Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований






НазваниеИнститут непрерывного образования центр евразийских и международных исследований
страница6/32
Дата публикации12.09.2017
Размер4.41 Mb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:


  1. Эллюль Ж. Политическая иллюзия / пер. В.В. Лазарев. – М.: NOTA BENE Media Trade Co., 2003. – 432 с.

  2. Данилов В.И. Политическая борьба в Турции. 50-е – начало 80-х гг. ХХ в. – М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1985. – 325 с.

  3. Розалиев Ю.Н. Особенности развития капитализма в Турции (1923–1960). – М.: Наука, 1962. – 520 с.

  4. Алибеков И.В. Государственный капитализм в Турции. – М.: Наука, 1966. – 265 с.

  5. Капитализм в Турции. Социально-экономическое развитие в 50–80-х годах. – М., 1987. – 360 c.

  6. Розалиев Ю.Н. Экономическая история Турецкой республики. – М.: Наука, 1980. – 290 с.

  7. Tunaya T.Z. Türkiye nin siyasi nayatinda batililaşma hareketlerı. – İstanbul, 1960.

  8. Киреев Н.Г. История этатизма в Турции. – М.: Наука, 1991. – 340 с.

  9. Караосманоглу Я.К. Дипломат поневоле. Воспоминания и наблюдения. – М.: Межд. отношения, 1978. – 301 с.

  10. Моисеев П.П. Аграрные отношения в современной Турции. – М.: Наука, 1960. – 325 с.

  11. Вдовиченко Д.И. Национальная буржуазия в Турции. – М.: ИМО, 1966. – 267 с.

  12. Старченков Г. Между минаретами и ракетами // Азия и Африка сегодня. – 1986. – № 4. – c. 32-36.

  13. Моисеев П.П. Аграрные отношения в современной Турции. – М., 1960. – 255 с.

  14. Philips Price M. A History of Turkey from empire to republic. – N.Y., 1956. – 238 p.

ЕЛЕНА МЕЛКУМЯН
ИЗ ИСТОРИИ

СОВЕТСКО-КУВЕЙТСКИХ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ:

КРИЗИС 1961 ГОДА
Отношения Советского Союза с Кувейтом не достигли высокого уровня. Несмотря на развитие торговых отношений и военные поставки, советский экспорт в Кувейт был незначительным. Политические контакты между обеими странами также были ограниченными. Даже после агрессии Ирака в августе 1990 г., когда СССР поддержал Кувейт и голосовал за все резолюции Совета Безопасности ООН, которые были призваны оказать давление на Ирак и содействовать выводу его войск с территории соседней страны, это не стало стимулом для развития двусторонних связей. После распада СССР Россия предпринимала шаги, направленные на активизацию отношений с Кувейтом, однако, они тоже не дали заметных результатов. Можно предположить, что позиция СССР в период Кувейтского кризиса 1961 г. оставила негативный след в памяти кувейтцев и повлияла на дальнейшее развитие двусторонних отношений.
Иракские претензии в отношении Кувейта
19 июня 1961 г. путем обмена нотами, принявшими форму соглашения, правительство Кувейта и правительство Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии завершили действие договора от 23 января 1899 г., который ввел систему британского протектора над Кувейтом. Новое соглашение между Государством Кувейт и Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии предусматривало полный суверенитет Кувейта в отношении проводившейся им внутренней и внешней политикой.

Через шесть дней после этого события Ирак выдвинул претензии на Кувейт как на часть своей территории. Он обосновывал их тем, что по административному делению, существовавшему в период Османской империи, Кувейт входил в состав Бассорского вилайета. В то же время, согласно конвенции 1913 г. между Великобританией и Османской империей, Кувейт был объявлен автономной территорией в составе Османской империи. Этот документ определял и границы Кувейта, признанные Ираком в 1932 г. в меморандуме, направленном иракским премьер-министром того времени Нури Ас-Саидом верховному комиссару Великобритании.

Несмотря на это, в конце июня 1961 г. иракские войска были сконцентрированы на границе с Кувейтом, что вынудило кувейтское правительство обратиться за помощью к Великобритании. В соответствии с положениями англо-кувейтского договора 1961 г. Великобритания ввела свои войска на территорию эмирата.

В июле 1961 г. министерство иностранных дел Ирака опубликовало брошюру под названием «Правда о Кувейте» (Хакикат Аль-Кувейт). В ней были изложены основные положения, которые были призваны доказать правомочность иракских притязаний в отношении Кувейта. Прежде всего, иракские власти обрушились с разоблачениями на Великобританию. Как говорилось в этом издании, «19 июня 1961 г. произошел обмен нотами между британским агентством в регионе Залива и шейхом Кувейта Абдаллой Ас-Салемом Ас-Сабахом. Это соглашение со стороны британского правительства рассматривается как подтверждение того, что Кувейт стал независимым. Этими действиями британские политики пытались отрицать права Ирака на Кувейте и скрыть тот факт, что он является частью Ирака. Они продолжают свое господство на земле Ирака и над иракским народом и поддерживают это силой» [5, c.1].

В цитируемой брошюре, утверждалось, что «для Ирака проблема Кувейта это проблема целостности его территории и единства народа. Сущность этой проблемы – освобождение части родины от империалистического господства, недопущение возможности империалистических действий, направленных на превращение Кувейта в военную базу, которая будет угрожать безопасности арабского отечества. Арабское отечество не будет полностью свободным без освобождения и спасения Кувейта от гнета англо-американских нефтяных монополий и от племенного, основанного на кочевом образе жизни прогнившего режима (низам кабаилий, бадавий, фасид)» [5, c.2].

Иракские власти доказывали свое право на Кувейт и обращением к истории вопроса. С их точки зрения, «Кувейт никогда не обладал признаками государства, соответствующими международному праву. Он не был членом международного сообщества, потому что в действительности был частью Османского государства или, выражаясь более точно, он был округом, административной единицей (када) в составе провинции Басра, которая, в свою очередь, была частью Ирака» [5, c.16].

Иракские угрозы независимости и суверенитету Кувейта привели к возникновению Кувейтского кризиса. Его разрешением попытался заняться Совет Безопасности ООН, который был призван предотвращать ситуации, ведущие к усилению региональной нестабильности и угрозе военных столкновений.
Рассмотрение кувейтского вопроса в Совете Безопасности ООН
Вопрос о Кувейте рассматривался в течение периода с 2 по 7 июля 1961 г. на четырех заседаниях Совета Безопасности ООН (№ 957, № 958, № 959, № 960). В повестке дня этих заседаний было рассмотрение двух документов – Протеста Государства Кувейт в связи с положением, создавшимся в результате угрозы его территориальной независимости со стороны Ирака, могущей создать опасность для поддержания международного мира и безопасности (S/4845, S/48440), а также Протеста правительства Иракской Республики в связи с положением, создавшимся в результате вооруженной угрозы независимости и безопасности Ирака со стороны Соединенного Королевства, могущего создать опасность для поддержания международного мира и безопасности (S/4847).

На заседании Совета Безопасности 5 июля 1961 г. выступил глава кувейтской делегации, который разъяснил претензии своей страны. Представитель Кувейта Абдель Азиз Хусейн заявил о том, что «мировое общественное мнение, и особенно общественное мнение арабских стран, было возмущено притязаниями Ирака на независимость Кувейта. Об этих притязаниях международные информационные агентства сообщили 25 июня 1961 г. Утверждение генерала Касема о том, что во времена Оттоманского турецкого халифата Кувейт был округом, который управлялся временным турецким губернатором Басры, явилось прямой угрозой независимости, свободе и суверенитету Кувейта»17. Кувейтский представитель не только представил доказательство того, что эти утверждения не имеют исторических обоснований и являются искажением истории, но и подчеркнул, что «Кувейт последовательно и систематически создавал все необходимые институты, наличием которых определяется современное государство». Кроме того, как отмечал А. Хусейн, «благодаря своим экономическим ресурсам Кувейт превратился в эффективно организованное государство всеобщего благосостояния, которое сегодня является гордостью Среднего Востока» [2, c.8].

Кувейтский представитель приводил и неопровержимые доказательства, основанные на документах, в которых содержались данные о том, что Ирак строил свои отношения с Кувейтом, признавая его независимость. Это относилось не только к периоду Хашимитской монархии, но и Иракской Республики, возглавляемой генералом Касемом. Как подчеркивал А. Хусейн: «Это признание независимости Кувейта Ираком отражено в официальной корреспонденции между обеими странами» [2, c.8]. Кувейтский представитель, в то же время, отметил реальную опасность, нависшую над его страной. В этой связи он заявил: «Ирак начал стягивать войска к границе Кувейта, угрожая в любой момент вторгнуться в пределы страны. Постоянные притязания Ирака на аннексию Кувейта, военные демарши и провокационные угрозы, распространяемые радио Багдада, создавали впечатление, что в любой момент может начаться фактическое вторжение». А. Хусейн также разъяснил позицию своей страны в отношении ввода британских войск на территорию Кувейта. Он подчеркнул, что «новое соглашение между Кувейтом и Соединенным Королевством дает правительству Кувейта право обратиться к Соединенному Королевству с просьбой о помощи в любой момент, когда независимости Кувейта угрожает опасность» [2, c.9].

В тот же день выступление кувейтского представителя было поддержано сэром Патриком Дином, главой делегации Соединенного Королевства в ООН. В речи британского представителя четко и ясно было изложено два основополагающих положения, а именно, что Кувейт является суверенным и независимым государством, и что его суверенитету и независимости угрожает Ирак. Представитель Великобритании также заверил иракцев в том, что британская «акция ни в коей мере не должна рассматриваться как враждебная по отношению к Ираку. Наши вооруженные силы не представляют угрозы для Ирака. У них нет агрессивных намерений. Наши войска могут быть использованы для боевых действий в Кувейте в том случае, если на Кувейт будет совершено нападение из-за границы» [1, c.5].

Сэр П. Дин подробно охарактеризовал создавшуюся ситуацию, которая вынудила Кувейт обратиться в Совет Безопасности с протестом. В этой связи он заявил следующее: «В соответствии с обязательствами правительства Ее Величества по отношению к эмиру Кувейта и по его настоятельной и официальной просьбе, сегодня в Государство Кувейт были введены и предоставлены в распоряжение эмира британские вооруженные силы. Они имеют своей задачей оказать ему такую помощь, какую он сочтет необходимым для сохранения независимости Кувейта, в связи с недавними событиями в Ираке. Правительство Ее Величества, - продолжал глава делегации Великобритании в ООН, - искренне надеется, что необходимости в использовании этих сил не возникнет. Оно намерено вывести войска, как только эмир сочтет, что угроза независимости Кувейту миновала».

Далее сэр П. Дин говорил о реальности угрозы со стороны Ирака: «Я должен с сожалением констатировать, что возникновение нынешней ситуации и созыв Совета по просьбе эмира Кувейта, для рассмотрения его протеста обусловлены враждебностью, проявленной Ираком по отношению к соседней стране – Кувейту. Здесь я должен напомнить Совету о той форме, какую приняла эта враждебность. 25 июня 1961 года премьер-министр Ирака генерал Касем сделал заявление. Я хочу обратить внимание Совета на утверждение генерала Касема, что Ирак решил “защитить иракское население в Кувейте и предъявить права на всю территорию, входящую в Кувейтскую када (округ) в области Басра”. Ирак издаст декрет о назначении нынешнего эмира Кувейта каймакамом Кувейта (каймакам – губернатор округа – Е.М.), а если он, эмир, не будет вести себя надлежащим образом, он будет “сурово наказан и объявлен мятежником”. Генерал Касем заявил также, что в его власти осуществить эти, по его утверждению, бесспорные права Ирака. За этим заявлением последовала кампания в печати и по радио Багдада, целью которой, было подорвать независимость и целостность государства Кувейт и распространить свои претензии относительно того, что Кувейт является частью Ирака». Наконец, британский представитель в ООН замечал: «В начале прошлой недели начали распространяться сообщения, что Ирак готовит нападение на Кувейт в поддержку требований генерала Касема. Эти сообщения основаны на том, что в районе Басры сосредоточены значительные силы иракской армии. За последние дни было также отмечено, что подразделения, в частности танковые, двигались к югу от Багдада. Само собой разумеется, что это передвижение не только увеличило уже существующий наступательный потенциал иракских войск, но и является указанием возможности такого нападения в самом скором времени» [1, c.3].

Однако в выступлении представителя Ирака Аднана Пачачи на том же заседании Совета Безопасности ООН вновь утверждалось, что Великобритания, введя свои войска в Кувейт, совершила агрессию против Ирака, частью которого является Кувейт. Он говорил о незаконности протеста Кувейта, который, по мнению иракских властей, никогда не был независимым государством. В выступлении иракского представителя были повторены уже излагавшиеся иракской стороной ранее аргументы. Кроме того, были приведены дополнительные данные, призванные доказать отсутствие атрибутов государственности у Кувейта. Среди них утверждение о том, что «Кувейт – это всего лишь небольшой город, население которого на 85 % состоит из иностранцев, и вот теперь от нас требуют возвести этот город в ранг национального государства» [1, c.7]. Иракский представитель совершенно не отдавал себе отчет в том, что приводить подобные доказательства в стенах ООН, объединяющим большие и малые государства, которые пользуются равными правами и полным суверенитетом, просто не корректно.

А. Пачачи попытался также интерпретировать в выгодном для иракских притязаний свете факт из кувейтской истории: часть “движения младокувейтцев” в 1938 г. выступала за союз с Ираком с целью освобождения от британской зависимости.

Советский представитель в ООН В. Зорин на заседании, проходившем 5 июля 1990 г., выступил против приглашения представителя Кувейта участвовать в заседании Совета18. Он заявил: «Советская делегация считает, что в нынешних условиях, то есть в условиях полной оккупации Кувейта английскими войсками, делегация Кувейта едва ли будет действовать как представитель суверенного государства, поскольку подлинная власть в стране принадлежит английским оккупантам» [2, c.2-3]. Председатель заседания, однако, подчеркнул, что все члены Совета, за исключением Советского Союза, согласны с тем, что представителя Кувейта следует пригласить занять место за столом Совета.

В выступлении представителя СССР В. Зорина по кувейтскому вопросу акцент был сделан на агрессивной политике Великобритании. Он говорил о вводе английских войск на территорию Кувейта и о концентрации британского флота в этом районе. Неожиданной была постановка проблемы о том, что притязания Ирака на Кувейт имеют давнюю историю. В этой связи В. Зорин подчеркивал: «Что же касается существа заявлений иракского правительства относительно его прав на Кувейт, то насколько это известно, точка зрения этого правительства была и ранее хорошо известна Англии, и указанные заявления ни в коей мере не могли явиться неожиданностью для английского правительства. Если теперь Англия с помощью своих союзников пытается раздуть истерию в связи с вновь повторенными заявлениями Ирака в отношении княжества Кувейт, то за этим очевидно скрываются какие-то иные цели, нежели забота о мире и безопасности района Среднего Востока. Спрашивается, откуда же проистекает действительная угроза миру? – задавал вопрос советский представитель в ООН. - Эта угроза проистекает, прежде всего, из наличия английских войск на территории Кувейта и концентрации английского военного флота в этом районе. Эти военные силы колониальной державы в любой момент могут спровоцировать еще один вооруженный конфликт и таким путем еще больше усилить международную напряженность» [2, c.8].

Представлявший США в ООН Ф. Плимптон выступил 5 июля 1961 г. с краткой речью, в которой он избегал резких выражений и обвинений в адрес какого-либо государства19. Он следующим образом охарактеризовал действия Ирака: «Высокопоставленные руководители Ирака сделали в последнее время ряд публичных заявлений, касающихся их намерений по отношению к Кувейту. Характер некоторых из этих заявлений расходится с выражением дружбы к Кувейту, имевшим место в прошлом, и с неоднократно выражавшимся Ираком стремлением поддерживать спокойствие на Ближнем Востоке». В то же время, он четко обозначил позицию своей страны в отношении Кувейта: «Соединенные Штаты рассматривают Кувейт как суверенное независимое государство и поддерживают стремление правительства и народа Кувейта сохранить полную независимость и полную свободу. В 1960 г. мы заключили международное соглашение непосредственно с государством Кувейт. Кувейт является членом Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры, Международной организации гражданской авиации и ряда других международных организаций, о которых говорил представитель Кувейта» [2, c.10]. Таким образом, представитель США полностью солидаризировался с действиями Великобритании, признав правомерным оказание помощи Кувейту в сложившихся условиях.

Представитель Объединенной Арабской Республики (ОАР) – Омар Лютфи, который принял участие в дискуссии, проходившей на заседании Совета Безопасности 5 июля 1961 г. в своей речи подчеркивал лидирующую роль своей страны в арабском геополитическом пространстве20. Он, в частности, заявил: «Мы глубоко сожалеем о создавшейся ситуации и о возникновении спора между двумя арабскими странами. ОАР хотела бы, чтобы эта проблема была разрешена в соответствии с арабскими принципами и традициями». Он также добавил: «Мы уверены, что при рассмотрении этой проблемы арабы, прежде всего, будут руководствоваться интересами и будущим арабской нации, так как эти интересы должны стоять выше всяких личных интересов и честолюбивых притязаний» [2, c.5]. В этом высказывании представителя ОАР в ООН содержалась косвенная критика Ирака, который поставил свои интересы выше интересов арабской нации. В речи представителя ОАР было и прямое осуждение действий Ирака. Он подчеркнул, что «частям иракской армии был отдан приказ сосредоточиться на границе Кувейта, и сейчас в Багдаде изучают возможность военной интервенции со стороны Ирака» [2, c.5].

В то же время, из выступления представителя ОАР можно было сделать вывод о том, что и политика кувейтского правительства, прежде всего, его обращение за помощью к Великобритании, не встретила одобрения со стороны этого ведущего государства арабского мира, которое позиционировало себя в качестве лидера национально-освободительного движения арабских народов. О. Лютфи подчеркивал, что «ни один араб не имеет права ставить под угрозу безопасность арабской нации, открывая путь для возможной империалистической интервенции, если только такие действия не обусловлены законными и справедливыми требованиями борьбы арабских народов. Мы считаем, что действия, которые привели к настоящему кризису, не связаны с интересами национальной борьбы арабов» [2, c.5].

ОАР предложила проект резолюции по обсуждаемому вопросу. Другой проект резолюции был предложен Великобританией. По своему содержанию они мало отличались друг от друга, за исключением одного пункта. В проекте резолюции ОАР пункт 2 призывал Соединенное Королевство немедленно вывести свои войска из Кувейта. Представитель Великобритании отверг это требование. П. Дин заявил, что «как правитель Кувейта, так и правительство Соединенного Королевства дали ясно понять, что британские войска будут выведены из Кувейта, как только правительство Кувейта сочтет, что угроза его стране со стороны Ирака перестала существовать. Это положение предусматривается проектом резолюции, распространенным моей делегацией» [3, c.4].

На 960-м заседании Совета Безопасности ООН 7 июля 1990 г. происходило голосование по двум предложенным резолюциям. Результаты голосования по проекту резолюции, представленному Соединенным Королевством Великобритании и Северной Ирландии (S/4855), были следующими: «за»: Китай, Либерия, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, США, Турция, Франция, Чили; «против» – СССР; «воздержались» – ОАР, Цейлон (Шри-Ланка – Е.М.) и Эквадор. Проект резолюции был отклонен, так как против него голосовал один из постоянных членов Совета Безопасности.

Проект, представленный ОАР (S/4856) также не был одобрен. За него проголосовали – ОАР, СССР и Цейлон. Голосов «против» не было подано. Воздержались – Китай, Либерия, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии, США, Турция, Франция, Чили и Эквадор. Результаты голосования: 3 – «за», 8 – «воздержались». Предложенный ОАР проект резолюции также был отклонен, так как не получил требуемого большинства голосов (7 членов) Совета [3, c.5]. Совет закончил рассмотрение кувейтского вопроса, не придя ни к какому решению.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

Похожие:

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconИнститут непрерывного образования центр евразийских и международных исследований
Геополитика и экономическая динамика Евразии: история, современность, перспективы: материалы II евразийского научного форума (1-3...

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconРоссийская Академия Наук институт международных экономических и политических...
Работа включена в план приоритетных исследований имэпи ран на 2004-2006 гг. (Тема 2)

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconИтоговое заявление участников Четвертого российско-абхазского делового форума
Республики Абхазия г. Сухум состоялся Четвертый российско-абхазский деловой форум «Россия и Абхазия: достижения межрегионального...

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconСтратегия кнр в интеграционных процессах в атр
Работа выполнена в Центре евразийских исследований фгоу впо «Дипломатическая академия мид россии»

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconБалтабаева Мээрим Талантовна
Кыргызский Экономический Университет, Институт Непрерывного Открытого Образования, «Экономика и управление на предприятии»

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconКонференции «Российское образование в зеркале международных сравнительных...
Международная конференция «Российское образование в зеркале международных сравнительных исследований» проводилась по инициативе Российской...

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconИнститут международных экономических и политических исследований
Механизмы интеграции инвестиций при переходе на инновационный путь развития экономики россии

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconКонцепция развития системы непрерывного образования в Российской...
Сфера непрерывного образования совокупность нормативных актов, образовательных программ и модулей, учебных заведений и организаций,...

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconМеждународных отношений (университет) мид россии центр постсоветских исследований
Россия, г. Москва, 119454, пр. Вернадского 76. Tel.: (7-495) 434-8622; 434-9163, fax: (7-495) 434-2044

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconЦентр Стратегических Исследований при Президенте Азербайджанской Республики
Институт Востоковедения им акад. З. М. Буниятова нана, Совет молодых ученых ив ран, Министерство Молодежи и Спорта Азербайджанской...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную