Обиографиирусскогоеврейств а






НазваниеОбиографиирусскогоеврейств а
страница14/23
Дата публикации07.11.2016
Размер2.79 Mb.
ТипБиография
e.120-bal.ru > Литература > Биография
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   23

Учитель и вождь.


Как живые стоят они оба перед моими глазами. Один – среднего роста плотная фигура, тяжелая поступь. Большая круглая голова прямо посажена на широких плечах; густые, гладкие, седые волосы и седая, слегка стриженая борода. Большой, выпуклый, матовый с легкой желтизной лоб; серые, холодные глаза всегда полузакрытые; густые брови, суровая складка губ. Изредка только подымаются брови, но и тогда взор обращен не на вас, а во внутрь, к себе самому, Все выражение лица строгая мысль, постоянные глубокие переживания. А другой – высокий, статный, легкая элегантная походка. Поразительной красоты овальное лицо; крупный нос; черные густые волосы; черная окладистая борода; жгучие, пронизывающие, играющие всеми цветами радуги, глаза смотрят всегда открыто, в упор; тонкая, слегка улыбающаяся складка губ. Все в этом лице, во всей фигуре выражает энергию, силу, непреклонную волю. Вот первый в своем большом кабинете, заложив за спину руки, шагает взад и вперед своей тяжелой поступью. Не с вами, сидящим тут в кресле, ведет он разговор, нет, – он только думает вслух. Отдельные, отрывочные фразы, восклицания, вздыхания, жесты. Вы с трепетом и благоговением ловите каждое слово; они проникают в вашу душу, в ваш мозг. Вы пытаетесь вставить фразу, высказать свое мнение, но тут же сознаете, что это совершенно лишне, что он вас почти не слушает, что этот человек только физически с вами, а его дух, мысль, переживания – далеки, далеки от вас, от современной жизни, где-то далеко, далеко за тысячелетия назад и за сотни лет вперед... И не ищите его также среди масс, на собраниях, съездах, митингах. Он их избегает; а когда его заставляют там присутствовать и быть центром, он себя чувствует мучеником; ведь все эти интересы момента, борьба групп, направлений, отдельных лиц – все это ему так чуждо и так ненавистно! А другой! Вот он во всей красоте и блеске в центре форума. Взоры многих тысяч людей всех возрастов с бесконечной преданностью и любовью устремлены на него. А он своим орлиным взором сразу видит всех вместе и каждого в отдельности. Он говорит, левая рука протянута в повелительный жест, а правая держит молоточек – волшебный жезл, взмаху и удару которого все и всё подчиняются. Каждое слово взвешено, каждая фраза – повеление, требование. В вашей душе часто борются различные чувства, несогласие с высказанным мнением, но вы загипнотизированы и сдаетесь». Усышкин выдвинул лозунг, которому последовал русский сионизм: «Идите по пути, указанному Пинскером под стяг, поднятый Герцлем!»

Но безусловное благородство этого шага не может затмить его негативной черты: русский сионизм, который должен называться культурологическим, ибо русское еврейство несёт в себе культуру, как миссию и предназначение, оказался формально отождествлённым с политическим сионизмом. Эта ложная схожесть определила отрицательное отношение к сионизму со стороны русской духовной философии. Вот как это выглядит у М.О.Гершензона: «С сионизмом случилось то же, что можно наблюдать в истории всякой политической партии: программа совершенно затмила породившую её идею и тем превратила эту идею в догмат. Об основных положениях сионизма никто не спорит, их только хранят, как золотой запас, и в нужных случаях предъявляют ad extra. С тех пор, как лет 25 назад они были впервые формулированы, их никто не вздумал пересматривать, ни с целью проверки, ни даже ради обогащения и упрощения. Их повторяют в бесчисленных журнальных статьях, брошюрах, книгах, как непреложные аксиомы, в одном и том же составе, почти в тех же словах. Весь разум сионизма поглощён тактикой, все споры ведутся в границах программы; даже главнейший раскол в сионизме не коснулся его сердцевины, потому что и духовный сионизм Ахад-Гаама не спрашивает, верно ли определена конечная цель: он указывает лишь иной путь к той же цели, какую ставит себе политический сионизм…Сионизм, как историко-философское учение, представляет ту особенность, что как раз о прошлом он прямо ничего не изрекает. Его цель – вовсе не осветить историю еврейского народа, его цель – устроить будущность народа, не похожую на его настоящее; поэтому он подробно анализирует современное положение еврейства и выводит отсюда директивы для будущего, а прошлое оставляет в стороне» (2001,с.с.8-9,10). Выдающийся мыслитель точно определил родовой порок политического сионизма: пренебрежение прошлым, игнорирование еврейской историей и пророческими корнями. Отстранение от исторических библейских корней евреев и забвение пророческими вещаниями, что доминирует в гносеологии политического сионизма, стало основной причиной краха сионистского времени в Израиле.

Переход русского сионизма под эгиду европейского учения не лишило его отличительных особенностей, и он по-прежнему, в отличие от концепции Герцля, вкладывал основные усилия в практическую сферу сионизма – хозяйственное освоение Земли Обетованной. Значение первых трёх волн иммиграции в Палестину неоценимо, прежде всего, в идейном плане, а никак не в житейской плоскости: было показано возможность реального воплощения идеи и связанных с ней мечтаний (иллюзий). Для еврейской натуры этого было достаточно, и Палестина прочно вошла в жизненный ресурс русских евреев. Поэт Давид Кнут пропел:

«Две родины у русского еврейства –

Палестина и Россия»

По сути дела, родственная связь России с Палестиной существовала постоянно: если она не могла наличествовать в динамических формах (периоды государственного террора в СССР и «железного занавеса»), то виртуальное сознание русского еврейства было целиком палестинофильским. Россия была единственной страной в мире, которая служила неиссякаемым резервуаром еврейского людского богатства для Палестины, пока в 90-тых годах XX века русское еврейство не разразилось такой иммиграцией евреев, какой Израиль не знал ни до, ни после. Никогда и ни от кого Израиль не удостаивался такого подарка, даже от своих заокеанских друзей, щедрых на денежные подношения, ибо по совокупности обстоятельств Палестина утвердилась в ранге любимого ребёнка русского еврейства.

С иммигрантской массой в Землю Обетованную перекочевали житейские обычаи, культурные навыки и морально-нравственные представления генетической родины, сохраняя общий образ русского еврейства, устоявшийся за много лет обитания в России и который спонтанно вкраплялся в фундамент будущего государства Израиля. Юлий Марголин указывал: «…три первые алии и послевоенный доплыв из России врезали свой след в черты лица еврейского государства. Под поверхностью израильской жизни пролегает слой русской подпочвы: в кибуцах и посёлках, в городах и школах, в фабриках и учреждениях можно услышать русскую речь. Для старожила характерно удовольствие, с каким он использует оказию поговорить при случае по-русски: он, разумеется, читал Толстого в оригинале, хотя дети его «Войну и мир» знают только в переводе на иврит; русские книги и газеты читаются всюду – советские, благодаря их исключительной дешевизне и хорошей организации продажи, а зарубежные, - несмотря на отсутствие этих двух условий…Роль, которую играли русские евреи в истории Израиля, менялись из десятилетия в десятилетие. В 20-ые годы, в эпоху третьей алии, молодёжь, прибывшая из России взяла на себя пионерское задание – трудовое освоение страны. Основным фактом этой эпохи было основание Иосифом Трумпельдором халуцианского движения. Первой «квуцой», осевшей на земле, была (в 1920 г.) группа халуцов из Прилук и Каменец-Подольска, прошедшая трудовую «гахшару» (подготовку) на земледельческой ферме под Одессой. На земле Нац.Фонда и под руководством агронома Э.Эттингера, они основали в горах под Иерусалимом кибуц Кириат-Анавим, - ныне один из самых цветущих и благоустроенных в Израиле» (2002, кн.2,с.430-431).

Итак, иммиграция русского еврейства принесла на Землю Обетованную некую особую, дотоле незнаемую, экономическую форму хозяйствования: кибуц или квуца (на иврите «группа»). Но наиболее важен здесь философский аспект: в исполнении русского еврейства сионизм есть не просто транспортабельная функция, вовсе не только перемещение рассеянного еврейства на землю предков, а суть условие усовершенствования, избавления от деструктивных, негативных еврейских качеств, приобретённых в галуте. Кибуц есть экономическая форма этого идеологического ракурса, осуществляемого групповым способом в условиях полного отсутствия капитала и какой-либо имущественной собственности, тобто в обстановке абсолютной нищеты. Как сказано в электронной «Википедии – свободной энциклопедии»: «Чтобы преодолеть эти тяжёлые условия, необходимо было создать новый образ жизни, а для выполнения идеологических задач требовалось коренным образом изменить структуру экономической деятельности. Кибуц, основанный на принципе коллективного владения имуществом и средствами производства, равенства в работе, потреблении и социальных услугах, на отказе от наёмного труда, был идеальным ответом как на экономические и политические препятствия, так и идеологические запросы поселенцев…».

Юлий Марголин считает основателем кибуцной экономики Иосифа Трумпельдора, - легендарную личность истории Израиля, героя русско-японской войны, Полного георгиевского кавалера, - и хотя Трумпельдор погиб в том же 1920 году, когда появился первый кибуц, движение, освящённое этим славным именем, стало экономическим субстратом государства. Гельмут Брюггеман и Михаэль Вайдингер определили: «Коллективная форма труда и жизни казалась идеально связанной с целью сионистского движения - "национальным возрождением" и всеобъемлющим социальным преобразованием путем изменения не только общественных отношений, но и самого поведения человека. Основные идеи, которые в основном верны до сих пор, исследовал в "Законе квуцы" в 20-е гг. член Дегании О. Лебл: 1.Общая обязанность трудиться; 2. Коллективный труд и самоуправление при распределении рабочего времени; 3. Коммунистическая жизнь при равных условиях жизни в квуце; 4. Равенство прав в сообществе и в хозяйстве; 5.Самостоятельный выбор при утверждении рабочей организации; 6. Ответственность каждого и ответственность по отношению друг к другу; 7. Дисциплина во всех сферах хозяйства и в общинной жизни; 8. Свобода каждого в том, что касается политики, религии, партии и т. д.; 9. Отказ от использования наемного труда в хозяйстве квуцы; 10. Общественное воспитание и питание детей до достижения ими возраста работоспособности; 11. Обеспечение по старости и неработоспособности; 12. Открытие для женщин новых сфер экономической трудовой деятельности; 13. Равная обязанность всех членов квуцы (мужчин и женщин) работать в домашнем хозяйстве (готовка, кухня, стирка и т. д.); 14. Проникновение членов квуцы в хозяйственные проблемы (объема хозяйства, его отраслей, образования и повышения квалификации); 15. Постоянное стремление к увеличению производства; 16. Расширение квуцы в рамках ее хозяйственных возможностей; 17. Взаимопомощь между членами квуцы как продолжение идеи квуцы….Социальная структура квуцы отражала социалистический идеал иммигрантов. Ее сердцевиной был принцип абсолютного равенства членов, как в том, что касалось удовлетворения личных потребностей, так и в том, что касалось их участия в решениях относительно хозяйства и управления поселением. Не было ни частной собственности, ни индивидуальной или связанной с семьей частной жизни. Квуца стремилась к созданию оптимальных возможностей для развития каждого из ее членов, но принципиально подчиняла индивидуальные интересы общим, что предъявляло высокие требования к самодисциплине и самоотверженности индивида. Поскольку не все иммигранты были способны и готовы подчиниться такой дисциплине, уже в период четвертой алии сложился более либеральный тип кооперативного поселения - мошавы. Этот тип поселений обрабатывал землю "Еврейского национального фонда", но делал упор на семью как на социальный элемент сообщества. Центр тяжести кооперации переносился на сферу закупки и выхода на рынок»

Но ни велико было само по себе изобретение кибуца в качестве новой конкретной экономической формы, русское еврейство создало нечто неизмеримо большее: русский сионизм создал на Земле Обетованной новую социологию. Политический европейский сионизм, отстраняясь по своей природе от духовных факторов, всецело располагается в поле традиционной научной социологии Э.Дюркгейма, имеющей в основе экономическое бытие, созданное гением Карла Маркса (внутренние расхождения между Дюркгеймом и Марксом, оба евреи, кстати, не затрагивают основы явления и не берутся во внимание). В противоположность этому, русский сионизм породил собственную экономическую базу, которая не дотягивает до тотальности марксизма в силу того, что предназначается исключительно для Земли Обетованной. В свете параметров земной истории данное русское сионистское воззрение состоит из трёх не связанных друг с другом творений: социалистический сионизм Нахмана Сыркина, трудовой сионизм Аахарона Гордона и пролетарский сионизм Дов-Бэра Борохова. Однако небесноисторический подход не только объединяет их, как грани одного многогранника, но и раскрывает их совокупное значение в качестве кибуцной реальности – качественно нового экономического бытия.

Ввиду такой постановки вопроса, требующей специального рассмотрения, я лишён возможности провести сравнительно-сопоставительную характеристику этих воззрений, сочленённых в виде сионистской доктрины русского еврейства. В моих силах лишь зафиксировать каждую из этих составных частей единого мировоззрения, данных в оценках со стороны. Нахман Сыркин написал: «Внутренний инстинкт и глубокая убеждённость в высшей истине придали мне в то время смелость взяться за проповедь социалистического сионизма и противопоставить себя всей еврейской интеллигенции. Если возможно, что в мозгу одного человека идея еврейской страны сплавилась в прекраснейшую из гармоний с идеей еврейской революции, то почему бы этому сплаву не стать животворной, созидательной мыслью всей еврейской интеллигенции и простых еврейских масс?...Так я возложил на себя неблагодарную миссию быть социалистом среди сионистов и сионистом среди социалистов, - понятно, обе стороны отбрыкивались от меня изо всех сил и отсылали к противной стороне» (цитируется по И.Маору, 1977,с.78).

Об Аахороне Гордоне высказался один из самых авторитетных израильских аналитиков профессор Шломо Авинери: «Ввиду его связи с первыми киббуцами и упоре на роль физического труда как главного составного элемента еврейского возрождения он де-факто превратился в одного из учителей сионистского рабочего движения, а принципы его мышления прочно вошли в философию, и поныне характеризующую киббуцное движение и принципы «трудового поселения» (1983,с.217).

О Бэре Борохове прекрасную зарисовку сделал Ицхак Бен Цви, бывший президент Израиля: «…одни повернули направо, другие подались налево. И те, и другие были чужды широкого охвата проблем еврейской действительности. Сторонники ассимиляции вообще игнорировали наличие национальной проблемы. Подобно страусу перед лицом опасности, они предпочитали прятать свои головы в песок, не желая видеть реальности. Национально-настроенная еврейская интеллигенция в свою очередь игнорировала наличие классовых противоречий, отодвигая этот вопрос на более позднее время, в туманное будущее. Узость духовных горизонтов приводила к тому, что одни игнорировали национальный, а другие – классовый момент, сознательно или по святому неведению. В результате и те, и другие не в состоянии были удовлетворить запросы молодёжи, искавшей ответ на животрепещущие проблемы дня. Не удивительно, что в этой обстановке возникло новое, третье, течение, которое более соответствовало условиям тогдашней еврейской действительности, - течение, которое объединило в одном и национальный и социальный моменты и получило название Поалэй-Цион или Сионизм – Социализм. Полтава – один из пунктов, откуда вышел Поалэй-Цион. Борохов явился одним и творцов и лидеров его» (2002,кн.1,с.278).

Таким образом, в результате русского сионизма на пространстве Земли Обетованной создалась парадоксальная обстановка, которая не знает аналогов ни в историческом прошлом Израиля, ни в социальном настоящем стран мира: ещё до приобретения государственной структуры, еврейское поселение в Палестине заимело свою самобытную социальную данность и своё специфическое экономическое бытие. Социальный мир еврейского иммиграционного сообщества зиждется на мировоззрении, скомпонованном из социалистических мотивов и сионистских девизов, чего в корне лишён политический сионизм Герцля, а потому экономическое бытие, обусловленное субстанцией кибуцев, уникально в своей функциональной основе и не знает каких-либо аналогий. Таков общий онтологический итог сионистского мышления русского еврейства. Силами русского сионизма в Палестине, ещё до создания еврейского государства Израиль, начала успешно решаться важнейшая и первоочередная сионистская задача: создание класса еврейских земледельцев, способных обеспечить еврейское население необходимыми сельскохозяйственными продуктами. В 1983 году в Израиле было 267 кибуцев с населением 116 тысяч человек, и в Израиле было создано высокопродуктивное сельское хозяйство, не уступающее по уровню хозяйствам развитых стран с многовековой земледельческой традицией.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   23






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную