Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова






Скачать 485.07 Kb.
НазваниеСовет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова
страница1/5
Дата публикации01.06.2015
Размер485.07 Kb.
ТипТезисы
e.120-bal.ru > Право > Тезисы
  1   2   3   4   5







Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации

Московский государственный университет
имени М.В. Ломоносова


Центр общественных наук

Лаборатория философии хозяйства
экономического факультета МГУ

Академия философии хозяйства


Международная научная конференция

VI Малый университетский форум



Международное воспроизводственное обустройство евразийского (постсоветского) пространства:

экономика и политика

Программа


Москва

4 — 6 декабря 2013 г.



Заповеди

участника ученой дискуссии




1.   Право на высказывание — не право на истину!

2.   Уметь слушать.

3.   Стараться понять.

4.   Вопросы — для уяснения!

5.   Говорить только по теме.

6.   Высказываться кратко, емко и по существу.

7.   Не тратить время на вводные сентенции

и обильное цитирование.

8.   Не отчитываться о проделанной работе

(особенно диссертантам).

9.   Никого не убеждать и ничего не пропагандировать.

10. Никогда не спорить!

11. Не возражать упорно, а развивать возможное, —

и если уж возражать, то не наоборотно, а новомысленно.

12. Аргумент важнее мнения, а всего важнее — озарение!

13. Забыть: «Вы не правы!», «Глупости!», «Чепуха!»,

«Дайте сказать!», «Я Вас не перебивал!».
Ю.М. Осипов
О евразийской (постсоветской) межгосударственной интеграции
Тезисы

1

Современный мир — мир межстрановой взаимообусловленности и планетарной целостности. Не так целое из частей, как части от целого. Качественное единение при качественном разнообразии. Не сугубо гетерогенный, но и не вполне гомогенный, а гетерогомогенный и гомогетерогенный. Единство, общность, схожесть при наличии несхожести, разобщенности и различности. Глобализация в сочетании с локализацией, интеграция — с партикуляризацией, мондиализация — с регионализацией.

2

Мир в движении, реструктуризации, реконструкции, перестроении. Качественные изменения и композиционные перемены. Неустойчивая текущая всемирная гармония на фоне хронической и переменчивой всемирной дисгармонии. Однополюсная миромасштабная централизация (глобализм) в борьбе с многополюсной по миру децентрализацией (регионализмом). Взаимообусловленный партикуляризм в борьбе с безусловным (на себя замкнутым) глобализмом. Эгоизм, неэффективность и невозможность однополюсной централизации планетарного бытия, как и управления миром из одного центра в интересах этого центра. Разнообразие против однообразия. Полицентризм против моноцентризма. Неизбежность диверсификации. Формирование больших межстрановых систем — как региональных, так и межрегиональных, как пирамидальных, так и сетевых, как моноцентровых, так и полицентровых.

3

Евразийский интеграционный замес-процесс. Дезинтеграция СССР и соцсистемы как стартовая ситуация для новой межстрановой интеграции на постсоветском (евразийском) пространстве. Многонациональная Россия как инициатор и движитель евразийской евразийской (постсоветской) не-империальной межстрановой интеграции. Москва — негласный (неназванный) интеграционный центр на евразийском (постсоветском) пространстве. Не центр-управитель, а центр-инициатор, центр-собиратель и центр-лидер. Лидерство России при полном равноправии стран-участниц. Не одна взаимовыгодность, но и взаимовыживаемость (взаиможизнеспособие). Феномен российского (великодержавного) покровительства в сочетании с общими взаимными обязательствами стран-участниц.

4

Хозяйственная интеграция в сочетании с приемлемым для стран-участниц политическим партнерством. Не слияние и не союз, а договорное взаимодействие. Не единение, а совместность. Добровольная межстрановая солидарность в контексте всемирной глобализации перед лицом амбициозного однополюсного глобализма и с учетом любой внешней конкуренции и любых экспансионных намерений.

5

Не общее и не единое, а всего лишь взаимопереплетенное хозяйство, но реализуемое в общем, хотя и не едином, хозяйственном пространстве. Максимально свободное движение товаров, капитала, труда, технологий, знаний. Наличие общих (целостных, многосторонних и двусторонних) проектов: монетарных, финансовых, инвестиционных, производственных, инфраструктурных, научных, образовательных, народонаселенческих. Взаимоприемлемая интеграционная институциональность (учреждения, организации, законы). Возможность общего координационного правительства, иных органов взаимного управления и контроля. Валютное взаимодействие вплоть до целостного валютного союза с перспективой перехода к единой валюте. Возможность общих фондов и программ развития, в особенности по приоритетным для интегрирующейся Евразии направлениям.

6

Поиск современным человечеством нового планетарного мироустройства (не сводящегося к моноцентровому глобализму и предполагающего наряду с глобализацией полицентровый локализм), активно стимулируемый ныне всеобщим затяжным мировым кризисом — не просто экономическим (или хозяйственным), но и вполне системно цивилизационным, даже и хомо-бытийным. Не только общее нестроение планеты, но и все более обостряющаяся экзистенциальная проблемность: экологическая (загрязнения, нарушения, перекосы, дисбалансы), народонаселенческая (в том числе и перенаселенческая); лимитационная (нехватка ресурсов, энергии, естества); избытковая (производства, вещей, товаров, денег, городов, инфраструктуры, транспорта, вообще всей искусственности); безопасности (возрастание рискованности, уязвимости бытия, усиление криминала, мирового терроризма, угроза тотальной войны); гуманитарная (нашествие антикультуры, тенденция расчеловечивания человека и десоциализации общества, рост бытового беспокойства и утеря полагаемого позитивного будущего). Ведомый глобальным (Западным) центром планетарный мир не просто в тотальном кризисе, но и в кризисе совершенно апокалиптическом, из которого на путях глобализации и под опекой глобализма нет никакого выхода. Отсюда необходимость формирования больших антикризисных региональных пространств и локальных сетей, способных не только ослабить и преодолеть всемирный эсхатологический кризис, но и не допустить всемирной войны всех против всех, планетарного Армагеддона.

7

Современный мир — мир миров, а не только мир цивилизаций, культур, государств, стран, народов. Уже континенты и те же стороны света — миры, миры в мире, но главными мирами на планете являются сегодня: Западный глобализационный и глобализующий планету мир — это с одной стороны, а с другой — весь остальной, глобализуемый и немало уже глобализированный Западом, мир, но в силу своих опор на традицию альтернативный Западу мир — мир не-Западный. Современный планетарный мир — мир борьбы миров: одного плотно сынтегрированного, однополюсного, одноцентрового, даже и весьма уже однообразного, в целом гомогенного, хотя при этом и все еще довольно разнообразного и частью даже гетерогенного (те же Западная Европа с Японией все-таки не США), и другого мира — не слишком или вовсе не интегрированного, многополюсного, полицентрового, явно разнообразного, гетерогенного, но при этом склонного к образованию больших региональных и диссипативных межгосударственных систем. За разного рода «диалогами», ныне широко ведущимися в мире, скрывается все-таки не что иное, как борьба, и, кажется, борьба если еще не на смерть, то явно уже за жизнь, за субъектность, за будущее, за бытие вообще. Нынешнее время — время не просто больших проблем и напряжений, это время крайних крайностей, а потому и время больших, вовсю и неожиданных перемен, не чуждых и конечных исходов. От мирного соревнования миров до полноценной войны миров — один шаг — и избежать такую войну можно, лишь противопоставив амбициозному глобализму защитный партикуляризм, заносчивому моноцентризму — умеренный полицентризм, а передовому Западу, породившему, стимулирующему и разжигающему всемирный кризис — какое-то иное, вполне не такое уж «передовое», жизнеустройство — не-Западное!

8

Запад дал очень многое человечеству: науку, технику, индустрию, совершенную экономику, общее развитие, прогресс, обширный искусственный мир, вырыв в космос (СССР, надо заметить, более всего участвовал в реализации как раз Западного проекта). Однако Запад, а сегодня это уже постмодерновый, то бишь в высшей степени паразитарный, как бы надчеловечественный, мир, не может бытийствовать, не эксплуатируя весь планетарный мир, не подчиняя его себе, не управляя им в своих интересах. Отсюда, кстати, и глобализация — как охват всего мира, и глобализм — как этим миром всеохватывающее управление из одного центра. Несмотря на великую во всех отношениях роль Запада в прогрессе человечества (хотя и неоднозначную, и противоречивую, а может, и эсхатологически роковую), остальной, т. е. не-Западный, мир не может признавать свое зависимое и второстепенное положение относительно передового-де Запада, отчего имеют место как добровольная вестернизация («догоняние» Запада, его ускоренного усвоения), так и выработка собственных вариантов бытия на основе Традиции, хоть и с непременным вбиранием западного «передовизма». Китай, Индия, Бразилия и та же Россия могут позволить себе собственное альтернативное, т. е. не-Западное, бытие, но, во-первых, при взаимной все-таки поддержке друг друга (БРИК) и, во-вторых, с устроением региональных и диссипативных (сетевых) межстрановых интеграций, разумеется, при своих локальных в них лидерствах. Так или иначе, но не-Западные интеграционные процессы в современном мире неизбежны и они активно претворяются в жизнь. Никакого моноцентризма в не-Западной части мира быть уже не может, а потому не гигантская интеграция его в какой-то единый мир, а возникновение ряда взаимообусловленных, но вполне самостоятельных больших интеграций со своими локальными лидерами: либо империальными, либо «братскими», либо показательно-поведенческими («делай, как я», «делай со мной», «иди за мной»).

9

Евразийская (она же и постсоветская) интеграция в поиске самой себя, своей идентичности, своей практической возможности. Разность субъектов дополняется не только их недавним совместным, вполне и интеграционным, прошлым (в составе СССР), но и частью почти стопроцентной друг с другом культуро-этнической совместимостью (бо́льшая часть России, Украина, Белоруссия). Выпавшая на долю постсоветских государств независимость вполне внезапного и вовсе не глубоко исторического происхождения, не слишком-то эффективно подтверждающая субъектную самостоятельность «освободившихся» стран. Это как существенно облегчает интеграционный между этими странами процесс, так и в формальном плане немало его затрудняет (страх перед российско-советским имперским синдромом; соблазн держать «полную независимость»; прельщение со стороны внешнего, прежде всего — Западного, мира, отчего желание уйти в Европу, примкнуть к Турции, подпасть под Китай; опасение национальных элит за свое самовластное положение). Однако потребность в евразийской совместности объективно есть, и она так или иначе пробивает себе дорогу.

10

Ни о каком воссоздании СССР не может быть и речи — в этом и нет никакой необходимости! Быть сейчас вместе — не значит оказаться в новом СССР. В таком возврате к прошлому нет никакой заинтересованности не только у нынешних не-российцев, но и у самой России. Россия более ни для кого не руководитель, не «старший брат», не покровитель, а главное — не донор. Быть вместе с Россией, как и России быть вместе с нероссийцами — быть не в одной семье и не в общем доме, а всего лишь в одной функциональной группировке и в общем взаимовыгодно обустроенном пространстве. Каждый взыскует от интеграции своей пользы, но каждый и платит за интеграционную выгоду — чем может, помимо неизбежной в данном случае взаимной ответственности. Подобная интеграция — не образование новой империи, но и не появление большого благотворительного учреждения. Ни авторитарного эгоизма, ни либерального альтруизма. Политика! Главное тут: осознание всеми странами, что вместе им лучше, чем порознь; понимание того, что быть вместе, не значит потерять независимость и ослабить свою субъектность, скорее — наоборот; усвоение того непреложного факта, что выжить и овладеть будущим сегодня можно только вместе, кру́гом, большим воспроизводственным пространством, причем с непременным стремлением к своеобразию и самости, к отличному от Запада и Востока бытию, к иному воплощению человеческого предназначения.

11

Евразийское (постсоветское) пространство располагает необходимыми возможностями для межстрановой интеграции, а в некотором отношении и ре-интеграции: немалая общая история; совсем недавняя совместность; еще не исчезнувшая системность в разделении и кооперации труда и хозяйства; богатые ресурсы; развитая, во многом и совместная, инфраструктура; образованное население и не канувшая в лету творческая элита; оборонный комплекс; достаточно схожие интересы у интегрирующихся стран; языковая культурная, цивилизационная и даже идеологическая совместимость. Если в Европе все ее насельники более или менее европейцы, то в Евразии все ее насельники более или менее евразийцы: от восточных европейцев до западных азиатцев. Потенция к интеграции (собиранию) в целое сегодня сильнее потенции к дезинтеграции (рассыпанию). Ультиматум времени: либо вместе и в собственное будущее, либо порознь, но без своего будущего! Сегодня мудр не тот, кто, сломя голову, стремится в глобалический омут, а тот, кто создает, освобожденный от такого стремления, самостоятельный и самостоящий гетероинтеграционный континент. Интеграция — не слияние, не поглощение, даже не соединение, а всего лишь межсубъектное объединение, в котором сохраняются независимые субъекты, лишь образующие все вместе большой коллективный субъект. Интеграция — не торжество единения-однообразия, а возможность общего воспроизводственного пространства, совместного бытования и коллективной координации.

12

Любая социальная система, любое человеческое сообщество, любая хозяйственная организация не обходятся без того или иного лидерства (можно сказать — аттракции). Нравится это кому-либо или нет, но на евразийском (постсоветском) пространстве такое лидерство (пусть сегодня формально и не признаваемое, даже оспариваемое) принадлежит Российской Федерации (заметим, не осуществляется, а лишь принадлежит). Это и понятно: мощная государственническая (великодержавная) традиция; научно-технический, образовательный и культурный потенциал; большие и разнообразные ресурсы; опыт решения больших задач и реализации больших проектов; Москва как одна из ведущих столиц мира; многонациональность, межконфессиональность и интернациональность России; реальная военная сила с мощным оборонным комплексом. Российская Федерация — идеальный лидер межстрановой интеграции, причем именно евразийской интеграции, осуществляющейся в глобалическом контексте, в условиях мирового кризиса и в обстановке мирообусловленного соперничества. Ни одна из евразийских (постсоветских) стран, исключая Россию, не может взять на себя роль интеграционного лидера (не руководителя, не управителя, а именно лидера), что вовсе не говорит об ущербности нероссийских стран, а лишь свидетельствует об отсутствии для лидерской роли необходимых возможностей, опыта, ресурсов и некоторых важных исторически обусловленных черт. Мирный распад СССР, приведший к образованию сонма независимых государств — доказательство от противного возможности мирной и не на условиях СССР или той же Российской империи фактической реинтеграции не ушедших в Европу или в Азию постсоветских стран. Новая евразийская интеграция — потребность не одной России, а всего многонационального евразийского сообщества, реализующего свое бытие в контексте бытия мирового, вовсе не такого уж к Евразии доброжелательного. Конкуренция за жизнь сильнее любого международного альтруизма, а интернациональная солидарность — достояние прежде всего близких по проблемному бытованию и вопросной истории стран-соседей, пусть и не всегда и не во всем между собою согласных. Мотор интеграции — не принуждение, а доброволие, хотя понуждение к инеграции со стороны обстоятельств никто, нигде и никогда игнорировать не может. Евразийская интеграция — не прихоть и не соблазн, а самая обыкновенная необходимость, как раз та самая, которую-то никак и не обойти!

13

Пример европейской интеграции — важный пример, но лишь для учета и анализа, а не слепого подражания. Осуществленная европейская интеграция — вовсе не возможная ныне евразийская, хотя и в чем-то похожая (тарифное соглашение, потом и общеэкономическое, а там, глядишь, и политическое), но вовсе не идентичная. В Европе интеграцию вели только что отвоевавшие между собой национальные государства с большой собственной историей и культурой, великим в прошлом между собой имперским соперничеством, сами в недавнем прошлом колониальные или евротерриториальные империи. Европа наступила на горло своей нововременской исторической песни, полной соревновательных, военных и вообще империальных мотивов, и пустилась по пути добровольного, пусть и весьма вынужденного, объединения. В таком объединении не могло быть монолидерства ни одной из великих европейских стран, хотя и присутствовало негласное лидерство ряда скооперировавшихся между собой ведущих государств. Только сейчас, когда Европейский союз попал в собственный мощный системный кризис, наметилась тенденция, — нет, не к монолидерству какой-либо из стран, — а созданию внутриблокового лидерского, если не командного, управленческого центра (не с Берлином, Парижем или Лондоном во главе, а с… Брюсселем, однако за которым, безусловно, стоят Берлин, Париж и тот же Лондон, если этот последний не покинет ЕС). Имеет место авторитаризация управления внутри ЕС, а сам ЕС все более обретает черты паневропейской империи — наследницы Римской империи и завершительницы всех панимпериальных попыток — от Карла Великого до Гитлера.

14

Евразийский (постсоветский) вариант — иной, не европейский, ибо интеграционные субъекты иные, историческое наследие иное, стартовая ситуация иная, обстоятельства иные. Да, потребность есть, даже кое-какое осознание у субъектов есть, но не хватает еще убежденности и решимости у стран-нероссийцев, что и понятно, ибо никто из них не желает ни нового СССР, ни какой-либо новой Российской империи. Здесь важно подчеркнуть, что всего этого не хочет и Россия, вовсе не желающая платить собою за сомнительно-равноправную-де интеграцию. Условия интеграционного процесса должны быть ясными, понятными и в то же время жесткими: равноправие, взаимовыгодность и взаимная, вполне и строгая, ответственность, но уж никак не возможность извлечения кем-либо из участников одностороннего «дружеского» гешефта. Ни любви тут никому не надо, ни дружбы, а потребны лишь взаимоуважение и ответственное партнерство. Россия при этом не может не быть лидером, но не командным, не «верхним», а всего лишь находящимся в основе объединения и идущим в его авангарде, что не исключает, конечно же, какого-то внутри всего объединения взаимного контроля — с целью недопущения межгосударственного авторитаризма.

15

Шанс у евразийской интеграции есть, хотя на ее пути весьма серьезные и сильные препятствия: с одной стороны, вполне объяснимое предубеждение относительно России и ее неизбежного лидерства, а с другой — влияние внешнего конкурентного контекста, старающегося не допустить евразийской интеграции, да еще и вокруг России, выдвигающего на передний план разного рода соблазны для стран-нероссийцев, вплоть до других интеграционных, и оказывающего странам-отказникам материальную и политическую поддержку. Ясно, что евразийская интеграция могла бы пойти определеннее и быстрее, если бы Россия, этот главный инициатор интеграции и ее исполнитель, демонстрировала бы сегодня вполне уверенный и достаточно скорый подъем, встала бы на путь системного неоиндустриального развития. И пока этого у России нет, несмотря на ее немалые стабилизационные достижения, проблема евразийской интеграции будет оставаться слишком проблемной. Однако Россия, кажется, выходит на новый исторический старт, за которым и подъем, и развитие, а потому ее интеграционные усилия не столь уж тщетны, как это может кому-то со стороны видеться. Тут надо иметь в виду, что хотя прочной и эффективной интеграции без подъема стран-участниц быть не может, но и устойчивого подъема их стран без их взаимной интеграции тоже ведь быть не может! Так что для движения по пути интеграции важны сегодня не столько сиюминутные политические соображения и немедленные подтверждения экономических выгод, сколько полные исторических смыслов стратегические соображения-расчеты, учитывающие сразу все: традицию, современность, будущность, а главное — давление как внутренних (евразийских) потенций, так и внешних обстоятельств и сил, а давление это, несомненно, усиливается!


Программа1
Пленарные заседания
  1   2   3   4   5

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова iconСовета федерации федерального собрания российской федерации
Рассмотрев в рамках Дней Республики Тыва в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, проведенных 25–26 марта 2014...

Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова iconСовета федерации федерального собрания российской федерации
Заслушав информацию Министра обороны Российской Федерации о состоянии и перспективах строительства Вооруженных Сил Российской Федерации,...

Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова iconСовета федерации федерального собрания российской федерации
Заслушав информацию Министерства иностранных дел Российской Федерации об актуальных вопросах внешней политики Российской Федерации,...

Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова iconСовета федерации федерального собрания российской федерации
Заслушав и обсудив вопрос о долгосрочном социально-экономическом развитии Дальнего Востока и Байкальского региона, Совет Федерации...

Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова iconВнешнеэкономическая безопасность российской федерации в условиях...
Работа выполнена на кафедре мировой экономики экономического факультета фгбоу во «Московский государственный университет имени М....

Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова iconРоссийской Федерации Филиал федерального государственного бюджетного...
«московский государственный университет технологий и управления имени к. Г. Разумовского»

Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова iconМосковский государственный университет имени М. В. Ломоносова совет...
Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов»

Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова iconФгбоу во «Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова» (мгу)
Фгбоу во «Тамбовский государственный университет имени Г. Р. Державина» (тгу им. Г. Р. Державина)

Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова iconМосковский государственный юридический университет имени О. Е. Кутафина (мгюа)
Председатель Ассоциации юристов России, ректор Московского государственного университета имени О. Е. Кутафина (мгюа), заслуженный...

Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова iconСведения о кандидатах в Совет директоров
Образование: Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, химический факультет; Межотраслевой технологический институт,...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную