С. С. Спановский Кандидат социологических наук, профессор, заведующий кафедрой Государственного и муниципального управления и менеджмента организации Ивановского филиала ноу впо «Институт управления»






Скачать 148.72 Kb.
НазваниеС. С. Спановский Кандидат социологических наук, профессор, заведующий кафедрой Государственного и муниципального управления и менеджмента организации Ивановского филиала ноу впо «Институт управления»
Дата публикации01.04.2015
Размер148.72 Kb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > Биология > Документы
СОЦИОЛОГИЯ




С.С. Спановский
Кандидат социологических наук, профессор, заведующий кафедрой Государственного и муниципального управления и менеджмента организации Ивановского филиала НОУ ВПО «Институт управления»
Теоретические основы исследования девиантного поведения



В статье рассматриваются классические концепции, характеризующие биологические, психологические и социологические аспекты теоретического осмысления и эмпирического анализа природы девиантного поведения различных социальных групп.
Ключевые слова: девиантное поведение, девиант, биологические, психологические и социологические теории девиантного поведения.



Специалисты и ученые, пытаясь обосновать причины девиантного поведения, единогласно соглашаются с тезисом, что во все времена не существовало общества, в котором все его члены вели бы себя в соответствии с общими нормативными требованиями. В специальной литературе существует множество теорий, различных научных концепций и подходов, объясняющих девиантное поведение биологическими, психологическими или социальными причинами.

Одним из самых ранних направлений в области исследования девиантного поведения, стали так называемые биологические теории, пытавшиеся как то объяснить его природу. Приверженцы этих концепций основное внимание обращали на конституциональные особенности человека. Поэтому главная идея биологических теорий сводилась к тезису о том, что некоторые люди плохи от рождения и имеют врожденные личностные изъяны, которые стимулируют их антиобщественное поведение, не дают возможности сдерживать низменные потребности. Существует несколько направлений биологических теорий: антропологическая теория, теория физических типов и теория наследственной предрасположенности.

Антропологическая теория, автором которой является итальянский врач-психиатр Ч. Ломброзо, предложил еще в конце XIX века концепцию, в которой связал преступное поведение человека с его анатомическими особенностями. Согласно этой теории «криминальный тип личности» является результатом деградации и нисхождения к более ранним стадиям человеческой эволюции. [1, с.257]

По мнению Ч. Ломброзо преступление, совершаемое личностью, такое же естественное явление, как рождение, болезнь, смерть. Поэтому причины преступности лежат в самой психофизиологической природе личности. Представители антропологической теории утверждали, что существуют "прирожденные преступники", обладающие особыми анатомо-физиологическими и психическими свойствами, делающими их обреченными на совершение преступления от рождения.

Следует отметить, что антропологическая теория отвергла положения и подходы "классической" криминалистической школы, например, "моральную ответственность" преступника, взгляд на наказание как на акт возмездия за совершенное преступление. Наказание же здесь рассматривалось как необходимая мера защиты общества от социально опасной преступной личности.
Теория физических типов У. Шелдона особое внимание уделяет специфическим чертам личности, которые и предопределяют отклонение индивида от нормы. У. Шелдон выделяет три основных типа человеческих черт, непосредственно влияющих на склонность личности к девиации: эндоморфный тип (полнота, округлость и мягкость форм строения человека), мезоморфный тип (атлетическое телосложение, развитая мускулатура), эктоморфный тип («сухое» телосложение, худоба) [8, с.235-236]. Предпринятый Шелдоном анализ показал, что совершение девиантных поступков более всего свойственно мезоморфам, проявляющих склонность к беспокойству и чрезмерной чувствительности.

В психологии, криминологии и ряде других наук предпринимались неоднократные попытки связать криминальные наклонности индивида с определенным набором хромосом в генетическом коде человека. Так, сторонники теории наследственной предрасположенности (Кинберг, Лани, Джекобс, Клайнфельтер, Уиткин) утверждают, что среди преступников непропорционально велика доля мужчин с добавочной Y-хромосомой. В частности, в результате обследования датских преступников Уиткин и его коллеги обнаружили, что среди мужчин с набором хромосом XYY наблюдался более высокий уровень преступности, чем среди испытуемых из контрольной группы, не обладавших дополнительными хромосомами. [7, с.131] В целом, биологические теории определяют предрасположенность человека к девиантному поведению из-за особенного, специфического строения тела и других «выдающихся» физических особенностей. На основе этих признаков сторонники данного подхода особо обращают внимание на то, что нормальный человек – это тот, который соответствует тем физическим чертам, которые присущи большинству людей в обществе.

К середине ХХ в. биологические теории были вытеснены другими концепциями, приверженцы которых более пристально стали анализировать психологические и социальные факторы девиации.

Психологические теории исследования отклоняющегося поведения основываются на изучении конфликтного состояния, претерпеваемого сознанием индивида. Основой психологического подхода в понимании детерминант девиаций является психоаналитическая теория З. Фрейда и неофрейдистские концепции в различных их вариациях. Суть этих теорий сводится к тому, что инстинктивные влечения, биологически обусловленные человеческой природой и проистекающие из них конфликты в сознании личности, являются первопричиной человеческих отношений и действий, в том числе и противоправных.

Согласно теории З. Фрейда, у каждой личности под слоем активного сознания находится область бессознательного, неподконтрольного. В связи с этим может возникнуть состояние, когда внутренние конфликты между «Я» и бессознательным, а также между «сверх-Я» и бессознательным разрушают защиту и наружу прорывается наше внутреннее, не знающее культуры содержание. В этом случае может произойти отклонение от культурных норм, принятых в социальном окружении индивида.[9, с.105-106]

Несомненно, каждый человек обладает определенными специфическими психологическими характеристиками, однако пока не удалось выявить какие-то универсальные психологические особенности, которые были бы присущи всем категориям девиантов.

Таким образом, социально-биологические и психологические теории причин существования преступности, по сути, освобождают общество от ответственности за проявление разного рода девиаций. Одновременно признается определенное влияние социальных факторов. Однако влияние их рассматривается опосредовано в качестве явлений, способствующих лишь психофизиологической предрасположенности к отклоняющемуся поведению. Безусловно, физические и психологические особенности личности, ее специфические потребности, ценностные ориентации могут повлиять на формирование у индивида отклоняющегося поведения. Однако и эти факторы не способны составить полной картины. В связи с этим, в исследовании отклоняющегося поведения необходимо применять комплексный подход, включая в анализ как психологические, так и социо-культурные факторы, учитывать воздействие специфических процессов, происходящих в социуме, влияние на индивидов различных изменений в общественной жизни. Именно поэтому большинство социологов и психологов при объяснении отклоняющегося поведения пытаются учесть мультифакторность природы девиаций и специфику их генезиса в обществе.

Поэтому неслучайно социологический подход с большей объективностью обнаруживает причины девиантности в самом обществе, характеризуя их проявление в различных деформациях общественной жизни.

Теория аномии является своеобразным классическим ядром социологического направления в объяснении природы преступности. Суть теории аномии состоит в том, что в любом обществе неизбежно происходят конфликты норм и ценностей (конфликт субкультур). Кроме того, в обществе существует множество конфликтующих культурных образцов, субъектов - носителей контркультуры, которые способствуют распространению различных типов отклоняющегося поведения.

Наличие в повседневной практике таких норм влечет неопределенность возможного выбора линии поведения, что может привести к явлению, названному Э. Дюркгеймом, аномией. Социальная аномия – это состояние общества, при котором отсутствует четкая непротиворечивая регуляция поведения, образуется нормативный вакуум, когда старые нормы и ценности уже не соответствуют реальным отношениям, а новые еще не утвердились. Аномия – это также состояние, при котором личность не имеет твердого чувства принадлежности, надежности и стабильности в выборе линии нормативного поведения.

Э. Дюркгейм подчеркивал также, что социальные правила играют важную роль в регуляции жизни людей. Нормы управляют их поведением, и они знают, что следует ожидать от других, а также, что другие ожидают от них. Их жизненный опыт (т.е. их удовольствия и разочарования) более или менее соответствует ожиданиям, обусловленным социальными нормами. Однако во время кризисов или радикальных социальных перемен, например, в связи со спадом деловой активности и безудержной инфляцией, жизненный опыт людей перестает соответствовать идеалам, воплощенным в нормах общества. В результате нарушается общественный порядок и происходит дезориентация людей, провоцируя их на девиантное поведение.[7, с.136]

Т.Парсонс определяет аномию как состояние, при котором значительное число индивидов недостаточно интегрировано со стабильными социальными институтами. Это сказывается на стабильности, как личного благополучия людей, так и на функционировании всех социальных систем. Аномия здесь выступает результатом свободы выбора при отсутствии устойчивого восприятия действительности и ослабленных взаимосвязей с семьей, государством и другими социальными институтами.

Развивая концепцию Дюркгейма, Р.Мертон истолковывает аномию как следствие конфликта между системой общественных ценностей и воплощающей эту систему в жизнь социальной организацией. С одной стороны, согласно Р.Мертону, в обществе функционируют зафиксированные в культуре цели и ценности, например, достижение успеха, богатства, а с другой – общественно одобряемые средства достижения этих целей. Таким образом, аномия появляется не от свободы выбора, а от невозможности индивидов следовать нормам, которые они полностью принимают. Главной же причиной аномического состояния является дисгармония между культурными целями и легальными (институциональными) средствами, с помощью которых эти цели могут быть достигнуты.[6, с.106]

На возникающий конфликт между ценностями, целями и средствами достижения успеха различные индивиды и группы реагируют по-разному. Одни в той или иной мере сопротивляются возникшей ситуации, препятствующей их жизненному успеху, другие – адаптируются к новым условиям, стараясь даже извлечь из них определенную выгоду. Р. Мертон называет пять типов социальной адаптации: конформизм, инновация, ритуализм, ретризм и мятеж. Конформизм это согласованность целей и средств, когда люди готовы принять эти цели и средства, одобряемые в обществе. Инновация это стремление к социально значимым целям при отклонении от легальных способов их достижения. Подобное положение, как правило, складывается в тех случаях, когда желаемые цели невозможно достичь законным путем. В связи с этим признанные методы социальной деятельности отклоняются, а вместо них используются общественно неприемлемые.[6, с.107] Проявление ритуализма рассматривается Р.Мертоном как отказ от культурных целей при безусловном следовании институциональным нормам. К ритуализму склонны те индивиды, которые отказались от целей жизненного успеха или существенно снизили свои притязания, но не вышли за рамки дозволенных норм поведения. Они вынуждены либо отказаться от цели, не нарушая дозволенный порядок, либо решиться на некие инновации для достижения этих целей. В целом же ритуализм Мертон характеризует как образец покорности и вынужденного смирения.[6, с.109] Ретризм характеризует бегство от действительности. Это отказ как от общественно одобряемых целей, так и от социально значимых норм поведения. К ретристам можно отнести представителей так называемого «социального дна»: бродяг, бомжей, нищих, алкоголиков, наркоманов и т.п. Мятеж проявляется в виде открытого, демонстративного, а нередко жесткого протеста-отказа от целей и норм, принятых и одобряемых в данном обществе. При этом в отличие от ретризма, предлагаются иные цели и нормы, и идет борьба за их утверждение. По существу, это призыв к разрушению старой социальной системы и установлению новой. В этом качестве девиация может иметь и конструктивное, созидательное значение, подвигающее общество к социальной модернизации.

Теория социальной дезорганизации раскрывает такое состояние общества, в котором культурные ценности, нормы и социальные связи отсутствуют или становятся неустойчивыми и противоречивыми. Это может происходить в силу различных причин, например в результате смешения религиозных, этнических, расовых групп, являющихся носителями различных культурных традиций. Социальная дезорганизация, может наблюдаться и при высоком уровне миграции членов поселенческих общностей, что также приводит к неоднородности и неустойчивости социальных связей и отношений. [7, с.136]

Теория контроля Т. Хирши основывается на том, что социальный контроль зависит от способности представить последствия своего поведения. Все люди время от времени испытывают определенные девиантные «соблазны». Однако большинство людей все же удерживаются от этих искушений, представив, какова же будет на это реакция близких, друзей, коллег по работе, возможно также разрушение привычных социальных связей, профессиональной карьеры.

В результате Т. Хирши выделяет 4 типа социального контроля:

1. Привязанность. Очевидно, что прочные социальные связи побуждают к конформности, нормативной адаптации и принятию к исполнению соответствующих общественных правил; слабые связи, которые установились в семье, в группе сверстников, в школе, в сочетании с низкой моралью и личной безответственностью оставляют людям свободу для «погружения» в девиантность.

2. Приверженность. Чем больше человек привержен к реализации, предоставленных ему обществом законных возможностей, тем больше преимущества конформности. Напротив, тот, кто не слишком уверен в своем будущем успехе и периодически претерпевает социальные неудачи, скорее будет склонен к девиантности.

3. Включенность. Широкая включенность в социально одобряемую деятельность, которая и расценивается как законная (работа, учеба, спорт), тормозит развитие девиантности. У тех же людей, которые «болтаются без дела» (Т.Хирши) в пассивном ожидании удачи, почему-то хватает времени и энергии на девиантную деятельность.

4. Убежденность. Твердая убежденность в общепринятой морали и уважение к авторитетным фигурам сдерживают девиантные наклонности. Не слишком сознательные люди, оставленные без надзора, больше подвержены соблазнам и девиантным искушениям.[5, с.272]

Согласно теории дифференциальной ассоциации Э.Сазерленда девиантное поведение представляет собой сложную и дифференцированную форму социального взаимодействия. Этот процесс предполагает, усвоение девиантной морали через воспитание у «обрабатываемой» личности соответствующей системы ценностных ориентаций, а затем обучение различным техникам реализации девиантного поведения.[4, с.45] При этом важно заметить, что человек обучается преступному поведению не потому, что имеет определенные преступные задатки, а потому, что криминальные образцы чаще попадаются ему на глаза. В результате у него устанавливается более тесная связь с девиантами, у которых легко можно перенять криминогенные взгляды и умения. В итоге преступниками становятся те, кто соприкасается с преступными образцами поведения. Частота контактов с девиантными образцами, а также их количество и продолжительность оказывают влияние на интенсивность усвоения человеком девиантных ценностей. Важную роль играет и возраст людей. Чем моложе человек, тем с большей готовностью он усваивает образцы поведения, навязываемые другими.[7, с.139-140] Другими словами, решающее значение здесь имеет влияние микросреды или ближайшего социального окружения, во взаимодействии с которым индивид и обучается девиантности.

Теория делинквентных субкультур А. Коэна исходит из того, что аномия приводит достаточно большие группы индивидов (в первую очередь молодых) к поиску новых форм поведения, не соответствующих распространенным в обществе ценностям. Так возникают субкультуры, в которых все то, что осуждается господствующей культурой (агрессивность, кражи, вандализм и т.д.), признается в качестве нормальных средств достижения самовыражения и уважения со стороны членов молодежной группы. А. Коэн рассматривает эту проблему на примере крупнейших городов Америки, в которых существуют целые кварталы, где преступность стала образом и нормой жизни. По мнению ученого, члены преступных группировок бесчинствуют в своих районах, тем самым, якобы выражая неприятие респектабельного общества.

Так, молодые люди становятся делинквентами вследствие воздействия со стороны социальной среды разнообразных негативных культурных, экономических, психологических и иных факторов (неблагополучие семьи, нищета, недостаточная социализация). Не имея возможности удовлетворить желаемые потребности и в отсутствии условий самореализации, молодые люди начинают создавать свои ценности и нормы, часто отличные от общественно одобряемых, тем самым формируя собственную, в том числе и криминальную субкультуру.

Другая концепция теория стигматизации (Г. Беккер, Э. Гофман, Ф. Танненбаум, Э. Лемерт), в рамках социологического подхода, раскрывает причины социальной дезорганизации, учитывая в качестве ведущего фактора социальное реагирование на преступления. В своей книге "Аутсайдеры", увидевшей свет в 1963 году Г.Беккер отверг многие биологические и психологические объяснения девиации. По его мнению, все они основаны на медицинской модели, согласно которой человек, проявляющий девиантное поведение, считается в некотором смысле "больным". По мнению Беккера, такие подходы не учитывают политический аспект девиации. Ученый считал, что девиация на деле обусловлена правоспособностью влиятельных групп общества (имеются в виду политики, законодатели, судьи, ангажированные СМИ и пр.) навязывать другим определенные стандарты поведения. "Социальные группы, пишет Беккер, создают девиацию, поскольку они составляют правила, нарушение которых считается девиацией. Кроме того, они навязывают эти правила определенным людям, которым "навешиваются ярлыки" аутсайдеров. С этой точки зрения девиация определяется не качеством поступка, который совершает человек, а скорее следствием применения другими правил и санкций против "нарушителя".[2, с.63]

Еще один сторонник этой теории – Э. Лемерт заметил, что в некоторых случаях нарушение норм, когда это запрещено законом, вызывает слабую реакцию со стороны окружающих и мало влияет на «Я» - концепцию человека. Подобные случаи Лемерт называет первичной девиацией. Если окружающие начинают навешивать на человека ярлык девианта, то такая реакция приводит в действие вторичную девиантность, благодаря чему человек постоянно нарушает нормы и приобретает девиантную идентичность.[5, с.272]

В рамках рассматриваемой теории стигматизации И. Гофман выделяет три типа стигмы: физическая стигма (врожденные аномалии и телесные увечья), дефекты воли (алкоголизм, наркомания, душевные болезни) и расовые стигмы («черные»). Таким образом, теория стигмы исходит из того, что влиятельные группы в обществе имеют возможность определять стандарты поведения в обществе. Если человек не соответствует предписанным правилам и требованиям, то на него ставят клеймо девианта, и в последствии он обречен действовать в соответствии с этой ролью.[3, с.35] Вместе с тем отрицательные оценки поведения могут иметь два последствия, в первом случае, они могут удерживать от антиобщественных поступков, а во втором случае, при неумелом их применении, которое Ф. Танненбаум назвал драматизацией зла, такие оценки поведения могут инициировать криминализацию личности.

Таким образом, все рассмотренные концепции девиантологии, в той или иной степени, определяют и исследуют значимые причины, способствующие формированию девиантного поведения. В числе основных таких причин, отмечаются существующие объективные различия в положении социальных слоев и групп в обществе, что обусловливает разные возможности удовлетворения потребностей людей. Другими факторами выступают социальная неустроенность, чувство социальной неопределенности, ценностно-культурная дезориентация и аномия. Причины отклоняющегося поведения кроются и в противоречиях между доминирующей культурой и различными контркультурами, нередко открыто проповедующими асоциальное поведение. И, наконец, разрыв между социальным статусом личности и ее социальными ожиданиями или просто принятие какого-то частного неправильного образца поведения и навешиванием на человека ярлыка девианта, создают условия формирования у неустойчивой личности чувства своей исключительности и безнаказанности, вызванные в действительности ее социальным исключением. Сознательное же игнорирование общепринятых норм приводит индивида и к более серьезным делинквентным противоправным поступкам.
Литература

  1. Бабосов Е.М. Прикладная социология: Учеб. пособие. Мн.: ТеатраСистемс, 2000.

  2. Беккер Г. Аутсайдеры. Исследования по социологии девиантности // Контексты современности / Пер. с англ. Казань: АБАК, 1998.

  3. Гофман И. Стигма: заметки об управлении испорченной идентичность / Социологический форум. 2000. № 3-4.

  4. Змановская Е.В. Девиантология (Психология отклоняющегося поведения): Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. 2-е изд., испр. М.: Издательский центр «Академия», 2004.

  5. Масионис Дж. Социология. 9-е изд. Спб.: Питер, 2004.

  6. Мертон Р.К. Социальная структура и аномия// Социол. исслед. 1992. № 3.

  7. Смелзер Н.Д. Социология // Социол. исслед. 1992. №1.

  8. Социология: Учебник для юридических вузов. Спб.: Издательство «Лань», 2000.

  9. Фролов С.С. Социология: Учебник. М.: Гардарики, 2004.


©Спановский С.С., 2014



Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

С. С. Спановский Кандидат социологических наук, профессор, заведующий кафедрой Государственного и муниципального управления и менеджмента организации Ивановского филиала ноу впо «Институт управления» iconСписок участников
Брянского филиала ранхиГС, заведующий кафедрой менеджмента, государственного и муниципального управления, кандидат политических наук,...

С. С. Спановский Кандидат социологических наук, профессор, заведующий кафедрой Государственного и муниципального управления и менеджмента организации Ивановского филиала ноу впо «Институт управления» iconМенеджмент > ? Ответы на эти и другие вопросы сегодня весьма разноречивы
Щербина вячеслав Вячеславович доктор социологических наук, профессор, заведующий кафедрой управления человеческими ресурсами Государственного...

С. С. Спановский Кандидат социологических наук, профессор, заведующий кафедрой Государственного и муниципального управления и менеджмента организации Ивановского филиала ноу впо «Институт управления» iconВ. В. Клевцов заведующий кафедрой менеджмента, государственного и...
В. В. Клевцов – заведующий кафедрой менеджмента, государственного и муниципального управления, д э н., доцент

С. С. Спановский Кандидат социологических наук, профессор, заведующий кафедрой Государственного и муниципального управления и менеджмента организации Ивановского филиала ноу впо «Институт управления» iconСтудента 2 курса магистратуры группы №702 Научный руководитель Заведующий...
Факультет государственного и муниципального управления Кафедра Экономики и Управления здравоохранения

С. С. Спановский Кандидат социологических наук, профессор, заведующий кафедрой Государственного и муниципального управления и менеджмента организации Ивановского филиала ноу впо «Институт управления» icon«Экономика»
Рецензент: зав кафедрой экономики и управления ноу впо «кигит» кандидат экономических наук, доцент Шамаева Н. П

С. С. Спановский Кандидат социологических наук, профессор, заведующий кафедрой Государственного и муниципального управления и менеджмента организации Ивановского филиала ноу впо «Институт управления» icon«Экономика»
Рецензент: зав кафедрой экономики и управления ноу впо «кигит» кандидат экономических наук, доцент Шамаева Н. П

С. С. Спановский Кандидат социологических наук, профессор, заведующий кафедрой Государственного и муниципального управления и менеджмента организации Ивановского филиала ноу впо «Институт управления» iconМеждународная научно-практическая конференция Краснодар
Щепакин М. Б. – декан факультета экономики, управления и бизнеса; заведующий кафедрой маркетинга и управления предприятием Кубанского...

С. С. Спановский Кандидат социологических наук, профессор, заведующий кафедрой Государственного и муниципального управления и менеджмента организации Ивановского филиала ноу впо «Институт управления» iconСаралиева з. Х. М., Балабанов с. С
Доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой общей социологии и социальной работы факультета социальных наук Нижегородского...

С. С. Спановский Кандидат социологических наук, профессор, заведующий кафедрой Государственного и муниципального управления и менеджмента организации Ивановского филиала ноу впо «Институт управления» iconСаралиева з. Х. М., Балабанов с. С
Доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой общей социологии и социальной работы факультета социальных наук Нижегородского...

С. С. Спановский Кандидат социологических наук, профессор, заведующий кафедрой Государственного и муниципального управления и менеджмента организации Ивановского филиала ноу впо «Институт управления» iconСтатья раскрывает основные аспекты торгово-экономического сотрудничества...
Алексеевич – д-р экон наук, профессор кафедры менеджмента, государственного и муниципального управления Дальневосточного института...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную