо большую заинтересованность в развитии земледелия – по сравнению с тем, что составляет предмет хрематистики. Но и деньги, как доходы, - не «лишние люди» в государстве. Для последнего важно найти правильную позицию в своих отношениях к соподчиненным частям – предметы ойкономии и хрематистики.

Рекомендации по вопросам государственного отношения к процессам развития земледелия и торговли должны поступать, естественно, со стороны экономической теории. И такие рекомендации появляются почти одновременно (в основном IV в. до н. э.) в различных странах древнего мира. В Индии известность получает «Артхашастра» (древнеинд. «шастра» - наука, научное произведение; «артха» – польза, материальная выгода, главным образом политическая). В Китае развиваются идеи Конфуция (551 – 479 гг. до н.э.). Они были изложены последователями Конфуция, и в них проявляет себя экономическая специфика Востока.

Так в IV в. до н. э. Шан Ян создает учение о Едином – сосредоточение усилий народа на земледелии и войне. Он писал, что государству надлежит издавать такие указы, «дабы стремящиеся к богатству могли разбогатеть лишь благодаря земледелию, а стремящиеся избавиться от наказаний могли достичь этого, лишь участвуя в войне. И тогда в пределах границ не окажется ни одного, кто бы не стремился прежде всего к земледелию и войне, дабы потом получить за это то, что он любит»5.

Важный экономический принцип обосновывается в учении о Ли-ритуал, как нормативная основа отношений между людьми в семье и обществе. Согласно взглядам Сюнь-цзы (298 – 238 гг. до н. э.), ритуал является не только мерилом нравственности, т.е. норм поведения человека, но и своего рода экономическим рычагом распределения общественного продукта.6

Таким образом, в странах Древнего Востока преобладали учения о необходимости и способах государственной регламентации экономической жизни общества. По сравнению с ними увеличивается лишь значение экономической теории, зародившейся в Древней Греции. В силу исторического распространения греческой культуры наука о домоводстве входила в обиход иных народов, так сказать, по-гречески: в форме ойкономии. Именно эта теория становится предпосылкой к созданию научной системы экономических знаний в условиях нового исторического времени.


      1. Политическая экономия

Признаки новой исторической эпохи зарождаются в средневековой Западной Европе. Прежде всего, это – развитие городов, население которой состоит из ремесленников и торговцев, объединенных, соответственно, в цехи и гильдии. В городах Северной Италии и Южной Франции концентрируется торговля с ближневосточными странами, для которой характерны высокий спрос на восточные пряности и «нехватка денег» у европейских купцов. Вследствие устойчивости данной тенденции в торговле с Востоком появляются идеи, осуществление которых открывает эпоху Великих географических открытий.

Другие признаки новой европейской истории раскрываются в связи с процессами Реформации западного христианства. Нарастающий стихийный протест верующих против ошибочного поведения католической церкви и папского престола оформляется в массовые движения протестантов (лютеране, кальвинисты, пуритане и др.). Как следствие, в странах, где побеждают эти движения, зарождается капиталистический хозяйственный уклад – Швейцария, Нидерланды, Англия. К началу ХVIII в. они становятся самыми богатыми странами Европы.

Дело в том, что Реформация сняла формальные запреты на деятельность в сфере торговли и ростовщичества (кредита). Протестантская церковь провозглашает по сути новую этику в отношениях между хозяйственными субъектами. Эти нормы отражаются и в законодательстве. Например, признаются священными и неприкосновенными частная собственность, частная жизнь человека и сама его личность. Добродетелями считаются бережливость и честность. На волне обновленной веры в такие добродетели возникает и распространяется «венецианский счет», т.е. двойная бухгалтерия, а также приходит понимание, что без процента нет кредита, а без кредита нет бизнеса. Однако в странах, где победила контрреформация, развитие подобных экономических отношений тормозилось. Как правило, такие страны отставали в хозяйственном развитии, были беднее – Италия, Испания, Австрия, Польша.

Еще один ряд признаков начала новой истории Западной Европы выясняется с позиций Ренессанса, т.е. Возрождения. Речь идет о новом прочтении и переосмыслении античных авторов в области культуры и научных знаний. Так, в XVI в. экономические трактаты содержат уже идею о том, что богатство государства с вязано с фактом обладания большим количеством золотых и серебряных монет. Эта идея объединяет трактаты в единое учение, получившее название «меркантилизм» (итал. mercante – купец, торговец).

Связь между античной ойкономией и меркантилистским учением проявляется парадоксальным (греч. paradoxos – неожиданный, странный) образом – не в соответствии, а вопреки. По словам А. Монкретьена (1576-1621 гг.), написавшего в 1615 г. “Трактат о политической экономии”, можно вопреки мысли Аристотеля и Ксенофонта с уверенностью утверждать, что наука о накоплении богатств, как они ее называют, одинаковая как для государства, так и для семейных хозяйств7.

В ХIX в. термин «политическая экономия» (греч. politikos – государственный, общественный и ойкономия – управление хозяйством) становится общепризнанным, как название экономической науки, теории.

В предмете политической экономии идея богатства занимает центральное место. Об этом свидетельствует даже название главного труда А. Смита (1723-1790 гг.) «Исследование о природе и причинах богатства народов», изданного в 1776 г. и отнесенного позднее, по словам К. Маркса, в разряд классической политической экономии.

Проблема богатства рассматривается обычно в разрезе трех основных подходов: 1) что представляет собой богатство; 2) каковы источники богатства; 3) каким образом увеличивается богатство? Вместе с тем каждый из этих подходов приобретает существенные отличия в зависимости от позиции /взглядов, учения/ самих представителей политической экономии, отражающей своеобразие исторических этапов развития экономической деятельности.

Так, В. Петти (1623-1684 гг.) в Англии и П. Буагильбер (1646-1714 гг.) во Франции, представляющие позднюю ветвь меркантилизма, видят богатство страны в развитии и производства товаров, а источник этого богатства находят в труде, осуществляемом путем взаимодействия с природой. Приведем знаменитые слова В. Петти о том, что «труд есть отец и активное начало богатства, а земля – его мать»8.

Именно земледельческий труд рассматривается первоначально как производительный труд, создающий богатства капиталистического типа. Такой подход характерен для физиократов или экономистов, как называла себя группа французских мыслителей, символом учения которых становится Ф. Кенэ (1694-1774 гг.). Но главная научная заслуга физиократов (греч. phisis – природа, kratos – власть) состоит в том, что они впервые рассматривают капитал, как способ увеличения богатства страны. В этом способе выделяются такие специфические моменты, как фазы воспроизводства: производство – распределение – обмен – потребление, а также «ежегодные авансы» или издержки, чистый доход и др.

Качественно новый подход вытекает из тезиса А. Смита о том, что «богатство рождается из разделения труда». Ведь при этом в центре внимания оказывается производительность труда, повышение которой зависит не только от самого труда рабочий, но существенно зависит и от применяемых средств труда. Здесь выясняется, что процесс обновления, совершенствования орудий труда, который становится очевидным при мануфактурном производстве товаров, может быть представлен как решающее условие роста богатства.

Более того, если на отдельно взятых предприятиях орудия труда находятся в форме частного капитала, то вся система разделения труда, представленная с помощью взаимосвязей между различными предприятиями, является по сути общественным капиталом. Отсюда следует, во-первых, что рост богатства – это прежде всего накопление капитала, причем как частного, так и общественного. Во-вторых, процессы данного накопления управляются «невидимой рукой», по выражению А. Смита, которая скрыта во взаимосвязях, т.е. пропорциях, системы общественного разделения труда, выходя на поверхность в формах рыночных отношений. В-третьих, непосредственно богатство представляет как результат процессов накопления капитала, т.е. как растущие доходы различных видов, в том числе государственные доходы.

Следующий вопрос: надо ли капитал рассматривать как фактор производства, наряду с ранее известными факторами – труд и земля? На него впервые попытался ответить Д. Рикардо (1772 – 1823). Он воспользовался неопровержимым фактом, состоящим в том, что орудия труда являются продуктами ранее затраченного труда, т.е. прошлого труда.

Д. Рикардо исходит из тезиса о неразрывной связи между прошлым трудом, представленном в средствах производства, и живым трудом, т.е. деятельностью рабочих в процессе производства товаров. Поэтому он не только поддерживает ранее известную мысль о сложении всех затрат труда, прошлого и живого, в процессе ценообразования, но придает ей всеобщий характер. По сути дела фактор капитала сводится к фактору труда. При этом забвению предается производительное значение капитала, для которого характерно следующее: «выгода от экономии живого труда перевешивает ущерб от затраты прошлого труда (который был употреблен при создании этого капитала)»9.

По Д. Рикардо, в центре внимания оказывается рост трудозатрат, из которого следует при прочих равных условиях снижение, убывание доходности. В тенденции это убывание стремится к нулю. Отсюда вытекают мрачные перспективы капиталистического способа производства. Применительно к богатству подобные перспективы могут преодолеваться лишь путем перераспределения доходов. «Определить законы, которые управляют этим распределением, пишет Д. Рикардо, - вот главная проблема политическая экономии10.

Именно трудозатратный подход в определении источника богатства становится теоретическим основанием для развертывания критики капиталистической действительности и, соответственно, политической экономии, как науки. Наиболее радикальной (лат. radikalis – коренной) вариант этой критики содержится в «Капитале» – главный труд К. Маркса (1818 – 1883). Здесь критика капиталистического богатства доводится до логического конца, т.е. необходимости революционного превращения этого богатства в нечто иное – коммунистическое представление о богатстве общества.

Важно понять, что в течение XIX в. политэкономия становится не только общепризнанной формой экономической теории. Одновременно она превращается в остродискуссионное поле по своему центральному вопросу – о накоплении капитала (богатства) и его последствиях. Исторически сжатые, насыщенные сроки этой полемики соответствует представлению о кризисном состоянии самой науки. Основные моменты данного кризиса классифицируются по двум признакам.

Во-первых, нельзя, невозможно различные по своей природе факторы производства сводить к одному основанию, например, к труду. О проблеме подобного сведения задумывался еще В. Петти. Он писал: «… Это приводит меня к важнейшему вопросу политической экономии, к вопросу о составлении уравнения между землей и трудом, для того чтобы стоимость каждого предмета могла быть выражена при помощи одного из этих факторов»11. Однако подобные взаимовыражения факторов остаются совершенно неизвестными и в настоящее время. Не случайно в политэкономии появляется концепция трех факторов товарного производства – труд, земля и капитал, - которую впервые сформулировал Э. – Б. Сэй (1767 – 1832).

Во-вторых, нельзя, невозможно развитие капиталистического товарного производства сводить только к обогащению хозяйств. Наряду с увеличением богатства, частного и общественного, в качестве еще более значимой цели «накопления капитала» выступает и объективно осуществляется потребление – процесс удовлетворения растущих потребностей населения, или рост благосостояния народа. Впервые этот новый подход в политэкономии применил С.Сисмонди (1773 – 1842).

Констатируя, что в политэкономии «считается принципиально установленным, что производство сокращается, так же как и расширяется, пропорционально потребностям»12, С. Сисмонди обращает внимание на неопределенность или бесконечное разнообразие потребностей человека. Поэтому существует очень непростая проблема соизмерения производства и потребления товаров. На практике она решается с помощью торговли. Однако последняя «нуждается не в потребностях, а в покупателях»13. Следовательно, центр теоретического внимания предстоит перенести на платежеспособный спрос потребителей товаров и услуг.

Середина XIX в. насыщена исследованиями рыночного спроса. В них участвуют различные школы экономистов – австрийская, лозанская, английская. Но в целом эти исследования приводят к маржиналистской (лат. margo – край, граница) революции в политической экономии. Изменения были настолько радикальными, что наука поменяла даже свое имя – начиная с У. Джевонса и А. Маршалла, в англоговорящих странах ее стали называть экономикс.

      1. Экономикс

Во второй половине XIX в. темпы экономического развития западно-европейских стран и США определяются уже процессами индустриализации и научно-технического прогресса (НТП). В сфере экономических отношений возникают новые явления, типа: кризисы перепроизводства товаров, монополизация рынков и т.д. Как следствие, на переднем плане экономической теории оказываются вопросы о динамике развития, прежде всего – об исходных пунктах этой динамики.

В 1870-е гг. независимо друг от друга выходят в трех странах книги, имевшие фундаментальное сходство в том, что может быть названо основами маржиналистской теории. Авторы их – У. Джевонс (1836 – 1882), К. Менгер (1840 – 1921), Л. Вальрас (1834 – 1910) – почти одинаковым образом определяют методологические принципы этой теории.

Так, экономическая рациональность определяется с позиций потребителя, для которого целью является потребление полезных свойств экономических благ, а выбор заключается в стремлении к максимизации полезности. Основными ограничениями здесь выступают цены приобретаемых товаров и услуг, а также доход потребителя. Поведение экономически рационального потребителя анализируется с помощью предельных величин. Если при потреблении дополнительной единицы блага не повышается общий уровень полезности, то состояние потребителя считается равновесным, оптимальным.

Предельный анализ позволяет перейти к применению математических методов. Поэтому Л. Вальрас создает математическую модель, в которую можно ввести бесконечное количество многообразных благ, создаваемых с помощью известных факторов производства – труд, капитал, земля. Но главное – такая модель подводит к мысли о том, что экономика способна достигнуть максимума удовлетворения потребностей в обществе. Данный исторический оптимизм характерен для экономикс.

В 1890 г. выходит в свет книга «Принципы экономикс», написанная А. Маршаллом (1842 – 1924). Экономическая наука представлена в ней, говоря словами Д. Кейнса, «в виде самостоятельного предмета, строящегося на собственных постулатах»14. В качестве постулатов взяты неоклассические, прежде всего маржиналистские принципы. Центр внимания фокусируется на условиях и факторах, определяющих равновесную цену товара и услуги.

А. Маршалл соглашается с классиками политической экономии в том, что в целом факторы производства преобладают над факторами спроса. Вместе с тем он отмечает, что «самой существенной их ошибкой было то, они не увидели, насколько сильно подвержены изменениям поведение и структуры индустрии»15. При анализе таких изменений необходимо учитывать фактор времени - например, в виде краткосрочного и долгосрочного периодов.

Для характеристики изменений предложения и спроса А. Маршалл применяет идею «эластичности». Благодаря эластичности спроса и предложения становится оправданным, т.е. целесообразным и плодотворным, применение графического метода в экономикс.

Что касается общеэкономической пропорциональности между производством и потреблением, то здесь А. Маршалл вполне полагается на достаточность рыночных «саморегуляторов»: изменения цен, процентной ставки, заработной платы на соответствующих рынках. Необходимость государственного вмешательства в экономику отрицается, так сказать, в классической форме.

Пройдет значительное историческое время, наполненное экономическими потрясениями, в том числе – Великая депрессия 1929 – 1939 гг., прежде чем возникнет теория макроэкономического регулирования. Основоположником здесь выступит Д. Кейнс (1883 – 1946). Однако развитие получит и неоклассическое направление, в особенности – монетаризм, базирующийся на количественной теории денег. В экономикс эти различные макроэкономические подходы войдут благодаря синтезу, с которым выступит П. Самюэлсон (род. в 1915).

Отметим, что П. Самюэлсон создал наиболее распространенный вариант учебника по экономикс – первое издание в 1951 г. Одно из последующих изданий этого учебника содержит общепринятое определение предмета: «Экономикс есть наука о том, как люди и общество с течением времени с помощью денег или без их применения осуществляют выбор редких производительных ресурсов, которые могли бы иметь альтернативные способы использования, для производства различных товаров и распределения их в целях потребления между различными людьми и группами общества в настоящем и будущем»16.

В системе принципов экономикс определение предмета исследований занимает особое место, которое можно сравнить с квинтэссенцией (лат. quihta essentia – пятая сущность), т.е. с наиболее существенным, самым главным. В нем выражается внутреннее единство предмета науки. Именно с позиций этого единства становится понятным, почему в определении экономикс отражены все фазы воспроизводства, а также аспекты настоящего и будущего времени. Наука должна иметь будущее!

Однако в настоящее время особенностью науки «экономикс» является то, что предмет ее разделяется на части-разделы: микро-, макро- и мировую экономику. По каждому разделу ведутся теоретические исследования, отличающиеся спецификой «своего видения» предмета науки. Объективно это ведет к обособлению данных частей экономикс, превращению их в относительно самостоятельные научные дисциплины.

Например, в известном учебнике по мировой экономике вполне справедливо, на наш взгляд, отмечается: «… Пока существуют суверенные государства, экономика мирового хозяйства должны оставаться самостоятельной дисциплиной»17.

Аналогичные аргументы в пользу обособленного саморазвития находятся и в микроэкономике и в макроэкономике. Поэтому сейчас внутреннее единство предмета экономикс представляет собой конгломерат, состоящий из относительно самостоятельных научных дисциплин. В связи с данным обстоятельством усиливается лишь значение того, что в экономикс, а равно и в курсе экономической теории в широком смысле слова, по общему признанию выделяется общий раздел.

1.2. Предмет и функции общего раздела экономической теории

Изначально ясно, что экономика представляет собой систему (греч. systema – целое, составленное из частей). Поэтому в процессе изучения экономики первоочередное внимание уделяется тем взаимосвязям, отношениям между хозяйственными подразделениями, благодаря которым обеспечивается целостность или единство экономической системы. Совокупность таких отношений дает самое общее представление о предмете общего раздела экономической теории (сокращенно: ОРЭТ).

Далее следует учесть два важных обстоятельства. Из них первое - отношениям между хозяйственными подразделениями необходимо придать характер соразмерности, расчетности или, как принято говорить, пропорций и пропорциональности.

Проблема пропорциональности экономики грандиозна по своей масштабности. Ведь речь идет о системе жизнеобеспечения миллионов физических лиц (население страны) и многих тысяч юридических лиц, т.е. правомочных хозяйственных организаций. В экономической теории все эти лица называются еще субъектами хозяйственными деятельности. Соответственно, рассматриваются и объекты хозяйствования. Пропорции между данными объектами составляют материальную основу пропорциональности в экономике.

Второе обстоятельство – отношения между хозяйственными подразделениями необходимо классифицировать по определенным качественным признакам. В такой классификации заключается суть научного подхода к изучению экономической действительности.

Иллюстрации здесь предоставляет сама история развития экономической теории. Так, начиная от ойкономии, вплоть до обособившихся микро- и макроэкономики, каждый раз предмет науки определяется на основе одного или нескольких общих признаков хозяйственной деятельности людей. А далее, в рамках выделенного предмета, рассматривают уже особенные признаки хозяйствования, как основания для развития отдельных теорий: например, в предмете микроэкономики – теории потребления, производства и т.д.

Что касается предмета ОРЭТ, то проблема выделения общих признаков этого предмета решается до сих пор путем «выталкивания» их из предметов микро- и макроэкономики. Так, по установившейся научной традиции в общем разделе или в «общих основах» экономической теории рассматриваются четыре темы:

  1. Предмет и метод экономической теории;

  2. Материальные основы общественного производства;

  3. Собственность как основа экономической системы;

  4. Формы хозяйства, или генезис рыночных отношений.

Для того чтобы расширить круг представлений о предмете ОРЭТ, необходимо во внимание принять все другие выражения экономической пропорциональности, соответствующие тому уровню общности, который определяется содержанием уже признанных тем курса. Эти другие системообразующие формы отражаются в теориях стоимости, капитала, доходов и т.д. Последовательность данных теорий характеризует также структуру курса ОРЭТ.

Многообразные формы проявления общеэкономической пропорциональности выполняют практическую функцию, которую по аналогии можно сравнить с теми блок-схемами, которые вывешиваются при входе на территорию любого крупного предприятия – дабы экономилось время в поисках нужного хозяйственного подразделения! Эта практическая функция ОРЭТ осуществляется путем внутреннего содержания каждой, отдельно взятой формы всеобщей экономической связи, а также взаимодействий между такими формами. Однако тот очевидный факт, что данная функция ОРЭТ воплощается в знаниях, позволяет рассматривать ее и в качестве познавательной функции.

Непосредственный процесс изучения предмета ОРЭТ предполагает наличие и применение соответствующих способов действия со стороны исследователя, преподавателя, студента или просто читателя. В этой связи говорят о методологической функции ОРЭТ, которая требует специального рассмотрения.


    1. Методологические принципы ОРЭТ

В науке методом (греч. methodos – путь к чему-либо) называют способ познания объективной реальности. По аналогии научный метод можно сравнить с технологиями в производстве, рецептами в аптекарском деле, методиками в учебном процессе. И подобно множественности этих аналогов, в науке применяются различные методы. Совокупность научных методов называется методологией, т.е. учением о методе познания действительности.

Различают общую методологию, которая относится к предмету философии, и методологию конкретно взятой науки. Методологические особенности конкретных наук выражаются в том, что в них различные принципы познания используются не в одинаковой степени. Так в предмете микроэкономики превалирует метод графических моделей, а в предмете макроэкономики преимущество отдается анализу статистических данных.

Своеобразие предмета ОРЭТ определяется, во-первых, системным подходом. Традиционно здесь рассматривается экономическая система общества. Во-вторых, это своеобразие связано с историческим подходом, который применяется в теориях, составляющих предмет ОРЭТ. Данные подходы приближают методологию ОРЭТ к философской методологии, причем в наибольшей степени по сравнению с другими экономическими науками.
1.3.1. Начала логики науки

Любое повествование должно быть логичным, т.е. последовательным, связным от начала до конца. Повествование же о знаниях, относящихся к любой области науки, должно быть логичным вдвойне: кроме правил формальной логики, оно подчиняется также правилам последовательного развития представлений о содержании самого предмета науки. Совокупность этих других правил называют иногда «логикой науки».

Своеобразное «удвоение» логического пути в науке можно сравнить по аналогии с движением путника по какой-либо местности: пересеченной, лесистой и т.д. Каждый шаг путника связывается с предыдущим шагом, и в результате осуществляется процесс ходьбы, т.е. формальное движение вперед. Условия же этого движения определяются характером местности. Готовясь к переходу по избранному маршруту, путешественник стремится предусмотреть возможные изменения в пути – ради успешного достижения своей цели. В случае успеха его опыт, т.е. логика поведения в пути, становится действительным предметом изучения для других путешественников. При этом сам процесс ходьбы рассматривается как необходимая, но формальная сторона дела.

Возвращаясь к логике науки, отметим, что каждая наука оперирует определенными понятиями. В них концентрируются накапливаемые наукой знания. «Основная логическая функция понятия состоит в мысленном выделении по определенным признакам интересующих нас в практике и в познании предметов».18 В совокупности эти «предметы» составляют предмет науки, в которой отдельно взятый «предмет» выступает как понятие.

Слово «понятие» применяется в широком и узком смысле. В узком смысле оно тождественно дефиниции, т.е. краткому толкованию слова. В широком смысле понятие отражает весь спектр представлений о предмете, или уровень понимания соответствующего явления, процесса. Однако в обоих случаях содержание понятия сводится к общей мысли о предмете. Благодаря этой мысли устанавливается наиболее существенный признак предмета, отраженного понятием, а само понятие включается в процесс логического мышления.

Именно существенные признаки каждого понятия претендуют, так сказать, на роль общей, системообразующей связи между понятиями данной науки. Обнаружить такую связь – значит открыть, найти общий признак для явлений и процессов, составляющих предмет науки. Природа общей логической связи раскрывается в трех аспектах.

В первую очередь рассматривается вопрос о соединении мыслительной деятельности, направленной к этому объекту, или предмету. Здесь происходит «подведение предмета под понятие»19.

По словам И. Канта, способ, «каким воображение доставляет понятию образ», есть процесс, в котором рассудок, или мыслительная деятельность, активно воздействует на доставляемый материал, сортируя и отбирая его, с целью получения такого качества понятия, как всеобщность»20. Здесь применяются индукция и дедукция – взаимосвязанные способы рассуждений, умозаключений и методы исследований.

Другой необходимый аспект логической связи состоит в том, что «разум не может мыслить без противоречия». Такое утверждение, взятое у И. Канта, соответствует сократовскому: путь к истине пролегает через ворота противоречия. Вообще мышление, связанное с явлением противоречий, характеризуется как диалектика (греч. dialektike – искусство вести спор).

Третий аспект общей логической связи – воздействие «опыта», применяемого сознанием в процессе познания предмета. Здесь происходит согласование между практикой мышления и практическим существованием познаваемого предмета. При этом проявляется «активность сознания», которая стремится не только обострить, но и разрешить противоречие.

В результате мыслительной деятельности возникает представление о том, что «диалектическое противоречие развивается по ступеням: тождество – различие – разность – противоположность – противоречие (основание)»21. Иным выражением этого развития является, по словам Г. Гегеля, понимание «необходимости мыслить истину как систему»22.

Ясно, что при формально-логическом изложении «истины как системы» требуется много времени и письменного текста. Поэтому в логике науки применяются вполне краткие формулы, выражающие в основном идею развития познаваемого предмета.
1.3.2. Триада развития

Понятие «триада» (греч. trias – троица, тройственность) применялось еще в античной философии. Основанием для философского применения триады, как принципа логического построения, является опыт наблюдений, накопленный в процессе становления человечества. В подтверждение сошлемся на два известных обстоятельства. Первое – троичность жизненного цикла растений и животных. К примеру, из единого зерна вырастает стебель с корнями и колосом, т.е. многообразие, из которого возникает вновь зерно. Здесь впечатляет и множество зерен, полученных от одного зерна; но в гораздо большей степени запоминается повторяемость троицы: зерно – растение с колосом – зерно.

Второе обстоятельство – наличие троичности в самой логике. С позиций формальной логики в любой паре понятий достаточно найти нечто общее (термин С) как для понятия А, так и для понятия В, чтобы осуществился переход от А к В, т.е. состоялся логический силлогизм. Однако с позиций диалектики этого недостаточно – здесь требуется установить не только общее между А и В, но также и конкретное, отличающее А от В, или В от А.

В диалектике всеобщее составляет основу, благодаря которой познание движется, по словам Г. Гегеля, от содержания к содержанию. «Это движение вперед определяет себя, прежде всего таким образом, что оно начинает с простых определенностей и что следующие за ним определенности, становятся все богаче и конкретнее. Ибо результат содержит свое начало, и движение этого начала обогатило его новой определенностью»23.

Такое движение познания не назовешь, конечно, диалектическим силлогизмом. Речь идет о диалектическом методе, сводимом к понятию триады. Если в этой триаде первое и второе содержание обозначить, соответственно, буквами А и В, то ключевые моменты данного метода можно представить в виде следующей схемы.

Познание

Простое абстрактное определение предмета в начале исследования

Применение категорий диалектики к исходному определению, их взаимопереходы

Конкретные определенности (свойства) предмета в отношениях к другим предметам

Всеобщее, или «абсолютная идея» Гегеля, - проявляется и

в действительности и в познании

Содержание А: единство и борьба противоположностей

Движение, обогащающее содержание А: переход количественных изменений в качественные, отрицание исходного момента развития

Содержание В: отрицание отрицания, т.е. начало нового витка в спирали развития

Действительность

Приведенная схема показывает, что за счет приращений или накоплений в содержании «круг» движения превращается в «спираль». При этом ко всеобщему относятся лишь те приращения, которые соответствуют общему роду, т.е. природе самого всеобщего.

Именно с позиций развития всеобщего становится понятным действительный смысл гегелевской триады, которая выражается простенькой формулой: тезис – антитезис – синтез. Здесь третья ступень развития есть синтез, которому придается несколько значений. Во-первых, он отвергает антитезис, завершая вторую ступень развития. Во-вторых, он соединяет в себе по-новому некоторые черты и элементы, имевшие место на первой и второй ступенях развития. В-третьих, синтез является началом новой триады. На основании синтеза формулируется новый тезис. Таким образом выявляется непрерывность и бесконечность в развитии (исходного содержания), объясняется преемственность с точки зрения всеобщего.

Однако гегелевская формулировка всеобщего – «абсолютная идея», которая проявляет себя в логике, а затем в природе и в истории общества, - не выдерживает материалистической критики (греч. kritike – искусство разбирать, судить). По мнению марксистов, необходимо эту формулировку «перевернуть»: логика, как и теория познания, должна быть выведена из развития истории и природы.24 В результате такого переворота появляется тот самый метод восхождения от абстрактного к конкретному, который К. Маркс назвал основным в политической экономии, правильным в научном отношении25.
1.3.3. Восхождение от абстрактного к конкретному

Особенность методологии «Капитала» – главный труд К. Маркса – выражена, прежде всего «первым и наиболее простым отношением», которое представлено здесь в форме товара. Отсюда следует утверждение о том, что «политическая экономия начинается с товара».

К. Маркс создал учение о двойственном характере труда товаропроизводителей. Согласно этому учению, всеобщее заключается в общественном характере труда. Иначе говоря, общественно необходимые затраты труда товаропроизводителя предстают как стоимость созданного им товара. Именно стоимость вступает в противоречие с его индивидуальными затратами труда и регулирует эти затраты посредством ценообразования в процессе товарного обмена.

Всеобщего труда развивается путем исторических переходов от одного способа производства к другому. Поэтому она рассматривается как основная историческая связь в развитии экономических явлений и процессов, начиная с того, что «труд создал человека». По словам К. Маркса, вокруг труда, как вокруг солнца, должна вращаться политическая экономия.

С очевидностью всеобщее, положенное в основу диалектики «Капитала», представляет собой лишь особенное, органически связанное с предметов исследования. Оно не может применено в других науках, фундаментальных и прикладных, из которых каждая имеет также особенный предмет познания. Вообще с позиций материализма, не существует одного-единственного «простого определения», подобного «абсолютной идее» Гегеля, способного выступить в роли исходного пункта восхождения от абстрактного к конкретному. В качестве такого пункта каждая наука берет, говоря образно, свою «почку» на общем древе познания и вместе с ней отпочковывается – в меру скрытых потенций развития этой «почки».

В «Капитале» диалектика труда, как развитие всеобщего, завершается отрицанием своего исходного пункта – товара и его стоимости. Вместе с тем отрицается последующие ступени диалектического развития товара: деньги, капитал и капитализм в целом. Это отрицание усиливается лишь на империалистической стадии – «загнивающий и умирающий капитализм», по словам В.И. Ленина.

Данная экономическая диалектика не могла, конечно, разрешить свои противоречия в практике самой капиталистической действительности. По сути она взывала к иной практике – революционная (политическая) борьба с этой действительностью. Такая борьба осуществлялась и привела, как известно, к началу переходного периода от капитализма к социализму в России. Здесь изначально было замечено, по словам Н.И. Бухарина, что политическая экономия исчезает.

Теперь требовалось создать политическую экономию социализма. При этом официально не допускалась мысль о наличии существенных противоречий в новом общественном строе. Мыслить иначе – значит предполагать такие противоречия в экономических устоях общества: общественная собственность на средства производства и планомерность, как форма движения социалистических производственных отношений.

Однако не следует забывать, что исходные принципы социализма носят в основном гипотетический характер. Слово гипотеза (греч. hypothesis – предположение, основание) соответствует лишь предполагаемому основанию даже в том случае, когда говорят о научной гипотезе. Фактически гипотеза о возможном развитии хозяйственной практики человечества, согласно известным принципам социализма, занимает место всеобщего в диалектике «нового развития» общества. Это всеобщее обнаруживает сходство с «абсолютной идеей», примененной в гегелевской логике.

К экономическим тенденциям, проявившимся при социализме и по инерции проявляющими в странах СНГ, можно относиться по-разному, но лучше – с позиций научной логики. Это означает, что данные тенденции необходимо рассматриваются в контексте основной исторической связи, т.е. общей составляющей всей истории человечества. Будучи специфическими проявлениями такого всеобщего, они предстают тогда лишь в качестве элементов синтеза в определенной триаде исторического развития.

В фундаментальных науках всегда применяется историзм – принцип познания вещей и явлений в их развитии, становлении, в связи с конкретными историческими условиями, их определяющими. Согласно историзму, признается необратимый и преемственный характер изменений, которые ведут к формированию специфически-существенных свойств и связей вещей, явлений. Эти свойства и связи определяют сущность вещей, как предметов познания. Однако сам процесс познания их фиксируется в понятиях, определяющих логику соответствующей науки.

Следовательно, историзму присущи как бы две стороны – непосредственно историческая и логическая. Первая относится к реальному процессу возникновения и развития предмета познания; здесь фиксируются изменения, происходящие в предмете. Вторая, логическая сторона отражает главным образом существенные /понятийные/ изменения предмета, что характерно для развитого состояния этого предмета.

В единстве исторического и логического выражается суть историзма. Когда говорят раздельно об историзме и принципе единства исторического и логического, то обычно имеется в виду применение последнего к истории общества, в том числе к экономической составляющей истории. В этой истории обнаруживаются "зигзаги развития", т.е. случайное, преходящее. При абстрагировании от случайного в логическом остается как бы "исправленное" отражение общего хода исторических событий.
1.3.4. Три ступени познания экономической действительности

Среди кратких формул, отражающих процесс познания, выделяется ленинская формула: "От живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике – таков диалектический путь познания истины, познания объективной реальности".26 Речь идет о трех ступенях познания, последовательно сменяющих друг друга.

Познание начинается с восприятия /созерцания/ предмета исследования. При этом активно работают органы чувств, потому первым приемом здесь выступает наблюдение. Предполагается также не пассивное созерцание, а активная деятельность, увязанная с практической жизнью людей.

В экономике наблюдения связаны с формами хозяйственного учета: оперативный, бухгалтерский, статистический. Здесь осуществляются также различные виды контроля за производством, распределением, обменом и потреблением продуктов труда. Первичные сведения, получаемые благодаря учету и контролю, распространяются с помощью средств массовой информации и современных информационных систем. Кроме того, наблюдения ведутся с позиции научного понятийного аппарата, с целью углубления и расширения представлений об экономических явлениях и процессах.

Экономическая информация, полученная на первой ступени познания, становится далее объектом непосредственной мыслительной деятельности людей. При этом различают открытую и закрытую /для служебного пользования/ информацию. Но в обоих случаях к ней применяются методы логики – формальная, математическая, а также методы анализа и синтеза, статистические методы и др.

Отметим, что мышление носит всегда абстрактный характер, потому что осуществляется с помощью понятий. Вместе с тем выделяется специальный метод научной абстракции /лат. abstractio – отвлечение/. В качестве исходного приема здесь предстает момент мысленного отвлечения от ряда конкретных свойств исследуемого предмета. Значение такого отвлечения состоит в том, что оно позволяет, во-первых, сосредоточить внимание на отдельно взятом, существенном признаке предмета. Во-вторых, этот признак проявляется посредством связи /отношения/ данного предмета с другими предметами. Следовательно, благодаря методу научной абстракции происходит осознание общей связи между экономическими явлениями и процессами.

В результате абстрактного мышления люди приходят к определенным выводам. Для научного мышления свойственны теоретические выводы. Изначально такие выводы носят гипотетический характер и должны быть проверены на практике, которую называют критерием истины.

Истина – правильное представление о явлении, процессе или действительности в целом. Такое представление не конструируется по воле и желанию человека, но определяется содержанием объекта познания, тем самым приобретая характер объективной истины. На пути к объективной истине некоторые теоретические положения изменяются, т.е. уточняются и даже опровергаются /относительная истина/. При этом часть знания остается неопровержимой, абсолютной истиной. В последнем случае оговариваются еще конкретно-исторические условия, с учетом которых сформулирована абсолютная мысль. Отсюда и высказывание о том, что нет истины абстрактной – есть только конкретная истина.

Данная конкретность истины представляет собой практику, т.е. деятельность людей, обеспечивающую существование и развитие общества. Однако практическая деятельность людей характеризуется великим многообразием явлений и процессов. С учетом этого многообразия практика как критерий истины приобретает весьма расплывчатые черты.

Поэтому в экономике критерий истинности мыслей определяется с позицией взаимосвязи производства и потребления продуктов труда. Основным содержанием производства являются затраты общественного труда. В потреблении эти затраты предстают в виде продуктов труда, т.е. результата труда. Но с позиции диалектического единства производства и потребления принципиальное значение имеет связь /отношение/ между результатом, т.е. эффектом, и затратами на его получение. Данное отношение принято называть эффективностью общественного производства. Речь идет о производстве в широком смысле – как непрерывно возобновляющийся процесс создания, распределения, обмена и потребления продуктов труда, в котором так или иначе участвует все общество. Соответственно, показатель эффективности
Результаты труда
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Экономическая теория iconПрограмма-минимум кандидатского экзамена по специальности 08. 00. 01 «Экономическая теория»
«Общая экономическая теория» (Политическая экономия, Микроэкономическая теория, Макроэкономическая теория, Институциональная и эволюционная...

Экономическая теория iconРабочая программа кандидатского экзамена по дисциплине специальности «Экономическая теория»
Кандидатский экзамен по дисциплине специальности «Экономическая теория» относится к вариативной части ооп по направлению подготовки...

Экономическая теория iconВопросы для подготовки к вступительному экзамену в магистратуру по
Позитивная и нормативная экономическая теория. Экономическая теория и экономическая политика

Экономическая теория iconВопросы для зачета и экзамена по дисциплине
Экономическая практика и экономическая теория. Экономическая теория в системе экономических наук

Экономическая теория iconПрограмма вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 08. 00. 01 Экономическая теория
Новая политическая экономия (теория общественного выбора). Эволюционная экономическая теория. Монетаризм. Теории переходной экономики....

Экономическая теория iconРабочая программа дисциплины специальность 08. 00. 01 «Экономическая теория»
«Экономическая теория» (области исследования: экономическая история; история экономической мысли). – М.: Финансовый университет,...

Экономическая теория iconРабочая программа дисциплины Экономическая история
Блока 1 «Дисциплины (модули)» и относится к вариативной части ооп по направлению подготовки кадров высшей квалификации 38. 06. 01...

Экономическая теория iconЛитература по дисциплине «экономическая теория»
Экономическая теория (Политэкономия) [Текст] : учебник / ред. Д. В. Валовой. 5-е изд. М : атисо, 2010

Экономическая теория iconЭкономическая теория
...

Экономическая теория iconЭкономическая теория
Чернецова Н. С., Скворцова В. А., Медушевская И. Е. Экономическая теория: учебное пособие. М.: Кнорус,2009






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную