Майер Г. В., Дунаевский Г. Е






Скачать 112.92 Kb.
НазваниеМайер Г. В., Дунаевский Г. Е
Дата публикации15.07.2015
Размер112.92 Kb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > Экономика > Документы
ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ:

МИССИЯ, МОДЕЛЬ И КРИТЕРИИ
Майер Г.В., Дунаевский Г.Е.

Определяющими категориями развития экономики, социальной и общественной жизни в сегодняшнем мире становятся знания и информация. Пример развитых стран показывает, что доминирующей тенденцией их развития является ориентация на знание как системообразующую основу рыночной экономики, что обусловливает бурное развитие тех отраслей промышленности и бизнеса, в которые осуществляется трансфер новых наукоемких технологий на основе инновационных подходов.

Но знания сами по себе не трансформируют экономику. Для решения этой задачи необходим целый комплекс структур и мероприятий, не только позволяющих осуществить производство знаний и соответствующую подготовку кадров, но и инновационную деятельность, в широком смысле понимаемую как реализацию на рынке товаров и услуг научно-образовательного потенциала. Очень важное значение при этом играет стимулирующая эти процессы нормативно-правовая база и соответствующая макроэкономическая ситуация, доступ к источникам знаний на основе прогрессивных информационных технологий и ряд других факторов, способствующих внедрению инноваций.

При этом существенно возрастает роль университетов как институтов общества, производящих знание и обеспечивающих опережающую подготовку научно-образовательной, технологической, управленческой и культурной элиты, а также в концептуальном плане готовых к развертыванию структур инновационного типа и информационных систем.

Суть классического (исследовательского) университета – интеграция учебного процесса и фундаментальных исследований – системно впервые была сформирована В. Гумбольдтом в конце XIX века.

На рис. 1 приведены основные функции классического исследовательского университета. Подчеркну, что производство знаний (т.е. научная деятельность) является одной из важнейших функций университета и обеспечивает в интеграции с учебным процессом не только подготовку будущих ученых, но и вообще творческих специалистов, способных ко всем сложным явлениям и процессам действительности относиться с позиций исследователя (что способствует выполнению и важной социально-культурной роли университета).



Рис. 1.

Как видим, к основным функциям классического исследовательского университета относится и передача знаний (учебный процесс и трансфер научно-образовательного потенциала), а также информационная деятельность.

На рис. 2 (идея которого позаимствована из доклада Ч. Купчеллы, Президента Университета Северная Дакота, на российско-американском семинаре в Гарварде в феврале 2003 года) схематически приведена зона благоприятствования миссии исследовательского университета как область пересечения сфер науки, образования и потребностей общества.


Рис. 2.

Исходя из этого (рис. 3), основные направления деятельности исследовательского университета можно определить как фундаментальные и прикладные научные исследования, высшие степени подготовки и переподготовки кадров, инновационную деятельности и коммерциализацию научных результатов.



Рис. 3.

На следующем рис. 4 через зону благоприятствования деятельности исследовательского университета проведена горизонтальная линия.

К верхней части отнесено то, что связано с потребностями общества в новых фундаментальных знаниях, в повышении в целом интеллектуального потенциала, в высоком уровне и качестве образования.




Рис. 4.
К нижней части – то, что связано с рынком товаров и услуг, т.е. новые технологии, высокотехнологичные товары, образовательные услуги (естественно, такое деление на две части достаточно условно, но читатель поймет, о чем идет речь). Соответственно, в верхней и нижней частях указаны типичные источники финансирования. Следует отметить, что такой важнейший источник как частный сектор на сегодня в России задействован очень слабо в силу причин, о которых будет сказано ниже.

На рис. 5 приведена схема многоканального финансирования научных исследований на примере Томского государственного университета.




Рис. 5.
Следует отметить, что сектор «Бюджет Министерства образования и науки (20 %)» на 60 % состоит из грантов этого министерства, т.е. реальная величина базового (бюджетного) финансирования со стороны министерства не превышает 8-10 % общего бюджета исследований университета. Успехом мы считаем 5 %-й доход от инновационной деятельности в рамках интегрированных учебно-научно-инновационных комплексов, созданных университетов совместно с различными высокотехнологическими производствами.

На рис. 6 отражена схема многоканального финансирования научно-образовательного центра «Физика и химия высокоэнергетических систем», созданного фондом CRDF и Министерством образования на базе Томского университета с привлечением партнерских институтов Российской академии наук. Следует отметить, что этот проект уже простимулировал привлечение ресурсов достаточного широкого круга компаний и фондов (в т.ч. международных), академических и региональных институтов.


Рис. 6.

На рис. 7 изображено поле критериальных оценок исследовательского университета («киты», на которых «базируется» исследовательский университет). Здесь отражено 8 важнейших «китов», хотя можно еще что-то добавить. Следует отметить, что в разделе «Международное сотрудничество» мы особое значение придаем двум системным проектам: уже упоминавшемуся НОЦ «Физика и химия высокоэнергетических систем» и Межрегиональному институту общественных наук (МИОН), созданному Фондом Карнеги, Маккартуров и Министерством образования, укладывающимся в идеологию исследовательского университета.


Рис. 7.
На рис. 8 приведена схема коммерциализации научных результатов при взаимодействии с частным сектором, показывающая важность таких «интерфейсовых» структур, как научно-технологические парки и фонды, офисы коммерциализации и совместные предприятия.



Рис. 8.

Дело в том, что сейчас в России профессор, чтобы внедрить научную разработку, практически становится, в силу неэффективности инновационной инфраструктуры, промышленным деятелем и, соответственно, зачастую уходит из сферы интеллектуальной деятельности.

Конечно же, внедрение инноваций станет более эффективным, если все участники этого процесса будут квалифицированно заниматься своим делом (хотя, как понятно, четкую границу провести сложно).

На рис. 9 для сравнения приведено поле критериальных оценок при определении рейтинга в уже сложившейся системе американских исследовательских университетов. Интересно, что часто здесь используется величина среднего значения оценок абитуриентов, полученных по общенациональной системе тестирования при поступлении в университет.



Рис. 9.

На рис. 10 приведен далеко не полный перечень проблем, тормозящих развитие инновационной деятельности в российских университетах и других исследовательских институтах.

Во-первых, это несовершенство нормативно-правовой базы, включая проблемы с механизмами реализации интеллектуальной собственности, налогообложением и т.п. Во-вторых, отсутствие режима благоприятствования привлечению частных инвестиций – важнейшего индикатора заинтересованности рынка. К проблемам относится необходимость первоначальных затрат на создание инфраструктуры инновационной деятельности, что на первом этапе стоит больших денег, а также недостаточность форм и размеров государственной поддержки научной и инновационной деятельности в ключевых направлениях научно-технического прогресса.


Рис. 10.

На рис. 11 приведены, для сравнения, федеральные обязательства различных агентств и фондов США.




Рис. 11.

К важнейшим условиям успешной реализации модели исследовательского университета в России относится интегративное сотрудничество с академическими институтами РАН и РАМН. Конечно же, в первую очередь речь идет о деятельности общих научно-педагогических школ, создании центров коллективного пользования и других совместных структур (в т.ч. инновационного типа) и т.п. Формы и механизмы интеграции могут быть разными по форме. Например, в Томске, в отличие от Новосибирска, академические институты Сибирского отделения РАН созданы на базе научных школ Томских университетов (в частности, Институт оптики атмосферы, Институт физики прочности и материаловедения, Институт оптического мониторинга – на базе научных школ Томского государственного университета, Институт сильноточной электроники – на базе школ Томского политехнического университета), и это предопределяет «генетическое» единство научно-образовательного комплекса Томска со всеми вытекающими положительными последствиями в области интеграции науки и образования.

На рис. 12 приведены структура НОЦ «Физика и химия высокоэнергетических систем» и перечень организаций – исполнителей этого проекта. Очевидно, что это – микромодель исследовательского университета, все необходимые атрибуты есть: ведущая научная школа, активно осуществляемое взаимодействие с институтами РАН, центр коллективного пользования, центр трансфера технологий, эффективная система подготовки молодых ученых и т.п. Хочется еще раз сказать спасибо Г. Шеру и М. Стриханову, которые реализуют замечательный проект BRHE.



Рис. 12.

На рис. 13 и 14 приведена схема реализации исключительно важного для нас системного проекта «Академический университет», направленного на развитие науки и образования на основе интеграции учебно-научно-инновационного потенциала Томского государственного университета и академических институтов РАН и РАМН, который мы осуществляем с 1997 г.

Академический университет представляет системную совокупность учебно-научных (учебно-научно-инновационных) центров, созданных на базе совместных интегральных научно-педагогических школ по актуальным научным направлениям. Участниками проекта выступают не только академические институты Томска, но и ряд институтов Новосибирска, Бийска, Москвы, Дубны. И очень важно, что мы привели не какое-то бюрократическое объединение академических институтов с какими-то факультетами, а объединили людей, представляющих общие научные школы, хорошо понимающих друг друга в научном плане. Для нас это очень важный проект, фактически это полидисциплинарный исследовательский университет.



Рис. 13






Рис. 14.

На рис. 15-23 приведены предлагаемые нами оценочные критерии важнейших направлений деятельности исследовательского университета. Мы сознательно не приводим численных оценок (хотя у нас они есть), чтобы не создавать представления о том, что мы однозначно поддерживаем существование некого набора показателей, на основе которого какая-то высокая комиссия может выделить класс исследовательских университетов.

Конечно же, термин «исследовательский университет» отражает особую миссию университета, направленную на удовлетворение потребностей общества в новых знаниях и специалистах, в высокоинтеллектуальных товарах и услугах, именно через реализацию которых университет получает ресурсы для дальнейшего развития науки и образования.




Рис. 15 Рис. 16




Рис. 17 Рис. 18



Рис. 19 Рис. 20
Рис. 21 Рис. 22




Рис.23

В этом смысле задача разработки модели и критериев исследовательского университета очень важна, поскольку, в первую очередь, позволит понять содержание проблем, мешающих университетам быть решающим фактором социально-экономического развития общества, мешающим активно включиться в реализацию нашей национальной инновационной системы.

И в заключение, поскольку все выступавшие коллеги – ректоры в той или иной форме презентовали свои университеты, приведу краткую справку о ТГУ в разрезе сегодняшнего обсуждения.

Томский государственный университет (ТГУ), основанный в 1878 г., стал первым высшим учебным заведением в азиатской части Российского государства, он был создан на принципах университета исследовательского типа, предусматривающих интеграцию учебного процесса и фундаментальных научных исследований с ориентацией на подготовку научно-педагогической элиты. За годы его существования в ТГУ учились или работали свыше 100 членов Российской академии наук и 150 лауреатов Государственной премии РФ, 2 лауреата Нобелевской премии (Н.Н. Семенов, И.П. Павлов).

На сегодня ТГУ является одним из крупнейших классических университетов в Азиатской части страны. В его составе 23 факультета, 3 крупных научно-исследовательских института академического плана, Научная библиотека (4 млн. томов), Сибирский ботанический сад (основан в 1885 г.), 10 музеев с вековой историей.

В ТГУ работают около 300 докторов и 700 кандидатов наук, обучается 12 тысяч студентов дневного отделения (всего около 23 тысяч), 700 аспирантов и 100 докторантов, функционируют 25 диссертационных советов, сотрудниками ежегодно защищается 20–30 докторских и 80–100 кандидатских диссертаций.

За последние 10 лет научным коллективам ТГУ трижды присуждались Государственные премии РФ в области науки и техники, выполнено свыше 500 грантов ведущих национальных научных фондов.

В 1998 г. Томский госуниверситет Указом Президента РФ включен в Государственный свод особо ценных объектов РФ.

ТГУ – крупный центр международного сотрудничества: за последние годы выполнено 12 грантов по программе ТЕМПУС с университетами Оксфорда и Шеффилда (Великобритания), имеются устойчивые научные связи с университетами США, Канады, Германии, Франции, Италии, Китая и других стран. В 2003 –2004 гг. выполняются гранты, финансируемые Американским фондом гражданских исследований и развития (CRDF), Международным научно-техническим центром (МНТЦ), Евросоюзом (INTAS), Международным банком реконструкции и развития (МБРР), фондами Карнеги, Сороса, Фольксвагена и другими.

При составлении доклада использованы следующие материалы:

  1. Купчелла Ч. Доклад на российско-американском семинаре, Гарвард, 2002.

  2. Майер Г.В., Зинченко В.И., Ревушкин А.С. «Академический университет» как модель интеграции науки и элитарного образования // Известия вузов. Физика, 1998, № 9, с. 3-7.

  3. Майер Г.В., Дунаевский Г.Е. Имущественный комплекс классического университета и его НИИ, осуществляющих правомочия юридического лица // Университетское управление: практика и анализ. Екатеринбург, 2000, № 4 (15), с. 19-22.

  4. Майера Г.В. Университеты – движущая сила социально-экономического развития общества // Выступление на VII съезде Российского союза ректоров, 6.12.2002 г.

  5. Майер Г.В. О критериях исследовательского университета // Университетское управление: практика и анализ. Екатеринбург, 2003, № 3 (26), с. 6-9.

  6. Разработка критериев и нормативно-правовой основы деятельности федерального исследовательского университета как базовой институциональной структуры федерально-региональной научно-технической политики: Отчет НФПК / Г.В. Майер, Г.Е. Дунаевский и др. 2003.

Добавить документ в свой блог или на сайт





При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную