Великой победе 70 лет






НазваниеВеликой победе 70 лет
страница2/25
Дата публикации07.11.2016
Размер3.36 Mb.
ТипСборник статей
e.120-bal.ru > Военное дело > Сборник статей
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Стратегическое руководство
Вооруженными силами во время
Великой Отечественной войны



На рубеже ХХ-ХХI вв. интерес российской общественности к деятельности высших политических, государственных и военных органов по стратегическому руководству вооружённой борьбой советского народа в годы Великой Отечественной войны заметно возрос. И это не случайно, поскольку созданная в той исключительно тяжёлый для СССР период система управления страной и армией находилась на достаточно высоком уровне, была стройной и хорошо сбалансированной как по вертикали, так и по горизонтали, а главное – эффективной, способной успешно и оперативно решать задачи невероятной сложности. Она явилась одним из существенных факторов, обеспечивших сокрушительный разгром агрессора, сыграла важную роль в достижении общей победы над фашистской Германией и её союзниками.

Высокую оценку деятельности органов стратегического руководства и в целом системы в годы войны, прежде всего во второй её половине, дали в своих воспоминаниях такие выдающиеся полководцы, как Маршалы Советского Союза Г. К. Жуков, А. М. Василевский, К. К. Рокоссовский, И. С. Конев, другие видные советские военачальники, а также ряд зарубежных политических и военных деятелей, в т. ч. представляющих противоборствовавшую сторону. Впрочем, и сам победный для СССР исход небывалой в истории человечества войны, несмотря на имевшие место в ходе её ведения ошибки и просчёты более чем красноречиво свидетельствует о превосходстве созданной в годы войны советской системы стратегического руководства над германской, о высочайших организаторских и творческих возможностях входивших в её состав органов, зрелости, профессионализме, ответственности и незаурядных способностях возглавлявших эти органы людей, а также « рядовых» их сотрудников.

Вместе с тем, начиная со второй половины 1980-х гг., а также в настоящее время, нередко приходится читать и слышать нечто прямо противоположное: в частности, рассуждения некоторых отечественных, к сожалению, « исследователей – новопрочтенцев» истории минувшей войны, о том, что будто бы всё в ходе её ведения было « не так», события в государстве и на советско-германском фронте развивались чуть ли не стихийно, а страна, народы, её населяющие, одолели грозного и коварного врага не благодаря, а вопреки своему руководству, в силу случайного стечения обстоятельств. Предпринимались попытки, продолжающиеся, кстати, и поныне, доказать, что Вооружённые силы СССР как не умели воевать, так и не научились за почти четыре года военного лихолетья, «вымостили дорогу на Берлин трупами», что их Верховное Главнокомандование, и в первую очередь Генеральный штаб как его «мозговой центр», едва ли не до конца войны было не на высоте возложенных на него задач, уступая по многим параметрам аналогичным органам стратегического руководства Германии, являлось одним из главных виновников больших потерь войск Красной армии и т. д.

Справедливости ради необходимо в то же время отметить, что, конечно же, вина в том, что война началась именно так, а не иначе, лежит во многом на системе органов руководства, прежде всего таких, как Генеральный штаб, который не сумел заранее предугадать характер и размах надвигавшейся войны, и в связи с этим необходимо учесть, что далеко не сразу их организационная структура и деятельность стали в полной мере отвечать масштабам развернувшейся вооружённой борьбы, формам и способам ведения военных действий, особенно в её начале. Наиболее целесообразные и эффективные методы, приёмы и стиль работы высших военно-управленческих органов вырабатывались, проходили становление и совершенствовались постепенно, по мере приобретения опыта в ходе войны, прежде всего в первом её периоде.

И дело здесь в значительной степени заключалось в том, что с нападением гитлеровской Германии сложившаяся в СССР к лету 1941 г. общая система стратегического руководства вооружёнными силами, приемлемая в целом для мирного времени, оказалась малопригодной в условиях войны. Выяснилось прежде всего, что в стране отсутствовал единый, наделённый чрезвычайными полномочиями орган государственной власти, который бы мог руководить войной в целом, не было и Главного Командования Вооружённых сил. Более того, не существовало даже утверждённого Положения об управлении ими в военное время. Всё это требовало незамедлительной реорганизации структуры и перераспределения функций существовавших как военно-политических, так и собственно военных органов стратегического руководства в направлении его максимальной централизации.

В целях сосредоточения всей полноты власти в стране в одном полномочном органе 30 июня 1941 г. совместным решением ЦК ВКП (б), Президиума Верховного Совета и СНК СССР был образован Государственный Комитет Обороны (ГКО). Его председателем стал И. В. Сталин. Все постановления ГКО как чрезвычайного высшего органа власти имели силу закона военного времени и подлежали неукоснительному выполнению всеми другими властными, а также общественными структурами и гражданами СССР. В части, касающейся ведения военных действий, ГКО, исходя из общих политических целей, определял военно-политичес­кие задачи Вооружённых сил, намечал силы и средства, необходимые для их достижения, устанавливал численность и сроки призыва военнообязанных, объёмы производства вооружения, боевой техники и военного имущества, выделял ресурсы для новых формирований родов войск, сроки их поставок и т. д.

На второй день войны, 23 июня 1941 г., постановлением СНК СССР и ЦК ВКП (б) была образована Ставка Главного Командования. 10 июля 1941г. в связи с созданием трёх главных командований стратегических направлений – Северо-Западного, Западного и Юго-Западного – постановлением ГКО Ставка Главного Командования переименовывается в Ставку Верховного Командования, возглавил которую опять же И. В. Сталин.

19 июля 1941 г. он был назначен наркомом обороны, а 8 августа – Верховным Главнокомандующим. В тот же день Ставка была преобразована в Ставку Верховного Главнокомандующего.

Ставка ВГК являлась высшим органом стратегического руководства Вооружёнными силами. Круг решаемых ею задач был чрезвычайно широк: она планировала и осуществляла мероприятия по развитию армии и флота, совершенствованию их организационной структуры; определяла замыслы военных кампаний и операций, ставила задачи фронтам и силам флота, создавала соответствующие группировки для их решения; организовывала взаимодействие между фронтами и отдельными армиями; руководила созданием стратегических резервов, материально-техническим обеспечением войск (сил), партизанским движением и др. На заключительном этапе войны Ставка согласовывала действия войск Красной армии с войсками союзников.

Основным рабочим органом Ставки ВГК по руководству Вооружёнными силами был Генеральный штаб РККА. Наряду со Ставкой и Генеральным штабом важную роль в руководстве ими играли и другие органы военного управления. Так, подготовкой стратегических резервов и пополнений для действующей армии занималось созданное в июле 1941г. Главное управление формирования и укомплектования войск Красной армии (Главупраформ). Выполнением задач, связанных с развитием артиллерии, авиации, бронетанковых, инженерных войск, войск связи, ПВО ведали соответствующие командующие и начальники, их главные и центральные штабы. Специального органа по руководству Сухопутными войсками в целом не было ни в предвоенные годы, ни во время войны. Наркомат ВМФ руководил развитием флотов и флотилий. Для централизации работы тыловых служб в августе 1941 г. была учреждена должность начальника Тыла Красной армии с подчинением его Ставке (при начальнике Тыла создано Главное управление тыла). Общее руководство партизанскими силами с мая 1942 г. осуществлял Центральный штаб партизанского движения. Следует особо подчеркнуть, что все эти органы военного управления организовывали свою работу в соответствии с указаниями Генерального штаба.

Одним из звеньев общей системы руководства Вооружёнными силами СССР в годы Великой Отечественной войны являлись промежуточные инстанции, функционировавшие вначале как главные командования стратегических направлений, а с весны 1942 г.,– в качестве института представителей Ставки ВГК на фронтах. Объективно создание этих звеньев было вызвано стремлением приблизить руководство к войскам, повысить оперативность управления ими и обеспечить координацию действий групп фронтов, решавших одну стратегическую задачу. Характерно, что институт представителей Ставки ВГК, в отличие от главнокомандований направлений, сохранялся до конца 1944 г. Большинство же крупнейших операций 1945 г. проводилось под непосредственным руководством Ставки.

Обычно представители Ставки направлялись туда, где по плану ВГК решались главные задачи. В операциях 1943 и 1944 гг. представители Ставки осуществляли и прямое руководство фронтами, чем способствовали успешному выполнению её директив, а также распоряжений Генерального штаба, помогали командованию фронтов (армий) принимать рациональные оперативные решения, на месте организовывали взаимодействие между объединениями. Многократно в качестве представителей Ставки работали А. М. Василевский, Н. Н. Воронов. Г. К. Жуков, А. А. Новиков, С. К. Тимошенко и другие.

Перед войной в компетенцию Генерального штаба, являвшегося главным рабочим органом Наркомата обороны, входило решение как оперативных, так и основных административных задач, касающихся состава, численности, структуры, мобилизации Вооружённых сил, их подготовки, материально-технического обеспечения и т. д. К середине 1941 г. он состоял из 8 управлений (оперативного, разведывательного, организационного, мобилизационного, укомплектования и службы войск, военных сообщений, устройства тыла и снабжения, военно-топографического) и 4-х отделов (укрепрайонов, военно-исторического, кадров и общего).

В ходе войны структура Генерального штаба неоднократно подвергалась реорганизации, изменялись его функции. Главной целью этих мероприятий было освобождение Генштаба от решения несвойственных ему административных задач и сосредоточение усилий на оперативном руководстве объединениями с ярко выраженной при этом специализацией каждого управления и отдела. Надо сказать, что далеко не сразу удалось Генеральному штабу преодолеть имевшее место в предвоенный период предвзятое отношение и некоторое недоверие к себе со стороны высшего военно-политического руководства страны. Потребовались определённое время и огромное напряжение сил всего коллектива Генштаба, прежде чем он сумел выдвинуться на принадлежавшую ему по определению верхнюю ступень иерархической лестницы, на ведущую роль в системе обеспечения руководства Вооружёнными силами, превратиться в компетентный, работоспособный и высокоэффективный орган, с предложениями которого Ставка вынуждена была считаться.

В немалой степени улучшению деятельности Генштаба РККА способствовало постановление ГКО № 330 от 28 января 1941 г., которое наряду с другими вопросами определило организационную структуру и задачи Генерального штаба на военное время, а также место и роль его начальника в общей системе высшего военного руководства. Ему, в частности, предоставлялось право подписывать вместе с Верховным Главнокомандующим приказы и директивы Ставки или отдавать распоряжения по его указанию. Как заместитель наркома обороны и член Ставки начальник Генерального штаба был уполномочен объединять и координировать деятельность всех структур наркоматов обороны и ВМФ, давать окончательное заключение о соответствии решениям Верховного Главнокомандования намечаемых ими оперативных и организационных мероприятий.

В целях освобождения Генерального штаба от административных задач, не связанных с оперативной деятельностью, из его состава изымалось организационное и мобилизационное управления, управления укомплектования и службы войск, военных сообщений, устройства тыла и снабжения. В Генштабе остались оперативное, разведывательное, военно-топографическое, устройства оперативного тыла и строительства укреплённых районов управления, а также отделы: шифровальный, военно-исторический, кадров и общий. Кроме того, 11 февраля 1942 г. для более тесной связи с войсками в Генеральном штабе на правах отдела была сформирована группа офицеров – его представителей в штабах от фронта до дивизии включительно (в июне 1943 г. эта группа была реорганизована в корпус офицеров – представителей Генштаба с подчинением начальнику оперативного управления). Подверглась изменениям и структура самих управлений, прежде всего оперативного – ведущего органа Генерального штаба. Вместо отделов, ведавших ранее соответствующими военными округами, в нём были созданы направления на каждый фронт (группу фронтов) в составе начальника, его заместителя и 5–10 офицеров-операторов. Наряду с этим в управлении по-прежнему продолжали функционировать специальные отделы (авиации, ПВО, связи) и, кроме того, были созданы новые – оперативных перевозок, оргучётный и резервов.

Все перечисленные выше и другие изменения нашли затем отражение в утверждённом 10 августа 1941 г. Верховным Главнокомандующим «Положении о Генеральном штабе», в котором помимо этого были определены основные направления дальнейшего совершенствования форм, методов и стиля его работы. Главными требованиями к деятельности Генштаба являлись: высокий профессионализм личного состава, плановость, оперативность, точный расчёт и всесторонняя обоснованность предлагаемых решений и мер.

Произведённые организационная перестройка и конкретизация функциональных обязанностей Генерального штаба позволили ему сосредоточиться на решении главным образом тех вопросов, которые напрямую были связаны с руководством военными действиями.»В результате реорганизации, – отмечал в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза Г. К. Жуков,–Генштаб стал более работоспособным, оперативным органом и смог гораздо результативнее выполнять возложенные на него задачи».

Задачи Генерального штаба были многообразны, сложны и ответственны.На него возлагались: сбор, обработка и оценка информации об обстановке на фронтах и в тылу; выработка на основе этого предложений для Ставки ВГК относительно замыслов военных кампаний и операций групп фронтов ( нередко и фронтовых операций), их планирование в соответствии с принятыми Верховным Главнокомандующим решениями; разработка приказов, директив Ставки и других оперативных документов, доведение их до войск и контроль за исполнением, а также за разработкой операций во фронтах; создание группировок сил и средств для проведения операций, организация взаимодействия между объединениями и соединениями родов войск; организация оперативно – стратегических перевозок, руководство деятельностью всех видов разведки, анализ её данных и информирование членов Ставки, штабов и войск; решение проблем ПВО важных административно-политических центров и промышленных районов страны; организация и устройство оперативного тыла действующей армии; руководство строительством укрепрайонов, работой военно-топографической службы и снабжением действующей армии картами; организация шифровальной службы и обеспечение скрытого управления войсками (силами). В сферу деятельности Генштаба входили также: оперативная подготовка командования, штабов, служб и органов тыла; разработка положений, наставлений, руководств по штабной службе; издание описаний ТВД; сбор и обобщение материалов по изучению опыта войны и внедрение его в боевую практику и др.

Одной из ответственных задач Генштаба на завершающих этапах войны была также подготовка предложений, докладов и материалов по военным вопросам, обсуждавшимся на правительственных встречах и международных конференциях стран антигитлеровской коалиции. Через его структуры осуществлялась связь со штабами вооружённых сил союзников с целью согласования усилий по окончательному разгрому противостоящего противника – фашистской Германии.

В годы войны Генеральный штаб приобрёл огромный опыт деятельности в различных условиях обстановки. По мере его накопления под воздействием развития событий на фронтах, изменения характера вооружённой борьбы повышались квалификация сотрудников, совершенствовались порядок, стиль и методы работы как в целом Генштаба, так и отдельных его структурных подразделений. Значительную роль в этом сыграли возглавлявшие в ходе войны Генеральный штаб Маршал Советского Союза Б. М. Шапошников (июль 1941г.– май 1942 гг.); генерал-полковник, с 18 января 1943 г. генерал армии, с 16 февраля 1943 г. Маршал Советского Союза А. М. Василевский ( май 1942 – февраль 1945 гг.); генерал армии А. И. Антонов (с февраля 1945 г.), другие его ответственные работники. Результаты данного процесса всё в большей степени позитивно сказывались на ходе вооружённой борьбы.

Всего за время Великой Отечественной войны Вооружённые силы СССР провели, как известно, восемь кампаний, из которых две – летне-осенние 1941 и 1942 гг.– были оборонительными и шесть наступательными, в зависимости от того, какой вид военных действий являлся основным в данной военной кампании. При этом в ходе оборонительных кампаний советские войска проводили и наступательные операции на отдельных направлениях, равно как и в рамках большинства наступательных кампаний применялась оборона.

Постепенно в ходе войны был выработан определённый, достаточно стройный и эффективный порядок планирования военных кампаний. Генеральный штаб, исходя из военно-политической цели и задач вооружённой борьбы, которые на каждом отрезке времени определялись политикой (политическим руководством), и в соответствии со складывающейся стратегической обстановкой на всём советско – германском фронте за 2–3 месяца до начала кампании разрабатывал предложения и производил предварительные расчёты для Ставки ВГК относительно её общего стратегического замысла, а также материально-технического обеспечения войск, подготовки необходимого количества стратегичес­ких резервов и их использования и по многим другим вопросам. Подготовленные предложения с необходимыми обоснованиями докладывались начальником Генштаба на совещаниях в Ставке с участием членов ГКО. При этом детально разрабатывались только планы начальных (исходных) операций. Последующие же – намечались в общих чертах, но они, как правило, заранее обеспечивались людскими и материальными ресурсами, определённая часть которых поступала ещё при подготовке кампании, а большая – в ходе неё. Планировались такие операции уже в процессе военных действий в зависимости от результатов исходных операций. Связано это было во многом с тем, что в рамках военных кампаний обстановка обычно быстро менялась, линия фронта перемещалась в ту или иную сторону, изменялась группировка сил, возникали новые, не предусмотренные планом задачи, менялись и способы ведения военных действий. Всё это вынуждало Генеральный штаб вносить серьёзные коррективы в замыслы и планы кампаний, создавать дополнительно группировки сил и средств для проведения новых операций. Вот почему большинство кампаний в минувшую войну подразделялись на этапы.

Особое место в ходе вооружённой борьбы занимали оборонительные кампании. В них ведение стратегической обороны Вооружёнными силами СССР заранее не планировались, поскольку переход к ней в обоих случаях был вынужденным. В этих условиях сложившиеся обстоятельства позволяли Ставке определить лишь общую цель и способ действий войск: в упорных оборонительных сражениях в сочетании с проведением на ряде направлений частных наступательных операций и нанесением контрударов измотать, обескровить противника, остановить его продвижение и создать условия для перехода в контрнаступление. Для достижения этой цели было практически невозможно наметить какие-либо определённые рамки по времени и территории, так как стратегическая инициатива находилась в руках немецкого командования, а на ход и результаты оборонительных действий оказывало влияние большое количество факторов, трудно поддающихся учёту.

Тем не менее сказанное вовсе не означает, что вооружённая борьба в оборонительных кампаниях осуществлялась стихийно, без направляющего и координирующего влияния на её ход Верховного Главнокомандования. Чтобы остановить и обескровить в конечном итоге мощные ударные группировки вермахта, Ставке, Генеральному штабу пришлось в ходе летне-осенней кампании 1941 г. пересмотреть многие теоретические положения и взгляды, в частности на формы ведения военных действий, вырабатывать и внедрять в практику новые. Так, на основе анализа оборонительных сражений в начальном периоде войны Генштаб пришёл к выводу, что в условиях большого пространственного размаха вооружённой борьбы, её динамичности и напряжённости, применения огромного количества войск и новейшей военной техники, резкого возрастания потерь и ослабления вследствие этого боевого и численного состава объединений и соединений усилий одного фронта для решения задач на том или ином стратегическом направлении недостаточно и что оборонительные операции на каждом из них необходимо вести силами и средствами нескольких (группы) взаимодействующих фронтов с широким привлечением авиации дальнего действия, а на приморском направлении и сил флота.

С началом осуществления такого рода операций (где-то с середины июля 1941 г.) размах наступления вермахта стал постепенно уменьшаться, а натиск его группировок ослабевать, и немецкое командование вынуждено было вносить известные коррективы в первоначально разработанные планы. Всё это давало возможность советским войскам задерживать продвижение противника, наносить ему ощутимые потери, подготавливая тем самым необходимые условия для перехода в контрнаступление. Однако для создания таких условий Ставке, Генеральному штабу пришлось провести летом и осенью 1941 г. на каждом стратегичес­ком направлении по нескольку последовательных по глубине оборонительных операций. Их одновременная организация, а также управление Вооружёнными силами в обстановке ожесточённых сражений, сопровождавшихся в большинстве случаев глубоким отходом советских войск, потребовали от Генерального штаба колоссального напряжения сил, ума и воли, величайшей оперативности и слаженности в работе. И, надо признать, что в конечном итоге он с этими не имевшими в прошлом аналога проблемами в целом справился.

На характер планирования военных действий в наступательных кампаниях оказывали влияние различные преследовавшиеся в них военно-политические цели, конкретно складывавшаяся на советско-германском фронте стратегическая обстановка, разное соотношение сил и средств в те или иные периоды войны и другие факторы. Кампании, связанные с борьбой за захват стратегической инициативы (зимние 1941/42 и 1942/43 гг.), начинались с контрнаступления на решающих направлениях (московском – в начале декабря 1941 г. и сталинградском – в ноябре 1942 г.). В последующем, по мере выявления результатов контрнаступления, Генеральным штабом в соответствии с решениями Ставки планировались и организовывались новые наступательные операции, но уже на более широком фронте и на значительную глубину (общее наступление). Не удавалось при этом избежать и крупных просчётов, что наиболее показательно для второго этапа зимней кампании 1941/42 г.

В дальнейшем, с возрастанием экономических возможностей страны, боевой мощи Вооружённых сил, накоплением опыта, планирование наступательных кампаний со стороны Ставки ВГК и Генерального штаба становится всё более искусным. В нём уже отчётливо проявляются элементы глубокого предвидения развития обстановки, настойчивое стремление навязать противнику свою волю там, где это выгодно советской стороне, не давать врагу передышки после нанесённых ему поражений, сосредоточивать основные усилия на решении главных задач посредством нанесения нескольких одновременных и последовательных ударов.

Всё это имело место уже при подготовке и проведении зимней кампании 1942/43 г., важнейшими военно-политическими событиями которой явились разгром немецких войск и их союзников под Сталинградом, на Верхнем и Среднем Дону, на Северном Кавказе, прорыв блокады Ленинграда и другие, но особенно ярко творческий подход к решению неотложных задач вооружённой борьбы был продемонстрирован при планировании летне-осенней кампании 1943 г. Эта кампания, в целом наступательная, началась с проведения не вынужденной, как это было ранее, а преднамеренной, всесторонне подготовленной оборонительной операции двух фронтов в районе Курского выступа, в ходе которой советские войска в кратчайшие сроки отразили мощное наступление противника по плану «Цитадель», а затем, перейдя в контрнаступление, что также было заранее предусмотрено замыслом Верховного Главнокомандования, довершили его разгром на орловском и белгородско-харьковском направлениях. В последующем Красная армия перешла в общее стратегическое наступление на фронте от Великих Лук до Чёрного моря.

В кампаниях 1944 и 1945 гг. Генеральный штаб, опираясь на приобретённый уже опыт, продемонстрировал высочайший уровень мастерства в решении проблем планирования стратегического наступления путём последовательного (по фронту и по глубине) и одновременного проведения целого ряда операций групп фронтов, связанных единством замысла и охватывавших большую часть, а то и весь советско-германский фронт. При этом оперативная часть планов кампаний отрабатывалась на картах. В других планирующих документах Генштаба находили отражение все вопросы, связанные с обеспечением фронтов резервами, вооружением, транспортом, материальными средствами.

Перед началом летне-осенней кампании 1944 г. Ставка ВГК и Генеральный штаб создали четыре стратегические ударные группировки (в Южной Карелии и на Карельском перешейке, в Белоруссии, западных районах Украины и в Моолдавии), которые поочерёдно, без значительных временных пауз переходили в наступление на заданных Ставкой ВГК направлениях, вынуждая противника в срочном порядке перебрасывать имевшиеся силы и средства с одного участка советско-германского фронта на другой.

В той же кампании Генеральный штаб, Ставка ВГК показали, что способны успешно спланировать и осуществить не только последовательные по фронту, но и по глубине операции. Так, в ходе наступления на Балканах советские войска в течение четырёх месяцев на глубину 1100 км последовательно, одну за другой, практически без пауз, провели Ясско-Кишинёвскую, Белградскую и Будапештскую (завершились 13 февраля 1945 г.) наступательные операции групп фронтов, а также Дебреценскую фронтовую операцию. При этом планирование и в целом подготовка каждой последующей из этих операций осуществлялась в ходе предыдущей. При таком способе ведения наступления противник не успевал в полной мере восстанавливать свой фронт обороны на стратегическом направлении.

В кампании 1945 г. в Европе Генеральный штаб, выполняя поставленную Ставкой ВГК перед Красной армией задачу завершить разгром вооружённых сил фашистской Германии, спланировал стратегическое наступление путём одновременного проведения операций, который позволил сковать боевыми действиями практически все силы противника, лишить его возможности маневрировать ими вдоль советско-германского фронта. Этому способствовали как возросшее к концу войны экономическое могущество Союза ССР, сокращение протяжённости линии фронта, так и значительное общее превосходство советских войск, вследствие чего появилась возможность создать несколько мощных ударных группировок и практически одновременно развернуть наступление от Балтийского моря до Дуная с нанесением главного удара на варшавско-берлинском направлении.

При подготовке этой кампании исходные её операции планировались детально и в полном объёме, дальнейшие же задачи войск определялись, как и ранее, лишь в общем виде, а само планирование последующих операций осуществлялось в ходе стратегического наступления, исходя из конкретно складывающейся обстановки.

Замысел начального этапа кампании доводился в части, их касающейся, до командующих фронтами, которые готовили свои предложения по участию подчинённых войск в решении поставленных задач и представляли их в Генеральный штаб, где эти соображения рассматривались, увязывались между собой и приводились в соответствие с общим планом кампании.

На основе принятых Ставкой решений Генштаб совместно с центральными управлениями Наркомата обороны, штабами родов войск, штабом Тыла Красной армии разрабатывали для каждого фронта в отдельности оперативные директивы и директивы по тылу, а также различные указания, связанные с подготовкой операций.В соответствии с ними во фронтах разрабатывались планы фронтовых операций, которые утверждались затем Ставкой.

Вообще, надо сказать, в Генеральном штабе за годы войны постепенно была выработана вполне определённая, достаточно эффективная, многократно проверенная и оправдавшая себя на практике система планирования операций, характеризовавшаяся более детальной, чем в кампаниях, проработкой всех связанных с этим вопросов. В данной области деятельности Генштаб, Ставка накопили поистине уникальный опыт.

Важным направлением деятельности Генерального штаба было обеспечение непосредственного руководства объединениями вооружённых сил в ходе военных действий, что находило выражение прежде всего в практической организации на высоком профессиональном уровне выполнения принятых Ставкой решений, поддержании выгодного соотношения сил на решающих участках советско-германского фронта, своевременном ориентировании командующих фронтами и флотами на дальнейшие действия, гибком реагировании на все изменения обстановки,в создании и целеустремлённом, рациональном использовании стратегических резервов и во многом другом.

Генеральным штабом успешно решались и такие проблемы, как достижение тесного взаимодействия группировок войск, соединений и частей родов войск; ведение эффективной разведки, совершенствование системы управления и связи во всех звеньях, проведение мероприятий оперативной маскировки и др. Постоянно в поле его внимания находились также вопросы совершенствования организационно-штатной структуры войск, организации оперативной подготовки командования и штабов к выполнению задач в конкретной обстановке на ТВД. Всё это способствовало достижению превосходства войск Красной армии над вермахтом. События Великой Отечественной войны свидетельствуют, что Ставка ВГК, Генеральный штаб в ходе её ведения не раз демонстрировали блестящие образцы умелого, гибкого планирования и руководства вооружённой борьбой, особенно в период наступательных действий, против сильного и искушённого противника.

–––––––––––––
Н. М. Васильев
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Похожие:

Великой победе 70 лет iconА. В. Чудинов 200 лет Великой французской революции
Великой революции XVIII столетия. К их числу принадлежит французский историк начала XX в. Огюстен Кошен

Великой победе 70 лет iconПрограмма проведения научной конференции «экономика победы» к 65-летию...
В. М. Иванченко – Историческая роль Советского Союза в политической, экономической и военной победе над фашистской Германией в 1941-1954...

Великой победе 70 лет iconМетодические рекомендации по проведению в общеобразовательных учреждениях...
Красноярский краевой институт повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования

Великой победе 70 лет iconМетодические рекомендации по проведению в общеобразовательных учреждениях...
Красноярский краевой институт повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования

Великой победе 70 лет iconМетодические рекомендации по проведению в общеобразовательных учреждениях...
Красноярский краевой институт повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования

Великой победе 70 лет iconТема: Почему возродился фашизм?
Цели: Напомнить о Великой Победе над фашистской Германией 9 мая 1945 года, её историческом и современном политическом значении для...

Великой победе 70 лет iconПриближается Великий день 69-летие Победы советского народа в Великой...
Мы выражаем глубокую признательность и уважение фронтовикам и труженикам тыла, всем тем, кто вынес на своих плечах все тяготы войны,...

Великой победе 70 лет iconПрограмма Международной научной конференции «70 лет Победы в Великой...
...

Великой победе 70 лет iconНаумов Юрий,8 «Б» класс, моу «сош №49», Сочинение-репортаж
Прошло уже 70 лет со дня Великой Победы союзников Антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне над общим врагом – Фашистской...

Великой победе 70 лет iconПлан-конспект урока
«Советский тыл в годы Великой Отечественной войны»,пятый урок в главе III «ссср в Великой Отечественной войне»






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную