В. М. Шумилов международное публичное экономическое право учебное пособие






НазваниеВ. М. Шумилов международное публичное экономическое право учебное пособие
страница6/21
Дата публикации01.06.2015
Размер3.07 Mb.
ТипУчебное пособие
e.120-bal.ru > Экономика > Учебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

2.2. Субъекты международного экономического права


32. В настоящее время на земле насчитывается около 220 государств и государственно-подобных образований, около 7 тысяч международных организаций, в том числе около 300 межправительственных.

В группу государств с наибольшим объемом международ­ной торговли входят: США, Германия, Япония, Франция, Ве­ликобритания, Италия, Канада, Голландия, Гонконг, Бель­гия, Китай. Россия занимает место в конце второй десятки.

В системе международно-правового регулирования меж­дународных экономических отношений фактически сложи­лась дифференциация государств. Так, государства-субъекты МЭП дифференцируются по уровню экономического разви­тия на:

— экономически развитые страны с рыночной экономи­кой;

— развивающиеся страны, правовое обособление которых осуществлено через принцип преференций для развиваю­щихся стран;

— страны с «переходной экономикой», т.е. бывшие социа­листические страны, в которых экономика была государст­венно-монополизированной (всего около 30 государств).

В середине 60-х гг. XX века развивающиеся страны (быв­шие колонии), принимая во внимание несправедливый, неэк­вивалентный характер международных экономических отно­шений, поставили вопрос об отступлении от формального ра­венства государств в пользу равенства фактического. Для этого был использован механизм Общей системы преферен­ций (ОСП). Согласно Общей системе преференций, разви­тые государства должны предоставлять развивающимся странам односторонние уступки, льготы, преимущества в различных сферах МЭО, прежде всего в форме снижения или невзимания таможенных пошлин в международной тор­говле.

Преференциальный правовой режим для развивающихся стран был закреплен в ГАТТ и в целой системе договоров и решений международных организаций. Он стал законным исключением из действия принципа наиболее благоприятствуемой нации.

Предусматривалось, что по мере развития национальной экономики развивающиеся страны будут «в возрастающей степени принимать участие в осуществлении прав и обяза­тельств», вытекающих из ГАТТ, т.е. переходить из статуса развивающейся страны в статус развитой страны, лишаясь тем самым особых преференций.

На этом переходе произошло расслоение группы развива­ющихся стран, которое тоже, в свою очередь, получило или получает определенную международно-правовую легализа­цию. Из группы развивающихся государств выделились:

а) группа «новых индустриальных стран», т.е. наиболее развитых из развивающихся государств (Катар, Кувейт, ОАЭ, некоторые страны Юго-Восточной Азии, Латинской Америки);

б) наименее развитые страны, т. е. самые бедные государства мира (Мозамбик, Эфиопия, Танзания, Непал, Вьетнам, Мьянма и другие государства Африки и Азии — всего около 50);

в) собственно развивающиеся государства;

В соответствии с принципом преференций для развиваю­щихся стран любое государство вправе снизить, например, импортные пошлины на их товары либо вовсе не взимать пошлины, и это не будет считаться дискриминацией других (экономически развитых) государств, товарам которых такие преференции не предоставляются. Следствием преференци­ального режима является то, что большая масса товарных по­токов в мировой торговой системе обращается по льготным каналам.

33. Если в случае с развивающимися странами речь идет об адаптации к современной системе МЭО государств с не­надлежащим уровнем экономического развития, то в случае со странами с «переходной экономикой» речь идет об адапта­ции к современным МЭО государств с недостаточно разви­тыми рыночными элементами в экономике, стран с государст­венной, монополизированной экономикой или с остатками такой экономики.

Современный международный экономический правопо­рядок строится на закономерностях открытой экономики ры­ночного характера. При этом открытая экономика исходит из существенного государственного регулирования.

В арсенал форм и средств регулирования экономики могут, в частности, входить: национализация, использование государственного планирования, различные виды государст­венной монополии, в том числе элементы валютной монопо­лии, политика импортозамещения и ориентирования на экс­порт, инструменты протекционизма.

В настоящее время достаточно широко используется такая форма государственной монополии, как предоставле­ние исключительных прав государственной или иной компа­нии на осуществление внешнеторговых операций с конкрет­ным товаром.

Следует иметь в виду, что использование государствен­ных предприятий для осуществления внешней торговли рас­сматривается (в частности, в тексте ГАТТ) как препятствие для международной торговли.

В ряде стран государство монополизировало импорт и/или экспорт отдельных товаров, как правило, таких, кото­рым принадлежит ведущая роль во внешней торговле, а также военных технологий. Зачастую государство резервиру­ет за собой сферу обслуживания внешнеэкономических свя­зей: например, обязательным страхованием импорта нацио­нальными предприятиями через национальную государст­венную страховую фирму или обязательными грузовыми перевозками национальными перевозчиками.

Активная роль современного развитого государства в МЭО заключается во внешнеполитической и правовой поддержке национальных предприятий (ТНК), осваивающих за­рубежную экономическую среду. Цель такой политики — обеспечить внешний стратегический государственный инте­рес, состоящий в контроле над отдельным товарным рынком или рынком услуг, над источниками необходимых ресурсов.

В тех сферах, где национальные ТНК обладают достаточ­но мощной силой, приоритетом на международном рынке (например, американские авиапредприятия — на междуна­родном рынке авиауслуг), государство проводит политику «дерегулирования», уменьшения степени государственного воздействия. Причем такая политика, как правило, навязыва­ется и вовне — государствам, предприятия которых на дан­ном международном рынке могут составлять конкуренцию национальным ТНК.

34. Государства как первичные субъекты международного экономического права обладают определенными экономичес­кими правами несут экономические обязанности.

Международное сообщество давно предпринимает попыт­ки сформулировать основные права и обязанности госу­дарств. Так, в 1949 году КМП ООН подготовила проект Дек­ларации прав и обязанностей государств, который так и не был принят. В 1933 году была принята Межамериканская Конвенция о правах и обязанностях государств.

Однако в целом государства с осторожностью подходят к такого рода проектам.

Если попытаться «проинвентаризировать» вкратце эконо­мические права и обязанности государств, как они вытекают из Хартии экономических прав и обязанностей государств 1974 года, то получится следующая картина.

Государства ИМЕЮТ ПРАВО:

— выбирать свою экономическую систему, формы органи­зации ВЭС, средства экономического развития, использова­ния ресурсов, осуществления реформ;

— свободно осуществлять суверенитет над своими богат­ствами, природными ресурсами и экономической деятель­ностью;

— национализировать, экспроприировать и передавать иностранную собственность; регулировать споры по компен­сациям за национализированную иностранную собствен­ность согласно внутригосударственному праву и националь­ными судами; регулировать и контролировать иностранные инвестиции, деятельность ТНК;

— участвовать в международной торговле и других фор­мах экономического сотрудничества, в принятии решений для урегулирования экономических и финансовых проблем; заключать двусторонние и многосторонние соглашения в об­ласти международного экономического сотрудничества, не подвергаться дискриминации;

— участвовать в субрегиональном, региональном и межре­гиональном сотрудничестве в целях экономического разви­тия; развивающиеся страны (PC) вправе предоставлять тор­говые преференции другим PC, не распространяя их на раз­витые страны.

Государства ОБЯЗАНЫ:

— сосуществовать в мире независимо от экономической системы, способствовать международной торговле на основе взаимной выгоды, равных преимуществ и взаимного предо­ставления РНБ; не применять экономические меры прину­дительного характера, направленные на ущемление суверен­ных прав государств или извлечение выгоды;

— сотрудничать в оптимальном использовании ресурсов, принадлежащих двум и более государствам; не принуждать к предоставлению льготного режима иностранным инвестици­ям; обеспечивать компенсацию в случаях национализации, экспроприации или передачи иностранной собственности; сотрудничать в деле осуществления права по регулированию и контролю за деятельностью ТНК; обеспечить, чтобы выго­ды от разработки ресурсов морского дна (общее наследие че­ловечества) распределялись между всеми государствами;

— не подвергать другие государства дискриминации; со­трудничать в деле содействия более рациональным и спра­ведливым МЭО; учитывать интересы PC в обеспечении раз­вития мировой экономики; расширять и укреплять систему преференций развитых стран для PC, содействовать эконо­мическому развитию наименее развитых из PC;

— сотрудничать в обеспечении либерализации мировой торговли, в устранении препятствий международной торгов­ле; содействовать развитию международной торговли;

— обеспечить, чтобы политика субрегиональных, регио­нальных и межрегиональных объединений отвечала нуждам международного экономического сотрудничества и учитыва­ла законные интересы третьих стран;

— содействовать международному научному и техничес­кому сотрудничеству, передаче технологии; сотрудничать в разработке руководящих положений в отношении передачи технологии;

— осуществлять защиту, сохранение и улучшение окру­жающей среды.

35. Следует иметь в виду, что в силу внутреннего законо­дательства федеративных государств субъекты федераций (и даже административно-территориальные единицы простых государств) могут обладать правом заключать международ­ные договоры по ограниченному кругу вопросов (погранич­ные, культурные, полицейские, экономические связи) под контролем центральной власти.

Такие права имеют субъекты федераций и администра­тивно-территориальные единицы в ФРГ, Швейцарии, Ав­стрии; в некоторой степени — в США, Канаде. При этом субъекты федераций и административно-территориальные единицы не становятся субъектами МП.

В международных экономических отношениях некоторых федеративных государств иногда делается так называемая «федеральная оговорка» (например, торговый договор между США и Нидерландами 1956 года): если тот или иной субъект федерации не предоставит национальный режим физическим лицам другой стороны, то такие лица не будут пользоваться на­циональным режимом в данном субъекте федерации.

36. В международных экономических отношениях частно­правового характера участвуют физические и юридические лица. В связи с этим возникает вопрос о правовом статусе указанных лиц с точки зрения международного права.

Физические лица участвуют в гражданско-правовых отно­шениях с иностранным элементом и, следовательно, являют­ся субъектами МЭО. Однако статус физических лиц как субъектов МЭО определяется национальными системами права — внутригосударственным правом (юрисдикция госу­дарства в отношении населения).

В правовой системе ЕС многие вопросы статуса физичес­ких лиц регулируются в «наднациональном» порядке.

Вместе с тем, статус физических лиц в МЭО является предметом международно-правового регулирования. В орби­ту МПР вовлечен широкий спектр вопросов, касающихся статуса физических лиц — граждан (резидентов), иностран­ных граждан (нерезидентов), лиц без гражданства, беженцев и т.д.

Международно-правовым основанием статуса физичес­ких лиц являются: Всеобщая Декларацией прав человека 1948 года, Пакты о правах человека 1966 года, Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года (с после­дующими протоколами), Декларация о правах человека в от­ношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают (рез. ГА ООН от 13.12.85 г.), и др.

Физические лица в сфере МЭО имеют право: покидать свою страну и возвращаться в нее; владеть, пользоваться имуществом (собственностью); трудиться; пользоваться про­цессуальными гарантиями; переводить доходы, сбережения или другие личные денежные средства за границу с учетом внутренних валютных правил и т.п..

В соответствии с внутренним законодательством ино­странцы, как правило, подразделяются на две категории: по­стоянно проживающих на территории страны пребывания и временно находящихся.

Критерии разделения определяются внутренним законо­дательством в международных договорах между заинтересо­ванными государствами в зависимости от сроков пребыва­ния (например, 183 и более дней в году) и/или от цели и ха­рактера пребывания иностранца.

Факт постоянного или временного проживания влияет на правовое положение иностранца: например, вопросы дееспо­собности временно пребывающего иностранца решаются по законам государства, гражданином которого он является, а постоянно проживающего иностранца — по закону страны пребывания, если иное не предусмотрено в международном договоре. Существуют различия в принципах налогообложе­ния и т. п.

Иностранец подчиняется двум правопорядкам — отечест­венному и страны пребывания (конкурирующая юрисдик­ция). К правовому режиму иностранцев в стране пребывания применяют, как правило, три «стандарта»:

1) национальный режим;

2) РНБ;

3) специальный режим (например, упрощенный порядок перехода государственной границы в приграничных районах в целях осуществления приграничной торговли или запрет иностранцам на осуществление отдельных видов работ).

Как правило, все эти виды режимов используются одно­временно в сочетании применительно к различным сферам правоотношений. В гражданско-правовой сфере иностран­цам обычно предоставляется национальный режим — в пра­вах и обязанностях.

Постановления, касающиеся правового положения физи­ческих лиц-иностранцев, содержатся также в торговых дого­ворах, консульских конвенциях, договорах о правовой помо­щи, договорах об избежании двойного налогообложения, о взаимной охране авторских прав, о взаимной охране прав промышленной собственности и др.

37. Юридические лица являются основными «оператора­ми» международных хозяйственных связей. Все в большей степени деятельность юридических лиц, их статус в МЭО становится предметом международно-правового регулирова­ния (МПР).

Постановления, касающиеся правового положения ино­странных юридических лиц или затрагивающие различные стороны их деятельности, содержатся в торговых договорах, консульских конвенциях, договорах о правовой помощи, до­говорах об избежании двойного налогообложения, договорах в области транспорта, купли-продажи товаров, международ­ных расчетов, охраны прав на промышленные образцы и то­варные знаки.

Именно юридические лица в основном осуществляют трансграничное перемещение товаров, услуг, капиталов, фи­нансов и т.д. При этом многие юридические лица объективно стремятся к тому, чтобы закрепиться в том или ином секторе национальной, иностранной и международной экономики, на том или ином национальном и международном рынке, со­здать и/или развить определенную инфраструктуру на пути движения товаров, услуг, капиталов, финансов и т.п.

В результате этого процесса происходит возникновение и становление транснациональных корпораций (ТНК) — круп­ных национальных предприятий с зарубежными активами. Сегодня ТНК играют роль «двигателей мировой экономи­ки», международного регулятора производства и распределе­ния продукции, основных носителей инвестиций.

Различают следующие разновидности ТНК:

1. юридические лица с национальным капиталом, но меж­дународные по сфере деятельности (имеют дочерние пред­приятия и филиалы за рубежом);

2. юридические лица, принадлежащие капиталу несколь­ких стран и международные по сфере деятельности;

3. международные объединения производственного и на­учно-технического характера, не являющиеся юридическими лицами.

ТНК — это, как правило, экономически единая система, состоящая из материнской компании, дочерних предпри­ятий, филиалов, отделений, контролируемая и управляемая из одного центра посредством договора, акций, управленчес­кого контроля.

Роль и вес ТНК в МЭО очень ощутимы. Средства ряда ТНК сопоставимы с бюджетами отдельных государств, поэ­тому международно-правовая регламентация их деятельнос­ти — объективная необходимость.

Некоторые правовые доктрины даже признают за ТНК статус субъектов МП. В связи с этим выдвигаются и/или ис­пользуются концепции «квазимеждународного права», со­здаваемого соглашениями ТНК с государствами, или «транс­национального права».

Однако на практике деятельность ТНК, их статус, как и многие другие вопросы, определяются национальным пра­вом, а в особо значимых для государств аспектах — междуна­родным правом.

В то же время, следует отметить, США в целях внешне­экономической политики стремятся закрепить принцип, со­гласно которому на систему ТНК распространяется действие законодательства « страны базирования», т. е. страны, в кото­рой находится «штаб-квартира» материнской компании.

В практике ООН используется также термин «многона­циональные компании», под которыми понимаются компа­нии, принадлежащие государствам или контролируемые ими, в отличие от ТНК, собственниками которых являются частные лица. Часто термины «ТНК» и «многонациональные компании» употребляются как синонимы.

38. В Хартии экономических прав и обязанностей госу­дарств (ст.2) содержится принцип: государство имеет право «регулировать и контролировать деятельность транснацио­нальных корпораций в пределах действий своей националь­ной юрисдикции и принимать меры к тому, чтобы такая дея­тельность не противоречила законам, нормам и постановле­ниям и соответствовала его экономической и социальной по­литике. Транснациональные корпорации не должны вмеши­ваться во внутренние дела принимающего государства».

К началу XXI века в мире функционировали более 40 тыс. ТНК (в 1970 г. — 7 тыс.), которые контролировали за преде­лами своих стран до 250 тыс. дочерних предприятий. Основ­ная часть ТНК сосредоточена в США, ЕС и Японии.

Треть мировой торговли приходится на внутрифирмен­ные каналы в рамках ТНК, до половины объемов междуна­родной торговли находится под их контролем. Две трети пла­тежей за передачу технологии осуществляется в системе ТНК. ТНК контролируют до 40% промышленного производ­ства. Основные рынки, на которых сосредоточена деятель­ность ТНК: электроника, нефтепереработка, химия, автомо­билестроение.

Учитывая значение проблемы, ЭКОСОС ООН учредил Центр по ТНК и Комиссию по ТНК. Комиссия разработала Кодекс поведения ТНК (Док. ООН Е/С.10.1996. S. 2), нормы которого носят рекомендательный характер.

В Кодексе поведения предусмотрено, что ТНК обязаны:

— уважать суверенитет страны пребывания;

— исходить из экономических целей и задач политики, проводимой государством в стране пребывания;

— уважать социально-культурные цели, ценности и тради­ции страны пребывания;

— не вмешиваться во внутренние дела страны пребывания;

— не заниматься деятельностью политического характера;

— воздерживаться от практики коррупции;

— соблюдать законы и постановления, касающиеся огра­ничительной деловой практики;

— соблюдать положения, касающиеся передачи техноло­гии и охраны окружающей среды.

Комиссия ООН по ТНК приняла на себя функции по на­блюдению за осуществлением Кодекса и функции координа­ционного характера. Центр ООН по ТНК действует в качест­ве секретариата Комиссии.

Вопросы регламентирования деятельности ТНК решают­ся и на региональном уровне. ОЭСР в 1976 году приняла Декларацию о международных инвестициях и многонацио­нальных предприятиях и «Руководящие принципы для многонациональных предприятий» (в приложении к Декла­рации) — документ «мягкого права», также содержащий ре­комендательные нормы. В основу Декларации положен принцип предоставления национального режима иностран­ным многонациональным предприятиям. При этом предпри­ятиям предписываются обязанности:

— соблюдать МП;

— подчиняться праву страны пребывания;

— учитывать политику страны пребывания;

— сотрудничать со страной пребывания;

— исключить практику подкупа и субсидий;

— не вмешиваться во внутренние дела страны пребывания;

— соблюдать принцип обеспечения конкуренции;

— соблюдать порядок налогообложения, трудовое право, право социального обеспечения;

— распространять достижения в науке, технике и техно­логии.

В 1970 г. государствами Андской группы (Колумбия, Чили, Венесуэла, Перу, Эквадор) был принят Кодекс ино­странных инвестиций, содержавший унифицированные пра­вила деятельности ТНК в странах региона. Эти правила были введены государствами-участниками во внутригосу­дарственное право.

Распространенной формой юридического лица являются смешанные предприятия (СП), т. е. предприятия, капитал ко­торых принадлежит лицам различных государств. Большая часть ТНК — это смешанные предприятия. Участниками СП могут быть также государства и международные организации.

Большое значение в МЭО имеют такие юридические лица ТНК, как банки, товарные, валютные и фондовые биржи, аукционы.

Обычно к иностранным юридическим лицам применяется РНБ (во всем что касается внешней торговли) или националь­ный режим (как правило, в области судебной защиты). Как и физические лица, иностранные юридические лица имеют право на дипломатическую защиту своего государства.

39. Важным стимулом для роста числа российских ТНК должно стать «Положение о финансово-промышленных группах и порядке их создания, утвержденное Указом Прези­дента РФ от 5.12.93 г. Расширение инвестиционной деятель­ности этих групп за границы России автоматически превра­щает ФПГ в средние и крупные ТНК.

Задача создания и развития системы ТНК ставится также и в рамках СНГ.

40. В практике МЭО существует также понятие «между­народного юридического лица». К международным юридическим лицам относятся юридические лица, созданные либо непосредственно в силу международного договора (МБРР), либо на основании внутреннего закона одного или более го­сударств в соответствии с международным договором (Банк международных расчетов — БМР).

41. Свою юрисдикцию в международных экономических отношениях государство осуществляет посредством государ­ственных органов.

Прерогатива осуществлять внешнеэкономические отноше­ния принадлежит высшим (центральным) органам исполни­тельной власти и зарубежным органам внешних сношений.

Внутригосударственными органами внешних сношений являются: глава государства (единоличный или коллегиаль­ный), правительство, глава правительства, министерство иностранных дел и министр иностранных дел, другие минис­терства и ведомства, имеющие соответствующую компетен­цию, например Министерство внешней торговли в Италии или Министерство торговли в России:

Зарубежными органами внешних сношений являются, в частности, дипломатические и консульские представительства.

В функции дипломатических представительств, согласно Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г., входит, в частности, развитие отношений с государством пре­бывания в области экономики.

В функции консульских представительств, согласно Вен­ской конвенции о консульских сношениях 1963 г., входит, в частности: охрана и защита интересов своего государства, фи­зических и юридических лиц; поощрение торговли и содейст­вие развитию экономических связей; наблюдение за экономи­ческой жизнью своего округа; консульская легализация доку­ментов; представительство в судебных или иных учреждениях государства пребывания; выполнение поручений следственных или судебных органов представляемого государства.

42. В России в качестве зарубежных органов внешнеэко­номических связей заметную роль играют торговые предста­вительства РФ (торгпредства). В функции торгпредств в стране пребывания входит:

— представлять и защищать государственные интересы по всем вопросам внешнеэкономической деятельности (ВЭД);

— проводить внешнеэкономическую политику государства;

— содействовать развитию экономических связей России со страной пребывания и улучшению структуры взаимной торговли;

— осуществлять контроль за соблюдением государствен­ных интересов всеми российскими участниками ВЭД, коор­динировать их деятельность в стране пребывания;

— защищать в стране пребывания интересы предприятий и организаций России.

В странах, где нет торгпредств, соответствующие функции выполняют непосредственно работники российских по­сольств. Прослеживается тенденция на постепенную замену института торгпредств и торговых представителей аппарата­ми экономсоветников и торговых советников посольств.

Институт торгпредств был впервые введен Советским го­сударством и получил международно-правовое признание. Все торгпредства учреждены на основе международных дого­воров.

Торгпредства являются органами государства. Они вхо­дят в состав посольств РФ и пользуются соответствующими иммунитетами. Штатный состав торгпредств определяется Министерством торговли РФ по согласованию с МИД РФ и другими ведомствами.

Торгпредства не вправе осуществлять коммерческую дея­тельность в стране пребывания. Торгпредство работает под общим руководством посла.

На практике в странах пребывания за торгпредствами иногда отказывались признавать статус органа государства, предоставлять им судебный иммунитет. Были случаи, когда иностранные суды представляли торгпредства в качестве лица, несущего универсальную ответственность за действия всех российских организаций, осуществлявших ВЭД. К торг­предствам предъявлялись иски бывшими собственниками национализированного в России имущества. В 1927 году имел место полицейский налет на торгпредство СССР в Лон­доне, в 1940 году — в Париже.

Зачастую высказываются предложения превратить торг­предства РФ в подобие государственных торговых домов за границей с правом осуществления коммерческой деятель­ности и соответствующим изменением их правового статуса.

Как известно, государство не несет имущественной ответ­ственности по хозяйственным договорам своих юридических лиц.

43. Россия как субъект международного экономического права имеет свои особенности. Эти особенности определяют­ся в основном двумя обстоятельствами:

1. тем, что экономика РФ представляет собой экономику переходного типа (от государственно-монополистической к рыночно-регулируемой);

2. тем, что РФ является федеративным государством.

Государственно-монополистический характер экономики СССР, некоторых других стран, а также государственная мо­нополия на ВЭД имели результатом выделение этой группы государств в МЭО как государств «с нерыночной экономи­кой», государств, «ведущих государственную торговлю», «торгующих государств».

Общего международно-правового закрепления это выде­ление не получило, однако де-факто активно использовалось во внешнеэкономической политике и практике ряда госу­дарств.

В настоящее время в России тотальный государственный контроль за экспортно-импортными операциями сменился системой государственного регулирования с помощью ры­ночных инструментов — мер тарифного и нетарифного регу­лирования. В 1992 году все российские предприятия получи­ли право на ВЭД без специального разрешения.

В организационную систему регулирования ВЭД РФ се­годня включены следующие, в частности, государственные органы: Президент РФ, Федеральное Собрание, Правитель­ство, МИД РФ, Министерство торговли, Министерство эко­номики, Государственный таможенный комитет РФ, Минис­терство финансов, ЦБ РФ, Федеральная служба России по валютному и экспортному контролю, Министерство науки и технологий РФ, — а также различные правительственные и межведомственные комиссии (например, Комиссия Прави­тельства РФ по защитным мерам во внешней торговле и др.)

В той или иной степени к решению вопросов и проблем МЭО имеют отношение и другие министерства, ведомства и структуры: Министерство по атомной энергии, Министерст­во государственного имущества, Министерство по делам СНГ, Министерство по налогам и сборам, Министерство здравоохранения, Министерство культуры, Министерство природных ресурсов, Министерство сельского хозяйства и продовольствия, Министерство транспорта, Министерство юстиции, Госкомитет по рыболовству, Госкомитет по стан­дартизации и метрологии, Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг, Федеральная миграционная служба, Россий­ское авиационно-космическое агентство и другие.

В настоящее время образованы и действуют около 70 дву­сторонних межправительственных комиссий по торгово-экономическому сотрудничеству. Рабочие аппараты этих комис­сий находятся в своем большинстве в Министерстве торгов­ли РФ.

44. Россия — сложное, федеративное государство. Консти­туция РФ (ст.71 «к») относит внешнюю политику, междуна­родные отношения, международные договоры к исключи­тельной компетенции «центра».

К совместному ведению Федерации и ее субъектов (ст. 72, ч. 1 «о») относится координация международных, внешнеэко­номических связей субъектов.

Закон «О государственном регулировании внешнеторго­вой деятельности» 1995 года (ст. 8) разрешает субъектам Фе­дерации «заключать соглашения в области внешнеторговых связей с субъектами иностранных федеративных государств, административно-территориальными образованиями ино­странных государств». Так, между Нижегородской областью РФ и Землей Северный Рейн — Вестфалия, ФРГ, подписано и действует соглашение о торгово-экономическом и культур­ном сотрудничестве.

Такие соглашения являются не международно-правовы­ми, а административными или гражданско-правовыми и под­чинены внутреннему праву соответствующих государств.

На практике некоторые субъекты РФ заключили согла­шения с иностранными государствами о торгово-экономическом сотрудничестве. Башкортостан — с Болгарией и Ру­мынией; Республика Коми — с Чехией и Словакией; Удмур­тия, Марий Эл и Мордовия — с Венгрией.

В целом практика РФ пока идет в основном по пути регу­лирования международных связей субъектов на общефеде­ральном уровне (Соглашения России с Польшей о сотрудни­честве Санкт-Петербурга, Калининградской области с регио­нами /воеводствами Польши).

Не всегда вопрос об участии субъектов Федерации во внешних связях решается одинаково. Конституция Татарста­на 1992 года (ст.61) определила статус республики как «суве­ренного государства, субъекта международного права». Кон­ституционный Суд РФ заключил, что положения о государ­ственном суверенитете Татарстана противоречит его статусу как субъекта Федерации.

В договоре 1994 года о разграничении предметов ведения между Федерацией и Татарстаном было согласовано, что Татарстан может устанавливать отношения с иностранными государствами, заключать с ними соглашения, не противоре­чащие Конституции и международным обязательствам РФ. Если же исходить из Конституции РФ, то такие отношения и соглашения не относятся к области МП.

Субъекты Федерации и уполномоченные ими органы от­вечают по своим внешнеэкономическим обязательствам на­ходящимися в их собственности средствами, не закреплен­ными за юридическими лицами в полное хозяйственное ве­дение или оперативное управление.

45. В связи с активной деятельностью частных лиц в сфере международных экономических отношений в право­вой литературе выдвинута концепция транснационального права.

Существует точка зрения (Фридман В., Джессеп Ф. и др.), что частные лица — главные «операторы» в МЭО, и прежде всего — ТНК, вступая в договорные связи со своими партне­рами (субъектами частного и публичного права) по всему миру, создают некую особую правовую систему, которая по­лучила название транснационального права, «квазимеждународного права».

В таком понимании данная концепция фактически смыка­ется с концепцией «международного хозяйственного права», «всемирного экономического права».

К «квазимеждународному праву» относят, в частности, и государственные контракты. Приводится аргументация: со­временное МП регулирует не только договоры между госу­дарствами; в наше время сфера его действия гораздо более широкая; при определенных условиях она распространяется и на государственные контракты. Подписывая такой кон­тракт, государство сознательно идет на «интернационализа­цию» двусторонних вопросов.

Зачастую транснациональное право понимается и как тре­тья (помимо МП и внутреннего права) — «промежуточ­ная» — правовая система, образуемая нормами договоров субъектов частного права между собой и нормами «диаго­нальных соглашений».

Таким образом, транснациональное право можно опреде­лить как совокупность норм, регулирующих действия или события, выходящие за пределы национальных границ, — точнее, отношения международного характера, не подпадаю­щие под действие ни международного права, ни внутреннего права либо не полностью охваченные ими.

Разновидностью концепции транснационального права можно, видимо, считать и доктрину lex mercatoria (лат. «тор­говое право»). Среди её последователей называют Б. Гольд-мана, Ф. Фушара, К. Шмитхофа, Л. Копельманаса, П. Лалива и др.

Lex mercatoria — это, согласно данной концепции, право, создаваемое самими участниками международных частно­правовых экономических отношений автономно от нацио­нальных правовых систем.

Часто под lex mercatoria понимают просто обособленную от национального права совокупность норм, регламентирую­щих внешнеэкономические операции: куплю-продажу, под­ряд, аренду, передачу технологии, представительство, пере­возку, страхование, расчетные и кредитные отношения и т.д.

Источниками lex mercatoria называются международные договоры, рекомендательные документы международных ор­ганизаций, типовые законы, разрабатываемые международ­ными организациями, типовые контракты, своды единооб­разных правил, международные торговые обычаи, арбитраж­ные решения, контрактные положения участников внешнеэ­кономической деятельности. Возможно, поэтому в качестве синонима термина lex mercatoria зачастую используют тер­мин «международное контрактное право». «Международное контрактное право» охватывает и «диагональные» соглаше­ния (государственные контракты).

Идея международного контрактного права нашла отраже­ние в серии решений международных арбитражей — в част­ности в решениях от 19.1.1977 г. и от 24.3.1982 г. по делам иностранных инвесторов против Ливии и Кувейта («Техасo с. Libye», «Ammoil с. Koweit»).

К сожалению, в современной российской правовой лите­ратуре мало внимания уделяется указанным правовым кон­цепциям, хотя здесь имеется простор для достаточно серьез­ных теоретических построений и обобщений.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Похожие:

В. М. Шумилов международное публичное экономическое право учебное пособие iconЛитература. Международное право: Учебник / Отв ред. Ю. М. Колосов,...
...

В. М. Шумилов международное публичное экономическое право учебное пособие iconЕ. Ю. Иванова международное публичное и частное право
Методическое пособие предназначено для бакалавров экономического факультета, обучающихся по 080100. 62 «Экономика». Профиль подготовки...

В. М. Шумилов международное публичное экономическое право учебное пособие iconПрограмма дисциплины «Международное экономическое право»
Изучение данной дисциплины базируется на следующих дисциплинах: «Теория государства и права», «Конституционное право», «Административное...

В. М. Шумилов международное публичное экономическое право учебное пособие iconБорисов К. Г. Б 82 Международное таможенное право: Учеб пособие. Изд. 2-е доп
Б 82 Международное таможенное право: Учеб пособие. Изд. 2-е доп. М.: Изд-во рудн, 2001. 616 с

В. М. Шумилов международное публичное экономическое право учебное пособие iconУчебный курс «Международное экономическое право» в Санкт-Петербурге Организаторы
Организация и управление персоналом (трудовое право и законодательство о деятельности торгового представителя)

В. М. Шумилов международное публичное экономическое право учебное пособие iconНаправление
Профиль гражданско-правовой по фгос впо по направлению подготовки 030900– «Юриспруденция», квалификация- «бакалавр». Она логично...

В. М. Шумилов международное публичное экономическое право учебное пособие iconУчебно-методический комплекс по дисциплине «Международное уголовное право»
«Международное уголовное право» для специальности 021100 (030501) «Юриспруденция»

В. М. Шумилов международное публичное экономическое право учебное пособие iconФинансовая аренда как форма инвестиций
Специальность 12. 00. 03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

В. М. Шумилов международное публичное экономическое право учебное пособие iconСписок аспирантов 2-го года обучения
Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право

В. М. Шумилов международное публичное экономическое право учебное пособие iconДиана права на результаты интеллектуальной деятельности в составе аудиовизуального произведения
Специальность: 12. 00. 03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную