Обиографиирусскогоеврейств а






НазваниеОбиографиирусскогоеврейств а
страница5/23
Дата публикации07.11.2016
Размер2.79 Mb.
ТипБиография
e.120-bal.ru > Литература > Биография
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
. Если рассматривать все эти лжеучения каждое порознь и отдельно от тех начал, из которых они вытекали в ереси жидовствующих, то в ней можно видеть не одно иудейство, а и многие христианские ереси, еще в древности осужденные, как и видели современники. Но, по справедливости, отделять следствия от начал не должно, и, повторяем, Схария и его товарищи проповедовали у нас свою собственную, иудейскую, веру и отвержение христианской, из чего уже неизбежно следовали всевозможные христианские ереси, т. е. отвержение всех христианских догматов и установлений. Прибегать же к предположению, не была ли ересь жидовствующих одною из тогдашних христианских ересей, только близкая к иудейству, или не была ли она смесию разных христианских ересей с рационалистическим направлением, или даже не выработалась ли она в самом Новгороде под влиянием вольномыслия, с одной стороны, жида Схарии, а с другой — новгородских священников, вовсе нет ни нужды, ни основания. Несомненно, что когда жидовствующие излагали свое догматическое учение против христиан и утверждали, что Бог есть един, а не Троичен, что мессия еще не пришел, а Иисус Христос не есть мессия и Сын Божий, что должно держаться иудейского, или Моисеева, закона, тогда они основывались исключительно на Священных книгах Ветхого Завета. Равно и Иосиф, опровергая все эти пункты лжеучения жидовствующих, пользовался также исключительно книгами Ветхого Завета и объяснял: «Жидове и еретицы не приемлют свидетельства апостольскаго и отеческаго, но точию пророческая свидетельства глаголют приимати, аще и неблагочестивым разумом. Сего ради едина пророческая свидетельства зде напишем, к еретиком бо нам слово, жидовьская мудрьствующим». С другой стороны, не надобно забывать, что распространителями и защитниками ереси жидовствующих были у нас не сами жиды, а совращенные ими христианские священники и постоянно носившие личину христиан. Потому неудивительно, если они, чтобы удобнее совращать христиан, в своих возражениях по второстепенным предметам указывали иногда на тексты Нового Завета и на свидетельства святых отцов. Так же естественно, если и преподобный Иосиф Волоколамский, опровергая такого рода возражения, приводит доказательства не из одного Ветхого Завета, но и из Нового и творений святых отцов, тем более что он писал свое сочинение преимущественно для православных христиан, для предохранения их от ереси».

А в секулярной сфере официозная точка зрения была продублирована В.И.Тростниковым: «События развивались следующим образом. В 1470 году в свите знатного вельможи Михаила Олельковича, брата киевского князя Симеона, в Новгороде, появился некий еврей Схария - не то купец, не то кто-то другой, выдававший себя за купца. Осмотревшись, он вкрадчиво, но настойчиво начал знакомить некоторых представителей новгородской верхушки, к которой, конечно, принадлежали и духовные лица, с неслыханным здесь доселе учением. Его суть заключалась в четырех основных положениях. Первое: главный догмат Православия о троичности Бога есть нелепость, поскольку никому и ничему невозможно быть одновременно единицей и троицей. Второе: поскольку Божество не может быть Троицей, то в Его составе не может быть Сына, следовательно, Иисус, называвший Себя “Сыном Божиим”, на самом деле не был таковым, а просто был человеком. Третье: из той же невозможности Богу быть Троицей вытекает отсутствие в Нем не только Второго, но и Третьего лица, то есть Святого Духа, Который, таким образом, оказывается фикцией, а значит, фикцией являются и церковные таинства, в которых святой Дух якобы соединяет нас с горним миром, а этого мира вовсе не существует. Четвертое: раз горнего мира нет, значит, молитвы подвижников, обращенные к якобы обитающим в этом мире святым существам, тщетны, поэтому институт монашества вместе с монастырями должен быть упразднен как паразитарный, и освободившиеся людские ресурсы и денежные средства должны быть направлены на улучшение нашего земного обустройства»(2000).

Как известно, источником истины в земной истории являются исторические факты, а, как известно из исторического опыта, фактов, сколько бы их не было, всегда не достаёт, и это суть главный недостаток материалистического понимания истории, потому-то историческая истина обладает способностью к оборачиваемости и изменению во времени. В связи с этим народы и правители не очень-то склонны пользоваться историческим опытом, тобто щеголяют стремлением прогуливать исторические уроки. Такова цена исторической достоверности, а разом и каждой официальной точки зрения земной истории, всецело исходящих из идеологии фактомании и принципа объективного наблюдателя. Феномен ереси жидовствующих при своих исторических странностях обладает ещё той особенностью, что может стать экраном принципиальных упущений методологии земной истории, которые при принудительном внушении превращаются в инструменты духовного насилия. Прежде всего, это касается regina probationum (царица доказательства) земной истории: объективного (самодостоверного) факта. Единственным документом, на который опирается историография ереси жидовствующих есть свидетельства яростных обличителей новгородско-московских еретиков и смутьянов, причём таковыми они определены заранее, а именно: свод полемических заметок «Сказание о новоявленной ереси», который в отредактированном виде в последующем стал известным как «Просветитель» преподобного Иосифа Волоцкого, а также предельно субъективные, кликушеские и эксцитативные словесные упражнения архиепископа Геннадия Новгородского. Один из наиболее образованных православных иерархов XX века протоиерей Георгий Флоровский заметил о движении жидовствующих: «Об этом движении мы знаем недостаточно, и больше всего от свидетелей не очень достоверных, от пристрастных противников и врагов, от Геннадия Новгородского и особенно от Иосифа Волоцкого».

Такие свидетельства никак нельзя назвать объективными историческими фактами, а потому ересь жидовствующих, которая доказывается непосредственно этими средствами, представляет собой своеобразное этимологическое образование: в ереси жидовствующих отсутствует оригинальная семантическая структура и её смысловую содержательность составляет та же каноническая догматика христианства, искусственно перевёрнутая и поставленная с ног на голову, тобто ко всем христианским канонами механически приставлен знак минус. Другими словами, ересь жидовствующих в показаниях её хулителей являет себя не самочинными и самостоятельными продуктами мысли, а как отрицательное вторичное знание, выходящее из отрицаемой христианской постулатики. Здесь задействован вульгарный рецидив познания по принципу «или-или». Процедура аргументации при этом чаще всего осуществляется через примитивную схему воздействия на невежество убеждаемого (argumentum ad ignorantiam – аргумент к незнанию), а доводы по своей природе являют не что иное, как набор заклятий при эпитимье, или, в светском выражении, обвинительного вердикта. Красноречивый образец подобного внушения современные хулители ереси жидовствующих выложили на Интернет-сайте Encbook.ru: «Продолжая тысячелетие традиции тайных иудейских сект, жидовствующие выступали против христианского учения, отрицали Святую Троицу, хуля Сына Божия и Святого Духа. Они отвергли Богатство Спасителя и Его воплощение, не принимали спасительных Христовых Страстей, не верили Его преславному Воскрешению, не признавали они и всеобщего воскрешения мёртвых, отрицали Второе славное Пришествие Христово и Его Страшный суд. Они не признавали Духа Святого как Божественной Ипостаси. Жидовствующие отвергали апостольские и святоотеческие писания и все христианские догматы, службы и обряды. Особенно они ненавидели монашество. Жидовствующие надругались над Честным Крестом, Святыми иконами и Мощами, совершая над ними бесчинства, непредставимые для человека, выросшего в Православной вере».

В воззрениях жидовствующих, за которыми их преследователями числится мощь, способная разрушить саму христианскую систему, отсутствуют формативы мысли и атрибуты слова: самозначимые выступления, программные прокламации, дискурсивные споры. Во всём фактически-эмпирическом комплексе ереси жидовствующих, который определили бы её как действователя земной истории, антагонизирующего с православным кодексом, в действительном наличии находилась только книга Фёдора Курицына «Лаодикийское послание», о чём в дальнейшем речь будет идти особо. Итак, в совокупности всё сказанное предлагает непосредственный вывод: в русской земной истории ересь жидовствующих лишена объективного фактического обоснования как ересь.

Таково положение с главной опорой методологии земной историографии – объективным историческим фактом. Не лучше ситуация обстоит по части другой ключевой основы земной истории – непредвзятым (объективным) наблюдателем. Достаточно ознакомиться с манерой, с какой основной громовержец ереси жидовствующих преподобный Иосиф Волоцкий обращался к своему идеологическому противнику, одному из носителей ереси, митрополиту Зосиме, чтобы представление о «непредвзятости» как таковой, покинуло напыщенные речи хулителей и гонителей ереси жидовствующих: «Гнусный идолопоклонственный волк, облачившийся в пастырскую одежду, напоял ядом жидовства встречавшихся ему простолюдинов, других же этот змей погибельный осквернял содомским развратом. Объедаясь и упиваясь, он жил как свинья и всячески бесчестил непорочную христианскую веру, внося в нее повреждения и соблазны. Он хулил Господа нашего Иисуса Христа, говоря, что Христос сам себя назвал Богом; он возводил многие хулы и на Пречистую Богородицу; божественные Кресты он выбрасывал в нечистые места, святые иконы сжигал, называя их истуканами. Он отверг евангельское учение, апостольские уставы и творения всех святых, говоря так: ни Царства Небесного, ни второго пришествия, ни воскресения мертвых нет, если кто умер, значит – совсем умер, до той поры только и был жив. И с ним многие другие – ученики протопопа Алексея и попа Дениса: Федор Курицын, дьяк великого князя, Сверчок, Ивашко Максимов, Семен Кленов и многие другие, тайно придерживавшиеся разнообразных ересей, – учили жидовству по десятословию Моисея, держались саддукейской и месалианской ересей и внесли многое смятение. Тех, кого они знали как благоразумных и сведущих в Священном Писании, они не смели обращать в жидовство, но, ложно перетолковывая им некоторые главы Священного Писания Ветхого и Нового Заветов, склоняли к своей ереси и учили различным измышлениям и звездочетству: как по звездам определять и устраивать рождение и жизнь человека, – а Священное Писание они учили презирать как пустое и ненужное людям. Людей же менее ученых они прямо обучали жидовству. Не все уклонились в жидовство, но многие научились от них порицать Священное Писание, и на площадях и в домах спорили о вере, и сомневались»

Совсем от вида на «непредвзятость» в исследованиях официального лагеря следует отказаться при реставрации такой обязательной процедуры, как способ функционирования, где мысль «охранителей веры» смело вступает в область фантастических, но пристрастных по отношению к ереси жидовствующих, предположений. На интернет-сайте «Седмица.RU» Церковно-научного центра Православной Энциклопедии сказано: «Антиправославная пропаганда велась тайно и очень умело, можно сказать – вполне профессионально, на высочайшем уровне конспирации. Иудаизм к XV столетию накопил огромный многовековой опыт в этой области. Конспирация в среде «жидовствующих» по своему уровню сопоставима разве что с большевистской в начале ХХ в. Она основывалась на том же принципе, который потом с успехом использовали разного рода революционеры. Создавалась сеть ячеек – «тройки», «пятерки». Но о своих соседях их рядовые представители, как правило, ничего не знали, а потому выдать их в случае розыска не могли. В результате такой тщательной конспирации о деятельности «жидовствующих» церковные власти ничего не знали в течение целых 17 лет. За это время движение это успело выйти далеко за пределы Новгорода и перекинуться в столицу. При этом пропаганда велась почти исключительно среди высших кругов общества. В Новгороде еретики действовали, в первую очередь, среди наиболее образованных и влиятельных слоев населения – новгородского духовенства и купечества, имевшего большой вес в обществе, но духовно неглубокого, нетвердого в своем Православии и привыкшего благодаря своим заморским путешествиям снисходительно относиться к верованиям других народов. И лишь затем пропаганда «жидовствующих», распространившись и на Москву, начинает медленно, но уверенно обволакивать круги, близкие к великому князю, внедряясь в конце концов даже в семью государя и поражая со временем даже Предстоятеля Русской Православной Церкви.
Первыми и наиболее влиятельными последователями Схарии стали два новгородских священника – попы Денис и Алексей. Они прошли основательную школу у Схарии и его сотрудников. Причем, были совращены не только сами эти священники, но и члены их семей – жены, дети. Денис и Алексей оказались настолько преданными учениками Схарии, что даже хотели принять обрезание. Но сами иудеи воспротивились этому. Вероятно, как это почти всегда имело место при иудейском прозелитизме, в намерения Схарии вовсе входило делать из новгородских попов т. н. «прозелитов врат», вводя их в число «народа избранного». Обращенные, по мысли пропагандистов «жидовства», должны были лишь служить делу иудеев. В Новгороде у Схарии был какой-то свой, мало известный нам план. Мы видим лишь верхушку этого тайного айсберга…» Но фантазия не помогла, и другой православный сайт «Казанская семинария» обращается за помощью к узким специалистам: «Специалистам из истории тайных обществ в Европе предстоит разгадать, к какой разновидности последних принадлежала кучка свободомыслящих евреев, нашедших в конце XV века усердных учеников в нашем Новгороде». Еврей же Схария был на современный манер назван «Международный агитатор модернистского еврейского свободомыслия»

Таким образом, ересь жидовствующих, как самостоятельное историческое событие, непостижимо для средств земной истории, и у о. Георгия Флоровского имелись основания для заявления: «Нет надобности припоминать внешнюю историю «жидовской ереси» и стараться восстановить еретическую «систему» в целом. Всего вернее, что еретического сообщества и вообще не было. Были известные настроения, именно «шатание умов», вольнодумство». К такому же, в сущности, мнению пришёл профессор И.Я.Фроянов: ««Вообще, историки не пришли к единому мнению – что же скрывалось тогда за "ересью жидовствующих"? Высказывались разные точки зрения. Некоторые авторы с гордостью писали, что на самом деле через Новгород в нашу страну проникало протестантское вероучение и что, таким образом, Реформация в России началась даже раньше, чем в Западной Европе. Мне такие утверждения кажутся большой натяжкой. Неверно и мнение, что якобы Схария в Новгороде просто проповедовал иудаизм. Эту ересь нельзя отождествлять с иудаизмом. Я думаю, что прав был историк-эмигрант Карташев, который писал про "ересь жидовствующих" так: "Это было вольномыслие под еврейским соусом". Это означает, что официальная точка зрения на природу и генезис ереси жидовствующих не только не является единственной, но и страдает недостатком достоверности в целом.

В своём кратком и умном обзоре Галина Зеленина отметила: «Вопрос о сущности ереси жидовствующих при скудости наличных данных должен считаться неразрешимым», – писал в 1903 году А. И. Соболевский. Естественное исследовательское нежелание смириться с этим приговором привело к существенному пополнению «наличных данных», к возникновению целого корпуса новых работ по жидовствующим и смежным темам и к весьма эмоциональной научной полемике как раз по вопросу о сущности ереси. Условно говоря, «отечественная школа», будучи хронологически старше своих оппонентов, парадоксальным образом является ревизионистской (по отношению к источникам и общепринятому мнению). Она отрицает либо связь ереси с евреями и иудаизмом, то есть ее «жидовствующий» характер, либо наличие ереси как таковой. Если допускать идеологическую обусловленность этой позиции, то вырисовываются следующие две причины. Первая – националистический взгляд на отечественную культурную историю, не допускающий существенных влияний извне. Вторая, актуальная для советских исследователей, заключается в том, что они видели в ереси жидовствующих прогрессивное, антиклерикальное и антифеодальное интеллектуальное движение, родственное западноевропейскому гуманизму, Ренессансу и Реформации и, соответственно, были готовы признать наличие передовых западных стимулов, но не влияния другого традиционализма, другой религии, еще более древней и не менее догматичной, чем православие».

Здесь наибольшее внимание к себе привлекает вторая точка зрения, полностью антиподальная официозной идеологии и трактующая ересь жидовствующих как «прогрессивное, антиклерикальное и интеллектуальное антифеодальное движение» Православная Седмица.RU таким образом описывает эту позицию: «В современной исторической литературе у ряда авторов можно встретить мнение о том, что движение «жидовствующих» вовсе не было попыткой водворения иудаизма на Руси. При этом обычно говорится о том, что прозелитической активностью Схарии и его подручных объяснить данный новгородский феномен нельзя. Новгородское «жидовство» нередко пытаются представить, как некое близкое к европейскому Ренессансу явление, эдакое либеральное, культурно-гуманистическое движение, которое якобы стремилось просветить дремучую Русь, закосневшую в своем православном консерватизме. Некоторые авторы в этом движении умудряются усмотреть даже некий антифеодальный пафос. В советскую эпоху подобные взгляды пропагандировал такой крупный историк, как Яков Соломонович Лурье. К сожалению, приходится констатировать, что традиционная неловкость, почему-то вызываемая всякий раз любой проблемой, связанной с темой еврейства, не позволила Я.С. Лурье объективно подойти к изучению ереси «жидовствующих». В своих трудах Лурье доказывал, что никаких Схарии, Моисея Хануша и Скоровея не было вообще. Это, по его мысли, не более, чем миф, придуманный преп. Иосифом Волоцким, который якобы был подвержен антисемитским настроениям (правда, говорить о неприязни к евреям на Руси на рубеже XV-XVI вв. просто не приходится, так как они в это время здесь вообще не проживали). Лурье считал, что никаких иудеев-миссионеров в Новгороде не было, а начало движению якобы дали Алексей и Денис – великие русские просветители, которые были на голову выше своих дремучих современников. И за то, что они прониклись идеалами западноевропейской культуры и либерализма, «антисемит» Иосиф Волоцкий будто бы и приклеил им ярлык «жидовствующих».

Труды главы советской школы русского средневековья Я.С.Лурье, как будто подтверждают базисные основы материалистического понимания истории (исторического материализма) – основоположение большевистской идеологии в истории, но, судя по воспоминаниям, изданным в наши дни, эта аргументация была больше маскировочной и не соответствовала истинной сущности его творческого воззрения. В книге о своём отце – замечательном русском историке С.Я.Лурье – учёный писал: «Рационализм и детерминизм С.Я.Лурье на первый взгляд должны были сближать его с официальной идеологией, утвердившейся после революции. Материалистическое понимание истории стало считаться органической частью официального марксизма и как будто должно было получить широкие возможности конкретной разработки. Однако, чем дальше, тем более призрачные черты имели фатальную склонность обращаться в свою противоположность. Демократия диалектически обратилась в «диктатуру пролетариата», осуществляемую всё более сужающейся верхушкой руководства, материалистическое понимание истории – в эсхатологическую схему сменяющих друг друга пяти формаций. В сущности, уже с 20-х годов рационализм и эмпирическое исследование были заменены верой в не подлежащие сомнению догматы – то есть тем, сто обычно называется религией» (2004,с.219).

Так что из позиции Лурье, противостоящей официальному мнению об отступничестве ереси жидовствующих, следует исключить затхлые рецидивы ленинизма, такие, как «антиклерикальное» и «антифеодальное», и оставить «прогрессивное интеллектуальное движение». Но эта поправка не лишает внутреннего противоречия позицию, к которой склонились оригинальные и очень сильные исследования Я.С.Лурье, ибо она отражала общий кризис советской медиенистской (средневековой) школы с её безраздельным господством духа материализма. При общей правильной посылке об отсутствии еврейского этноса на площади обитания русского населения в начальные и средние века христианской эры, в этой школе имели хождение две взаимоисключающие, и одинаково неверные, концепции: отсутствие «жидовского» элемента в ереси, и наличие особых носителей еврейского духа. Первую концепцию, основателем которой является Я.С.Лурье, лаконично высказал А.А.Зимин: «Попытка отыскать корни вольнодумства в жидовстве не может не показаться крайне тенденциозно, учитывая прочные местные традиции ереси (1982,с.83). А вторую концепцию изложил Андрей Кореневский: «И тем не менее, отнюдь не этнический компонент был определяющим в восприятии древнерусским обществом образа «жидовина». В это понятие вкладывался преимущественно вероисповедальный смысл, а реальными носителями иудейской религиозной и культурной традиции были этноконфессиональные общности, имевшие косвенное отношение к собственно еврейству в первые века русской истории – хазары, позже кенааниты (славяноязычный субэтнос предположительно хазарско-еврейского происхождения) и караимы».

По этому поводу Галина Зеленина высказалась, что «…«отечественная школа» изучает фикцию, ибо заявляет, что не только не было «жидовского компонента» в ереси, то есть сколько-нибудь значительного иудейского влияния, но и ереси как таковой не было – были вольнодумцы гуманистического толка, а вся красочная картина страшной ереси и отпадения в иудаизм сфабрикована церковниками». В аналитически расширенном виде, но с другой идеологической подоплёкой, эту тему рассмотрел профессор В.М.Кириллин: «В русской науке по этим вопросам высказывались разные мнения. Более обстоятельными являются исследования Я. С. Лурье, Г. М. Прохорова и К. В. Айвазяна. Лурье, выражая недоверие к преподобному Иосифу, полностью отрицал реальное существование новгородского лжи-арха Схарии, полагая, что автор "Просветителя" измыслил его, использовав при этом "Послания" инока Саввы и архиепископа Геннадия. Что же касается Захарии Скары Гуил-Гурсиса, то, оценивая именование последнего в "Крымских делах" и в "Послании" инока Саввы "жидовином" и "евреянином" как ошибочное, возникшее в итоге недоразумения, Лурье отождествлял этого "таманского князя" с упоминаемым в генуэзских документах Захарией Гвизольфи, итальянцем по национальности и католиком по вероисповеданию. Таковым образом снимался вопрос об иудаистских корнях лжи жидовствующих. Прохоров полагал, что и Схария Иосифа Волоцкого, и Захария Скара (либо Захария Гуил-Гурсис) "Крымских дел" и "Послания" Саввы, и Захария Гвизольфи генуэзских документов — одно лицо, выступавшее под различными именами. По происхождению этот Захария был полуитальянцем-получеркесом, поэтому его называли то "фрязином", то "черкасином"; а по вере он был караимом, поэтому назывался то "жидовином", то "евреянином". Наконец, Айвазян пришел к выводу, что Захария Гвизольфи вообще не имел никакого дела ни к ересиарху Схарии, ни к Захарии Скаре Гуил-Гурсису, тогда как два последних имени относятся к одному и тому же лицу. В 1470 г. В Новгород совместно с русско-литовским князем Михаилом Александровичем вправду приезжал "жидовин Схария" — тот самый, который позже переписывался с Иоанном III и упоминался иноком Саввой. Но он не был евреем и не исповедовал иудаизма. Автор "Просветителя" намеренно "евреизировал" его имя — Скара, чтоб придать огромную уверительность своим обвинениям еретиков в отпадении в "жидовскую веру". На самом деле, Скара был армянином и держался распространенного в Венгрии, Валахии и Польско-Литовском княжестве павликианства — "арменской лжи", близкой либо даже тождественной к зародившейся в Новгороде с конца XIV в., и сохранявшейся в XV в. лжи стригольников. Не считая того, Айвазян, рассматривая принципиальный вопрос о трактовке употребляемой Волоколамским игуменом применительно ко лжи и еретикам терминологии, в частности термина "жидовин", и при этом делая упор на мысль Прохорова о том, что в Средние века людей определяли быстрее "по их вере, чем по крови", — полагал, будто в старой Руси слово "жидовин" употребляли не в этническом смысле, а в религиозном. Отсюда армянина-павликианца Захарию Скару называли "жидовином" типа по сходству исповедуемого им учения с иудаизмом, но не потому, что он был евреем. Схожее происходило и с другими лицами, но таковой интерпретации противоречат данные русской лексикографии. Согласно последним, слова "жид", "жидовин" во многих древнерусских переводных и уникальных текстах употреблялись конкретно и до этого всего в смысле их этнического содержания, а производные от них слова — "жидовитися", "жидовствовати" и др. — в вероисповедническом смысле. Это событие дозволяет усомниться в правомерности отнесения "жидовина Схарии" к какой бы то ни было национальности и вере, не считая еврейской».

Итак, если ересь жидовствующих, как таковая, не подлежит рефлексии со стороны средств земной истории, то именно в разрезе земной истории отчётливо обнажается фигура другого качества:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную