Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований






НазваниеИнститут непрерывного образования центр евразийских и международных исследований
страница8/32
Дата публикации12.09.2017
Размер4.41 Mb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > История > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   32

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:


  1. Жиганов В.Д. Русские в Шанхае. Шанхай, 1936

  2. Из беседы с В.Э. и О.Н. Дерингами. Казань, май 2008 г.

  3. Из интервью с О.Л. Лундстремом в Шанхайском «Peace-Hotel» в августе 2001 г.

  4. Концерт памяти Олега Лундстрема., 23 мая 2009 года. Режим доступа: http://www.muzfond.ru

  5. Максимова-Тещина Г. Солнечная серенада Виктора Деринга. Казань, 2006. 132 с.

  6. Николаев А. О гибели отца я узнал только после смерти Сталина // Новая газета Подмосковья. Режим доступа: http://sj2.ru/cgi-bin/iframe/ngazeta?6876905868

ТИМУР ШАРАФУТДИНОВ
ДАЛЬНИЙ ВОСТОК РОССИИ

НА ПОЛИТИЧЕСКИХ КАРТАХ СОВРЕМЕННЫХ КИТАЯ
В настоящее время просматриваются четыре основных направления стратегии выхода Китая на передовые позиции в мире:

- стремление уменьшить отставание по стратегической мощи от США за счет наращивания ядерного военного потенциала, создания современных видов вооружения, самостоятельного развития программы освоения космоса, выхода на современные мировые научно-технические показатели.

- активизация деятельности в основных международных институтах, членом которых Китай уже является (ООН, ВТО и т.д.), и выстраивание диалога с важнейшими мировыми структурами: "Большой семеркой/восьмеркой", НАТО, ЕС и др.

- продолжение политики предыдущего руководства, нацеленной на обеспечение мира с соседями прежними средствами решения споров, где это возможно, и откладывая споры на будущее там, где решение не просматривается.

- наращивание активности на региональных направлениях: на Север, в Юго-Восточной Азии, Центральной Азии, Африке, Латинской Америке.
В основе всей внешней политики Китая лежит стратегическая теория "отца" китайских реформ - Дэн Сяопина "Комплексная мощь нации", которая на основании развития науки и технологий, а также экономики и вооружений, позволяет реализовывать "стратегию национальной безопасности". [4]

Целью последней является формирование мирной и стабильной окружающей среды, благоприятной для национального развития. На практике это означает: поглощение территорий соседних стран, усиление экономической зависимости от китайского экспорта товаров, разрастание китайской диаспоры в сопредельных странах и в дальнем зарубежье.

Как самый отдаленный и малочисленный регион России, Дальний Восток является также и наиболее геополитически уязвимым. Низкая плотность населения, слабые коммуникации и богатство природных ресурсов превращают его в "лакомый кусок" для двух крупнейших государств, имеющих на Дальнем Востоке свои стратегические интересы. Кроме того, следует учитывать, что в этом регионе влияние Москвы серьезно ослаблено. [4]

В 2000 году председатель КНР Цзян Цзэминь объявил о переходе к наступательной внешнеэкономической политике, основным инструментом которой является экспорт капиталов и создание транснациональных корпораций. На протяжении всей первой половины XXI века ориентированное на экспорт производство рассматривается в КНР как один из важнейших двигателей экономики. Внешнеторговый оборот КНР планируется наращивать более высокими темпами, чем рост ВВП. [1]

Роль же России в этой стратегии такова: во-первых, за счет России КНР намерена восполнять недостаток природных ресурсов и рынка сбыта. Во-вторых, Китай рассматривает Россию как источник новейших технологических разработок и как наиболее экономически выгодную транзитную зону для экспорта своей продукции в страны Запада. В-третьих, Россия необходима Китаю как "полигон" для освоения и наращивания мускулов формируемыми китайскими транснациональными корпорациями.

Огромный интерес Китай проявляет к строительству дороги между Россией и Китаем через перевал Бетсу-Канас. В последнее время, по словам вице-спикера Госсобрания Республики Алтай Виктора Безрученкова, китайская сторона пробивает этот вопрос с небывалой настойчивостью. Пекин готов профинансировать в ближайшее время строительство 80 километров китайской части дороги. Китайская сторона утверждает, что строительство можно закончить за 1,5-2 года. Однако более половины опрошенных жителей Республики Алтай высказались против строительства через территорию республики прямой автодороги на Китай. Об этом свидетельствуют данные опроса, проведенного республиканской газетой «Листок». Большинство респондентов ссылаются на опыт соседнего Приморья, где уже несколько лет идет тихая экспансия китайцев. В Горно-Алтайске полагают, что огромный регион с населением всего 200 тыс. человек за несколько лет станет де-факто китайской провинцией. [6]

Ответственный редактор «Жэньминь жибао» Дун Цзинь в своей газете пишет: «В конечном счете Китай, по-видимому, готовится подвергнуть российский Дальний Восток своему фундаментальному влиянию, но таким образом, чтобы при этом не вызвать у Москвы беспокойство. Сила этого влияния будет основана не на масштабном наплыве китайских переселенцев, а на непредвиденной заранее «китаизации» россиян… В один прекрасный день возникнет серьезный кризис, и перед лицом ослабевающего политического и военного влияния Москвы эти россияне, возможно, предпочтут сделать выбор в пользу Пекина, а не собственного правительства. При таком гипотетическом варианте российский Дальневосточный регион, возможно, станет провинцией Китая.

Если китайское правительство улучшит дорожную, больничную и школьную инфраструктуру, то статус Китая для россиян повысится до уровня страны, представляющей огромные возможности, до которых Средней Азии и Сибири еще слишком далеко…»[5]

“17 июня в Кремле глава КНР Ху Цзиньтао и президент Дмитрий Медведев подписали совершенно эпохальное соглашение. Они подписали контракт на двадцать лет на поставку Россией Китаю 300 млн тонн нефти общей ценой 100 млрд. дол. Учитывая, что в тонне нефти 5,7 баррелей, это означает, что Россия в течение двадцати лет будет поставлять Китаю нефть по цене 57 дол. за баррель. Это означает, что Россия отныне – сырьевой придаток Китая”.[8]

Демографическая экспансия является вторым вектором угрозы, очевидной для многих. Китайская "стратегия Цаньши", используемая издревле, основана на медленном, незаметном для противника разрушении его материальной базы. Разрушенная инфраструктура врага используется для собственного укрепления. Доказанный факт - приезжая в качестве разнорабочих, многие китайские иммигранты выучивают язык и начинают свой бизнес. Подчинив себе экономику, Китай без труда будет способен подчинить и региональную власть, которая даже в условиях "вертикали власти" по многим вопросам остается достаточно самостоятельной и неподконтрольной Москве.

То, что китайские бизнесмены активно скупают обанкротившиеся заводы и другую собственность в столице федерального округа - Хабаровске, берут постепенно под свой полный контроль рыночную торговлю, активно внедряются в другие экономические сферы, никого из региональных руководителей особо не волнует, они только рады "инвестициям в местную экономику".[11]

Китайские исследователи У Гогуан и Ван Чжаоцзюнь не без гордости заявляют о том, что разрешение всех китайских проблем - в "демографической экспансии", и любой стране мира угрожает национальный крах, если хотя бы 10% китайцев устремятся за пределы своей родины.

Проблема "китайской экспансии" обусловлена двумя факторами - слабостью российской экономики и социально-демографическими проблемами в самом Китае (огромная - больше, чем все население России - армия китайских безработных и полное освоение собственных промышленных и хозяйственных территорий). На это уже накладываются старые территориальные претензии и геополитические интересы КНР. Можно смело утверждать, что "экспансия на Север" является для Китая жизненной необходимостью. Все свои проблемы Китай сможет решить только за счет России.

Но специфика демографической китайской экспансии заключается в ее неторопливости. Цивилизация с многотысячелетней историей не привыкла никуда спешить. Сначала будет происходить достаточно тихая иммиграция с целью нарушения баланса между китайцами и местным населением, которая будет сопровождаться образованием многочисленных "чайна-таунов", являющихся государством в государстве (со своими законами, преступностью, репрессивными структурами, экономическими механизмами), фактически неподконтрольным местной администрации. После того, как китайское население будет преобладать над местным, начнут разыгрываться разнообразные варианты с "китайской национальной автономией", которой следует предоставить независимость и за которой неизбежно последует присоединение к Китаю. [10]

При нынешней катастрофической демографической ситуации в дальневосточном регионе, когда 19% молодых семей в крае не желают иметь детей вообще, китайцам, возможно, не потребуется слишком много времени на этническое вытеснение коренного населения. Быстрое старение населения, по прогнозам Госкомстата России, приведет в 2015 году (по сравнению с 1998-м) к сокращению занятых на производстве на 14%, численности несовершеннолетних - на 35%. Значит, потери рабочей силы из-за ухудшения возрастной структуры увеличатся на 52%. Идеологи добровольной сдачи Дальнего Востока Китаю (т.е. его "агенты влияния") именно этим фактором обосновывают необходимость массового привлечения китайской рабочей силы для стабильной работы экономики. Кроме того, не следует забывать, что на Дальний Восток не идет практически никакого притока населения из западных областей России, только отток, причем отток молодых, талантливых и перспективных. [11]

С учетом вышеизложенного перспектива этнической переориентации Дальнего Востока и вытеснения коренного населения в Европейскую Россию выглядит крайне угрожающей.

Поэтому намеченные Китаем процессы по "мирной оккупации" могут кардинальным образом ускориться. Впрочем, основная причина, побуждающая Китай к аннексии российских территорий, это вовсе не демографический избыток населения, а острая нехватка собственных природных ресурсов, которые наш сосед не прочь получить за счет России [4].

Уже сейчас китайские фирмы, которые работают на Дальнем Востоке, очень преуспели в разработке разного рода "серых" и "черных" схем оборота. За счет работы подпольных китайских банков они получили возможность концентрации капитала и осуществляют за счет этого нелегальные заготовки цветных металлов, вырубку леса на нашей территории (по разным оценкам через 5-10 лет на Дальнем Востоке в освоенных районах не останется пригодного для рубки леса). Постепенно этот товар через промежуточные фирмы официально переправляется через границу в Китай. Китайцы не вывозят из России ни доллары, ни рубли - они вывозят ресурсы, то, чего им так не хватает.

Особый интерес китайцы проявляют к Уссурийску. Уже одну треть населения города составляют китайцы и корейцы китайского происхождения. Такое внимание к Уссурийску связано с тем, что этот город является более выгодным стратегическим пунктом, чем Владивосток. Закрепление в Уссурийске позволяет контролировать всю территорию западного Приморья и ключевую часть Транссиба, связывающую Россию с морскими портами Тихого океана. Китайский бизнес проявляет усиленное внимание и к Хабаровску.

В итоге, руководству КНР в недалеком будущем достаточно будет поставить руководство России перед фактом освоенности и заселенности приамурских и приморских земель гражданами Китая. [7] Может встать вопрос о предоставлении китайским иммигрантам (пока по большей части нелегальным) российского гражданства. Российские же граждане будут к тому времени зависеть от китайских производителей и торговцев. Демографическая и экономическая экспансия Китая в Сибирь и на Дальний Восток в недалеком будущем может иметь серьезные военно-политические последствия для России.

По данным ООН, сегодня китайская диаспора за рубежом - самая крупная в мире и насчитывает более 50 миллионов человек.
Китайцы, кроме Поднебесной, проживают еще в 164 странах мира. Они, составляя подчас небольшой процент местного населения, контролируют мощные финансовые и торговые потоки в странах своего проживания. Так, например, в Индонезии китайцев всего 3,5%, а "хуацяо" контролируют 73% листинговых компаний и 9 из 10 крупнейших финансовых групп. В Таиланде 81% капитала листинговых компаний находится под контролем китайцев. Аналогичная ситуация складывается и в Малайзии, на Филиппинах, Австралии, Бирме, Лаосе, Вьетнаме. [2]

Вернемся к демографической ситуации в России. Эксперты утверждают, что тенденция снижения численности населения в ближайшие годы охватит большинство регионов России и к 2016 году численность населения 77 из 89 субъектов РФ будет сокращаться. Например, по данным Минздрава РФ, численность населения в Сибирском федеральном округе сократится с 20447 тысяч человек в 2003 году до 19291 тысяч в 2016 году, а в Дальневосточном федеральном округе - соответственно с 7 миллионов до 6 миллионов 460 тысяч человек. Причем сокращение произойдет в основном за счет русского населения. Со второй половины 1990-х годов население Дальнего Востока и Сибири уже сократилось почти на треть. А в регионах Китая, граничащих с российской территорией, проживают более 300 млн. человек. Китайцы вполне серьезно считают, что 50-70 миллионов их соотечественников могли бы расселиться в Сибири и на Дальнем Востоке. У России с Китаем самая длинная граница, и на территориях, вытянутых вдоль китайской и монгольской, границы проживают до 12 млн. россиян. В то же время в последние годы численность нелегально прибывающих на территорию Сибири и Дальнего Востока граждан Китая стабильно выросла, по данным местных иммиграционных служб, составляет как минимум 10-12 миллионов человек и, таким образом, уже практически превышает численность местного населения. [2]Но точное число нелегальных китайцев, проживающих в этих регионах, не может назвать никто. Уже формируются места их компактного проживания. Во многих городах Сибири и Дальнего Востока значительная часть бывших ведомственных общежитий стала местом компактного заселения китайцев, а снимаемые в аренду квартиры становятся базой сменяющих друг друга китайских торговцев. И Всероссийская перепись населения, проведенная в 2002 году, не смогла ответить на вопрос: сколько же на самом деле китайцев в России? По данным этой переписи, в России проживают всего 35 тыс. китайцев, в то время как перепись 1989 года выявила 5 тысяч представителей этой национальности. Однако последняя перепись населения РФ не отражает реальной численности китайцев в нашей стране, так как абсолютное большинство из них на российской территории живут нелегально. [2]

В 2002 году экспертами Совета Федерации был подготовлен документ под названием "Проблема нелегальной миграции из Китая в контексте задач миграционной политики РФ", основной вывод которого сводится к тому, что к середине XXI века второй по численности национальной группой России после русских станут китайцы. Плотность населения на китайской стороне границы, как следует из записки, в 15-30 раз выше, чем на российской. В частности, "в Приморском крае плотность населения составляет 13,5 человека на 1 кв. км, а в прилегающем северо-восточном Китае - 130 человек". К этому фактору следует добавить еще и высокую мобильность китайцев - их готовность перемещаться в другие места в поисках заработка и лучших условий жизни. При этом скрытая безработица в китайских городах оценивается в 15-20% от всего населения КНР. Нехитрые арифметические действия (из расчета 1,3 млрд. человек численности населения КНР) дадут цифру в 260 миллионов, что почти в два раза превышает население России. Именно столько безработных китайцев в перспективе могут хлынуть на территорию России. [7]

Помешать этому уже практически невозможно, но можно попытаться хотя бы взять этот процесс под контроль и направить его в нужное русло.

А для этого нужны законы и четкая миграционная система. Необходимо квотировать волны китайской миграции, направляя их в нужные районы и города, осуществлять дальнейший контроль над этими мигрантами, чтобы заработанные ими деньги не выходили из-под контроля российских властей. Но на сегодняшний день не регламентированы даже условия появления в России иностранной рабочей силы, ее квотирование, схема наказания виновных в нарушении миграционного законодательства и т.д. Нет даже правил депортации и условий депортации "нелегалов" и нарушителей. Анализ демографической проблемы в китайском обществе, дает ясно понять, что Китай осуществляет и будет осуществлять переселение своего этноса в сопредельные страны. Основные направления: российский Дальний Восток и Центральная Азия. Здесь наблюдается отрицательный прирост коренного населения (высокая смертность, низкая рождаемость, миграция) и постоянная угроза терроризма (незаконные вооруженные формирования в Ферганской долине) [1].Складывается ситуация, когда экономика целых областей приходит в упадок, а население покидает эти территории в массовом порядке. Образовавшийся, таким образом вакуум трудовых ресурсов и народонаселения в целом моментально заполняется китайскими мигрантами. Причем, осваивая данный регион, китайцы не ассимилируются, не интегрируются в местный этнос и экономику. Напротив, они несут свою культуру, оставаясь при этом целиком ориентированными на Китай. Все перечисленные процессы поощряются и координируются официальной китайской властью.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   32

Похожие:

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconИнститут непрерывного образования центр евразийских и международных исследований
Геополитика и экономическая динамика Евразии: история, современность, перспективы: материалы II евразийского научного форума (1-3...

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconРоссийская Академия Наук институт международных экономических и политических...
Работа включена в план приоритетных исследований имэпи ран на 2004-2006 гг. (Тема 2)

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconИтоговое заявление участников Четвертого российско-абхазского делового форума
Республики Абхазия г. Сухум состоялся Четвертый российско-абхазский деловой форум «Россия и Абхазия: достижения межрегионального...

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconСтратегия кнр в интеграционных процессах в атр
Работа выполнена в Центре евразийских исследований фгоу впо «Дипломатическая академия мид россии»

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconБалтабаева Мээрим Талантовна
Кыргызский Экономический Университет, Институт Непрерывного Открытого Образования, «Экономика и управление на предприятии»

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconКонференции «Российское образование в зеркале международных сравнительных...
Международная конференция «Российское образование в зеркале международных сравнительных исследований» проводилась по инициативе Российской...

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconИнститут международных экономических и политических исследований
Механизмы интеграции инвестиций при переходе на инновационный путь развития экономики россии

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconКонцепция развития системы непрерывного образования в Российской...
Сфера непрерывного образования совокупность нормативных актов, образовательных программ и модулей, учебных заведений и организаций,...

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconМеждународных отношений (университет) мид россии центр постсоветских исследований
Россия, г. Москва, 119454, пр. Вернадского 76. Tel.: (7-495) 434-8622; 434-9163, fax: (7-495) 434-2044

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconЦентр Стратегических Исследований при Президенте Азербайджанской Республики
Институт Востоковедения им акад. З. М. Буниятова нана, Совет молодых ученых ив ран, Министерство Молодежи и Спорта Азербайджанской...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную