Вто, мы как-то уходим от конкретного ответа на простейший и очевидный вопрос: зачем нам это надо?






Скачать 198.3 Kb.
НазваниеВто, мы как-то уходим от конкретного ответа на простейший и очевидный вопрос: зачем нам это надо?
Дата публикации06.04.2015
Размер198.3 Kb.
ТипВопрос
e.120-bal.ru > Документы > Вопрос
Аналитическая информация
Торговый мазохизм
Обсуждая достоинства и недостатки вступления в ВТО, мы как-то уходим от конкретного ответа на простейший и очевидный вопрос: зачем нам это надо?

Логика людей, которые добиваются принятия положительных решений по вступлению в ВТО - российская экономика и так, мол, живет по правилам ВТО, а, следовательно, если мы туда вступим, «много хуже не будет».

Для российской политической элиты вступление в ВТО превратилось в какую-то идею фикс, в основе которой лежит неизжитый за два десятилетия комплекс неполноценности. На бессознательном уровне все еще сохраняется магическая вера, что гарантией успеха является принадлежность и приверженность западным либеральным институтам. И если действовать в рамках этих институтов и по их правилам, то, как бы плохо ни обстояли дела сегодня, рано или поздно все равно все наладится. А если дела, вопреки ожиданиям, никак не налаживаются и даже ухудшаются, то просто надо продолжать и двигаться в том же направлении - и принимать те же меры, те же рецепты, которые пока что не помогают, только в еще больших дозах. Если же от этого становится еще хуже, надо увеличивать дозу. И так далее, до бесконечности. Вернее, говоря в медицинских терминах, до летального исхода, когда лечение можно будет закончить, удовлетворенно констатируя, что «сделали все, что могли».

Российских сторонников ВТО не убеждает ничто. Ни протесты представителей аграрного сектора, ни беспокойство руководства практически всех предприятий, работающих на внутренний рынок, ни возражения свободных профсоюзов, ни опыт других государств.

Вот, скажем, страны Африки, которые почти все состоят в этой организации. Как-то не особенно заметны их достижения. Ни в одной стране вступление в ВТО не вызвало бурного подъема экономики, технологического рывка или ускорения вожделенной модернизации. Зато мы видели крушение целых отраслей и массовый рост безработицы - как, например, почти полностью закрылась преуспевавшая до того текстильная промышленность Марокко.

Логика ВТО отнюдь не предполагает, что страны, вступившие в эту организацию, должны развивать свою промышленность и экономику. Их задача — служить рынками для китайской промышленности и западного финансового капитала, которые работают в тесном взаимодействии, тем более что значительная часть экспортного сектора КНР принадлежит как раз западным компаниям, у них же китайцы получают технологии и комплектующие. Разумеется, нам объясняют, что вступив в ВТО, мы сможем в полной мере реализовать свой экспортный потенциал. Но хорошо известно, что самыми успешным экспортерами оказывались именно страны, защищавшие свой внутренний рынок — начиная с Соединенных Штатов в конце XIX века (не надо забывать, что в качестве промышленной державы Америка поднялась не на свободной торговле, а на жестком протекционизме) включая Японию, Южную Корею и все ту же Поднебесную в конце ХХ столетия. Показательно, что вступая в ВТО, Китай уже был одним из крупнейших мировых экспортеров, поставляющим в другие страны именно промышленные товары, а не сырье и топливо, как нынешняя Россия. Иными словами, не вступление в ВТО подняло китайский экспорт, а наоборот, максимально развив и эффективно организовав экспортную экономику, Китай решился в нее вступить. Впрочем, не без колебаний. Присоединяясь к этой организации, Пекин сразу публично предупредил Вашингтон, что не готов полностью соблюдать все ее правила. Иными словами, китайцы выговорили себе в рамках ВТО особый статус, позволяющий им, например, безнаказанно нарушать западные требования защиты интеллектуальной собственности, незаконно - с точки зрения существующих европейских норм - «передирать» чужие технологии и прочее в том же духе. На китайское предупреждение администрация Билла Клинтона реагировала вполне позитивно, согласившись, что Китай слишком важен для мировой торговли, чтобы придираться к нему «по мелочам». С тех пор это полугласное соглашение между Вашингтоном и Пекином неукоснительно соблюдается, несмотря на сменяющиеся в Америке администрации. Китай, при демонстративном попустительстве США и Запада в целом, остается не только ведущим мировым экспортером, но и основным нарушителем норм ВТО, благодаря чему его экономика растет, а его экспортные отрасли завоевывают все новые и новые рынки, уничтожая миллионы рабочих мест по всему миру.

Больше всего страдают бедные страны, промышленность которых, естественно, слаба, а теперь уничтожается, в буквальном смысле слова, на корню.

Попустительство США по отношению к китайским нарушителям, помимо наличия общих интересов между корпорациями этих стран, имеет и еще одну причину. Вторым после Китая самым злостным нарушителем являются сами Соединенные Штаты. Более бедные страны, разумеется, могут жаловаться в ВТО и на демпинг, и на протекционизм. Но по правилам ВТО наказание провинившегося осуществляется — с согласия этой организации — самим пострадавшим. Так, в ответ на жалобы африканцев, ВТО милостиво разрешила Буркине-Фасо ввести односторонние экономические санкции против США и Китая.

Ошибочно представление, согласно которому успех Китая определяется исключительно дешевизной рабочей силы. Мол, согласимся на китайские зарплаты - у нас тоже будет рост промышленности. С одной стороны, во многих отраслях экономики зарплата в России уже ненамного выше китайской - а для квалифицированных специалистов в промышленности даже ниже, в Поднебесной их принято, в отличие от нашей страны, ценить. С другой стороны, Германия является вторым после Китая промышленным экспортером - несмотря то, что зарплата рабочих там остается одной из самых высоких в мире. Тут играют роль множество факторов: начиная от эффективности управления и заканчивая уровнем коррупции, с которой наши либеральные реформы почему-то упорно не могут справиться.

Но особое значение имеет массовость производства. Чем больше единиц одного товара производится за раз, тем дешевле он стоит. Именно поэтому удержание внутреннего рынка является важнейшим условием успеха на рынке внешнем. Если вложенные в производство средства окупаются дома, за границу можно продавать дешево. И наоборот, потеряв часть рынка в пользу импорта, отечественная промышленность не укрепит свои позиции на теоретически открывающихся для нее внешних рынках, а наоборот, ослабеет. Это испытали на себе даже некоторые «азиатские тигры», вступившие в ВТО. Например, во Вьетнаме сегодня многие экономисты считают, что присоединение страны к этой организации было ошибкой.

Несложно догадаться, что в случае вступления Москвы в ВТО никто не собирается ей попустительствовать так, как Пекину.

Да и российские власти, в отличие от китайцев, не только не пытаются поставить Запад перед фактом, заявляя «Мы будем нарушать, а вы будете с этим мириться», но, наоборот, изо всех сил стараются показать себя самыми прилежными учениками в школе экономического либерализма.

Не менее критическим, чем для промышленности, вступление в ВТО может оказаться для сельского хозяйства. Сторонники ВТО как заклинание повторяют, что уровень субсидий, разрешенных в этой организации даже выше того, что сегодня выплачивает Россия. Только почему-то забывают объяснить, почему сегодня нашему правительству удается поддерживать производство сравнительно небольшими вложениями средств. Причина проста: рынок защищают с помощью административных мер, для реализации которых больших затрат не требуется. Большая часть этих запретительных барьеров после вступления в ВТО сама будет запрещена. Там, где раньше можно было издать постановление, теперь придется тратить деньги. Легко догадаться, что при таком положении дел субсидии стремительно возрастут - а вместе с ними воровство и взяточничество, хронически сопровождающие у нас любое перераспределение казенных средств. Так что денег будем тратить больше, а внутренний рынок все равно потеряем.

Проблема российской власти в том, что при вступлении в ВТО она просто не сможет одновременно гарантировать выполнение выставленных этой организацией «кондиций» и выживание собственного производства.

Это отлично понимают в самой организации, потому и относятся к российской заявке крайне подозрительно. Наивные иностранцы уверены: столкнувшись с подобной дилеммой, российские власти начнут в массовом порядке нарушать правила. Они не осознают масштабов русского либерально-бюрократического мазохизма. Им невдомек, что наши начальники давно уже сделали выбор: они без особого сожаления дадут рухнуть остаткам промышленности и сельского хозяйства, лишь бы сохранить репутацию экономических либералов. Тем более что корпорации, которым принадлежит реальная власть в стране, торгуют не промышленными товарами и сельскохозяйственной продукцией, а сырьем и нефтью.

Ценой убийства сельского хозяйства и значительной части промышленности можно войти в клуб уважаемых людей и занять там место рядом с делегациями Камеруна и Экваториальной Гвинеи. Президент обещал нам подобное счастье не позднее осени текущего года. И есть только одна проблема, которая мешает осуществить обещание: пограничный конфликт с Грузией, требующей передачи под ее контроль абхазской и южноосетинской таможен.

Я никогда не испытывал симпатии к грузинскому президенту Саакашвили. Но если он по-прежнему будет упираться и блокировать вступление нашей страны в ВТО, нам придется сказать спасибо этому пожирателю галстуков.

Неужели от несчастья, в которое собираются ввергнуть Россию ее собственные власти, нас могут спасти только наши враги?

Автор: Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений

Источник: Столетие

18.04.2011
Комментарий. Пчелы, пчеловодство и продовольственная безопасность
Проблема обеспечения продовольствием растущего населения Земли заставляет мировое сообщество все чаще задумываться о благополучии животных-опылителей, играющих ключевую роль в производстве наиболее ценных продуктов. Особую тревогу вызывает будущее медоносной пчелы Apis mellifera - единственного «прирученного» человеком вида из 20 тыс. видов пчелиных. Список угроз существованию этой крылатой труженицы продолжает расти, причем исключительно по вине человека.

В 2000 г. Программой ООН по окружающей среде (UNEP) была разработана и утверждена Международная инициатива по сохранению и устойчивому использованию опылителей. Ее основные цели: налаживание мониторинга здоровья опылителей; создание «инструментов» их защиты; уточнение их численности и вклада в производство сельскохозяйственной продукции и в мировую экономику.

Аналогичные инициативы были в дальнейшем разработаны для Европы (EPI), Северной Америки (NAPPC) и других регионов и отдельных стран. Были также созданы международные комитеты и структуры для обмена научной информацией. В их числе COLOSS (Предотвращение гибели пчелиных семей), объединявший в 2008 г. более 200 специалистов из 52 стран мира; Bee Doc (Пчелы Европы и сохранение их численности); STEP (Статус и тенденции европейских опылителей); ALARM (Оценка масштабных экологических рисков для биоразнообразия с помощью проверенных методов), куда вошли 54 специалиста из 26 стран.

В начале 90-х годов вклад опылителей в мировую экономику оценивался в 65-75 млрд долларов, а «недобор урожая» 30 важнейших сельскохозяйственных культур из-за нехватки опылителей - в 54,6 млрд долларов. Считалось, что от опылителей зависят 3000 растений, снабжающих человечество продовольствием, в том числе 1300 «полудиких» растений тропических стран (International Pollinator Initiative, The San Paulo Declaration оn Pollination, Brasilia, 1999).

В 2000 г. в США стоимость продукции, произведенной благодаря опылителям, составляла:



Morse R.A; Calderone N.W. “The value of honey bees as pollinators of U.S. crop in 2000”, Cornell University, Ithaka, New York

Гибель опылителей в северном полушарии, ускорившаяся после 2006 г., дала богатую пищу для всевозможных домыслов, спекуляций и апокалиптических прогнозов. Вместе с тем она стимулировала научные исследования причин и возможных последствий этого явления, вызвала широкую общественную кампанию в защиту пчел. Проблемы пчеловодства стали регулярно заслушиваться на заседаниях парламентов. В 2010 г. в Европейском парламенте это имело место дважды. Были отсняты десятки научных, документальных и художественных фильмов о пчелах и пчеловодстве; большую популярность приобрели «дни» и «недели» защиты пчел. В Канаде, например, «день пчел» теперь отмечается в 92-х муниципалитетах. В ряде развитых стран в разы увеличилось количество слушателей курсов для начинающих пчеловодов.

В марте 2011 г. был опубликован доклад UNEP «Глобальный коллапс пчелиных семей и другие угрозы для насекомых-опылителей». В нем подчеркивается, что гибель пчел способна не только обострить проблемы глобальной продовольственной безопасности, но и привести к исчезновению около 20 тыс. видов цветковых растений и к подрыву основ наземных экосистем (www.unep.org). Директор UNEP А.Штайнер заявил по этому поводу:пчелы наглядно демонстрируют, что вера в снижение зависимости от природы с помощью технологических достижений ХХI века - иллюзия, «поскольку наша зависимость от природы со временем только возрастает» (http://honeybee.org.au/).

В докладе со ссылками на соответствующие исследования отмечается следующее:

  • из 100 важнейших сельскохозяйственных культур, дающих 90% мирового продовольствия, 71 нуждается в опылении насекомыми;

  • в Европе в этом нуждается 84% возделываемых культур;

  • стоимость услуг опылителей в производстве продуктов, «непосредственно употребляемых человечеством в пищу», составляет 153 млрд евро или 9,5% от общей стоимости мировой сельскохозяйственной продукции;

  • доля медоносных пчел в производстве продуктов, «непосредственно употребляемых человечеством в пищу», составляет 15-40%;

  • стоимость продукции опыляемых насекомыми (энтомофильных) культур в 5 раз выше стоимости продукции других культур;

  • за последние 50 лет производство продуктов первой категории выросло в мире в 4 раза, а второй - в 2 раза;

  • среди 29 биологических патогенов, угрожающих здоровью пчел, на первом месте остается клещ Varroa destructor;

  • химические препараты, применяемые против насекомых-вредителей, представляют угрозу для полезных насекомых, так как ослабляют их иммунную систему и делают легкой добычей для патогенов и естественных врагов;

  • в сельской местности в Англии количество отдельных видов диких опылителей сократилось по сравнению с 1980 г. на 52%, а в Голландии - на 67%; существенно уменьшилось также количество видов опыляемых ими растений;

  • системные инсектициды: имидаклоприд, клотианидин и тиаметоксам вызывают у пчел потерю ориентации и памяти, разрушают их нервную систему;

  • в результате взаимодействия неоникотиноидов с некоторыми фунгицидами образуются соединения, в 1000 раз более токсичные, чем сами неоникотиноиды;

  • загрязнение атмосферы привело к тому, что расстояние, на котором пчелы способны распознавать ароматы цветков, сократилось по сравнению с Х1Х веком с 800 до 200 метров.

Данные других источников и специалистов дополняют доклад UNEP:

  • английские и германские эксперты считают, что из 115 важнейших сельскохозяйственных культур, выращиваемых в 200 странах мира, от животных- опылителей зависят 87 культур, в том числе 13 - полностью, 30 - в значительной и 27- в умеренной степени (Аpis-UK, December 2006);

  • ФАО исходит из того, что за период с 1961 по 2007 гг. количество пчелосемей мире увеличилось на 64% за счет развивающихся стран Азии, Южной Америки и Африки, но уменьшилось в Европе на 26,5%, а в Северной Америке - на 49,5%;

  • по данным Международной федерации пчеловодных ассоциаций - Апимондии, в мире насчитывается 7 млн пчеловодов и 35 млн «содержащихся в ульях» пчелиных семей. 

Многие зарубежные эксперты приплюсовывают к заслугам медоносных пчел опыление ими культур, используемых как корм для скота, и делают вывод о «косвенном участии» пчел в производстве молочных и других продуктов животноводства. В итоге «удельный вес» медоносных пчел в производстве агропродовольственной продукции повышается до 80-90%, а диких опылителей - понижается до 10-20% (http://www.farminguk.com/). Сторонники такого подхода считают, что медоносные пчелы обеспечивают треть содержимого «продовольственной корзины» человечества. Благодаря СМИ этот тезис приобрел широкую популярность.

Рост в диете человечества доли продуктов, производимых с участием опылителей, и сокращение доли «опыляемых ветром» пшеницы, кукурузы, риса и других культур, очевидно, очевидно, будет продолжаться и впредь. В частности, благодаря высокому спросу на плодоовощную продукцию в Китае, Индии и Бразилии.

Авторы доклада UNEP подчеркнуто осторожны в своих оценках перспектив мирового пчеловодства, ссылаясь на нехватку научно обоснованных данных и на необходимость дальнейших исследований. Однако главный посыл доклада выражен четко: чтобы уберечь пчел от гибели и предотвратить крах пчеловодства и опыления требуются срочные и решительные меры.

Дефицит опылителей в ряде регионов уже стал повседневной реальностью. Как, например, в китайской провинции Сычуань, где фермеры вынуждены опылять сады вручную. В других странах этот дефицит проявляет себя в менее острых формах.

Пример тому - США, где спрос на опыление за последние полвека вырос в 5 раз при сокращении количества пчелиных семей в 2 раза. Образовавшаяся диспропорция стала одной из причин резкого удорожания аренды пчел. В Калифорнии, например, аренда пчелиной семьи для опыления миндаля в 1960 г. составляла 3 долл., в 2004 г. - 60, а в 2009 г. - 180 долларов. Расходы фермеров - производителей миндаля по этой статье теперь превышают их совокупные расходы на удобрения, воду для полива и наем рабочей силы.

Нехватка опылителей в США преодолевается с помощью «индустриализации» пчеловодства, кочевок с пчелами на все более дальние расстояния и на более длительное время. Из имеющихся в США 2,4 млн пчелиных семей теперь ежегодно кочуют около 2 млн, хотя «жизнь на колесах» считается одной из главных причин ослабления и гибели пчелосемей. Потери пчел американские пчеловоды частично компенсируют с помощью импорта. США стали лидером в этой области.

Однако пока нет оснований говорить об «угасании» американского пчеловодства. Количество пчелосемей в США в 2010 г. выросло на 7,4%, производство меда - на 20%, а средняя производительность пчелосемьи - на 7% (Catch the Buzz, March 18, 2011). Это результат не только относительно благополучного сезона, но и динамичных, целенаправленных усилий по защите пчел и пчеловодства на протяжении последних 4 лет.

Аналогичная политика проводится и в странах ЕС. Еврокомиссия обозначила следующие приоритеты в области пчеловодства в 2011-2013 гг.:

  • создание специализированной лаборатории ЕС по здоровью пчел;

  • запуск европейской программы мониторинга гибели пчел;

  • пересмотр юридической базы «здравоохранения» пчел;

  • доработка документов по проблемам пчеловодства, которые пока не регулируются законодательством ЕС;

  • повышение квалификации специалистов в области «здравоохранения» пчел;

  • пересмотр законодательства о ветеринарных препаратах в целях повышения их эффективности и доступности для пчеловодов;

  • выдача разрешений на применение в ЕС только тех пестицидов, которые признаны безопасными для пчел;

  • защита пчел в рамках курса на сохранение биоразнообразия;

  • наращивание дотаций пчеловодству из бюджета ЕС;

  • расширение сотрудничества с Международной организацией по защите животных; - параллельное проведение исследований в области «здравоохранения» медоносных пчел и диких опылителей (http://www.iewy.com/).

В рамках указанного курса испанскому пчеловодству (сопоставимому по своим параметрам с российским) ежегодно выделяется в общей сложности 11 млн евро по линии ЕС, из центрального и региональных бюджетов.

В Бразилии значительная часть помощи пчеловодству предоставляется в рамках программ «поддержки микроскопического и малого бизнеса». В Аргентине реализуется стратегический план развития пчеловодства на 2009-2017 гг., превращения этой страны в «лидера мировой торговли медом высочайшего качества» (www.alimentosargentinos.gov.ar/). Дотации на аналогичные цели выделяются во Вьетнаме, Замбии и Уганде. В Белоруссии коллегия Министерства сельского хозяйства и продовольствия в 2010 г. приняла постановление из 29 пунктов «О состоянии пчеловодства и мерах по его развитию».

Это далеко не полный список.

Можно только надеяться, что когда-нибудь и в России будут разрабатываться и воплощаться в жизнь государственные программы защиты пчел и отечественного пчеловодства. Пока что в этой области все застыло на мертвой точке.

Александр Пономарев, Общество пчеловодов столицы

Источник: Крестьянские Ведомости

08.04.2011
Сельское хозяйство – двигатель российской экономики
Когда весь мир был охвачен кризисом, правительства огромного количества стран вложили огромные средства в качестве госпомощи. За счет этого многие страны получили возможность поднимать экономику и развивать производство. Однако Россия занималась исключительно спасением старых предприятий, забывая про необходимость модернизации. Правительство РФ попросило Высшую школу экономики разработать новую экономическую модель.

Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин стал одним из авторов данной модели. По его мнению, которое он высказал в интервью Комсомольской правде, на данный момент для РФ основным двигателем российской экономики может стать сельское хозяйство.

«Развивающиеся страны поднимаются, у них растут аппетиты. Они будут импортировать продовольствие. Я считаю, что нам надо было войти в эту нишу. Возможности у нас для этого есть. У нас есть изобилие земельных угодий. Мы можем существенно расширить площади, оснастить хозяйства современной техникой и применять новые методы для борьбы с сорняками, а не традиционные и недостаточно эффективные гербициды, пестициды», – сказал Е.Ясин.

Не далее, как вчера на видеоконференции с главами крестьянских (фермерских) хозяйств Белгородской области в рамках проекта «Российский фермер», Е.Скрынник, глава Минсельхоза РФ заявила, что в ближайшем будущем планируется ввести господдержку фермерским хозяйствам, занимающимся выращиванием экологически чистой продукции. Е. Ясин считает, что именно такая продукция поможет РФ идти вперед, развиваться.

«Конечно, я не специалист в этой области и, естественно, генную инженерию, биотехнологии нужно проверять. Но, думаю, их применение позволит создать условия для зеленой революции: без ядов и старых технологий мы сможем повысить урожайность, производительность в сельском хозяйстве и существенно увеличить объемы экспорта. Это могло бы продвинуть нас вперед и занять паузу, пока созреют инновации, институты».

Кроме того, руководитель Высшей школы экономики заявляет, что продвигать Россию вперед за счет сельского хозяйства задача отнюдь не из тяжелых. Ведь у нас в сельской местности живут 20 млн человек, а например, в Америке в сельском хозяйстве работают 3 млн человек, которые делают 330 млн т. зерна. Главное, улучшить качество сельхозтехники и семян.

«Чтобы иметь при 140 млн. населения сильное сельское хозяйство, достаточно, чтобы в нем были заняты 4 — 5 млн. человек, но при наличии хорошей техники. При хороших семенах в этом случае мы можем рассчитывать на урожайность на уровне 25 центнеров с га, а значит, собирать столько хлеба, что нам хватит вывозить 100 млн т ежегодно. Это решаемая проблема».

Между тем, Правительство России уже обсуждает программу по обновлению сельскохозяйственной техники. Так, ожидается, что Росагролизинг разработает программу, по которой аграрии смогут получать новую технику взамен старой, сданной в утиль.

Источник: IDK.RU

08.04.2011
Комментарий. Изменение климата приведет к катастрофе
Не слишком заметные, медленные, но при этом неизбежные изменения климата в перспективе могут иметь катастрофические последствия для мирового сельского хозяйства, и особенно – для сельского хозяйства развивающихся стран. Поэтому к данному процессу надо относиться внимательно и готовиться заранее.

С таким предостережением выступила ФАО, опубликовав представление для участников очередного форума ООН по проблемам изменения климата в рамках договоренностей, достигнутых на недавней встрече в Канкуне. (Все это вопросы, связанные с проблемой изменения климата).

Это тем более важно, что сейчас чаще говорят о краткосрочных последствиях данного процесса, в основном, когда обсуждают последствия экстремальных погодных явлений, отмечается в документе.

Как считает А. Мюллер, заместитель генерального директора ФАО, человечеству необходимо задумываться над долгосрочными последствиями изменения климата, потому что они вызовут более глубокие изменения в экосистеме, необходимой для сельского хозяйства, с потенциально разрушительными последствиями для продовольственной безопасности в период с 2050 по 2100 гг.

Реагировать постфактум не имеет особого смысла, полагает А. Мюллер, надо сейчас поддержать сельское хозяйство развивающихся стран с тем, чтобы оно стало более устойчивым.

Следует отказаться от обычной практики рассматривать краткосрочные угрозы и готовиться к длительной перспективе, хотя эти изменения климата наступят не сразу, и понадобится время, чтобы они проявились, уверен высокопоставленный чиновник.

Для начала ФАО считает, что продовольственная безопасность должна служить индикатором уязвимости перед лицом изменения климата. Это совершенно логично, поскольку от экосистемы зависит сельское хозяйство. При росте температур, изменении режима и количества осадков случаются набеги вредителей, появляются заболевания и прочее, что в конечном итоге влияет на урожай.

При подготовке к противодействию долгосрочным последствиям процесса изменения климата нужно больше внимания уделять изменениям, происходящим не сразу, а постепенно, особенно в том, что касается производства продовольствия.

В представленном на рассмотрение ООН документе предлагается вести селекционную работу по созданию основных культур, которые были бы приспособлены к климатическим условиям будущего.

Генетический материал растений, уже имеющийся в специальных банках, следует по-новому оценить именно с этой точки зрения. Необходимо собрать дополнительный генетический материал, включая диких родственников продовольственных культур. Ведь существует риск исчезновения такого материала, предупреждает ФАО.

Можно создать разновидности, например, основных зерновых культур, которые будут приспособлены к новым климатическим условиям: будут невосприимчивыми к жаре, засухам, длительным наводнениям, в том числе и наводнениям морского происхождения с наличием соленой воды. При этом должны соблюдаться все права крестьян, а также селекционеров.

Растущие потребности в топливе, продовольствии и необходимости надежного хранения СО2 уже привели к конкуренции за надлежащее использование земли. Так, переход на производство биотоплива уже связывают с резким ростом цен на продовольствие в 2007 - 2008 гг. Успех новой инициативы по снижению вредных выбросов в связи с сокращения лесов или их вырубки и деградации будет зависеть от того, как все это будет увязано с сельским хозяйством, подчеркивается в представлении ФАО.

Источник: Крестьянские Ведомости

06.04.2011
Комментарий. Рыночные цены на зерно снижаются. Не упали бы «ниже плинтуса»
Интерес участников зернового рынка к биржевым торгам государственным зерном стремительно сокращается. Под влиянием биржевых торгов цены на зерно в феврале стали медленно снижаться, в марте эта динамика ускорилась. Так можно резюмировать мнение экспертов, следивших за ходом последних аукционов.

В настоящее время рыночные цены становятся интереснее для потребителей, говорят некоторые аналитики. И высказывают мнение, что государству, возможно, не удастся реализовать через торги заявленные 3 млн тонн продовольственного зерна.

Выходит, поставленная перед государственными интервенциями задача - сдержать и даже повернуть вспять рост цен на зерновом рынке - выполнена. Вопрос в том, где остановится ценовой спад, не подорвет ли этот процесс интерес зернопроизводителей к развитию своего бизнеса. Такая опасность есть.

Поведение игроков на зерновом рынке, как известно, во многом зависит от ответа на вопрос, «а что у вас, ребята, в закромах»?

Так вот, по состоянию на 1 марта этого года запасы зерна в заготовительных, крупных и средних сельскохозяйственных организациях оценивались в 28,4 млн тонн. Год назад было 36,4 млн тонн. Меньше на 8 млн тонн. Прилично. Но в январе разница составляла свыше 12 млн тонн, в январе – 10 млн, в феврале – 8,6 млн тонн.

Налицо устойчивое сокращение разрыва между запасами зерна в прошлый и нынешний сезон.

И, как показывают подсчеты, если эта тенденция сохранится, то - даже при некотором росте потребления зерна – его запасы у заготовителей и сельхозорганизаций в июне этого года могут составить около 18-19 млн тонн. С учетом же закромов фермерских хозяйств цифра может достигнуть 20-21 млн тонн. Это несколько меньше, чем в прошлом году, но выше уровней 20072008 и 20032004 годов.

При таком развитии событий и при возможном урожае-2011 в 85 млн тонн переходящие запасы зерна на 1 июля 2012 года составят почти 21 млн тонн. Это при условии, что на экспорт будет направлено 15 млн тонн. По нашему мнению, такое развитие ситуации вполне возможно. На это указывает крайне незначительный импорт зерновых, порядка 300 тыс. тонн (без риса) за период с июля-2010 до середины марта-2011 (а помните, как нам рассказывали про ужасно напряженный баланс и импорт до 6 млн. тонн, чтобы обосновать закрытие экспорта?), а также динамичное падение рыночного спроса и цен на зерно.

Наличные запасы зерна вместе с ожиданием приличных его сборов в текущий сезон все агрессивнее давят на рынок. Сказывается и то обстоятельство, что многие участники рынка ждут из распределяемой части интервенционного фонда. А реально высокие запасы зерна, отсутствие альтернативного канала сбыта его в виде экспорта, эгоистичный монополизм зернопотребителей ведут к нынешнему спаду биржевых торгов и падению рыночного спроса и цен.

Давайте посмотрим на несколько недель назад. В начале марта цены падали за неделю в пределах 50-60 рублей/т. К середине марта недельное падение составило в ряде районов 200-250 рублей, еще через неделю – речь уже шла о 300 и 400 рублях. Причем, не только на рынок пшеницы продовольственной, но и рынок пшеницы фуражной, рынок ячменя, кукурузы – везде падение. И во всех регионах – и в тех, где была засуха, и в тех, которых она миновала. Та же пшеница третьего класса за неделю на Северном Кавказе подешевела на 150 рублей, в европейском Черноземье – на 350-413 рублей, в Сибири – на 433 рубля. Невольно возникает вопрос: так где же была засуха? Сегодня для экспертов основная тема дискуссии не то что цены будут падать в этой части полное единодушие, а какими будут темпы падения. И основной вопрос, по которому можно дискутировать: будет ли падение цен продолжаться такими же темпами или ускорится, и какой уровень цен будет к началу сезона.

Пессимисты уже просматривают уровень 3500- 4000 рублей за тонну пшеницы на Юге и падение рыночных цен до катастрофически низкого уровня 2009 года и возникнет вопрос у крестьян, особенно на экспортоориентированном Юге – «зачем сеять, если заработать не дают?».

Низким ценам наверное кое кто из потребителей исходя из своих экономически интересов и порадуется. Только кончиться это может откатом от достигнутых объемов производства зерна, формированием реально дефицитного рынка и возвращением высоких цен. И тогда вновь спешить к государству за субсидиями, ограничениями на перемещение зерна?

Вот уже и Российский Зерновой Союз обратился с предложением срочно и без ограничений открыть экспорт, и зернопроизводители Южного федерального округа обращаются к Президенту России с предложение открыть экспорт зерна, хотя бы для Краснодара, Ставрополья и Ростова в объеме 4 млн тонн. Но пока ответ, получаемый от Правительства рынком, – категоричен «Нет», продлим, то ли до сентября, то ли до нового года. Только вот на чем основано такое решение пока решили не объяснять.

Наверное, специалисты найдут просчеты в наших умозаключениях. Но одно ясно: именно сейчас государству – а сегодня это самый влиятельный игрок на зерновом рынке – надо четко просчитать свою позицию. Чтобы в близком будущем не подорвать заинтересованность хлеборобов в увеличении производства зерна, в техническом и технологическом переоснащении отрасли.

Кстати опыт запрета аграрного экспорта и его эффективность общеизвестны. США в свое время под давлением животноводческого лобби запретило экспорт сои, потом запрещало экспорт зерна в СССР. И получили в ответ – потерю части рынков, появились новые крупные мировые экспортеры по сое - Бразилия, по зерну - ЕС. В США выводы сделали законодательно определено, что экспорт может быть ограничен только после официального объявления и установления режима общенациональной чрезвычайной ситуации.

Источник: Крестьянские Ведомости

04.04.2011





Информационно-консультационная служба АПК Тюменской области

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Вто, мы как-то уходим от конкретного ответа на простейший и очевидный вопрос: зачем нам это надо? iconРоссия-2012: бедных меньше, зарплаты выше?
Этот вопрос пока нет ответа. — Не секрет, что мир еще не оправился от последствий экономического кризиса. Удачное ли это время для...

Вто, мы как-то уходим от конкретного ответа на простейший и очевидный вопрос: зачем нам это надо? iconРоссии, он ответит, что идет строительство рыночной экономики вместо...
И каждого из ее граждан влечет за собой такая «смена прилагательных», нам надо разобраться в том, как сложилась современная экономика,...

Вто, мы как-то уходим от конкретного ответа на простейший и очевидный вопрос: зачем нам это надо? iconТорг здесь не уместен!
Правительству хотелось показать гражданам, что это не они повышают тарифы на газ и электроэнергию, а таково требование международного...

Вто, мы как-то уходим от конкретного ответа на простейший и очевидный вопрос: зачем нам это надо? icon“вто диктует государственную политику правительствам стран-членов”
Вто как форум, на котором страны могут разрешать свои разногласия по торговым вопросам. Критика вто, однако, зачастую основана на...

Вто, мы как-то уходим от конкретного ответа на простейший и очевидный вопрос: зачем нам это надо? icon"Улисс" роман знаменитый, необычный и трудный для чтения. Это общеизвестно;...
И если она усвоена контакт с "Улиссом" обеспечен, ибо автор проделывает вещи интересные. А комментарий, как и положено в романе,...

Вто, мы как-то уходим от конкретного ответа на простейший и очевидный вопрос: зачем нам это надо? iconВеликая победа
Гитлера было уничтожение советского государства, его культуры, цивилизационных основ, физическое истребление десятков миллионов русских,...

Вто, мы как-то уходим от конкретного ответа на простейший и очевидный вопрос: зачем нам это надо? iconЧто же такое экономический рост?
Этот вопрос среди экономистов также нет однозначного ответа

Вто, мы как-то уходим от конкретного ответа на простейший и очевидный вопрос: зачем нам это надо? iconКак не надо готовиться к егэ
Натальи Нестеровой, 24 часа занятий — 3 тыс руб. Государство предупреждает: сдать госэкзамен с чьей-то помощью не получится, надо...

Вто, мы как-то уходим от конкретного ответа на простейший и очевидный вопрос: зачем нам это надо? iconЧто такое бизнес-план и зачем он нужен?
Этот вопрос должен состоять из двух разделов: Меры профилактики рисков. Программа страхования от рисков

Вто, мы как-то уходим от конкретного ответа на простейший и очевидный вопрос: зачем нам это надо? iconМария Мацкевич Владимир Гельман еуспб, ф-т политических наук и социологии
России с вто, ограничения экспорта и т п. И, наконец, как она скажется на внутренней политике, на том, какие прозвучали политические...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную