Международно-правовые проблемы квалификации преступления геноцида и «Катынское» дело






Скачать 310.92 Kb.
НазваниеМеждународно-правовые проблемы квалификации преступления геноцида и «Катынское» дело
страница1/3
Дата публикации12.03.2016
Размер310.92 Kb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > Право > Документы
  1   2   3
Международно-правовые проблемы квалификации преступления геноцида и «Катынское» дело

В.А. Батырь, полковник юстиции, кандидат юридических наук, доцент, заместитель начальника кафедры военного права Военного университета





По широкому признанию, Советский Союз и его наука внесли большой вклад в развитие международного уголовного права (далее – МУП)1. В специально посвященном этому исследовании американский профессор Дж. Гинсбург пишет о том, что именно Советский Союз внес наиболее существенные новеллы в Устав Нюрнбергского трибунала, в частности, ответственность индивидов за ведение агрессивной войны, ответственность руководителей за зверства, совершенные по их приказу подчиненными. Да и сама идея международного трибунала была выдвинута СССР еще в 1942 г.2.

Решающая роль в обеспечении функционирования МУП принадлежит государствам, их правовым системам. Этим определяются и особенности взаимодействия международного и внутригосударственного уголовного права, от чего зависят эффективность первого и в растущей мере - способность второго решать стоящие перед ним задачи. Внутригосударственное уголовное право это учитывает и отражает потребности МУП. Так, в качестве одной из своих задач УК РФ (ч.2 ст.2) указывает «обеспечение мира и безопасности человечества».

В данной работе предполагается исследовать понятие категории «геноцид» и установить содержание действий, образующих в своей совокупности указанное явление, установленное нормами МУП, обосновать его неполитический характер и относимость к преступлениям против человечности. В этой связи представляется важным выяснение вопроса о применении сроков давности по преступлениям такого рода. Такие задачи приобретают особую актуальность в связи с «белыми пятнами» в истории, к которым относится «Катынская» трагедия, приведшая в начале XXI века к эскалации антироссийских настроений в Республике Польша и ставшая поводом для безответственных заявлений о геноциде в отношении польских военнопленных и выдвижения «компенсационных» требований к Российской Федерации. Безусловно, в данной работе сложно охватить все аспекты заявленной проблемы. Поэтому представляется важным сконцентрировать внимание на узловых, наиболее значимых, и дать прогноз развития российско-польских отношений на ближайшую перспективу.

МУП служит основой для уголовной квалификации видов поведения, представляющих собой преступления против мира и безопасности человечества. Запрещение таких видов поведения и их наказуемость прямо следуют из международного права. Согласно Принципу 1 Принципов международного права, признанных Уставом Нюрнбергского трибунала, «всякое лицо, совершившее какое-либо действие, признаваемое согласно международному праву преступлением (курсив наш - В.Б.), несет за него ответственность и подлежит наказанию». Уголовная ответственность отдельных лиц (а также их соучастников и пособников) никоим образом не влияет на ответственность государств по международному праву3. Однако деяние, за которое несет ответственность отдельное лицо, также может быть вменено государству, если такое лицо действовало в качестве «агента государства», «от лица государства», «от имени государства» или в качестве агента де-факто без каких-либо юридических полномочий4.

Лишь после окончания Второй мировой войны мировое сообщество выделило геноцид в качестве самостоятельного международного преступления против человечности. В Уставе и Приговоре Нюрнбергского трибунала термин «геноцид» не употребляется. Однако, как справедливо отмечал А.Н. Трайнин, «в понимании Нюрнбергского Международного военного трибунала геноцид – это система преступных действий, направленных на физическое уничтожение группы населения»5. Так, в приговоре Трибунала полностью признавался факт организованного массового истребления целых народов: «Из представленных доказательств явствует, что во всяком случае на Востоке массовые убийства и зверства совершались не только в целях подавления оппозиции и сопротивления германским оккупационным войскам. В Польше и Советском Союзе эти преступления являлись частью плана, заключавшегося в намерении отделаться от всего местного населения путем изгнания и истребления его для того, чтобы колонизировать освободившуюся территорию немцами»6. Исходя из этих положений А.Н. Трайнин относил к геноциду действия, направленные на физическое уничтожение отдельных расовых, национальных или религиозных групп»7.

В соответствии с Соглашением, заключенным 8 августа 1945 г. между Правительствами Союза Советских Социалистических Республик, Соединенных Штатов Америки и Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и Временным Правительством Французской Республики, учрежден Международный Военный Трибунал для справедливого и быстрого суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси и принят Устав Международного Военного Трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси (Лондон, 8 августа 1945 г.). В соответствии со ст.6, Трибунал, учрежденный Соглашением, имел право судить и наказывать лиц, которые, действуя в интересах европейских стран оси (выделено нами – В.Б.)8 индивидуально или в качестве членов организации, совершили любое из действий или любые из них являются преступлениями, подлежащими юрисдикции Трибунала и влекущими за собой индивидуальную ответственность9. Применительно к Уставу МВТ, события, происходившие в Катыни до 1943 г., и установленные в результате работы немецкой и затем советской комиссий, могут рассматриваться лишь как дурное обращение с военнопленными, но никак не геноцид (такое понятие в 1945 г. еще не было сформулировано) в отношении польских граждан.

Как полагают И.И. Лукашук и А.В. Наумов10, по классификации, даваемой в Уставе Нюрнбергского трибунала, геноцид ближе всего стоит к преступлениям против человечности, однако отличается от них масштабом репрессий против определенных групп населения и ярко выраженными целями. В определенной степени он близок и к военным преступлениям, так как его совершение может совпадать со временем ведения военных действий, но отличается от них также по цели (направлен на физическое уничтожение именно отдельных расовых, национальных и религиозных групп) и, кроме того, может совершаться и в мирное время11. Именно по этой причине Уставы трибуналов для Югославии и Руанды, Статут Международного уголовного суда выделили геноцид из военных преступлений и преступлений против человечности в самостоятельное международное преступление.

Юридическое понятие геноцида дано в Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (Нью-Йорк, 9 декабря 1948 г.)12. В преамбуле Конвенции даны ссылки на резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН 96 (I) от 11 декабря 1946 г., которая объявила, что геноцид является преступлением, нарушающим нормы международного права и противоречащим духу и целям Организации Объединенных Наций, и что цивилизованный мир осуждает его; признавая, что на протяжении всей истории геноцид приносил большие потери человечеству13. Геноцид независимо от того, совершается ли он в мирное или военное время, является преступлением, которое нарушает нормы международного права и против которого они обязуются принимать меры предупреждения и карать за его совершение (ст. I). Под геноцидом в Конвенции понимаются действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую: а) убийство членов такой группы; b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы; с) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее; d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы; е) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую (ст. II).

Статья III определяет наказуемость следующих деяний: а) геноцид; b) заговор с целью совершения геноцида; с) прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида; d) покушение на совершение геноцида; е) соучастие в геноциде. Представляется важным указание ст. VI Конвенции о том, что лица, обвиняемые в совершении геноцида или других перечисленных в статье III деяний, должны быть судимы компетентным судом того государства, на территории которого было совершено это деяние (выделено нами – В.Б.), или таким международным уголовным судом, который может иметь юрисдикцию в отношении Сторон Конвенции, признавших юрисдикцию такого суда. Подчеркнем, что в период 1940-1945 гг. на территории нынешней Смоленской области, где совершались противоправные деяния, связанные с расстрелом военнопленных польских офицеров, действовало советское, а затем немецкое законодательство. Отметим, что ни польские, ни советские суды после 1945 г. не возбуждали и не рассматривали такого рода дела.

В силу указания ст. VII Конвенции, в отношении выдачи виновных геноцид и другие перечисленные в статье III деяния не рассматриваются как политические преступления. В таких случаях Договаривающиеся Стороны обязуются осуществлять выдачу в соответствии со своим законодательством и действующими договорами. Подчеркнем, запросов к СССР и Российской Федерации о выдаче не поступало, хотя польская сторона имела такие возможности. Более того, не были использованы предоставленные ст. VIII Конвенции возможности обратиться к соответствующему органу Объединенных Наций с требованием принять в соответствии с положениями Устава Организации Объединенных Наций все необходимые по его мнению меры в целях предупреждения и пресечения актов геноцида или одного из других перечисленных в статье III деяний. В соответствии со ст. IX Конвенции споры между Договаривающимися Сторонами по вопросам толкования, применения или выполнения Конвенции, включая споры относительно ответственности того или другого государства за совершение геноцида или одного из других перечисленных в статье III деяний, передаются на рассмотрение Международного Суда по требованию любой из Сторон в споре.

При ратификации Конвенции 18 марта 1954 г. СССР сделал оговорку о непризнании обязательной юрисдикции Международного Суда ООН14. Указом Президиума ВС СССР от 10 февраля 1989 г. №10125-XI «О снятии сделанных ранее оговорок СССР о непризнании обязательной юрисдикции Международного Суда ООН по спорам о толковании и применении ряда международных договоров»15 оговорка снята. Иными словами, ничто не препятствовало обращению Польши в Международный Суд ООН, однако этого не последовало. Вместо этого органами законодательной власти Польской Республики постоянно принимаются заявления, направленные на ухудшение отношений между РФ и Польшей, которые имеют деструктивный характер.

Исходя из вышеизложенного, представляется возможным дать следующее определение. Под геноцидом понимаются действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной16, этнической17, расовой18 или религиозной19 группы как таковой путем убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению20, принудительной передачи детей21, насильственного переселения22 либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы23.

Как отмечает А.В. Наумов, нормы отечественного уголовного права без потери самостоятельной роли в механизме регулирования должны быть соотнесены с нормами МУП24. Буквальное следование конституционному положению (ч.4 ст.15) объективно невозможно с учетом особенных методов в МУП. Российское уголовное законодательство не должно включать в себя международные договоры или их отдельные статьи в качестве самостоятельных источников норм российского уголовного права, но должно быть приведено в соответствие с принципами и нормами международного права (ч.2 ст.1 УК РФ). Исключение коллизий между нормами всех уровней правовой регламентации обязательно при системном законодательствовании. Уголовный кодекс РФ25 в целом соответствует требованиям МУП в части установления ответственности за его серьезные нарушения. Глава 34 УК РФ озаглавлена «Преступления против мира и безопасности человечества» и включает в себя 8 составов преступлений, каждый из которых является актом имплементации норм МП в российском уголовном законодательстве. Деяния, образующие геноцид, полностью охватываются диспозицией ст.357 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»26 (п.6) обращено внимание на то, что международные договоры, нормы которых предусматривают признаки составов уголовно наказуемых деяний, не могут применяться судами непосредственно, поскольку такими договорами прямо устанавливается обязанность государств обеспечить выполнение предусмотренных договором обязательств путем установления наказуемости определенных преступлений внутренним (национальным) законом. Исходя из ст.54 и п."о" ст.71 Конституции Российской Федерации, а также ст.8 УК РФ уголовной ответственности в Российской Федерации подлежит лицо, совершившее деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации. В связи с этим международно-правовые нормы, предусматривающие признаки составов преступлений, должны применяться судами Российской Федерации в тех случаях, когда норма Уголовного кодекса Российской Федерации прямо устанавливает необходимость применения международного договора Российской Федерации (например, статьи 355 и 356 УК РФ). Статья 357 УК РФ указания на необходимость применения международных договоров не содержит.

Общественная опасность геноцида27 заключается в том, что в результате соответствующих действий полностью или частично прекращает или может прекратить существование характеризующаяся самобытностью образа жизни и культуры, традиций и обычаев, иными особенностями определенная национальная, этническая, расовая или религиозная группа людей, что влечет обеднение разнообразия человеческого сообщества. Объект преступления - жизнь, здоровье, права и свободы человека, его безопасные условия жизни. Объектом геноцида является безопасность человеческого сообщества как состояние защищенности жизни и здоровья людей различных национальных, этнических, расовых и религиозных групп от внутренних и внешних угроз (безопасные условия жизни национальных, этнических, расовых или религиозных групп, а также жизнь, здоровье, права и свобода человека). Объективная сторона преступления характеризуется действиями, совершенными одним из способов, указанных в диспозиции, направленными на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы людей, а также убийства членов этой группы, причинения тяжкого вреда их здоровью, насильственного воспрепятствования деторождению, принудительной передачи детей, насильственного переселения либо иного создания жизненных условий, рассчитанных на физическое уничтожение членов этой группы28. Преступным последствием геноцида является лишение жизни членов названных выше групп людей, причинение тяжкого вреда их здоровью, лишение родителей возможности воспитывать своих детей в духе традиций и обычаев своего народа, а равно насильственное лишение мужчин и женщин способности к деторождению, создание условий естественного обитания или жизни, ведущих к вымиранию людей такой группы. Субъект преступления - лицо, занимающее государственные должности государственной, гражданской, военной или правоохранительной службы РФ или гражданской службы субъектов РФ, а также частное лицо, достигшее 16 лет, при условии, что оно осознает, что совершает одно из перечисленных в законе действий и преследует при этом определенную цель - полное или частичное уничтожение национальной, этнической, религиозной или расовой группы. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо сознает, что совершает действия, образующие геноцид, и желает этого. Целью виновного является полное или частичное уничтожение соответствующей национальной, этнической, расовой или религиозной группы. Мотивом могут быть национальная и религиозная вражда и нетерпимость, другие побуждения. Геноцид является оконченным преступлением с момента наступления указанных в законе последствий. Геноцид считается оконченным в момент совершения действий, направленных на достижение указанных в законе целей, даже если эти цели не были достигнуты и отсутствуют последствия в виде уничтожения данной группы людей, прекращения деторождения в их среде.

Таким образом, перенесение современного понимания категории «геноцид» на события более чем 60-летней давности не являются продуктивными, а сама категория геноцид сформировалась лишь в 1948 г.

Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества от 26 ноября 1968 г.29 установила, что ее положения применяются к представителям государственных властей и частным лицам, которые выступают в качестве исполнителей или соучастников преступлений, или непосредственно подстрекают других лиц к совершению преступлений, или участвуют в заговоре для их совершения, независимо от степени их завершенности, равно как и к представителям государственных властей, допускающим их совершение (ст.II). Иными словами, речь не идет об ответственности государства. Государства - участники Конвенции обязались принять все необходимые внутренние меры законодательного или иного характера, направленные на то, чтобы в соответствии с международным правом создать условия для выдачи таких лиц (ст.III). Отметим, что каких-либо запросов о выдаче граждан СССР и РФ со стороны Польши в связи с «Катынским делом» не поступало. В ст.I указанной Конвенции закреплено неприменение сроков давности к преступлению геноцида. Статья IV Конвенции обязала государства - участники принять в соответствии с их конституционной процедурой любые законодательные или иные меры, необходимые для обеспечения того, чтобы срок давности, установленный законом или иным путем, не применялся к судебному преследованию и наказанию за преступления, указанные в статьях I и II Конвенции, и чтобы там, где такой срок применяется к этим преступлениям, он был отменен. Согласно п.5 ст.78 УК РФ к лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества, предусмотренные ст.353, 356, 357 и 358, сроки давности не применяются.

Римский Статут Международного уголовного суда (далее – МУС) установил юрисдикцию МУС в отношении самых серьезных преступлений. Согласно ст. 5 (1) МУС обладает юрисдикцией в отношении следующих преступлений: а) преступление геноцида; b) преступления против человечности; c) военные преступления; d) преступление агрессии. Римский Статут (ст.6) воспроизводит ст. II Конвенции о геноциде 1948 г. Осуждение этого преступления носит универсальный характер30 и подтверждено в уставах Международных трибуналов по Югославии (ст.4)31 и Руанде (ст.2)32. В соответствии со ст.11 Римского Статута МУС («Юрисдикция ratione temporis»), Суд не обладает юрисдикцией в отношении преступлений, совершенных до вступления Статута в силу. Однако, что касается преступлений, совершенных после 1 июля 2002 г. (официальная дата вступления в силу Статута в соответствии со ст.126) и подпадающих под юрисдикцию Суда, то согласно ст.29 применительно к ним не устанавливается никакого срока давности. Иными словами, перспективы рассмотрения «Катынского» дела в МУС отсутствуют.

Мы не можем обойти вниманием первопричину спекуляций вокруг «Катынского» дела. Ею стали противоречащие друг другу выводы комиссий экспертов, проводивших в 1943 г. работы по эксгумации и исследованию причин гибели польских офицеров. Дискуссии вокруг трагедии, произошедшей в Катыни, не утихают. Они порождены большей частью догадками и умозаключениями, основанными на непроверенных фактах. Причем результат споров часто предрешен отсутствием документально подтвержденных событий и основанных на них выводов, что оставляет простор для дальнейших дебатов.

Отметим, что выводы двух комиссий судебных экспертов, которые фактически работали сменяя друг друга (немецкая – с 1 марта по 1 июня 1943 г., советская – с 26 сентября 1943 г. по 24 января 1944 г.) представляются политически ангажированными и расходятся лишь в указаниях на исполнителей (палачей) и в сроках. Выводы немецкой комиссии были рассчитаны на сенсацию. В 1943 г. немецкие власти опубликовали «Официальные материалы по делу массового катынского убийства. Собраны, обработаны и изданы Германским информационным бюро на основании первичного доказательного материала, по заданию министерства иностранных дел» ("Amtliches Material zum Massenmord von Katyn. Im Auftrage des Auswartiges Amtes auf Grund urkundlichen Beweismaterial zusammen-gestellt, bearbeitet und herausgegeben von der Deutschen Iniormationstelle"). Содержащийся в этой книге отчет профессора Гергарда Бутца, руководившего судебно-медицинским расследованием, основан на рапорте тайной полевой полиции от 28 февраля 1943 г. об обнаружении массовых могил польских офицеров, расстрелянных органами НКВД в Катынском лесу в 1940 г., т.е. изначально были в отчете указаны «палачи» (органы НКВД).

Постановлением Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников была создана Специальная Комиссия по установлению и расследованию обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками в Катынском лесу (близ Смоленска) военнопленных польских офицеров, которые прибыли в гор. Смоленск 26 сентября 1943 г., немедленно после его освобождения. Председателем Комиссии был назначен академик Н. Н. Бурденко. Из всех материалов, находящихся в распоряжении Специальной Комиссии, а именно - показаний свыше 100 опрошенных ею свидетелей, данных судебно-медицинской экспертизы, документов и вещественных доказательств, извлеченных из могил Катынского леса, комиссия пришла к выводам о том, что немецко-фашистские захватчики последовательно осуществляли свою политику физического уничтожения славянских народов33.

При подготовке проекта обвинительного акта, который должен был быть вручен главным нацистским военным преступникам за месяц до начала Нюрнбергского процесса, главные обвинители от США, Великобритании, Франции и СССР согласовали в августе 1945 г. текст варианта, получивший по месту его составления название лондонский. В нем в параграфе С-2 пунктом 3 вменялось в вину гитлеровской Германии убийство в Катыни 925 польских офицеров. Цифра эта соответствовала числу останков, подвергшихся исследованию комиссией Бурденко. Однако в ходе дальнейшей работы над обвинительным актом число было изменено на 11 000. Это было неожиданностью даже для Генерального прокурора Союза ССР Горшенина, который занимался непосредственной подготовкой Нюрнбергского процесса.

Акт был вручен обвиняемым 18 октября 1945 г., а подробное обвинение по его пункту о Катынском деле предъявил заместитель главного обвинителя от СССР Покровский 13 февраля 1946 г. Его выступление содержало изложение материалов комиссии Бурденко. Заключение комиссии предъявлялось как документ обвинения, который согласно ст.21 Устава Международного военного трибунала не требовал дополнительных доказательств. Защита, однако, несмотря на протест главного обвинителя от СССР Руденко, добилась согласия трибунала на вызов дополнительных свидетелей. Ответственные советские представители к моменту обсуждения Катынского дела на Нюрнбергском процессе 1-3 июля 1946 г. покинули Нюрнберг. Представление материалов было поручено помощнику обвинителя от СССР Смирнову. Несмотря на все попытки советского обвинения доказать вину нацистов в расстреле 11 тысяч польских граждан, Международный военный трибунал в Нюрнберге не признал этого пункта обвинения и не включил его в приговор.

На противоречивости выводов комиссий продолжают спекулировать и сегодня многие политики. Цель одна – заработать политические дивиденды. Нижняя палата польской законодательной власти - Сейм, безусловно, является выразителем воли граждан Польши, сколком мнений, бытующих в польском обществе. В 1997 г. Сейм Республики Польша принял постановление, посвященное Дню независимости Польши, в котором поставил знак равенства между гитлеровскими захватчиками, уничтожившими миллионы поляков и евреев, разрушившими польские села и города, и советскими воинами, освободившими страну от фашистов. В Постановлении Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 20 ноября 1997 г. №1928-II ГД "Об обращении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "К депутатам Сейма Республики Польша"34 отмечалось, что это недружественный акт и явная провокация по отношению к тем, кто кровью заплатил за свободу и независимость Польши. Враждебная и недальновидная политика никогда не служила укреплению международных, в том числе межгосударственных, связей, а вела лишь к отчуждению и неприязни.

В канун 60-летия Победы над фашизмом в 2005 г. Сейм Польши в специальной резолюции охарактеризовал произошедшее в Катыни как «геноцид в отношении военнопленных и реализацию совместного плана Третьего Рейха и СССР по уничтожению наиболее ценных и патриотически настроенных граждан Польши». В заявлениях парламентов государств Балтии и Польши были предприняты попытки грубого искажения истории и «встраивания» подправленных версий причин и итогов Второй мировой войны в актуальный политический контекст. В Заявлении Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 27 мая 2005 г. №1923-IV ГД «О попытках фальсификации истории», принятого Постановлением Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 27 мая 2005 г. №1923-IV ГД «О заявлении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «О попытках фальсификации истории»35 указано, что объявление Советского Союза, наиболее пострадавшего от гитлеровской агрессии, соучастником в развязывании Второй мировой войны не имеет ни исторического, ни правового, ни морального оправдания. Призывы к России покаяться в «оккупации» государств Балтии являются лицемерными и циничными. Вызывает недоумение принятие Сенатом Конгресса США резолюции с требованием к России принести извинения за «незаконную оккупацию». США как государство - участник антигитлеровской коалиции принимали самое активное участие в послевоенном обустройстве Европы и в равной с СССР степени ответственны за все его последствия.

Нечистоплотны также и попытки путем выдвижения «компенсационных» требований к России поживиться за ее счет, а заодно и предстать в глазах новых «старших братьев» на Западе «униженными и оскорбленными» в расчете на их снисхождение и поддержку. Поколения людей, для которых война была не только страницей учебника истории, ушли из жизни, нет и Советского Союза, поэтому целью провокационных заявлений польского Сейма является привитие ненависти польских граждан к нынешней России.

В Совместном заявлении Президента Российской Федерации (Б.Н. Ельцина) и Президента Республики Польша (Л. Валенсы) при подписании Договора между Российской Федерацией и Республикой Польша о дружественном и добрососедском сотрудничестве 1992 г. указано, что Стороны стремятся создать благоприятные условия для добрососедского сотрудничества и дружественных отношений нынешнему и будущим поколениям россиян и поляков. Стороны сознают, что сталинский режим причинил огромные страдания, нанес непоправимый ущерб народам России и Польши. Память о жертвах тоталитаризма священна. Россия и Польша, осуждая антигуманную сущность тоталитаризма во всех его проявлениях, заявляют о своей решимости преодолеть негативное наследие прошлого и строить качественно новые двусторонние отношения в будущем на основе позитивных ценностей в истории обоих народов и государств, а также международного права, демократии и соблюдения прав человека.

В преамбуле к российско-польскому Договору 1992 г. подчеркивается: «Российская Федерация и Республика Польша, стремясь развивать позитивные ценности наследия в отношениях между Россией и Польшей для упрочения взаимопонимания между народами обоих государств, сознавая, что дружественные отношения и добрососедское сотрудничество отвечают интересам обеих Сторон…». В ст.1 Договора закреплено, что Стороны строят свои отношения в духе дружбы, добрососедского партнерства, равноправия, доверия и взаимного уважения, исходя из верховенства международного права и принципов уважения суверенитета, нерушимости границ, территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела, а также права народов распоряжаться своей судьбой. Видимо, в постановлении польского Сейма 1997 г. и заявлении 2005 г. выражена не позиция польского государства, а лишь мнения отдельных политических сил? О каком «уважении» может идти речь, если исходить из принципа верховенства норм международного права, заявленных в ст.87 Конституции Польши? Это не способствует созданию благоприятных условий для развития межпарламентского сотрудничества, что должно следовать из ст.7 Договора 1992 г.

Отметим, что в 2008 г. истекает 15-летний срок действия Договора между Российской Федерацией и Республикой Польша о дружественном и добрососедском сотрудничестве (Москва, 22 мая 1992 г.)36. При этом можно ожидать, что в ноябре 2007 г. (т.е. за 6 месяцев до истечения срока) при самом неблагоприятном прогнозе развития двусторонних отношений Польша может заявить о выходе из договора. Хотя в этом видится самый неблагоприятный сценарий и дело до него вряд ли дойдет.

Статья 17 Договора 1992 г. установила, что кладбища, захоронения, памятники и иные мемориальные места, являющиеся объектом уважения и памяти граждан одной из Сторон, как военные, так и гражданские, находящиеся в настоящее время или создаваемые по взаимной договоренности в будущем на территории другой Стороны, будут сохраняться, содержаться, находиться под защитой закона в соответствии с международными нормами и стандартами, а также национальными и религиозными обычаями (п.1). Гражданам одной Стороны будут обеспечены доступ и возможности для ухода за могилами соотечественников и местами памяти, находящимися на территории другой Стороны (п.2). Стороны будут взаимодействовать в установлении и регистрации мест захоронения граждан одной Стороны на территории другой Стороны, а также осуществлять обмен информацией о погибших и пропавших без вести.
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Международно-правовые проблемы квалификации преступления геноцида и «Катынское» дело iconПоступления в библиотеку тпп РФ
Международно-правовые основы борьбы с коррупцией и отмыванием преступных доходов. В. Овчинский, 2010

Международно-правовые проблемы квалификации преступления геноцида и «Катынское» дело iconСоздан Трибунал против геноцида славян: первый подсудимый – Горбачёв
Всеукраинского объединения «За Украину, Беларусь, Россию» (зубр) в Киеве состоялся Учредительный съезд по созданию Международного...

Международно-правовые проблемы квалификации преступления геноцида и «Катынское» дело iconФормирование системы международно-правовой защиты прав ребенка
Все эти факторы доказывают невозможность разрешения детской проблемы только национальными средствами и вызывают необходимость объединения...

Международно-правовые проблемы квалификации преступления геноцида и «Катынское» дело iconМеждународно-правовые вопросы формирования и функционирования Единого...
Диссертация выполнена на кафедре международного права Дипломатической академии Министерства иностранных дел Российской Федерации

Международно-правовые проблемы квалификации преступления геноцида и «Катынское» дело iconМеждународно-правовые основы регионального и двустороннего сотрудничества...
Работа выполнена на кафедре международного права Московского государственного института международных отношений (Университета) мид...

Международно-правовые проблемы квалификации преступления геноцида и «Катынское» дело iconПреступления в сфере экономической деятельности
Экономические преступления являются частью корыстной преступности, непосредственно связанной с экономическими отношениями в стране...

Международно-правовые проблемы квалификации преступления геноцида и «Катынское» дело iconНовинки издательского дома «дело» ранхиГС
Актуальные проблемы пенсионной реформы: учебное пособие. М.: Издательство «Дело», ранх, 2010. – 144 с

Международно-правовые проблемы квалификации преступления геноцида и «Катынское» дело iconПримерные вопросы к вступительному экзамену в магистратуру по направлению...
Вестфальская система международных отношений. Формирование, динамика, международно-правовые, институциональные и ценностные основы....

Международно-правовые проблемы квалификации преступления геноцида и «Катынское» дело iconКрупный ущерб как признак состава преступления по ст. 180 Ук РФ
В статье обосновывается методика расчёта суммы ущерба от нарушения исключительных прав на средства индивидуализации товаров, в связи...

Международно-правовые проблемы квалификации преступления геноцида и «Катынское» дело iconМетодические указания для самостоятельной работы по дисциплине «Экономические преступления»
Э401 Экономические преступления: учебно-методическое пособие для самостоятельной работы [Текст] / сост. Н. А. Вербицкая. – Красноярск:...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную