В. С. Фатеевым Научный редактор академик нан беларуси П. Г. Никитенко Минск Издательство «Право и экономика» 2001






НазваниеВ. С. Фатеевым Научный редактор академик нан беларуси П. Г. Никитенко Минск Издательство «Право и экономика» 2001
страница2/10
Дата публикации13.04.2015
Размер1.16 Mb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > Экономика > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10



Введение




Предлагаемый вниманию специалистов выпуск входит в серию аналитических докладов, подготовка которых предусмотрена постановлением Совета Министров Республики Беларусь № 777 от 29 мая 2000 г. «О совершенствовании информационно-аналитической работы». В соответствии с этим документом Национальная академия наук Беларуси включена в Перечень министерств и организаций, представляющих аналитические материалы в Совет Министров Республики Беларусь и Министерство экономики. Институту экономики НАН Беларуси поручена периодическая подготовка аналитических материалов, характеризующих тенденции социально-экономического развития по результатам фундаментальных исследований.

В данном выпуске, подготовленном доктором экономических наук В.С. Фатеевым по результатам сравнительного анализа по ряду стран с переходной экономикой, показаны основные тенденции в развитии регионов и городов, а также наиболее важные изменения в региональной политике России, Украины и Беларуси, имевшие место в 90-х годах XX в. Часть материалов носит постановочный характер и может стать предметом широкой дискуссии ученых-регионалистов и специалистов-практиков.

Представляется, что аналитический доклад будет полезен не только для Совета Министров и Министерства экономики, но и для других республиканских органов государственного управления, а также для местных органов управления и самоуправления Республики Беларусь.

Дирекция Института экономики НАН Беларуси просит направлять отзывы и замечания по содержанию представленных в аналитическом докладе материалов по адресу:
Институт экономики НАН Беларуси,

ул. Сурганова д.1, корп. 2,

Минск – 220072, Беларусь;
либо непосредственно связаться с автором доклада, заместителем директора Института экономики НАН Беларуси, д.э.н. В.С. Фатеевым (тел. – 284-02-71, факс – 284-07-16, электронная почта – fateyev@economics.bas-net.by ).


Научный редактор аналитического доклада

академик НАН Беларуси П.Г. Никитенко


1.Изменения в развитии регионов стран Центральной и Восточной Европы




В конце 80-х – начале 90-х годов далеко не все политики и ученые-экономисты, как на Востоке, так и на Западе, считали, что переход от централизованно планируемой к рыночной экономике можно осуществить быстро и с небольшими издержками для всех вступивших на этот путь стран. Однако масштабы и характер воздействия намечаемых преобразований на региональное развитие в процессе подготовки реформ все же не были оценены по достоинству. Как показали последующие события, радикальные преобразования на национальном уровне уже на старте реформ сопровождались появлением новых и обострением старых региональных диспропорций.

В первой половине прошедшего десятилетия в большинстве стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ1) более или менее четко обозначилось несколько негативных тенденций социально-экономического развития регионов, преодоление которых в начале XXI века неизбежно потребует самого пристального внимания, как со стороны национальных правительств этой группы стран, так и различных европейских межгосударственных организаций.

Одна из таких тенденций проявилась в усилении социально-экономических различий между столичными городами, другими основными центрами с развитой отраслевой структурой экономики и остальными частями каждой из стран, т.е. поляризация или рост асимметрии по оси «ядро–периферия» («центр–периферия»). В частности, в столичных городах безработица в целом оказалась ниже среднего национального уровня, а уровень доходов на душу населения, объемы привлечения иностранных инвестиций, темпы приватизации государственных предприятий, создания новых фирм и некоторые другие экономические показатели – значительно выше [86; 89 и др.]. Так, в Польше, в конце 1993 г. в среднем по стране уровень безработицы составлял 15,7 %, а в высокоурбанизированных районах Варшавы, Познани и Кракова были зарегистрированы самые низкие значения этого показателя – менее 10 %. Практически во всех крупных польских городах (за исключением Лодзи) на рынке труда сложилась более благоприятная ситуация, чем в остальных частях страны.

Аналогичное положение складывалось в этот период в других странах Центральной и Восточной Европы. Например, в восточных областях Венгрии в указанном году уровень безработицы достиг 20 %, а в Будапеште данный показатель был самым низким (около 5 %). К 1996 г. разрыв между столицей Венгрии и ее периферийными районами по уровню безработицы несколько сократился, но продолжал оставаться очень значительным (в Будапеште – 5,1 %, а в самых отдаленных восточных регионах Боршод-Абауй-Земплен и Сабольч-Сатмар-Берег, соответственно, 19,0 % и 18,6 %) [89, 70–75].

В качестве второй важной характеристики изменений в пространственной структуре экономики государств ЦВЕ многие эксперты называют рост асимметрии в социально-экономическом развитии западных и восточных регионов [88, 164; 86, 259 и др.]. В первых, как правило, быстрее налаживаются экономические связи с западноевропейскими партнерами, наблюдается интенсивный рост новых конкурентоспособных производств. В западных регионах стран ЦВЕ в среднем ниже уровень безработицы. Однако анализ показывает, что в некоторых странах региональная дифференциация по отдельным показателям отчетливо просматривалась и в направлении «север–юг». Например, в Польше по уровню безработицы на протяжении ряда лет сохраняется асимметрия между северными и южными воеводствами. В Болгарии, судя по этому и некоторым другим показателям трудовой статистики, также можно сделать вывод о том, что в северных регионах (Монтана и Русе) проблемы использования трудовых ресурсов стоят значительно острее, чем в других частях страны [95].

Отмеченные выше наиболее общие тенденции, связанные с поляризацией по осям «ядро–периферия», «запад–восток» и «север–юг», были тесно взаимосвязаны с обострением других региональных проблем, которые внесли свои коррективы в территориальную организацию экономики каждой из стран и группы в целом. В частности, кризисные явления и процессы в наибольшей мере затронул узкоспециализированные промышленные районы и отдельные центры с недостаточно развитой отраслевой структурой, в которых исторически мало уделялось внимания диверсификации производства. Среди них регионы с высокой территориальной концентрацией производства отраслей горнодобывающей промышленности (добычи и обогащения угля, рудного сырья для черной и цветной металлургии), а также многие центры тяжелого машиностроения, оборонной промышленности. Например, в Чешской Республике в таком положении оказались промышленные центры Кладно, Острава, Пршибрам и Всетин, в Польше – Катовице, Лодзь и Валбжих, в Словакии – Бардеёв, Дольни Кубин, Лученец, Римавска Собота, в Венгрии – регионы Баранья и северный Ноград. Аналогичная ситуация сложилась в ряде северных промышленных районов и центров Словении, Боснии и Воеводины, экономика которых до распада СФРЮ главным образом опиралась на добычу и переработку железной руды и нефти [86, 260; 87, 74 и др.]. Общим для всех этих регионов и центров является ярко выраженная зависимость от экономического состояния предприятий одной–двух отраслей промышленности («моноотраслевые», «монофункциональные» регионы) [89, 125; 91, 812 и др.].

Существует еще одна особенность, которая может служить дополнительной характеристикой социально-экономических противоречий 90-х годов ушедшего века между центральными и периферийными регионами в странах ЦВЕ. На переходном этапе в тяжелом положении оказались не только узкоспециализированные промышленные районы, но и территориальные единицы, в структуре экономики которых значительную долю занимает аграрный сектор. В Румынии такими кризисным ареалами стали: вся периферия на юге и юго-востоке (на границе с Болгарией), а также северо-западная часть ее национальной территории, граничащая с Венгрией. В Болгарии проблемные территории преимущественно аграрной специализации находятся вдоль северных и юго-восточных границ с Румынией и Турцией. В бывшей Югославской Республике Македония практически все регионы, расположенные на рубежах с Грецией, сильно зависят от аграрного сектора. В сельскохозяйственных регионах Словакии, большая часть которых находится в восточной и южной части страны, безработица в середине 1994 г. превышала 20 %, тогда как в среднем по стране ее уровень составлял чуть выше 14 %, а в отдельных западных и северо-западных районах – не более 10 % (см. рис.1). В Венгрии области преимущественно аграрной ориентации, расположенные вдоль восточных и южных границ (соответственно, с Украиной, Румынией и Хорватией) также испытывают более серьезные проблемы с рабочими местами (см. рис. 2).


Рис. 1. Уровень безработицы в регионах Словакии, июнь 1994 г.

Источник: [92, 757].




Рис. 2. Уровень безработицы в регионах Венгрии, 1996 г.

Источник: Составлено по данным [90].

По оси «запад–восток» в некоторых государствах ЦВЕ в прошедшее десятилетие отмечались и другие региональные особенности. В частности, относительно более низкий уровень обеспеченности транспортной и другой инфраструктурой был характерен для восточных территорий Венгрии (Сабольч-Сатмар-Берег) и Словакии, а также для северо-восточных воеводств Польши. В этих же регионах отмечались более низкие темпы приватизации государственных предприятий. Указанные два обстоятельства существенно осложняли задачу адаптации такого рода периферийных зон к новым экономическим условиям, и, с точки зрения перспектив развития, ставили их в менее выгодное положение по сравнению с другими регионами [88, 186; 89, 96]. В то же время экологические проблемы в Центральной и Восточной Европе имеют совершенно иную пространственную ориентацию. Деградация окружающей среды в наибольшей мере характерна для столичных городов, а также промышленных центров, в которых размещены крупные предприятия угольной, металлургической, химической и нефтехимической промышленности. Наиболее высокий уровень территориальной концентрации таких производств в зоне так называемого «черного» или «грязного треугольника», образованного из Верхней Силезии, Северной Богемии и части Саксонии [93, 2 и др.].

По ряду объективных и субъективных причин региональные проблемы в странах Центральной и Восточной Европы в начале 90-х годов «выпали» из сферы пристального внимания не только академических кругов. Регулирование регионального развития было вытеснено из числа приоритетов экономической политики, проводимой правительствами. На этом этапе во многих странах, начавших, рыночные преобразования, сильно укрепилась вера в догму о невмешательстве государства в экономику не только на национальном, но и на региональном уровне. Западноевропейские специалисты, анализируя процессы, происходящие в переходных экономиках, в частности, в промышленном секторе, очень часто ссылаются на работы своих коллег из стран ЦВЕ и отмечают, иногда с некоторым удивлением, что на Востоке широкое распространение получил лозунг: «Лучшая промышленная политика – это никакой промышленной политики». В еще большей степени такой подход оказался популярным по отношению к региональной политике [86, 258; 91, 814]. Этот же лозунг фактически применялся и к региональной политике.

Из всей рассматриваемой группы государств, своего рода положительным исключением, пожалуй, оказалась только Венгрия, в которой с началом радикальных рыночных преобразований внимание к вопросам территориального развития не ослабло. Очевидно, что тот небольшой опыт использования «половинчатых», квазирыночных методов и инструментов, который был накоплен после реформы 1968 г., имел как минимум один позитивный результат: он отрезвил венгерских политиков и экономистов от слепой веры в ту «невидимую руку», о которой писал Адам Смит. Этот опыт показал, что отношения в современной рыночной экономике гораздо сложнее и богаче, чем были не то что 200 лет назад, а даже в первой половине XX столетия. Борьба с ростом региональных диспропорций, подрывающим экономические и социальные основы территориальной целостности страны – является одной из защитных функций любого современного государства.

Скорее всего, в Венгрии интерес к регулированию регионального развития в конце 80-х – начале 90-х годов не только не ослаб, а даже усилился, о чем может свидетельствовать создание в 1990 г. Министерства окружающей среды и региональной политики (МОСРП). В соответствии с положением, определяющим компетенцию этого органа государственного управления, основными функциями МОСРП стали «руководство, организация и контроль за разработкой проектов развития отсталых ареалов, кризисных регионов, высокоприоритетных зон рекреации, приграничных регионов и других проблемных регионов и использованием выделенных для этих проектов финансовых ресурсов» [86, 264].

Вполне естественно, что резкое обострение региональных диспропорций, происходившее в начале 90-х годов ушедшего в историю XX века, не могло длительное время игнорироваться правительствами других стран с переходной экономикой. Как ни странно, но именно эксперты ЕС, констатируя рост проблем регионального развития в ЦВЕ на старте рыночных реформ обратили внимание на то, что в странах этой части континента изменения «требуют, чтобы региональная политика перед лицом растущей безработицы не в последнюю очередь взяла на себя ответственность за содействие социальной сплоченности, а также, чтобы осуществляемые изменения вели к региональной устойчивости» [87, 76]. И в настоящее время многие западноевропейские ученые и политики разделяют это мнение. Например, М. Вульф-Матиес, бывший член Еврокомиссии по региональной политике и связям с Комитетом регионов и Фондом сплоченности ЕС считает, что сложившиеся в странах ЦВЕ в период расцвета командной экономики относительно равные условия для жизни населения, «…будут изменяться в сторону роста их дифференциации в результате развития конкуренции и рыночных сил. В небольших странах также имеет большое значение и необходима политика сплочения и региональная структурная политика, чтобы помешать падению более слабых регионов, а также расширению пропасти между испытывающими бум столичными городами и сельскими районами, между новыми промышленными центрами и старыми индустриальными ареалами, где нанесен значительный вред окружающей среде» [96].

В последние несколько лет ситуацию в области государственного регулирования регионального развития в странах ЦВЕ удалось стабилизировать, а в отдельных государствах стали отмечаться существенные сдвиги к лучшему. В перечне приоритетов национальных правительств региональная политика занимает не первое, но уже далеко не последнее место. Во многих странах формируется либо уже создана достаточно развитая законодательная база для ее проведения, определяются или уточняются объекты, инструменты и формы государственного регулирования регионального развития (осуществляется проблемное районирование национальной территории, создаются различные фонды и сети агентств содействия региональному развитию и т.п.). В некоторых странах происходит сосредоточение и повышение качества координации функций в области регулирования регионального развития в рамках ограниченного количества органов государственного управления. Реформы в области местного самоуправления, которые в Центральной и Восточной Европе в конце 80-х – начале 90-х годов во многом носили стихийный характер, вступают во вторую, а в отдельных государствах и в более высокую, так называемую «продвинутую» фазу развития. Их цели и задачи, определенные на демократических основах, все более тесно увязываются с приоритетами государственной региональной политики.

Насколько изменения в развитии регионов стран СНГ, в частности, России, Украины и Беларуси находились в русле отмеченных выше процессов, характерных для других европейских стран с переходной экономикой? Чтобы ответить на данный вопрос, проведем небольшой сравнительный анализ по этим трем странам, опираясь как на собственные результаты исследований, так и на разработки зарубежных коллег.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

В. С. Фатеевым Научный редактор академик нан беларуси П. Г. Никитенко Минск Издательство «Право и экономика» 2001 iconП. Г. Никитенко Советник нан беларуси, академик, д э. н профессор,г....
П. Г. Никитенко – Советник нан беларуси, академик, д э н профессор,г. Минск.(Основатель Белорусской инновационной и ноосферной научной...

В. С. Фатеевым Научный редактор академик нан беларуси П. Г. Никитенко Минск Издательство «Право и экономика» 2001 iconТеория и практика гештальт-терапии на пороге XXI пека ответственный...
Т 11 /Отв ред. М. П. Аралова. — Ростов н/Д: Изд-во Рост гос ун-та, 2001. 142 с

В. С. Фатеевым Научный редактор академик нан беларуси П. Г. Никитенко Минск Издательство «Право и экономика» 2001 iconРеспублики ^Беларусь в качестве учебника для студентов высших учебных...
Рецензенты: кафедра политологии и социологии Республикан­ского института высшей школы при бгу; зав кафедрой политологии бгэу, д-р...

В. С. Фатеевым Научный редактор академик нан беларуси П. Г. Никитенко Минск Издательство «Право и экономика» 2001 iconСеверо-запада российской федерации ассоциация «северо-запад» национальная...
...

В. С. Фатеевым Научный редактор академик нан беларуси П. Г. Никитенко Минск Издательство «Право и экономика» 2001 iconЭкономика и управление социально-культурной сферой» высших учебных...
К 12 Менеджмент гостиниц и ресторанов: Учеб пособие. — 2-е изд. — Мн.: Новое знание, 2001. — 216с. — (Экономическое образование)

В. С. Фатеевым Научный редактор академик нан беларуси П. Г. Никитенко Минск Издательство «Право и экономика» 2001 iconОтветственный редактор серии академик А. Л. Нарочницкий Академия наук
А. Л. Нарочницкий — ответственный редактор, Ю. А. Жданов — заместитель ответственного редактора

В. С. Фатеевым Научный редактор академик нан беларуси П. Г. Никитенко Минск Издательство «Право и экономика» 2001 iconПрограмма Научный
Гражданское право. Предпринимательское право. Семейное право. Международное частное право

В. С. Фатеевым Научный редактор академик нан беларуси П. Г. Никитенко Минск Издательство «Право и экономика» 2001 iconУправление инновационно-инвестиционными процессами в регионах Беларуси 1
Белорусский государственный университет, экономический факультет, Минск, Беларусь

В. С. Фатеевым Научный редактор академик нан беларуси П. Г. Никитенко Минск Издательство «Право и экономика» 2001 iconАвангард
Белагропромбанк, г. Минск Беларусьбанк, г. Минск Белпромстройбанк, г. Минск Бизнес и Банк, журнал

В. С. Фатеевым Научный редактор академик нан беларуси П. Г. Никитенко Минск Издательство «Право и экономика» 2001 iconКнига рассчитана на широкий круг читателей
Научный редактор Гаглойти Ю. С., кандидат исторических наук, заведующий кафедрой истории Юго-Осетинского государственного университета...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную