Обиографиирусскогоеврейств а






НазваниеОбиографиирусскогоеврейств а
страница7/23
Дата публикации07.11.2016
Размер2.79 Mb.
ТипБиография
e.120-bal.ru > Литература > Биография
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   23
ее последователем, так же как и сейчас, стал предстоятель Русской Церкви тогдашний митрополит Московский Зосима, который всемерно покровительствовал и прочим еретикам. О нем преподобный Иосиф Волоцкий писал епископу Суздальскому Нифонту: «Известна тебе, государю моему, нынешняя великая беда, постигшая Русскую землю и все Православное Христианство. В великой церкви Пречистой Богородицы, сияющей как второе солнце посреди всей Русской земли, на том святом престоле, где сидели святители и чудотворцы Петр и Алексий и другие многие великие Православные святители, ныне сидит скверный злобесный волк, одетый в одежду пастыря, саном святитель, а по воле своей Иуда предатель и причастник бесам... Осквернил он святительский престол, одних уча жидовству, других содомски скверня. Змий пагубный, мерзость запустения на месте святе, отступник Христов, он не только сам отступил от Христа и прилепился диаволу, но и других учит от Христа отвергаться... Свински живя, он поджидает антихриста... Никогда не бывало такого злодея между древними еретиками и отступниками... Если не искоренится этот второй Иуда – мало-помалу отступничество овладеет и всеми людьми...» (И.Хрущев Исследование о сочинениях Иосифа Санина преподобного игумена Волоцкого. 1868. С. 126-127)» А ведь великий патриарх высказал удивительную по глубине мысль: соединению христиан и иудеев мешает то, что современные христиане не вполне христиане, а иудеи – не вполне иудеи.

Как не кажется поразительным, но современный антисемитизм в России по-прежнему базируется на ереси жидовствующих и используется та же познавательная, а точнее, квазипознаваткльная, схема и с тем же набором чахлых бранных эпитетов, что и при архиепископе Геннадии. Образцом этого худотворчества может послужить измышления некоей Натальи Синцовой: «И вот сейчас мы видим новое возрождение этой ереси. За основу ее взяты талмудические (каббалистические) откровения, прикрытые лукавым наукообразием. Допускаются и откровенные кощунства по отношению ко Св. Троице, Иисусу Христу, Богородице, православным святым, иконам, святыням. Отрицается спасение души, как смысл земной человеческой жизни. Вместо этого превозносится стремление к земному совершенству, "богоподобию" вне общения с Церковью. "Сеятели" новой ереси все те же - лица еврейской национальности, только теперь часто скрытые под русскими фамилиями и внешностью. Те же и носители ереси - высшая церковная иерархия, интеллигенция, "верхи общества". То же коварство, мимикрия, ложь, та же двойная игра: быть иудеем в православном облачении» И продолжает далее: «На этих лозунгах у евреев с детства взращивается отвратительное тщеславие и интеллектуальная гордыня, упорно вбивается миф, иллюзия особой интеллектуальной одаренности еврейского народа, презрение к чувству, к сердцу и душе. Такое характерное для евреев свойство, как постоянное стремление к рефлексии - умственной жвачке, навязчивому рассудочному наблюдению за собой, также объясняется внешней агрессивностью окружения: "Еврей знает, что на него смотрят и старается взглянуть на себя глазами других" (Ж.-П. Сартр «Размышления о еврейском вопросе», 1991 – Г.Г.). И. Ильин считал это свойство ума - "разлагающим, праздным, гложущим", мешающим истинному ясному мышлению, духовному созерцанию. С точки зрения Православия, рефлексия есть свойство неочищенного от страстей ума, чисто рассудочная деятельность души, несоединенная с голосом сердца, просвещенного благодатью Божией». Как видно, главным грехом, и даже преступлением, еврея считается его умение мыслить. Одно это заставляет рассматривать автора и его сочинение с вполне известной позиции: с-ума-сшедшее.

Итак, средства земной истории показывают, что явление, данное в академической историографии как ересь жидовствующих не соответствует номинальному содержанию и на деле есть фальсифицированная акция, деформированная под идею отпадения от христианства и проникновения иудаизма, тобто духовный процесс представляется в показаниях земной экспансии и агрессии. Вместе с тем это явление совершенно наглядно дано в виде общей вещественной формы наличия и функционирования: ересь жидовствующих состоит из переводов, пересказов, компиляций, рефератов и аннотаций христианских, иудейских, мусульманских текстов и духовных сочинений, а также сведений научного плана, в основном космологических, астрономических и астрологических. Это однозначно означает, что ересь жидовствующих суть продукт просветительской деятельности, и никакой другой, именно той, для которой в словаре В.Даля дано определение: «просвещать – даровать свет умственный, научный и нравственный, поучать истинам и добру, образовать ум и сердце». И как таковая, будучи распространителем виртуальных знаний, эта деятельность входит в компетенцию небесной истории, но при этом последняя не является методом изучения ереси жидовствующих, а сама ересь жидовствующих комплексно образуют её саму, то есть небесную историю данного хронона русской истории.

Это положение в корне меняет аналитическую стратегию изучения исторического процесса последнего. Здесь во главу угла выставляется первая основополагающая аксиома небесноисторической методологии: источником и первопричиной исторического процесса любого предмета (явления) служат исключительно внутренние производители и имманентные потенциалы этого предмета (явления). Это значит, что, с одной стороны, генезис явления, именуемого ересью жидовствующих, коль он является эпизодом русской истории, необходимо исходит только из коренной русской среды, и, следовательно, непосредственного отношения к евреям не имеет. Так что кажется правильным вывод Ю.И.Гессена: «…вполне установлено, что ни в насаждении ереси, ни в её дальнейшем распространении евреи не принимали никакого участия» (1925,,т.1,с.8). В исторической аналитической литературе закрутилась едва ли не целая философия вокруг «жида Схария» и термина «жидовин» (Г.М.Прохоров, К.В.Айвазян, Я.С.Лурье) с целью исключить ересь жидовствующих из еврейства. Но, как будет показано далее по тексту, эта мысль не является достаточной и не соответствует небесноисторической глубине анализа. Идея о русской инициативе в акте ереси жидовствующих, с другой стороны, означает, что «прогрессивная» точка зрения Лурье, к которой более всего склоняется небесноисторическая позиция, значительно преувеличивает аналогию с либерально-гуманистическими моментами общественной мысли Западной Европы того времени. Если и наблюдается какое-либо сходство, то оно должно быть отмечено лишь в прилагательной, но вовсе не в существительной части явления ереси жидовствующих, а влияние тенденций западного Просвещения не может перекрыть самобытности русского Просвещения.

При небесноисторическом освещении по-новому воспылали те особенности ереси жидовствующих, которые придали ей облик исторического феномена – «странного» явления, не имеющего в русской истории ни предпосылок, ни последствий. Если в академической историографии эти особенности даны как разрозненные эмпирические фиксации и констатации, то небесноисторический подход охватывает их логической последовательностью в единую небесноисторическую целокупность, обладающую своей причинностью исторических прологов и исторических эпилогов.

В первой из этих особенностей речь идёт об исключительной приуроченности ереси жидовствующих к высшим слоям русского общества, как раз к тем, где на то время было сосредоточено достояние русской культуры. Такое обстоятельство не было удостоено познавательного академического интереса, но методология небесной истории не может следовать таким путём, ибо в культурной ипостаси положены высшие духовные дивиденды исторической науки при такого типа подходе. Отнюдь не пассивное участие ереси жидовствующих в жизни культурной среды само по себе свидетельствует об идеальном тонусе этой ереси, которую в таком ракурсе и ересью называть нельзя, если иметь её в виду как уничижительный знак. Из духовного качества исходит ценность данной особенности, которая в традиционном летоисчислении познаётся только в политическом аспекте, тобто узурпировано и превратно. Яркий пример последнего продемонстрировал уже упоминавшийся профессор И.Я.Фроянов, твёрдокаменный адепт первой, официальной, точки зрения на ересь жидовствующих

А.И.Солженицын, как бы мимоходом заметил по поводу этой отличительной черты ереси жидовствующих: «Поразителен быстрый успех и лёгкость этого движения. Они объясняются, очевидно, взаимным интересом» (2001,кн.1,с.20). Солженицын здесь имеет в виду еврейский и русский интересы, но, если еврейский интерес был громогласно охаян и заклеймён, как стремление проникнуть в русские православные души, то о русском интересе при этом писатель не говорит ничего. В аналогичном «подвешенном» состоянии фактически оказался и академик В.Н.Топоров, сообщивший о своём наблюдении: «Когда переводились на русский язык с еврейского «Псалтырь жидовствующих» и другие произведения, имеющие целью обольщение неискушённого русского читателя и иногда отчётливо антихристианских, можно было бы думать о заинтересованности в них только евреев и иудаизма. Однако и русский читатель был заинтересован в еврейских религиозных текстах». Именно этой причиной Топоров объясняет то, «какой успех имела пропаганда «жидовствующих» в разных слоях общества» (1955,ч.1,с.357). Именно такое торжество еретических воззрений напугало сословие воинствующих клерикалов: дух критицизма, исходящий из этих суждений, грозил разрушить цитадель диктатуры старины, чему исправно служило православное, белое и чёрное, духовенство, ибо оно единственное давало им политическую власть в обществе.

Во второй особенности ереси жидовствующих зафиксирована закономерность и правомерность места её зарождения – Новгород Великий. Здесь сказалось то обстоятельство, что только в Новгороде на то время сложились условия, благодаря которым ересь жидовствующих смогла проявить свои специфические духовные свойства, какие в другом месте были бы неисполнимы. Полно об этом сказал профессор В.М.Кириллин: «Должно, кроме того, помнить, что в плане накопления опыта критицизма именно Новгород Великий - благодаря своим разнообразным связям с окружающим миром, своему старинному вольнолюбию и горделивому стремлению к независимости, включая и духовную, от кого и чего бы то ни было - представлял собой особенно подходящее место: здесь без труда, в непосредственном общении могли быть почувствованы и оценены, например, отличия между православием и католичеством, между христианством и другими религиями; здесь запросто могли быть уловлены любые бродившие по миру идеи и настроения, здесь отлично - в области знания вообще - срабатывала разница потенциалов и, соответственно, легко возникало напряженное поле для умственных беспокойств и блужданий. Так что зарождение ереси жидовствующих не где-нибудь, а в Новгороде совсем не удивительно». Вторая особенность ереси жидовствующих явила вольнолюбие и свободу мыслеизъявления как свои характерные черты, и она сполна впитала в себе те свойства общественного климата Новгорода, о котором хорошо сказал В.О.Ключевский: «Дух свободы и предприимчивости, политическое сознание «мужей вольных», поднимаемое идеей могущественной общины «господина Великого Новгорода», - нигде более в Древней Руси не соединялось столько материальных и духовных средств, чтобы воспитать в обществе эти качества, необходимые для устроения крепкого и справедливого общественного порядка» (2000,кн.1,с.429), именно против этих черт в ереси жидовствующих, прежде всего, был направлен крестовый поход секты воинствующих церковников.

И, наконец, третья особенность ереси жидовствующих трактует о масштабе и размере самого явления, взятого в контексте всего общества. По сути, третья особенность есть продолжение двух первых отличительных качеств ереси жидовствующих. Если в одной из них говорится о культурной содержательности ереси, а в другой – о её вольнолюбивом сознании, то в третьей представляется общественная природа ереси жидовствующих, которая не только проникла в культуроносные пласты общества, но и обволокла все иерархические подразделения тогдашнего русского государства. Ересь, как сообщает Андрей Зубов, «поразила высшее белое духовенство крупнейших городов Русского царства, монашество, светскую интеллигенцию, придворные сферы, вплоть до самого великого князя и его ближайших сродников». Величина распространения ереси среди русского населения была настолько значительна, что привела в ужас главного борца с ересью преподобного Иосифа Волоцкого, который известил: «С того времени, как солнце православия воссияло в земле нашей, у нас никогда не бывало такой ереси в домах, на дорогах, на рынке все, иноки и миряне с сомнением рассуждают о вере. основываясь не на учении пророков, апостолов и святых отцов, а на словах еретиков, отступников Христа; с ними дружат, пьют и едят, и учатся у них жидовству».

Уже только одно, что люди, как заметил главный хулитель ереси, учатся у еретиков, а не еретики учат (внушают, насаждают, внедряют, прельщают) русских людей, говорит вполне однозначно, что имеет место не ересь, не крамола, не эксцесс вольномыслия, а монолитное, целеопределённое общественное движение духовного плана. Эта всесторонняя процедура и есть та целокупность, что вобрала в себя все особенности, отличительные признаки и странности феномена ереси жидовствующих, выступающей в небесноисторическом облике как характерная просветительская деятельность, проявление самобытного русского Просвещения. Итак, основополагающим следствием, находящимся в соответствии с небесноисторическим постулатом об имманентности исторического явления, заявляется вывод о том, что инициатором и производителем ереси жидовствующих в её генетически первородном виде положен не еврейский, а сугубо русский источник. Однако это положение вовсе не исключает еврейский духовный актив из периодизации русской истории, а предусматривает участие еврейского материала в незнаемом ранее своеобразном смысловом виде, о чём речь будет идти далее.

Небесноисторический подход избавил ересь жидовствующих, взятую как специфический исторический акт, от принципиального упущения – «странного» исторического облика, не имеющего ни причин, ни следствий. Исторический контекст враз превратил ересь жидовствующих в компактное целокупное общественное движение, которое не только имеет собственную историческую привязку в цепи времён, но и знаменательно в качестве важнейшего переломного события истории земли Русской. М.С.Каретникова вывела: «В XV веке Россия освободилась сначала от господства греческой церкви, Византии, а затем — от татарского ига. В 1453 году Византия пала под ударами турок, и с нею кончилось существование Восточной Римской империи. Центром православия стала Москва. В 1480 году произошло великое «стояние на Угре», в результате которого армии Ивана III и татар разошлись в разные стороны, и иго кончилось в известном смысле мистическим образом, как и впоследствии у нас неоднократно происходило с другими формами «ига». Общественное потрясение от этих событий вылилось в эсхатологическое ожидание «конца света» и московско-новгородское реформационное движение, которое было уничижительно прозвано ересью «жидовствующих».

Однако столь общий ретроспектив, показательный для историков, анализирующих период ереси жидовствующих, хоть и подтверждает появление ереси жидовствующих на русском общественном поле, но не даёт возможности проникнуть в небесноисторическую глубину, определяющую подлинную историческую значимость ереси. С этим блестяще справились «профессиональные» историки, знатоки общей русской истории в её земном облике. Особо выделяется интеллектуальный В.О.Ключевский, который, хотя и не упоминает о «ереси жидовствующих», но блистательно раскрыл суть исторического явления. В своих знаменитых лекциях Ключевский заявил, что «положение Русской земли в половине XV в. можно определить двумя чертами: политическое порабощение извне и политическое раздробление внутри. На всём пространстве нашей равнины, где только обитала Русь, кроме Вятки, не было деревни, которая не находилась бы под чужим иноземным игом…В такой обстановке Иван III продолжал дело своих предшественников, великих князей московских. Ещё до него на протяжении полутора столетий мы наблюдали в истории северной Руси два параллельных процесса: собирание земли и сосредоточие власти, постепенное территориальное расширение вотчины московских князей за счёт других княжеств и постепенное материальное усиление великого князя московского за счёт удельных» (2000,кн.1,с.438-439).

Это означает, что испокон веков внутри недр русского духа зрела и вызревала идея соединения и сочленения духов в нечто общее и единое, другими словами,
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   23






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную