Э. А. Воробьёв, В. И. Цымбал От забытых замыслов военного строительства – к приданию армии «нового» и «новейшего» облика






Скачать 360.52 Kb.
НазваниеЭ. А. Воробьёв, В. И. Цымбал От забытых замыслов военного строительства – к приданию армии «нового» и «новейшего» облика
страница1/3
Дата публикации22.06.2015
Размер360.52 Kb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > Военное дело > Документы
  1   2   3

36893.doc

Э.А. Воробьёв, В.И. Цымбал

От забытых замыслов военного строительства –

к приданию армии «нового» и «новейшего» облика

В истории современной России преобразования её военной организации были драматическими и противоречивыми. Военная реформа в РФ, несмотря на неоднократные заверения в её завершении, продолжается под разными наименованиями. В 2003 г. В. Путиным был задействован термин «модернизация», сферу применения которого Д. Медведев расширил до масштабов всей экономики страны. А в военной сфере появилось другое наименование – придание нашим Вооружённым Силам (ВС) «нового облика». На самом деле меняется не только облик, но и содержание, причём не только ВС, а всего Министерства обороны, да и всей военной организации государства. Меняется, к сожалению, неожиданно для большинства граждан РФ, включая военнослужащих.

Об этом свидетельствует совсем недавний пример. 3 февраля были озвучены ошарашивающие сообщения. Процесс сокращения количества офицеров в ВС РФ повернули в сторону их наращивания, а процесс сокращения управляющих структур ВС РФ – на создание нового командования воздушно-космической обороны1.

Бодрые доклады об успехах идущих преобразований стали ежегодной традицией, но делаются они не в духе программно-целевого сопоставления замыслов и результатов. Планы засекречены и переменчивы. Их обоснования гражданам не известны. Например, в начале 2008 года начальник Главного организационно-мобилизационного управления (ГОМУ) заверял, что федеральная целевая программа (ФЦП) по переводу в период 2004-2007 годов ряда воинских частей постоянной готовности на добровольный принцип комплектования исключительно по контракту вот-вот будет успешно завершена. А в конце 2008 года стало очевидным для всех, что эта ФЦП провалилась. Но не по чьей-то вине, а так, сама собой. Среди тех, кто отвечал за её выполнение и достижение конкретных целей, количественных результатов (для этого создавалась межведомственная комиссия) – персонально ответственных, тем более, виновных не оказалось. Те, кто 4 года говорил об успешном ходе ФЦП, теперь утверждают, что её и нельзя было выполнить. Произошедшее снижение боеспособности войск голословно опровергается. Дававшиеся Верховным Главнокомандующим в его ежегодных посланиях заверения о недопущении впредь участия в боевых действиях солдат, которые служат по призыву, о сокращении количества призываемых и многие другие, оказались забытыми или опять же голословно объявлены не актуальными.

От одних и тех же высоких должностных лиц, например, от начальника Генштаба и начальника ГОМУ в начале 2010 года граждане РФ слышали, что количество контрактников в ВС надо сокращать. А в конце того же года они же заговорили о том, что в ВС опять надо увеличивать количество военнослужащих-контрактников. Параметры и сроки перехода называются разными, но главное остаётся неизменным: призыв (а значит и присущий ему коррупционный доход) хотят сохранить!

Общество постоянно заверяют, что всё идёт хорошо, а дальше будет и того лучше. Но уверенности в том, что их не обманут впредь, у граждан нет.

Публикаций в СМИ, включая «НВО», по проблемам реформирования много. Сколько авторов – столько и мнений. Мы не собираемся полемизировать с ними и брать на себя функцию арбитров. Нам хотелось предложить читателям другое – сопоставление замыслов и обещаний, которые провозглашалось ранее в официальных документах и заявлениях высших должностных лиц, с достигнутыми результатами, и на этой основе предложить некоторые рекомендации.

Формирование замыслов строительства военной организации России

Для начала отметим, что «новый облик» ВС РФ во многих своих чертах является новым не для всех. Для многих «поднаторевших» экспертов новизна сомнительна.

Ещё когда существовал СССР, но уже произошла победа Б. Ельцина и его сторонников на выборах в Верховный Совет РСФСР, в опубликованном проекте новой Конституции РСФСР2 появилось положение о том, что у России будут собственные ВС. Новые. А после провала путча ГКЧП, 23 августа 1991 года был создан Государственный комитет РСФСР по оборонным вопросам, который приступил к подготовке предложений по построению новых ВС России и превращению министерства обороны в гражданское ведомство.

Однако одно дело – заявления, другое – их осуществление. Долгие годы, вплоть до 2007 г. в новой России министерством обороны, войсками (силами) руководили военачальники советской «школы», а министерство было военным.

Напомним и другое. Сразу после распада СССР в брошюре3, вышедшей под эгидой Российской Академии Наук, Российско-Американского Университета и Международного фонда конверсии, впервые группой военных специалистов, которую возглавили генерал-полковник А. Данилевич и генерал-лейтенант О. Рогозин, было предложено отдать приоритет понятию «мир» по отношению к понятию «война». Мир предлагалось рассматривать не как паузу (передышку) между войнами, что было свойственно воззрениям многих военных историков, а как идеальную и единственно рациональную систему отношений между государствами и народами, которая, к сожалению, прерывается войнами. Это означало повышение значимости военных задач мирного времени, решение которых противостоит потенциально возможной агрессии. Завершало брошюру понятие «военной конверсии», направленной на «сокращение вооружённых сил и вооружений государств, исходя из взаимных интересов укрепления международной безопасности и снижения бремени военных расходов».

Однако вместо акцента на решение войсками специфических задач мирного времени (сдерживание агрессии, боевое дежурство, миротворческие действия и др.) в ВС РФ был сохранён упор на подготовку к войне. Ну и, конечно же, военные руководители не беспокоились о снижении бремени военных расходов. Они боролись за их рост.

Вместо сотрудничества с бывшими противниками военно-политическое руководство РФ пошло на «партнёрские» отношения. Напомним, что в отличие от «дружбы» и от «сотрудничества», когда цели участников едины или близки, «партнёрство» допускает различие целей. Примером являются отношения между игроками, например, между шахматистами. Они партнёры в игре, но каждый стремится к своему выигрышу. Так и «ястребы» разных стран, не сговариваясь, содействуют военным приготовлениям. И вот уже Дмитрий – сын упомянутого выше О. Рогозина занимается сейчас в Брюсселе по поручению Президента РФ уточнением отношений с некоторыми партнёрами, декларирующими, что Россия им не враг, но втайне готовящимися к войне под надуманным предлогом нападения России на прибалтийские страны. То же и с ПРО Европы. Путь к равноправному миру пока не пройден.

А в начале 1992 г. была заметной деятельность Комитета Верховного Совета РСФСР по обороне и безопасности, тон в котором задавали его руководители – С. Степашин и А. Пискунов; привлекались ими к работе и демократически настроенные военные специалисты. Инициативы комитета были безукоризненными с правовой точки зрения, поскольку по действовавшей в то время Конституции РСФСР именно на Съезд народных депутатов, а между съездами – на Верховный Совет возлагались такие важнейшие функции, как определение внешней и внутренней политики, утверждение перспективных государственных планов, а также важнейших программ экономического и социального развития, в т.ч. военного строительства. Комитет подготовил «Заявление о приоритетах военной политики РФ», которое 1 апреля 1992 года было утверждено постановлением Президиума Верховного Совета РФ4. Оценивая его с позиций сегодняшнего дня, можно сказать, что это был лучший концептуальный документ того времени. Он был открыт для гражданского общества. В постановлении были определены важнейшие политические, управленческие и контрольные функции государства в области военного строительства, в частности:

- законодательное утверждение государственных программ военного строительства и конверсии оборонной промышленности;

- утверждение одновременно с республиканским бюджетом РФ структуры и численности ВС РФ;

- контроль законодательной власти над кадровой политикой в ВС и Минобороны.

Отмечая существенное снижение военных угроз, заявление констатировало, что «это позволяет значительно сократить вооруженные силы». Достаточным средством предотвращения мировых войн были названы стратегические ядерные силы (СЯС), «состав которых должен регулироваться на договорной основе с учётом необходимости сохранения средств, в наибольшей степени отвечающих требованиям ядерной безопасности и минимальной стоимости». Фактором сдерживания «от развязывания крупномасштабных конфликтов и локальных войн против России» определены «силы, обладающие высокоточным оружием и средствами его доставки», а фактором нейтрализации локальных военных конфликтов – силы «общего назначения в составе нескольких сухопутных и военно-морских группировок». Также рекомендовалось «предусмотреть постепенный переход на контрактную систему прохождения службы».

Таким образом, установление законодательной властью приоритетов военной политики позволяло исполнительной власти, не медля, приступать к её реализации.

В конце мая 1992 года Министерство обороны РФ провело конференцию в Военной академии Генштаба. Открывая конференцию, П. Грачев, назначенный министром обороны РФ, сказал следующее: «… в качестве одной из очередных задач по созданию Вооружённых Сил в РФ я вижу формирование российского Министерства обороны как дееспособного органа руководства. В нём появятся новые структурные элементы, отвечающие требованиям сегодняшнего дня. В частности, для организации взаимодействия и координации деятельности Министерства обороны с властными структурами России формируется самостоятельное управление военного строительства и реформ, создаются структуры, призванные заниматься вопросами военной политики, взаимодействия с государствами СНГ и зарубежными странами. Другой важнейшей задачей является ликвидация существующего разрыва между нынешним составом и структурой Вооружённых Сил и реальными потребностями РФ»5.

О необходимости формирования ещё и «гражданской части Министерства обороны» говорил на конференции первый заместитель министра обороны А. Кокошин: «Для нашей страны дело это новое. Окончательно данные структуры ещё не утверждены, но, видимо, согласно указаниям, которые были даны Президентом, министром обороны, эти подразделения будут заниматься закупкой вооружений, планированием НИОКР, конверсией, мобилизационной подготовкой промышленности и кругом вопросов, связанных с международной безопасностью, с внешними связями по оборонной линии».

Однако в течение многих лет военачальники не отдавали гражданским лицам эти направления управленческой деятельности.

Говорили военные специалисты в 1992 г. и о преимуществах бригадной структуры Сухопутных войск над дивизионной и о многих других аспектах военного строительства и управления войсками, которые сейчас подаются как новые.

А в конце 1992 г. Б. Ельциным было подписано Постановление Правительства РФ о переходе на добровольный принцип комплектования армии по контракту. Заметим, оно до сих пор остаётся действующим документом, правда, с поправками, которые выхолостили главное.

Из этих напоминаний нашей истории следует, что объявленный «новый облик» ВС РФ и Минобороны – это, во многих отношениях, наконец-то принятый к реализации «старый замысел». К основным его чертам, резюмируя, следует отнести:

- провозглашение миролюбивой внешней политики и признание концепции «оборонной достаточности» для установления основных параметров ВС;

- достижение договоренностей с США – ведущей военной державой современности – по ограничению стратегических наступательных вооружений, а с НАТО – по ограничению обычных вооруженных сил в Европе;

- обнародование военных расходов государства в соответствии со стандартом ООН (заметим, что этот стандарт нам не чужд; он появился в 1980 году по предложению СССР). И до сих пор РФ отчитывается перед ООН в соответствии с этим стандартом, в то же время не доводя ни до собственных граждан, ни даже до членов обеих палат Федерального Собрания соответствующую информацию о военных расходах;

- ликвидация небоеспособных воинских частей и соединений сокращённого состава, переход Сухопутных войск к корпусной и бригадной структурам;

- существенное сокращение численности военнослужащих;

- постепенная отмена призыва, ориентированная на «профессионализацию» ВС;

- сокращение количества предприятий ОПК до минимума, отдавая приоритет разработке и производству стратегических средств сдерживания и высокоточного оружия;

- использование в финансовом обеспечении ВС принципов, аналогичных американской системе планирования, программирования и разработки бюджета (ППРБ);

- рассекречивание отчётности по военным расходам до уровня, соответствующего международным стандартам и опыту цивилизованных государств и подконтрольность бюджета законодательной власти.

Интересные предложения, обобщающие успешный зарубежный опыт, были подготовлены отставным полковником ГРУ Генштаба В. Шлыковым и уточнены членами Совета по внешней и оборонной политике (СВОП). Есть основания считать, что некоторые из этих предложений реализуются сейчас в рамках «нового облика».

Даже церковь не осталась в стороне. Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн выступил со статьёй6, в которой было сказано следующее: «Военное строительство должно исходить из необходимости гарантированного решения следующих основных задач:

а) способности осуществлять глобальное военное "сдерживание", то есть возможности в любое время нанести неприемлемый ущерб всякому агрессору, будь то отдельная страна или враждебный союз государств;

б) способности гасить любые военные конфликты в зоне жизненных интересов России;

в) способности быстро и эффективно блокировать возможные межнациональные столкновения как в ближнем зарубежье, так и в границах России;

 г) способности во взаимодействии с силами внутренних войск и государственной безопасности поддерживать стратегическую внутригосударственную стабильность».

Кроме того, поскольку коммунистическая идеология новой властью была отвергнута, а никакая иная не принята, митрополит продолжил свои рекомендации также и на сей счёт: «Существенным элементом современного военного строительства должно стать возрождение в Вооруженных Силах России славных русских боевых традиций, основанных на высокой духовности, религиозно-нравственных идеалах верности, жертвенности, мужества и отваги».

Так что удивляться теперь открытому влиянию религии на армию не приходится.

На словах основные замыслы военного строительства были прогрессивными. Однако военно-политическим руководством страны была допущена грубейшая ошибка: эти положения не были узаконены, не стали обязательным руководством к действию. Роль законодательной власти в процессе строительства ВС РФ оказалась пассивной.

Дальнейшая реализация замыслов пошла по накатанному пути нарушения основного принципа успешного реформирования: остаткам советской военной организации поручалось реформировать «самим себя». Военная реформа была доверена тем людям, которым она была «не по нутру». Вслух они об этом не говорили. Но предугадать их отношение к порученному делу не составляло труда.

Ведь в результате такой реформы многие военные и гражданские чиновники теряли возможности личного обогащения. Сокращалось число генеральских и старших офицерских должностей. Отказ от призыва отнимал «кормушку» у работников военкоматов и других лиц, причастных к предоставлению отсрочек. И в самой армии затруднялась возможность использовать дармовой труд бесправных солдат. Директора ОПК лишались гарантированного госзаказа; предприятия, принуждаемые к конверсии, «выталкивались» на непривычный конкурентный рынок. А открытость военного бюджета лишала взяткодателей и мздоимцев возможностей «улаживать» финансовые и иные проблемы к взаимной выгоде для себя за счёт государства.

Трудности и особенности реализации замыслов

Борьба развернулась не только в самом военном строительстве, но и на правовом поле. В частности, принятый в 1996 году Закон «Об обороне» свёл функции военной организации только к задачам обеспечения военной безопасности самого государства, а не российского народа, что повлияло на дальнейшие подходы к реформированию армии. Показательно, как в законе были пересмотрены миссия и функции министерства обороны, само понятие «оборона». В начальной редакции Закона «Об обороне» от 21 сентября 1992 года под обороной понималась система политических, экономических, военных, социальных, правовых и иных мер по обеспечению готовности государства к защите от вооруженного нападения, а также собственно защиты населения, территории и суверенитета РФ. Но поскольку в «послужном списке» Минобороны к 1996 г. были уже стрельба по Белому Дому и военные действия в Чечне, из этого определения убрали слово «население». Получилось, что хотя по Конституции «носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ», его-то, источника бюджетных средств и людских ресурсов, не обязано защищать руководство военной организации государства. Эта формулировка определения «оборона» сохранилась поныне. Не потому ли были ликвидированы Войска ПВО страны как вид ВС? И надо ли удивляться жестокости «зачисток», которые были в нашей военной истории, да и «облав», устраиваемых до сих пор работниками военкоматов и силами ОМОН по отношению к юношам призывного возраста?

Приоритет силовых методов в решении различных социально-значимых проблем привёл к расширению перечня всевозможных федеральных органов исполнительной власти, имеющих в своём распоряжении войска, что дало толчок к бесконтрольному разрастанию не только военных формирований, но и чиновников, которым были присвоены высокие воинские звания. В 90-е годы стало модой создавать свои войска в самых разных министерствах РФ. Состав таких ФОИВ и войск менялся, но ориентировочно более 15 министерств и ведомств РФ имели свои воинские формирования, где проходили службу свыше двух миллионов военнослужащих. Все эти структуры обросли своим «хозяйством», учебными заведениями, учебными центрами, полигонами, базами, органами тылового и технического обеспечения и, особенно, аппаратом управления. По признанию бывшего секретаря Совета обороны Ю. Батурина никто не мог сказать точно, «сколько в действительности у нас под ружьем»7. Как будет показано ниже, чиновники и сейчас не знают точно, сколько у нас военнослужащих.

Нельзя сказать, что российские власти не пытались упорядочить ситуацию. В частности, под руководством Совета Безопасности в ту пору, когда его секретариат возглавил А. Кокошин, были подготовлены первые «Основы государственной политики РФ в области военного строительства на период до 2005 года». Между компонентами военной организации государства были распределены военные задачи. Однако бюджетная классификация расходов с этим распределением никак не увязывалась, поэтому невозможно было ни спланировать распределение бюджетных средств, ни, тем более, – проконтролировать достижение результатов, оценить эффективность.

Был в нашей истории и краткий период частичной финансовой открытости, введенной министром обороны И. Сергеевым. Для привлечения внимания к проблемам военнослужащих и общественного контроля над финансами газета «Красная звезда» начала еженедельно публиковать сведения о том, сколько средств поступило из Минфина в Минобороны, и как министр распределил их между округами и видами ВС. Финансовые манипуляции некоторых чиновников стали очевидными. Увы, через полгода публикации прекратились под надуманным предлогом неразглашения военной тайны.

Когда президенту Ельцину стало ясным, что должна быть создана система финансового контроля, ориентированная на оптимизацию использования бюджетных средств, борьбу с коррупцией и казнокрадством, он 22 мая 1997 года образовал две комиссии по контролю над военной реформой. Комиссии возглавили «гражданские» члены Правительства – премьер-министр В. Черномырдин и первый вице-премьер А. Чубайс. Но тогдашний российский премьер не сумел решить поставленные ему задачи, а вице-премьеру, судя по всему, не дали возможности что-либо контролировать. Через восемь месяцев после создания обе комиссии указом Б.Ельцина были ликвидированы.

А через 10 лет на пост министра обороны был назначен финансист Э. Сердюков, который ужаснулся увиденному: «Когда я пришёл в Минобороны, то, откровенно говоря, был обескуражен объёмами воровства. Это ощущение не прошло до сих пор. Финансовая распущенность, безнаказанность людей, которых никто никогда не проверял»8.

Об этом приходится говорить потому, что сейчас и президент и премьер-министр РФ опять пытаются всё-таки взять под свой контроль силовые ведомства, надеясь на собственные силы и порядочность чиновников. Однако ни того, ни другого не хватает, а общественность по-прежнему «не допущена» к контролю над военной организацией и выделяемыми ей ресурсами. Хотя в послужном списке общественных организаций, особенно Комитетов солдатских матерей, правозащитников и независимых экспертов есть большое количество несомненных достижений, законодательных и иных инициатив, делавших военную службу в РФ более безопасной, а отношение к военнослужащим более гуманным. И всё это достигнуто в непрерывной борьбе.

Обстоятельный анализ нашей предыстории ограничен объёмом статьи. И всё же позволим себе напомнить ещё некоторые вехи военной реформы.

Вспомним, что сразу после вступления В. Путина в должность исполняющего обязанности Президента он вылетел встречать Новый год и новое тысячелетие на Северный Кавказ. По возвращении, на заседании Совета безопасности 10 января 2000 года была уточнена и утверждена новая версия Концепции национальной безопасности РФ. В ней главными приоритетами объявлены обеспечение национальной безопасности и защита интересов России в экономической сфере, а главной целью в сфере военной безопасности названо «обеспечение возможности адекватного реагирования на угрозы, которые могут возникнуть в XXI веке, при рациональных затратах на национальную оборону». Но ни единого слова о гражданском (общественном) контроле в концепции не было. А ведь практические вопросы комплектования армии, которые активно обсуждались в Совете Безопасности с августа по ноябрь 2000 года, были исключительно важными для граждан, для общества. 9 ноября Советом Безопасности было дано поручение Правительству и Генштабу приступить к разработке программы перехода к комплектованию военной организации государства исключительно военнослужащими, проходящими службу по контракту. Программа должна была появиться к осени 2001 года.

Но финансовых ресурсов для комплектования ВС исключительно по контракту в то время не было, как не было их и для поддержания «нужной» численности обученного резерва на случай мобилизации для «большой войны». Что же оставалось делать? Исследования, выполненные Институтом экономики переходного периода (ИЭПП), показали, что проблему можно решить, если неравномерно распределенное обязательство – службу по призыву в регулярных войсках заменить низким и равномерным обязательством – призывом на 6 месяцев подавляющего большинства военнообязанных граждан. За время этого укороченного срока службы-обучения необходимое число граждан должно обучаться только основам военных знаний по нужным военно-учетным специальностям. После принятия присяги они могут добровольно подписать контракт на прохождение военной службы, которая должна стать привлекательной, или перейти в состав обученного мобилизационного ресурса (резерва).

Эти предложения были направлены в августе 2001 года президенту В.Путину. Его реакция была сдержанно положительной, а Д. Медведев, бывший в то время заместителем руководителя Администрации президента, направил их по поручению президента в правительство и «силовикам». Он отметил в своём письме, что предложенные идеи – «сочетание контрактной и призывной систем комплектования ВС РФ при одновременном сокращении сроков службы по призыву до 6 месяцев, система подготовки мобилизационного резерва ВС и др.» - могут быть использованы в практике военного строительства. Реакция Генштаба на предложения ИЭПП была негативной9.

Тем не менее, в послании президента Федеральному Собранию 2002 года прозвучало: «Одним из безусловных приоритетов является продолжение военной реформы и переход к профессиональной армии при сокращении срока службы по призыву. Реформа нужна обществу, но прежде всего – самой армии. Работу будем вести поэтапно – с учетом и финансовых возможностей страны, и интересов национальной безопасности государства. При становлении армии нового типа – мобильной и компактной – необходимо создать достойные социальные условия для военнослужащих и их семей». Казалось10, что предложения ИЭПП в несколько искажённом виде, но всё же приняты к реализации. Но жизнь показала, что это не так.

И в том, что касается финансового обеспечения военной безопасности, были трудности. В обновлённой Военной доктрине 2002 года дело было сведено к примитивной формуле: как военная организация сформулирует свои потребности – так они и должны быть удовлетворены, причём своевременно и в полном объёме. Уточнение – «в пределах имеющихся финансовых ресурсов государства» – только затуманивало проблему, так как планирование военного строительства рассматривалось отдельно от бюджетного процесса.

Среди попыток финансового контроля успешным был только охват казначейской системой РФ расходов силовых ведомств. Финансовым органам вменялись в обязанность публикации подробной бюджетной отчётности и проведение реальных конкурсов при государственных закупках товаров и услуг. Декларировалась необходимость поэтапного перевода армии на профессиональную основу и учёт интересов общества. Однако благие намерения не выполнялись ввиду консервативной позиции военного руководства, которое образцом армии постсоветской России считало советскую армию. Видимо, поэтому «Основы государственной политики в области военного строительства» до 2010 года чиновники сделали закрытым документом. По той же причине многократные попытки Государственной Думы принять закон о военной реформе, о гражданском контроле и тем самым упорядочить военное строительство натыкались на ожесточённое сопротивление исполнительной власти (чиновников).

В 2003 г. в РФ появился особый документ11, который получил неофициальное наименование «Белой книги» Минобороны. Её презентация оповестила Президента Путина и всех россиян о предстоящем старте и будущем успешном финише ФЦП, целью которой будет переход к добровольному комплектованию воинских частей постоянной готовности. В программе якобы были учтены интересы не только ВС РФ, но и общества. А поэтому авторы этой книги считали военную реформу в РФ завершённой.

Президент поддержал программу и потом 4 года подробно информировал россиян в своих ежегодных посланиях о положительных изменениях в армии, которые наступят после завершения ФЦП. Военачальники поддерживали его оптимизм. В интервью газете «Красная звезда» от 6 и от 17 ноября 2004 года и в последующих выступлениях начальник Генштаба Ю. Балуевский заявлял, что к концу 2007 года «количество контрактников на воинских должностях сержантов и солдат достигнет половины», и в результате ВС получат «рациональную систему смешанного комплектования».

Но интересы военачальников и представителей ОПК всё же возобладали над проблемами рационального комплектования. Совет безопасности РФ 25 июня 2005 года рассмотрел вопрос о принципах распределения военных расходов. Напомним, что в то время РФ тратила на оснащение своих войск вооружением и военной техникой около 30% от общих расходов на оборону. На заседании, как выяснилось позже, была поставлена задача «изменения соотношения расходов на текущее содержание и техническое оснащение Вооруженных Сил в сторону последних и выйти к 2011 году на уровень 50:50, а к 2015 году - 30:70 в пользу технического оснащения»12.

Объяснение этому решению дал Ю. Балуевский13: «Весь мир развивается по схеме: около 60 процентов идет на приобретение вооружения, научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, и где-то процентов 30–40 на денежное довольствие и вопросы, связанные с материальным обеспечением и боевой подготовкой войск».

Увы, упомянутая аргументация не была правдивой. В тот период времени, о котором говорил Ю. Балуевский, на развитие и закупку вооружений выделялось, например, в США 36,2%; в Великобритании 30,4%; во Франции 36,2 %; в Германии 24.2% 14. Добавим, что и в последовавшие годы зарубежные страны не увеличивали долю расходов на вооружение. Например, в США по годам за период с 2005 по 2010 на содержание и боевую подготовку войск было ассигновано 62,1%; 64,2%; 61,7%; 58,6%; 63,1% общих расходов на оборону. Есть сведения, что сейчас эти расходы составляют в США 64,6%, а значит, на закупку вооружений и НИОКР США потратят 35,4%. Эти данные регулярно публикуются в изданиях Министерства обороны РФ, например15.

В заблуждение были введены и бывший Верховный Главнокомандующий В. Путин, и новый – Д. Медведев. В результате, требование, исходящее уже от их имени, хотя и основанное на ошибочном утверждении, стало восприниматься чиновниками как прямое указание высшего военно-политического руководства. Тот факт, что выделение на развитие вооружений около 70% общих военных расходов в нашей стране (точнее, в СССР) в прежние годы было уже опробовано, что такой перекос расходов16 стал одной из причин обрушения советской экономики, теперь замалчивается.
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Э. А. Воробьёв, В. И. Цымбал От забытых замыслов военного строительства – к приданию армии «нового» и «новейшего» облика iconКак усилить финансовый контроль
«голод» по поводу личности нового Министра обороны, его планов решения проблем Российской армии, его взглядов на дальнейшее развитие...

Э. А. Воробьёв, В. И. Цымбал От забытых замыслов военного строительства – к приданию армии «нового» и «новейшего» облика iconКруглый стол “Общественно-значимые задачи формирования нового облика Вооруженных Сил РФ
Москва, 25-26. 11. 2009. Гу высшая Школа Экономики (ул. Мясницкая, д. 20, конференц-зал 311)

Э. А. Воробьёв, В. И. Цымбал От забытых замыслов военного строительства – к приданию армии «нового» и «новейшего» облика iconВведение 1 теоретическая часть
Расчет объемов горной массы для строительства нового яруса на отвале №1 Способ строительства принять и рассчитать с помощью экскаватора...

Э. А. Воробьёв, В. И. Цымбал От забытых замыслов военного строительства – к приданию армии «нового» и «новейшего» облика iconФедеральное государственное бюджетное образовательное учреждение...
Магистра по направлению 030600 – История (Всеобщая история) магистерская программа – История Нового и новейшего времени

Э. А. Воробьёв, В. И. Цымбал От забытых замыслов военного строительства – к приданию армии «нового» и «новейшего» облика iconФедеральное государственное бюджетное образовательное учреждение...
Магистра по направлению 030600 – История (Всеобщая история) магистерская программа – История Нового и новейшего времени

Э. А. Воробьёв, В. И. Цымбал От забытых замыслов военного строительства – к приданию армии «нового» и «новейшего» облика iconКурс лекций по новой и новейшей истории содержание
Хх вв. Поэтому для полного ознакомления с историей нового и новейшего времени студентам необходимо по частным вопросам, вынесенным...

Э. А. Воробьёв, В. И. Цымбал От забытых замыслов военного строительства – к приданию армии «нового» и «новейшего» облика iconПрограмма дисциплины Экономическая история Нового и Новейшего времени
Программа предназначена для преподавателей, ведущих данную дисциплину, учебных ассистентов и студентов направления подготовки 030600....

Э. А. Воробьёв, В. И. Цымбал От забытых замыслов военного строительства – к приданию армии «нового» и «новейшего» облика iconПрограмма учебной дисциплины
Европы (Австрия, Нидерланды, Бельгия, Люксембург, Швейцария, Лихтенштейн) с древнейших времён до наших дней, делая основной акцент...

Э. А. Воробьёв, В. И. Цымбал От забытых замыслов военного строительства – к приданию армии «нового» и «новейшего» облика iconПравительство Российской Федерации Федеральное государственное образовательное...
Америки с периода позднего Средневековья до наших дней, показать изменения экономической политики и финансовых приоритетов, роль...

Э. А. Воробьёв, В. И. Цымбал От забытых замыслов военного строительства – к приданию армии «нового» и «новейшего» облика icon1. Цели и задачи дисциплины Целью
Учебная дисциплина является базовой в подготовке специалистов в области истории нового и новейшего времени стран Европы и Америки,...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную