Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований






НазваниеИнститут непрерывного образования центр евразийских и международных исследований
страница5/32
Дата публикации12.09.2017
Размер4.41 Mb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:
1. Авинери Ш. Основные направления в еврейской политической мысли / пер. с иврита А. Гинзаи. - Иерусалим: "Библиотека-Алия", 1983. – 253 с.

2. Алон И. Хагана. – В кн.: Арабо-израильские войны. – М.: ООО «Издательство АСТ»; СПб.: Terra Fantastica, 2004. – 463 с.

3. Баки-Колодный Р. Если ты пойдешь со мною… / пер. с иврита Д. Сливняка. - Москва: Издательство "Мосты культуры", 2002. – 233 с.

4. Бар-Зохар М. Бен-Гурион. Биография. В 2-х кн. / пер. с иврита) – Иерусалим, 1991. – кн.1. – 342 с.

5. Барталь И. Еврейский национализм: выдумка или аксиома? / пер. с иврита А. Эпштейна и Н. Хеймец // Вестник Еврейского Университета. Москва - Иерусалим. История. Культура. Цивилизация. - №5 (23). – 2001. – с.34-57

6. Вейцман Х. В поисках пути / перевод с англ. Р. Нудельмана. - Иерусалим: "Библиотека-Алия", 1983. – 341 с.

7. Гасратян С.М. История и идеология еврейского религиозного движения XIX-XX веков. Из предыстории Государства Израиль. – М.: Институт востоковедения РАН, 1999. – 340 с.

8. Корнилов А.А. Меч и плуг Давида Бен-Гуриона. - Нижний Новгород: Издательство Нижегородского государственного университета им. Н.Н. Лобачевского, 1996. – 189 с.

9. Косач Г.Г. Интернациональный вариант решения национальной проблемы: палестинские коммунисты между двумя мировыми войнами. – В кн.: Косач Г.Г. Красный флаг над Ближним Востоком? Компартии Египта, Палестины, Сирии и Ливана в 20-е-30-е годы. - Москва: Институт стран Азии и Африки при МГУ им. М.В. Ломоносова, 2001. – с.57-95

10. Лакер В. История сионизма / перевод с англ. – М.: "Крон-пресс", 2000. – 289 с.

11. Меир Г. Моя жизнь / пер. с иврита. – Чимкент, 1997. – 521 с.

12. Рубинштейн А. От Герцля до Рабина и дальше. Сто лет сионизма / пер. с иврита. - Минск: Издательство "МЕТ", 2000. – 360 с.

13. Сакер Г. История Израиля: от возникновения сионизма до создания государства Израиль. - Иерусалим: «Библиотека-Алия», 1994. – 341 с.

14. Слуцкий И. Хагана - еврейская боевая организация в Эрец-Исраэль / пер. с иврита А. Ценципера; под ред. А. Белова и Э. Сливкиной. - Иерусалим: Библиотека "Алия", 1978-1979. – 421 с.

15. Усова Е. Национальная идея Государства Израиль // Полития. - №2 (33). – 2004. – с.57-78

16. Халамиш А. Иерусалим в период британского мандата / пер. с иврита // Курс "Иерусалим в веках", книга 10. -Тель-Авив: Открытый университет Израиля, 1998

17. Халамиш А. От «национального очага» - к государству: Еврейская община Палестины/Эрец-Исраэль между первой и мировой войной. Том 1-2. – Тель-Авив: Открытый университет Израиля, 2006. – т.1. – 346 с.

18. Хоровиц Д., Лиссак М. От ишува к государству / перевод с иврита // Курс "Власть и политика в Государстве Израиль", книга 1. - Тель-Авив: Открытый университет Израиля, 1997. – 242 с.

19. Шапира А. Берл. Биография // пер. с иврита С. Векслер; под общей редакцией И. Леви. - Иерусалим: "Библиотека-Алия", 1987. – 430 с.

20. Штереншис М. История государства Израиль, 1896-2002. – Герцлия, 2003. – 784 с.

21. Эпштейн А., Урицкий М. Правление Британской империи в Палестине (1917-1948): между евреями и арабами // Космополис. Журнал мировой политики (Российская ассоциация международных исследований - МГИМО). - №1 (11). – 2005. – с.98-109

22. Mitchell Cohen. Zion and State: Nation, Class, and the Shaping of Modern Israel. – New York: Columbia University Press, 1992. – 345 р.

23. Tom Segev. One Palestine, complete: Jews and Arabs under the British Mandate / Translated by Haim Watzman. – New York, 1999. – 560 р.
РАМИЛЬ КАДЫРОВ
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ РЕФОРМЫ В ТУРЦИИ

В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ АДНАНА МЕНДЕРЕСА (1950-1960)
Среди стран мусульманского мира Турция выделяется как государство, где наиболее успешно проводилась политика вестернизации и внедрялись демократические ценности Запада. Эта политика насаждалась элитой, захватившей власть после поражения Турции в Первой мировой войне, и была реакцией на это поражение. Традиционные ценности пошатнулись, и это дало возможность новой элите резко изменить социально-экономическую систему и образ жизни населения. Безусловным лидером этой элиты изначально был Мустафа Кемаль. В 20–30-е гг. ХХ в. была реализована этатистская модель модернизации, которая к середине 40-х годов во многом себя исчерпала.

Правительство Аднана Мендереса пришло к власти в условиях засилья кемалистской бюрократии. Политика этатизма сдерживала развитие экономики. К концу 40-х годов в Турции сложилось широкое недовольство существовавшими порядками. В этой ситуации была отменена однопартийная система.

В результате альтернативных выборов к власти пришла в 1950 г. Демократическая партия (ДП). Президентом стал Джеляль Баяр, премьер-министром – Аднан Мендерес.

Либерализация политической сферы и экономической системы – это общее условие для успешного развития большинства западных стран. На Западе переход к многопартийной системе рассматривается как «либерализация политической атмосферы» [1, с. 35]. Переход к многопартийной системе является логическим завершением борьбы турецкой буржуазии и земельной аристократии за свои права и интересы. Правящему классу нужен был гарант их политический и экономической свободы, прежде всего посредством партии, которую они создали и привели к власти. Премьер-министр А. Мендерес провёл через Меджлис ряд законодательных проектов, направленных на переход страны на демократические рельсы. Первыми мерами, принятыми правительством, были следующие шаги. 14 июня 1950 г. ДП провела законопроект, разрешающий читать «азан» не только на турецком, но и на арабском языке [2, с. 174]. Следующим шагом стал закон об отмене запрета на преподавание религиозных предметов как в начальных классах, так и в высших учебных заведениях. По всей стране начали строить новые и восстанавливать старые мечети. Данные нововведения были встречены с большим вдохновением и одобрением в среде духовенства и сельского населения республики. В июне 1950 г. был принят ряд законов в области средств массовой информации, были внесены изменения в «Закон о печати», что привело к появлению либеральных изданий. Отменялось судебное преследование оппозиционных изданий и журналистов, разрешалась критика как членов правительства, так и других государственных деятелей республики. Изменение «Закона о печати» и отмена цензуры привели к росту количества печатных изданий, открывались новые газеты и журналы. Эти мероприятия привели к ликвидации господства прогосударственных средств массовой информации и устранению информационного голода.

В экономической сфере политика правящей партии была направлена на полную передачу управления государственными предприятиями в частную собственность. В августе 1950 г. правительством А. Мендереса был внесен в Меджлис законопроект, поощряющий иностранные капиталовложения в экономику страны, что привело к бурному росту темпов производства, росту экономических показателей производственной сферы. Новым правительством были проведены через Меджлис законопроекты по приватизации государственного сектора экономики, многие государственные предприятия перешли в частные руки [3, с. 236]. Капитализация производства и переход государственных предприятий в частный сектор обеспечивали стимулирование банковской системы. Банки выдавали кредиты на развитие производства и покупку государственных предприятий. Иностранный капитал активно привлекался в нефтяную промышленность. Американские и британские нефтяные компании British Petroleum, Mobil Oil, Royal Datch Shell стали активными участниками экономической деятельности в стране [4, с. 124].

Приватизация предприятий, внедрение новейших технологий привели к росту количественных и качественных показателей в промышленности. Однако продвижение политики либерализации натолкнулось на ряд проблем. Политика «вырастим в каждом квартале своего миллионера» не увенчалась успехом. Объясняется это тем, что крупные кредиты выдавались лишь избранным заемщикам либо кредит предоставлялся под значительные процентные ставки, неподъемные для простого обывателя или мелкого торговца. «Политика экономической демократии» привела к быстрому обогащению членов правительства, депутатов, торгово-промышленной буржуазии. Если в 1950 г. число предпринимателей, представивших налоговую декларацию, составляло 45774, то в 1960 г. было подано более 210 тыс. деклараций [5, с. 124]. В 1953 г. в Турции насчитывалось 11 миллионеров, к 1960 г. их число увеличилось до 110; 227 промышленников имели доходы от 500 тыс. до 1 млн. лир в год, доходы от 20 тыс. и более – более 500 тыс. предпринимателей [6, с. 165]. Процесс концентрации и централизации капитала проявился более всего в относительно развитых отраслях обрабатывающей промышленности – сахарной и текстильной. Из новых отраслей промышленности довольно высокая степень концентрации отмечалась в цементной промышленности, однако тяжелая промышленность переживала не лучшие времена.

В рабочем вопросе правительство А. Мендереса проводило непоследовательную и несбалансированную политику. Одним из предвыборных лозунгов правящей партии было предоставление свободы профсоюзам. С приходом к власти ДП этот лозунг был успешно забыт. Создавая видимость решения рабочего вопроса, ДП активно поддерживала создание новых профсоюзов. По закону о профсоюзах последние не могли заниматься общественно-политической деятельностью, но через профсоюз, в частности путем насаждения своих ставленников во главе профсоюзов, ДП удалось создать мощную сеть профессиональных организаций, занимавших полностью проправительственную позицию. В деятельности турецких профсоюзов в 1950–1960 гг. на первый план выдвигались вопросы, связанные с борьбой за улучшение экономического положения рабочего класса: увеличение заработной платы, расширение социального страхования, улучшение жилищных условий. На созванной в феврале 1954 г. Ассамблее труда, носившей совещательный характер, были приняты рекомендации правительству по 28 пунктам, касавшиеся социально-экономиче­ского положения рабочего класса, и в том числе – о пересмотре старого закона о труде, принятии закона о труде в сельском хозяйстве, пересмотре закона о профсоюзах, о коллективных договорах, об отношении к забастовкам, установлении шкалы заработной платы и т.д. Поскольку правительство не было связано этими рекомендациями, подавляющая часть их не была выполнена. Дискуссии в Меджлисе вокруг социальных проблем, происходившие по инициативе оппозиционных партий, выявили полное нежелание идти навстречу профсоюзам и отсутствие у них каких-либо реальных планов увеличения занятости и уменьшения безработицы. Другой ошибкой было то, что в процессе межпартийной борьбы правящая ДП и оппозиционная Народно-Республиканская Партия (НРП), борясь за влияние на рабочий класс, стремились оградить его от участия в общественно-политической жизни страны.

ДП пыталась создать видимость того, что проблема урегулирования отношений между рабочими и работодателями разрешается вполне успешно. Широко рекламировались законодательные акты в сфере социальных отношений, которые были приняты в 50-е гг. В начале 1952 г. был утвержден закон о частично оплачиваемом (в размере 50%) выходном дне, который распространялся лишь на предприятия с 10 и более рабочими. В последующие годы были внесены изменения в закон о труде, действие которого распространялось на мелкие предприятия, имевшие от четырех до девяти наемных рабочих. Под давлением требований рабочих правительство приняло закон о шкале заработной платы. Этот закон распространялся менее чем на половину вилайетов страны и только в основных отраслях промышленности. Были расширены некоторые виды страхования. На конец 1959 г. страхованием было охвачено 526,5 тыс. рабочих, в то время как на основную массу рабочих (более 1,7 млн.), занятых на мелких кустарных предприятиях и в сельском хозяйстве, страхование по закону не распространялось. Отмеченные выше уступки носили частичный характер. Некоторые из них, например Закон о шкале заработной платы, при практическом применении ввиду роста инфляции, дороговизны жизни фактически теряли свое значение [7, с. 96]. ДП под различными предлогами отказывалась предоставить рабочим профсоюзам основные права, и прежде всего право на забастовку, которое позволило бы им бороться за свои экономические интересы, улучшение социальных условий. Главный аргумент отказа заключался в том, что если на 1952 г. было зарегистрировано 11300 безработных, то в 1958 г их стало 50900, в 1959 г. – 53300, а в I960 г. – 57300 тыс. человек. Лишь в апреле 1960 г. правительство ДП, руководствуясь прежде всего соображениями предстоявшей избирательной кампании, провело через Меджлис закон о ежегодном оплачиваемом отпуске для рабочих и служащих промышленных предприятий, подпадавших под действие закона о труде [8, c. 98].

Для развития аграрного сектора ДП инициирует принятие ряда законопроектов о субсидировании сельского хозяйства турецкими банками. А. Мендерес объявил своей главной задачей в деревне превращение Турции в основного экспортера зерновых. Однако для этого нужно было провести реформы в селе. Труд крестьян был ручным, сельское хозяйство нуждалось в технике и модернизации средств производства. Правительство А. Мендереса, заручившись кредитной поддержкой США, согласно плану Маршалла, закупило американские тракторы, комбайны, сеялки, средства орошения и осушения, минеральные удобрения и другие средства производства. В рамках программы механизации села с 1950–1956 гг. было закуплено более 40 тыс. тракторов и сельскохозяйственных машин.

Эти меры имели положительный характер: в турецкой деревне появляются объекты инфраструктуры, асфальтированные дороги, очистные сооружения, проводится мелиорация земель, осушение болот, на смену карапасану пришел трактор, расширялись посевные площади под зерновые. Сельскохозяйственная техника, обеспечившая ряд преимуществ в отношении ручного труда, требовала горючесмазочные материалы, постоянно росли цены на запасные части. Тракторный парк состоял из машин американского и европейского производства порядка 60 моделей. Однако снабжение запасными частями шло только из США согласно плану. На европейские модели машин запчастей просто не было, владельцы тракторов самостоятельно купить их не могли. Анкарский тракторный завод работал с перебоями из-за недостатка машинокомплектов и также не мог покрыть износ тракторного парка. Массовый отток крестьян из деревни, естественный прирост населения, несмотря на увеличение посевных площадей, привели к тому, что Турция оказалась не в состоянии обеспечить себя зерном.

Рост социального неравенства в турецкой деревне и обнищания крестьянских масс явился логическим результатом политики ДП. Известный турецкий писатель Якуб Кадри Караосманоглу в ответ на заявление министра правительства ДП Самеда Агаоглу, что теперь нельзя найти в Анатолии того, что описано было в его вышедшей в начале 20-х гг. ХХ в. книге «Чужак», писал, что посетив многие деревни, он не нашел в них отмеченных министром изменений: «Я знакомился с крестьянами, составляющими там большинство, с их материальным и нравственным уровнем, и какой-либо разницы по сравнению с прежним временем не нашел. По-прежнему все ходят в лохмотьях, с бледными лицами, и если я спрашивал о ком-либо, мне отвечали, что ”ушел в Стамбул искать работу”» [9, c. 170]. Недостаточность кредита, в частности, совсем мизерные размеры кредита для крестьян при наделении их землей исключали возможность увеличения производства. Правительство А. Мендереса в связи с финансовым кризисом, начиная с 1958 г., уменьшило кредиты для сельского хозяйства и поставило таким образом крестьянские хозяйства в ещё более трудное положение. Низкая доходность крестьянских хозяйств вела к увеличению задолженности кредитным кооперативам, которую крестьяне были не в состоянии погасить. Чтобы не допустить потери голосов крестьян, ДП прибегала к рассрочке крестьянской задолженности. Перед выборами 1957 г. ДП, испытывая большие опасения за их исход, приняла решение о рассрочке крестьянской задолженности Сельскохозяйственному банку в сумме 200 млн. лир сроком на пять лет [10, с. 172].

Предварительный маневр лидеров ДП был вызван опасениями, что недовольство средних городских слоев может распространиться на крестьянство, и тогда усилий партии может оказаться недостаточно для обеспечения победы. Политические партии, боровшиеся между собой за влияние на крестьянство, не имели реальной программы, которая была бы направлена на разрешение аграрного вопроса, поднятие жизненного уровня широких крестьянских масс. Демократическая партия, сделав главный упор в сельскохозяйственной политике на развитие помещичьих и кулацких хозяйств, способствовала ускорению дифференциации среди крестьянства, превращению значительной части сельского населения в бесправных пауперов. Острейшая социальная проблема в сельском хозяйстве – проблема занятости – в результате политики ДП была еще более обострена. Развитие сельского хозяйства в 50-е годы, его механизация ускорили развитие капиталистических отношений, классовую дифференциацию в деревне. Масса беднейших и бедных хозяйств оказалась разоренной, возросла численность сельскохозяйственного пролетариата, четко обозначился мигрирующий поток из деревни в город. Нахлынувшие в город крестьяне вливались в ряды безработных, пауперов, образовывали на окраинах новые и новые кварталы трущоб – геджеконду. Обездоленные массы людей и эти кварталы надолго стали источником повышенной социальной напряженности. В результате земельной реформы сотни тысяч крестьянских семей получили мелкие земельные наделы. Но они не имели возможности пользоваться кредитами, благами модернизации сельского хозяйства и по-прежнему обрабатывали землю кара-сабаном (деревянным плугом), постоянно оставаясь на грани разорения. Эти слои сельского населения также не имели причин быть довольными политикой ДП [11, с. 52].

Проблему подъема сельского хозяйства А. Мендерес пытался решать, опираясь на американскую помощь и национальную буржуазию Турции. Однако помощь была принята, а обеспечения необходимых темпов роста сельскохозяйственного производства не было.

Низкий уровень развития собственной промышленности также существенно тормозил развитие сельского производства. Правительство понимало необходимость проведения широких аграрных преобразований, однако буржуазия этого не понимала или не хотела понимать, что загнанный и забитый турецкий крестьянин не мог поднять производительность примитивными орудиями труда.

С приходом к власти ДП концентрирует в своих руках все сферы государственного аппарата. Новое правительство провело чистку государственного аппарата от лиц, связанных с её предшественницей ДП – Народно-Республи­канской Партией (НРП). Отправлены в отставку все губернаторы вилайетов, мэры городов, начальники уездов. На их место были назначены сторонники ДП. Смена партий у власти привела к ряду изменений как во внутренней, так и во внешней политике. Правительство заключило ряд договоров о военном сотрудничестве и взаимопомощи с США. Налаживались отношения с Израилем. Был подписан ряд дипломатических соглашений с СССР.

В 1952 г. Турецкая республика вступила в НАТО, с 1959 г. на ее территории размещаются тактические ракеты среднего радиуса действия, развертываются радарные установки, между Турцией и США был заключен ряд военных договоров, в основном договоры о поставке вооружений и обучении военных [12, c. 32]. А в 1955 г. Турция стала страной – основателем Организации центрального договора, известного как СЕНТО. Создание этой организации было одной из задач американской стратегии противостояния социалистическому блоку.

Первые годы правления Демократической партии ознаменовались заметными успехами в экономическом развитии: было построено множество фабрик, открыты филиалы некоторых иностранных компаний. Высокими темпами осуществлялась механизация сельского хозяйства, что позволило значительно увеличить площади обрабатываемых земель и валовый сбор по основным продовольственным и техническим культурам.

Социально-экономические реформы в Турецком обществе были встречены поначалу с большим оптимизмом и воодушевлением. С усилением ориентации Турции на Запад в обществе стали прививаться ценности западного мира (свобода слова, мысли). Рабочим предоставлялся оплачиваемый выходной день, устанавливалась твердая шкала заработной платы, однако национальная буржуазия не стремилась обеспечить материальное и духовное благосостояние турецкого рабочего. Аграрный вопрос также не был решен полностью, ощущалась большая нехватка земли. Банковскими кредитами мелкие хозяйства не обеспечивались, стремительно росло число разорившихся крестьян, которые пополняли ряды городской бедноты.

Ни экономический, ни социально-политический курс не имели четкой направленности, у партии не было четкой и ясной программы осуществления реформаторской политики, вследствие чего реформы носили несбалансированный и размытый характер. Первые экономические преобразования в Турции проходили под популярными лозунгами: ликвидации «экономически неэффективного госсектора», «развития рыночной экономики» и «свободного предпринимательства» [13, с. 210]. В экономической политике правительство Демократической партии сделало основной упор на повышении темпов роста, что и было достигнуто ценой увеличения дефицита в системе госфинансов. Для насыщения рынка потребительскими товарами, а также облегчения производителям доступа к импортным компонентам производства в значительной мере был либерализован импорт.

Так начинался трудный и длительный процесс перехода страны к рыночной экономике. Однако политика социально-экономических реформ потерпела неудачу. Это было связано со следующими факторами. Попытка распродажи – приватизации госсектора – не удалась. Объективной причиной этого было то, что у турецкой национальной буржуазии на приватизацию не хватило средств. Пришедшая к власти буржуазия не стремилась вкладывать капитал в индустриализацию страны. Попытки модернизации производства были предприняты, но условий для создания основной базы и налаживания устойчивой работы средств производства не было создано. Объясняется это следующим. Оттеснив от власти «худо-бедно» руководившую базовыми отраслями бюрократию, турецкие предприниматели устремилась в более прибыльные сферы приложения капитала: экспортно-импортные операции, посредническую деятельность с западными инвесторами, банковские махинации. Грубейшей ошибкой экономической политики Демократической партии стало противопоставление частного сектора государственному, а также полное отсутствие надлежащего контроля со стороны государства над экономикой, что привело к тяжелейшим последствиям в экономическом состоянии Турецкой Республики.

Экономическая либерализация сопровождалась ужесточением политиче­ского режима. Таким образом, ДП, бывшая некогда оппозиционной и выступавшая против диктатуры правившей Народно-республиканской партии, сама достаточно быстро пошла по пути создания собственной диктатуры. При этом руководство ДП активно использовало этнические и конфессиональные формы мобилизации общественного мнения в свою пользу. С середины 50-х годов правительство начинает подавлять свободы, которые само же предоставило [14, c. 178].

Реформы ДП – отмена цензуры, объявление свободы слова, печати, свободы выбора вероисповедания и многие другие либеральные свободы – носили в целом прогрессивный характер. Однако этот опыт либерализации оказался неудачным, тяжелые социально-экономические последствия такой политики привели к выступлению патриотически настроенных военных и отстранению в 1960 г. ДП от власти.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

Похожие:

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconИнститут непрерывного образования центр евразийских и международных исследований
Геополитика и экономическая динамика Евразии: история, современность, перспективы: материалы II евразийского научного форума (1-3...

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconРоссийская Академия Наук институт международных экономических и политических...
Работа включена в план приоритетных исследований имэпи ран на 2004-2006 гг. (Тема 2)

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconИтоговое заявление участников Четвертого российско-абхазского делового форума
Республики Абхазия г. Сухум состоялся Четвертый российско-абхазский деловой форум «Россия и Абхазия: достижения межрегионального...

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconСтратегия кнр в интеграционных процессах в атр
Работа выполнена в Центре евразийских исследований фгоу впо «Дипломатическая академия мид россии»

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconБалтабаева Мээрим Талантовна
Кыргызский Экономический Университет, Институт Непрерывного Открытого Образования, «Экономика и управление на предприятии»

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconКонференции «Российское образование в зеркале международных сравнительных...
Международная конференция «Российское образование в зеркале международных сравнительных исследований» проводилась по инициативе Российской...

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconИнститут международных экономических и политических исследований
Механизмы интеграции инвестиций при переходе на инновационный путь развития экономики россии

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconКонцепция развития системы непрерывного образования в Российской...
Сфера непрерывного образования совокупность нормативных актов, образовательных программ и модулей, учебных заведений и организаций,...

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconМеждународных отношений (университет) мид россии центр постсоветских исследований
Россия, г. Москва, 119454, пр. Вернадского 76. Tel.: (7-495) 434-8622; 434-9163, fax: (7-495) 434-2044

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconЦентр Стратегических Исследований при Президенте Азербайджанской Республики
Институт Востоковедения им акад. З. М. Буниятова нана, Совет молодых ученых ив ран, Министерство Молодежи и Спорта Азербайджанской...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную