Обиографиирусскогоеврейств а






НазваниеОбиографиирусскогоеврейств а
страница6/23
Дата публикации07.11.2016
Размер2.79 Mb.
ТипБиография
e.120-bal.ru > Литература > Биография
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
сила, подавляющая жидовствующих и их ересь. Карательная природа этой силы, как видно из исторических документов, стала онтологическим следствием установки по подавлению ереси, или православным воинствующим клерикализмом. Апологетами последнего заявились преподобный Иосиф Волоцкий, или каста иосифлян, и архиепископ Геннадий Новгородский, которых А.А.Зимин назвал «воинствующими церковниками» и «охранителями старины». Суть православного воинствующего клерикализма достаточно полно проявляется в исторической зарисовке уже упоминавшегося профессора И.А.Фроянова: «Оказалось, что ересь уже успела пустить глубокие корни в московских верхах. Сам великий князь Иван III сочувствовал еретикам. Он даже перевел в Москву из Новгорода двух основных проповедников ереси, и, как сказали бы сегодня, назначил их на ответственные посты в центральном идеологическом аппарате: протопопа Алексея сделал протопопом Успенского собора – главного тогда, митрополичьего храма Кремля, а Дениса – протопопом другого кремлевского собора – Архангельского. При этом для великого князя отнюдь не составляли секрета идейные шатания этих протопопов. Что касается Алексея и Дениса, то они просто-напросто изъявили желание "обрезаться", то есть даже формально принять новую веру. От этого шага их удержали главари ереси, резонно указав, что если случится дознание, то уж от такой очевидной улики отвертеться не удастся. Тем не менее, Алексей в кругу своих единомышленников стал зваться Авраамом, а жена его – Сарой. И вот этот Алексей-Авраам стал служить в главном кремлевском соборе. В это время в среде высшей кремлевской бюрократии уже образовалось целое еретическое сообщество под покровительством самого великого князя. В это сообщество входили: посольский дьяк (министр иностранных дел) Федор Курицын, невестка царя Елена Волошанка, видные представители московской бюрократии – дьяки Истома, Сверчок и другие, – а также князь Ряполовский – видный политический деятель того времени, и князья отец и сын Патрикеевы. Эта группа еретиков вынашивала планы захвата власти, для чего они собирались посадить на престол Дмитрия – сына Елены Волошанки и покойного Ивана Молодого… И "ересь жидовствующих", на мой взгляд, была первым опытом информационно-психологической агрессии против нашей страны. Скажу больше, то была первая попытка взорвать Россию изнутри. К счастью, в конце XV – начале XVI века еретиков удалось подавить. Это произошло, в основном, благодаря усилиям архиепископа Новгородского Геннадия и, особенно, настоятеля Волоколамского монастыря Иосифа Волоцкого. Они мобилизовали общественное мнение, подняли мощную волну протестов и недвусмысленно обличили Ивана III в попустительстве еретикам. Попутно тогда удалось разрешить и еще один важный для русского общества вопрос: какие меры использовать для борьбы с ересью? Мнения по этому поводу тогда разделились. Так крупный духовный авторитет Нил Сорский призывал вступать с ними в диалог и увещевать исключительно словом. Иной позиции в отношении еретиков придерживался архиепископ Геннадий, он требовал: "Только жечь и вешать!" После долгих колебаний Иван III поддержал последнюю точку зрения. Таким образом, впервые на Руси был осуществлен принцип, что "ересь должна подавляться не словом, а силой".

М.С.Каретникова показала установочную цель воинствующих церковников: «Со стороны «охранителей» выступил Иосиф Волоцкий, настоятель Иосифо-Волоколамского монастыря. Идеалом, к которому он стремился и преуспел в этом, был суровый, хорошо организованный монастырь, с долгими службами и постами, тяжелым трудом, центр религиозной культуры, и при этом — богатый землевладелец…Он считал, что Библию нельзя читать «своим разумом», но необходимо руководствоваться толкованиями святых отцов. Он резко выступал против попыток знать Библию и размышлять над ней. Его ученики, иосифляне, так сформулировали воззрения своего учителя: «Всем страстям мати — мнение; мнение — второе падение». Иосиф Волоцкий был уверен, что «Библия плодит ереси», это его слова…Заслуга собирания Библии принадлежала новгородскому архиепископу Геннадию, но он сделал это не из любви к Божиему слову, а из ненависти к реформаторам. Он специально ездил в Рим... Остановимся и оценим этот факт! Отношение православия к католичеству было однозначное: «погана латинска вера». Архиепископа Геннадия по праву можно считать одним из первых «западников», он хотел перенять от Запада то, что было ему полезно. Что же именно? На Западе имелся опыт борьбы с «еретиками», там действовала инквизиция, и это очень заинтересовало русского религиозного лидера. «Геннадиевская Библия», как она будет называться в истории, включала в себя ряд неканонических книг, это он тоже перенял у католиков».

Итак, задолго до Петра I «западник» Геннадий постигал западный опыт – опыт борьбы с инакомыслящими и еретиками, вникая в практику инквизиции. А.В.Карташёв, один из авторитетных историков русского православия, рассказал о достижениях архиепископа Геннадия на этом поприще: «Так, по инициативе Геннадия на соборе 1490 г. встал в ясной форме пререкаемый вопрос о казни еретиков. Этому, чуждому духу Востока, идеалу костров инквизиции противостояли на соборе не только интриги двора и друзей ереси, но и безупречные идеалистические фигуры вождей заволжских старцев, присутствовавших лично на соборе, преп. Нила Сорского и игумена Паисия Ярославова. Протокол собора попутно дает знать нам, что состав его был, по древне-русскому обыкновению, не узко епископский. Тут присутствовали: "протопопы, священники, диаконы и весь священнический собор русской митрополии". Что собор в наказаниях еретиков не пошел по стопам Геннадия, это не вызывает недоумения. Не в духе и не в характере русской религиозности физические казни за веру. Недоумение вызывает другая сторона дела. После столь великого шума, поднятого около дела открытия ереси, судебно-следственная сеть во всем Новгороде и Москве могла выловить всего-навсего только девять человек, и то почти исключительно духовных лиц, и при том связанных между собой семейным родством…. Но, желая дать некоторое удовлетворение и ревнующему Геннадию, осужденных лиц для окончательного наказания по усмотрению последнего отправили обратно в Новгород. Геннадий действительно устроил им некоторое особое истязание в стиле подражания западной инквизиции. За сорок верст до Новгорода люди Геннадия встретили арестантов, посадили их на коней лицом к хвосту лошадей, за который всадники должны были держаться. На головы надели берестяные колпаки с мочальными кистями и с надписью "се есть сатанино воинство". Когда кавалькада прибыла на городскую площадь, то шлемы были зажжены на головах еретиков, и сверх того некоторые из осужденных были еще биты публично, затем заключены в заточение».

Галина Зеленина вполне убеждённо заявляет: «…в случае преследования жидовствующих речь идёт о прямых заимствованиях, или, по крайней мере, об осознанной ориентации на испанскую инквизиторскую практику». Не может быть упущено наблюдения Андрея Кореневского (статья «Новый Израиль» и «Святая Русь»: этноконфессиональное и социокультурные аспекты средневековой русской ереси жидовствующих»): «Несмотря на все старания волоцкого игумена и его последователей – иосифлян, ересь, пустившая глубокие корни в интеллектуальной элите Новгорода и Москвы, удалось сокрушить не сразу. Лишь после собора 1503 г. сбылась заветная мечта архиепископа Геннадия и на Руси впервые со времён её крещения запылали костры «аутодафе». Тем не менее, полностью искоренить ересь не удалось». Точку над i в этом пункте можно поставить замечанием Я.С.Лурье: «русская земля была очищена вполне по-испански». Вполне «по-испански» 27 декабря 1504 года в Москве в деревянных клетках всенародно были сожжены дьяк Волк Курицын, брат думского дьяка при дворе Ивана III (министра иностранных дел) Фёдора Курицына, Дмитрий Коноплёв и Иван Максимов. В Новгороде были сожжены архимандрит Кассиан, дворянин Некрас Рукавный. Итак, смрадный чад инквизиторских костров проник в Россию с Запада прежде, чем либерально-гуманистические веяния.

Итак, земная история этого хронона русской летописи, заранее имея превратное знание о ереси жидовствующих, вполне профессионально, тобто в режиме материалистического понимания истории, квалифицировала нечто качественно иное: способ борьбы с инакомыслием, презрительно называемым ересью (любопытно, что hairesis в переводе значит «особое вероучение» и в буквальном смысле не несёт в себе какой-либо инсинуации). Апологеты «охранителей старины» или носители диктатуры старины, боролись за церковную власть в её волюнтаристском качестве, для которой западноевропейская инквизиция являлась подходящим прототипом. Политическая борьба церковной власти с царским правлением во времена Ивана III носила напряжённый и ярко выраженный экономический характер: царская власть во имя воссоединения русских земель пыталась сокрушить финансовую мощь церковной иерархии и ликвидировать монастырские земельные вотчины. Борьба эта имела принципиальный судьбоносный характер и велась под впоследствии забытом девизом: царское самодержавие против монастырского феодализма. В ответ православный воинствующий клерикализм объявил царские притязания частью ереси жидовствующих. Эти воззрения сохранились в русском православии по сегодняшний день, - так, газета «Саввинское слово» Савин-Сторожевского тавропигиального мужского монастыря (2004 №1) разъясняла: «Первоначально мнение о необходимости насильственного уничтожения монастырских вотчин являлись частью еретического учения жидовствующих. Это было не что иное, как попытка лишить церковь возможности просветительской и благотворительной деятельности, первым шагом на пути к конечной цели – уничтожения монашества как источника благодатного воздействия на мир, на его жизнь, на весь народ. Сердце России билось в обителях монашеских, поэтому именно монашеские имения стали объектом разрушительной критики еретиков».

Параллельно с политико-экономической борьбой внутри лагеря воинствующих клерикалов велась важная богословская работа по составлению первого полного славянского библейского свода. Эта акция была высоко оценена А.И.Солженицыным, с важностью подчеркнувшего, что «…с именем еп. Геннадия связано собирание и издание на Руси первой церковно-славянской Библии ещё не существовавшей как единое собрание на Православном Востоке» (2001,кн.1,с.22). Как убеждённо утверждает А.В.Карташёв, Библия 1480 года, или так называемая «Геннадиевская Библия» была сотворена архиепископом Геннадием, «как ценнейшее орудие борьбы с ересью жидовствующих». Еврейское слово в борьбе против еврейского духа, - таков неординарный замысел архиепископа Геннадия, и библейский свод компоновался им с намерением ограничить дух жидовствующих. О.Георгий Флоровский отозвался на Геннадиевскую Библию любопытной репликой: «Пёстрый хитон, сшитый из разнообразных лоскутов и заплат», характеризует Геннадиевскую Библию современный её исследователь, И.И.Евсеев, - и с недоумением говорит о некоем «невидимом сближении» с латинством («сдвиг славянской Библии с греческого русла в латинское»), о «весьма сгущённой католической атмосфере» вокруг Геннадия, даже о прямом «проявлении воинствующего католического духа в русской церковной жизни». Будучи почитателем инквизиции, «западник» Геннадий вместе с этим «воинствующим католическим духом» ввёл в русскую общественную жизнь антисемитизм, как идеологическую норму, ещё до массового появления евреев в России.

В интернет-сайте «Еврейская история. Очерки времён и событий. Очерк седьмой» сказано: «Существует даже предположение, что резко отрицательное отношение к иудаизму и к евреям в Московской Руси, неизвестное там до начала шестнадцатого века, началось именно тогда в период борьбы с «ересью жидовствующих». Во всяком случае, не подлежит сомнению, что крайне неприязненное отношение к евреям со стороны русских царей, включая и Петра I, вплоть до правления Екатерины II и массового появления евреев на территории России, обязано церковному воспитанию, ибо евреев в Московском государстве не было и, естественно, не было опыта общения с ними. Архиепископ Геннадий и возглавляемая им гильдия воинствующих клерикалов, сосредоточившись на непримиримой борьбе с ересью жидовствующих, утопила вражду к инакомыслию в антисемитизме, сделав эти понятия однопорядковыми. В дальнейшей истории России в антисемитизме легко узнаётся признак более широкого духовного плана – борьба с инакомыслием, и наоборот, противостояние с инакомыслием непременно приводит к антисемитизму. И хотя инквизиция не привилась в практике русского православия, но дух вражды ко всякому инакомыслию, издающей антисемитические шумы, наличествует в православном сознании по настоящий момент. Архиепископ Геннадий Новгородский не дождался вожделенного звания Великого Инквизитора, но семя его чаяний сохранилось, - как сказано на страницах православного сайта: «И спустя несколько столетий после собора (собора 1503 г – Г.Г.).в празднике Торжества Православия в церквах торжественно анафемствовались имена Курицына, Кассиана и иных главнейших «жидовствующих» вкупе со всеми их поборниками и соумышленниками».

Не являясь значимым в обществе активом, сила воинствующего клерикализма всегда проявляется на переломных рубежах русской судьбы, приобретая вид, который А.Храмов назвал «православным фашизмом». Предназначаясь для борьбы с ересью жидовствующих, это последнее само как бы является ересью. Филистёр с монастырским кругозором Иосиф Волоцкий в своём духовном наставлении «Просветитель» в приказном порядке склоняет верующих к сыску и доносительству и утверждает, что «всем любящим Христа следует обнаружить всякое старание, усилия и благоразумную хитрость в распознавании еретиков, разыскивать их и выведывать о них, узнав же – не утаивать, тот же, кто пытается скрыть еретика – сообщник еретиков». Эта сила православного воинствующего клерикализма явилась в ударном виде в XX веке при глумлении над эмблемой русской культуры – графом Л.Н.Толстым, что нисколько не удивляет, ибо Толстой воплотил в себе то естетическо-духовное инакомыслие, которое противостояло непреложному церковному догматизму, а наследники Иосифа Волоцкого и Геннадия Новгородского приучены отвечать на это анафемой и проклятиями. Итак, воинствующие церковники в России изъяли из западной религиозной доктрины вместе с неприятием инакомыслия и непременную часть инквизиции – антисемитизм. А потому воинствующее крыло русской православной церкви стало лютым врагом русских евреев. Нельзя забывать, что хоругвь самого крупнокалиберного орудия российского антисемитизма – Союза Русского Народа, освятил Святой Праведный Иоанн Кронштатский, которому был выдан первый членский билет. А на еврейские погромы, тобто на массовые грабежи и убийства, шли крестным ходом, в церковном облачении и с пением молебна.

Тонус современного воинствующего пыла в русской православной церкви нисколько не меньше времён Иосифа Волоцкого и Геннадия Новгородского, и в полном соответствии с их заветами, в наше время был учинён донос, и не на кого-нибудь, а на патриарха Русской Церкви Алексия II. Вот выдержка из этого поразительного документа: ««Обращение к Святому Поместному Собору и всем Христианам Русской Православной Церкви рабов Божьих Артёма Стадника, Юрия Сапронова и Дмитрия Виноградова»

«1) Патриарх Алексий II (Ридигер) так обращается к иудеям: «Дорогие братья, шолом вам во имя Бога любви и мира». Этим, по сути, он выражает все свое отношение как ко Христу, так и к Его распинателям – иудеям. 11 Правилом VI Вселенского Собора определено: «Никто из принадлежащих к священному чину или из мирян отнюдь не должны ясти опресноки, даваемые Иудеями, ни вступать в содружество с ними, ни в болезнях призывать их и врачества принимать от них, ни в банях купно с ними мыться. Если же кто дерзнет сие творить, то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен» (см. Каноны, или Книга Правил Святых Соборов, Вселенских и Поместных, и Святых Отцов. – СПб.: «Общество Василия Великого», 2000. С. 66). Следовательно, братание с иудеями для Христиан, в зависимости от церковного статуса, должно наказываться либо извержением из сана, либо отлучением от Церкви, ибо любое братство двух людей несравненно ближе содружества.

2) Патриарх Алексий II (Ридигер), ссылаясь на проповедь архиеп. Никанора (Бровковича), открыто и всенародно провозгласил: «Единение иудейства и Христианства имеет реальную почву духовного и естественного родства и положительных религиозных интересов. Мы едины с иудеями, не отказываясь от Христианства, не вопреки Христианству, а во имя и в силу Христианства, а иудеи едины с нами не вопреки иудейству, а во имя и в силу истинного иудейства. Мы потому отделены от иудеев, что мы еще "не вполне Христиане", а иудеи потому отделяются от нас, что они "не вполне иудеи"». Это вопиющая хула на Христа и ересь, а именно, это ересь жидовствующих, терзавшая Русь 500 лет назад. Тогда эта пагубная ересь из Новгорода проникла в столицу, а
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную