Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований






НазваниеИнститут непрерывного образования центр евразийских и международных исследований
страница13/32
Дата публикации12.09.2017
Размер4.41 Mb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > История > Документы
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   32

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:


  1. Зиганшин М.К. Российско-турецкие отношения на современном этапе / М.К.Зиганшин // Турция в новых геополитических условиях (круглый стол, март 2004 г.) / Отв. ред. Н.Ю.Ульченко. - М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2004. – С.4-7

  2. Стародубцев И.И. Турецкая электроэнергетика: история, развитие и потенциальные возможности для России / И.И. Стародубцев // Ближний Восток и современность. Вып.35 / Отв. ред. А.О.Филоник, М.Р.Арунова. – М.: Институт Ближнего Востока, 2008. – С.305-315

  3. Тринич Ф.А. Россия – Турция: состояние торгово-экономического сотрудничества / Ф.А.Тринич // Ближний Восток и современность. Вып.19 / Отв. ред. М.Р.Арунова. – М.: Институт Ближнего Востока, 2003. – С.265-273

  4. Ульченко Н.Ю. Россия и Турция: становление, развитие и перспективы «челночной» торговли / Н.Ю.Ульченко // Ближний Восток и современность. Вып.6 / Отв. ред. В.А.Исаев, А.О.Филоник. – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 1998. – С.217-226

  5. Кунаков В.В. О некоторых проблемах российско-турецких отношений / В.В.Кунаков // Ближний Восток и современность. Вып.16 / Отв. ред. М.Р.Арунова. – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2002. – С.363-367

  6. Ульченко Н.Ю. Экономические отношения республиканской Турции и России: история и современное состояние / Н.Ю.Ульченко // Турция: современные проблемы экономики и политики / Отв. ред. Е.И.Уразова. – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 1997. – С.110-121

  7. Киреев Н.Г. Среднесрочные и долгосрочные отношения Турции с Россией / Н.Г.Киреев // Ближний Восток и современность. Вып.4 / Отв. ред. М.И.Штемпель. – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 1997. – С.145-209

  8. Киреев Н.Г. Турецкая деловая элита о турецко-российских отношениях / Н.Г.Киреев // Ближний Восток и современность. Вып.9 / Отв. ред. В.А.Исаев, А.О.Филоник. – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2000. – С.70-114

  9. Каримов М.К. Современное состояние российско-турецких экономических связей / М.К.Каримов // Ближний Восток и современность. Вып.16 / Отв. ред. А.О.Филоник. – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2004. – С.335-338

  10. Уразова Е.И. К вопросу о региональном российско-турецком экономическом сотрудничестве / Е.И.Уразова // Ближний Восток и современность. Вып.16 / Отв. ред. М.Р.Арунова. – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2002. – С.384-388

  11. Егоров В.К. Россия-Турция: линия противоречий / В.К.Егоров // Ближний Восток и современность. Вып.9 / Отв. ред. В.А.Исаев, А.О.Филоник. – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2000. – С.320-329

  12. Мухаметдинов Р.Ф. Идейно-политические течения в постсоветском Татарстане (1991-2006 гг.) (Сопоставление с опытом Турции) / Р.Ф Мухаметдинов. – Казань: Издательство «Тамга», 2006. – 232 с.

  13. Киреев Н.Г. Турция - экономический партнер и политический соперник России в Евразии / Н.Г.Киреев // Россия на Ближнем Востоке: цели, задачи, возможности / Отв. ред. А.О.Филоник. – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2001. – С.78-105

  14. Хакимов Р.С. Тернистый путь к свободе (Сочинения. 1989-2006) / Р.С.Хакимов. – Казань: Татарское книжное издательство, 2007. – с.348-355

  15. Ягудин Б.М. О развитии политических, торгово-экономических и культурных отношений Татарстана и Турции в 90-е годы XX века / Б.М.Ягудин // Российско-турецкие отношения: история, современное состояние и перспективы / Отв. ред. Н.Ю. Ульченко, Г. Казган. - М.: Институт востоковедения РАН, 2003. - с.280-292

  16. Логунова С.Л. Экономическое сотрудничество Турции с Республикой Татарстан / С.Л.Логунова // Востоковедный сборник. Вып. 4 / Отв. ред. А.В.Федорченко, А.О.Филоник. – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2002. – С.113-123

  17. Мир глазами Татарстана = The World as seen by Tatarstan / ред.: Т. Акулов, Р. Хакимов, Э. Хабибуллин. – Казань: Eurasia, 2004. - 142 с.

  18. Кадыров Б.Г. Турция и Китай – стратегические партнеры России и Татарстана / Б.Г.Кадыров, Д.Ф.Санлыер. – Казань: Познание, 2007. – 51 с.

  19. Между Западом и Востоком. Хронология основных международных визитов и встреч Президента Республики Татарстан М.Ш. Шаймиева. 1992-2006 гг. – Казань, 2007. – 45 с.

  20. Коптевский В.Н. Россия-Турция: этапы торгово-экономического сотрудничества / В.Н.Коптевский. – М.: Институт востоковедения РАН, 2003. – 431 с.

  21. Волкова С.Л. Некоторые аспекты экономического сотрудничества Турции с субъектами Российской Федерации - Северного Кавказа, Поволжья и Урала / С.Л. Волкова // Современная Турция: проблемы и решения / Отв. ред. Н.Ю.Ульченко, Е.И.Уразова. – М.: Институт Ближнего Востока, 2006. – С.173-183

  22. Каримов М.К. Современное состояние российско-турецких экономических связей / М.К.Каримов // Ближний Восток и современность. Вып.24 / Отв. ред. А.О.Филоник. – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2004. – С.335-338

  23. Турция – ведущий внешнеторговый партнер Татарстана [Электронный ресурс] // Департамент внешних связей Республики Татарстан. - URL: http://www.tatar.ru/?node_id=1185&full=3483

  24. Ворошилова Е.В. Торгово-экономические связи Татарстана и Турции // Турция-Татарстан: на пути к стратегическому партнерству: материалы Международной научно-практической конференции, 23 ноября 2007 года / Е.В.Ворошилова / Науч. ред. В.Г.Тимирясов. - Казань: Познание, 2008. – С.23-24

  25. Галиуллин А.М. Особенности туристско-рекреационного комплекса Татарстана и Турции // Турция-Татарстан: на пути к стратегическому партнерству: материалы Международной научно-практической конференции, 23 ноября 2007 года / А.М.Галиуллин / Науч. ред. В.Г.Тимирясов. - Казань: Познание, 2008. – С.24-28

  26. Колобов О.А. Современные турецко-российские отношения. Проблемы сотрудничества и перспективы развития / О.А.Колобов, А.А.Корнилов, Ф.Озбай. – Нижний Новгород – Стамбул: ИСИ ННГУ, 2004. – 323 с.

  27. Озбай Ф. Развитие турецко-российских отношений в 90-е годы ХХ века: Автореф. дис… канд. ист. наук: 07.00.15 / Нижегородский государственный университет им. Н.И.Лобачевского. – Нижний Новгород, 2004. – 29 с.

  28. Кабирова А.Х. О развитии торгово-экономических связей Татарстана с Турцией // Турция-Татарстан: на пути к стратегическому партнерству: материалы Международной научно-практической конференции, 23 ноября 2007 года / Науч. ред. В.Г.Тимирясов. - Казань: Познание, 2008. – С. 61-62

  29. Фасхутдинов К.Ф. Экономические и культурные связи Татарстана и Турции / К.Ф. Фасхутдниов. – Казань, 1996. – 30 с.

ЕЛЕНА ВОЕВОДА
ПРОФЕССИОНАЛЬНА ЯЗЫКОВАЯ ПОДГОТОВКА

СОТРУДНИКОВ МИД КАК ОТРАЖЕНИЕ

ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ И ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНТЕРЕСОВ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА:

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ
В связи с тем, что по территории, населению и разнообразию этнокультур Российское государство является евразийским, Российское внешнеполитическое ведомство всегда рассматривало языковую подготовку дипломатов как один из способов освоения новых территорий и продвижения российских политико-экономических интересов в зарубежных странах. В зависимости от вектора внешней политики, приоритет получали западные (европейские) языки или восточные языки.

В начале XVIII века внешняя политика России была ориентирована, преимущественно, на развитие отношений с Западной Европой. Это было обусловлено необходимостью заявить о России как о государстве европейского типа. Для строительства флота и налаживания промышленности Петр I приглашал на службу иностранцев, но одновременно занимался подготовкой образованных российских специалистов. Весь XVIII век Россия заключала и разрывала союзы и воевала – на Балтике, с Османской империей и с Персией. В сферу российских политических и торговых интересов в Европе входили Голландия, Пруссия, Саксония, Англия, Австрия, Франция. Из этого ясно, что востребованными были, одной стороны, немецкий язык и латынь – международный язык дипломатии, а с другой стороны – восточные языки.

В 1717 г. Коллегия иностранных дел отправила группу из тридцати трех студентов в Кёнигсберг для изучения иностранных языков (немецкого, латинского, французского) и других наук. К сожалению, обучение было организовано без учета интересов Российского государства. Тем не менее, через 3 года выпускников определили на службу в Коллегию Иностранных Дел и Адмиралтейскую Коллегию. [1, л, 13]

Более удачно было организовано обучение российских студентов во второй половине XVIII века (1765-1774) в Оксфорде, Лейдене и Геттинге, где 14 российских студентов обучались греческому, еврейскому, французскому, арабскому языкам и языку страны пребывания, а также другим наукам. Правительство придавало особое значение европейской подготовке российских студентов: инструкцию для студентов написал сам руководитель внешнеполитического ведомства Н.И. Панин. Особое внимание обращалось на приобщение к социокультурным особенностям страны пребывания. Студенты должны были «для перемены в их ндравах и наречии ездить всякое воскресенье в город, чтоб приобыкнуть могли к светскому общению». [2, л. 19–19 об.] В силу разных причин по возвращении лишь половина молодых ученых смогла приступить к государственной службе. В дальнейшем необходимость подготовки кадров за рубежом отпала – КИД стала брать на службу выпускников Московского, Казанского и Санкт-Петербургского университетов.

Открытие в России университетов и гимназий в значительной степени упростило процесс подготовки специалистов для дипломатического ведомства. В XVIII веке востребованным был немецкий язык (союзы с Пруссией, Саксонией и Австрией). Великая Французская революция (1789-1794) и последовавшие затем Наполеоновские войны стимулировали интерес к изучению французского языка. Поскольку упомянутые языки преподавались в гимназиях и университетах, отпала необходимость осуществлять специальную подготовку для сотрудников дипломатического ведомства. К началу XIX века французский язык превратился в язык дипломатии.

Теперь посмотрим на Восток. Кяхтинский договор, подписанный в 1727 представителями России и Китая, не только зафиксировал границу и разграничил торговлю между двумя странами, но и юридически оформил существование в Пекине Российской духовной миссии. Отметим, что много лет духовная миссия выполняла и дипломатические поручения. Но основной задачей членов миссии было изучение китайского и маньчжурского языков, а также быта, традиций и культуры Китая. При Пекинской духовной миссии постоянно находилось несколько учеников от КИД. Там получили образование многие переводчики КИД, в том числе Илларион Рассохин и Алексей Леонтьев – выдающиеся отечественные синологи. [3, л. 3]

Российская внешняя политика на Востоке во многом определялась отношениями с могущественными соседями. Напомним, что Османская империя в то время занимала территорию не только современной Турции, но и всего Балканского полуострова, а также части Северной Африки. Поэтому на юге и юго-западе Россия граничила с могущественной восточной империей, а на юго-востоке – с претендовавшей на Закавказье Персией. В то же время, расширение границ Российской империи привело к освоению новых земель между Каспийским и Черным морями, за Уралом и к интенсивному развитию торговли. Но для эффективной работы государственных служащих с местным населением и функционирования российских миссий за рубежом были необходимы переводчики и толмачи, владевшие восточными языками.

По решению Сената в 1747 г. в Астрахани и Кизляре были открыты школы Азиатских языков, которые готовили переводчиков со знанием калмыцкого, татарского, турецкого, персидского и армянского языков для государственной службы в КИД и Военной коллегии. Астрахань была очень удачным местом для школы – учащиеся могли получать языковую практику, выйдя за ворота школы. Cоциальный и национальный состав учащихся менялся в зависимости от наличия требуемых кандидатов и владения нерусскими учащимися русским языком: от дворянских до солдатских детей. В 1753 г. был определен в ученики татарин Юсуп Китаев, который позже стал известным переводчиком и служил в КИД. [4, л. 50] По прошению вдовы переводчика Ибраима Бодирова в школу был зачислен его сын Халиль, которого отец научил читать и писать на татарском, русском, персидском и арабском языках.

Обучали мальчиков профессиональные переводчики, но для занятий не хватало учебных материалов. Помогала практика, которую учащиеся проходили в калмыцких улусах и в Астраханской Губернской канцелярии, где их обязывали выполнять переводы. Лучших учеников посылали на стажировку в Персию. Многие выпускники стали хорошими переводчиками и достигли высокого положения. Илья Муратов службу закончил Действительным Статским Советником КИД. [5, л. 2–5]

Школа Азиатских языков в Астрахани существовала до конца 60-х годов XVIII века. Но подготовка переводчиков-ориенталистов не прекращалась в течение всего XIX века. Выпускники училищ, владеющие татарским, турецким и персидским языками требовались для службы в МВД, в Губернских канцеляриях, в судах, на таможнях и пр. Если вспомнить, что Россия осваивала не только калмыцкие степи и прикаспийские территории, но и Крым, Бессарабию, Сибирь, станет ясно, каков был вектор внутренней политики империи: приучить местное население жить по законам Российской Империи. Вопрос об организации школ и училищ восточных языков находился в ведении Министерства Народного Просвещения, деятельность которого курировалась МИДом.

Подготовка переводчиков восточных языков (в первую очередь – татарского) осуществлялась в специальных классах, открытых в 1800 г. при Казанской гимназии, и в 1803 г. при главном Народном училище в Казани. Классы татарского языка были также открыты при Оренбургском и Тобольском Главных Народных Училищах. При Иркутской гимназии имелся класс японского языка. [6, л. 26–27]

В 1804 г. открылся Казанский Университет, который, с появлением Восточного факультета, стал признанным центром востоковедения. Регулярно трех находящихся на казенном содержании студентов Казанского Университета готовили к службе в МИД: в год открытия университета КИД запросила «для снабжения Коллегии искусными переводчиками Татарскаго языка распорядить так, чтобы всегда трое находящихся на казенном содержании Студентов Казанскаго Университета по склонности своей и по выбору Начальства особливо приготовляемы были для оной должности». [6, л. 96] С появлением Восточного факультета была реализована идея создания Училища восточных языков в Казани.

В 1823 г. при Азиатском Департаменте МИД было открыто принципиально новое учебное заведение – Учебное отделение Восточных языков, учрежденное «с целью приготовления молодых людей к драгоманской службе при Императорских миссиях и Консульствах на Востоке». [7, л. 6] Квалифицированный драгоман не только владел языком, но также знал «нравы и обычаи» стран Востока, что позволяло эффективно осуществлять переговоры и отстаивать интересы Российского государства.

В разное время в Учебном Отделении работали такие профессора как Барон Демезон, Мирза Казем-бек, Мирза Джафар Топчибашев, Селим Нофаль, Жан Франсуа Деманж, и др. В первые годы в Отделении преподавалось шесть предметов: арабский, персидский, турецкий, новогреческий и французский языки и мусульманское право. Преподавание велось по-французски и по французским учебным пособиям до тех пор, пока не появились пособия, написанные российскими профессорами-востоковедами: Болдыревым, Казем-Беком, Гирсом, Демезоном и др. За свой фундаментальный труд «Свод мусульманских законов» Барон Демезон был награжден Орденом Св. Владимира 3 степени. Позже добавились татарский (1888), итальянский, английский языки, международное право и нумизматика. Изучение пяти языков было обязательным для всех студентов Отделения. Учебное Отделение Восточных языков стало первым в истории российского внешнеполитического ведомства высшим учебным заведением, получив этот статус в 1835 году.

Возникает вопрос: зачем было открывать специальное учебное заведение для подготовки дипломатов-востоковедов, если существовали Восточные Факультеты в университетах Санкт-Петербурга и Казани, а также Лазаревский Институт Восточных языков? Дело в том, что в университетах основное внимание уделялось теории и истории языка, изучению классической литературы. Приходя на дипломатическую службу, выпускники были вынуждены, практически, заново учить языки и особенности их профессионального применения.

Уже в XIX – начале XX века ученые и опытные дипломаты утверждали, что иностранные языки для профессиональных целей необходимо изучать параллельно с изучением культуры народов, говорящих на этих языках, формируя у студентов понимание социокультурных особенностей страны изучаемого языка. Что касается Востока, то здесь рекомендовалось начинать с изучения истории, географии, политического и экономического развития всего региона, а не только отдельно взятых стран. В 1913 году Инспектор русско-китайской школы в Пекине Брандт отмечал, что «растущия с каждым годом наши сношения» и деловые связи с Китаем все более и более вызывают потребность в специально подготовленных для сего лицах, которые своим знанием китайскаго языка, страны и местных условий облегчали бы эти сношения и способствовали их развитию» [8, л. 71]

В конце XIX века положение на Дальневосточных границах империи заставило МИД в очередной раз открыть 2 школы переводчиков и толмачей при российских консульствах – в Урге (Улан Баторе) и Кульдже для подготовки переводчиков китайского, монгольского и маньчжурского языков. Ученики набирались «не моложе 16 лет из окончивших курс в низших учебных заведениях», в основном, из казачьего сословия. Обучение длялось пять лет. [9, л. 28–28 об.] Переводчики и толмачи были необходимы в губернаторствах Восточной и Западной Сибири, Семиреченской области, Приамурье, Забайкалье – везде, где проходила граница и шла торговля. Военное ведомство, на случай войны, направляло на учебу офицеров.

Российский консул в Урге Шишмарев писал 13 мая 1907 г. Посланнику в Пекине: «В виду такого положения выступает действительно настоятельная необходимость, ради русских политико-экономических требований, а тем более в предвидении будущаго, учредить значительную щколуи именно в Урге, для подготовки переводчиков и толмачей и вообще для лиц, желающих изучать языки монгольский, китайский и маньчжурский, могущих своею деятельностью приносить пользу на поприще официальных торговых и других сношений». [10, л. 159 об.]

С 1864 г. по 1914 г. школу переводчиков и толмачей в Урге окончили 85 человек, из них 84 работали по специальности. [10, л. 183–186] Статистических данных по Кульдже, к сожалению, нет, но известно, что после 1917 г. в Кульдже осталось много русских, часть школ для русских детей продолжала работать. Сейчас в Кульдже действует русско-китайская школа для русских китайцев. [11]

Октябрьская революция 1917 г. нарушила работу многих учебных заведений, в т.ч. УОВЯ. После двух лет бездействия в 1919 г. возобновилась языковая подготовка сотрудников, и были созданы Курсы иностранных языков для переподготовки дипломатов, но молодых специалистов стали набирать из университетов. В 1944 г. Международный факультет МГУ был преобразован в МГИМО. Через 2 года в институте появились первые иностранные студенты. Все они дополнительно изучали русский язык и культуру. Русский язык, преподаваемый как иностранный, стал еще одним инструментом в продвижении геополитических интересов СССР. В 1954 г. МГИМО объединили с Московским институтом востоковедения и передали уникальную библиотеку Лазаревского института. А в 1958 г. на базе Института Внешней торговли в МГИМО был открыт факультет Мкждународных экономических отношений.

Геополитические и экономические интересы государства, как и прежде, определяют выбор языков, которые предлагаются студентам для изучения. Сегодня, когда английский язык превратился в глобальный, его изучение является обязательным для всех студентов МГИМО. Однако сегодня, когда процесс глобализации экономики вызвал процесс обостренной самоидентификации, знание языка и культуры страны пребывания особенно важно для достижения взаимопонимания между партнерами по переговорам. Поэтому в МГИМО, где сегодня изучается 52 языка, все студенты обязательно учат 2 иностранных языка (один из них – английский). Новое в нашей работе – это изучение редких языков, в том числе – языков стран СНГ и Прибалтики. Как и прежде, многие студенты выражают желание изучать восточные языки. Одним из способов эффективной подготовки специалистов со знанием восточных языков является подготовка абитуриентов на Курсах редких языков, где школьники во второй половине дня изучают один из восточных языков и европейский язык. В 2009 г. был проведен набор слушателей в группы арабского, китайского и турецкого языков на двухгодичную программу и в группу персидского языка на одногодичную программу.

Основные направления в профессиональной языковой подготовке специалистов-международников следующие: формирование профессионально значимых компетенций, подготовка к межкультурной коммуникации, использование информационных технологий.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   32

Похожие:

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconИнститут непрерывного образования центр евразийских и международных исследований
Геополитика и экономическая динамика Евразии: история, современность, перспективы: материалы II евразийского научного форума (1-3...

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconРоссийская Академия Наук институт международных экономических и политических...
Работа включена в план приоритетных исследований имэпи ран на 2004-2006 гг. (Тема 2)

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconИтоговое заявление участников Четвертого российско-абхазского делового форума
Республики Абхазия г. Сухум состоялся Четвертый российско-абхазский деловой форум «Россия и Абхазия: достижения межрегионального...

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconСтратегия кнр в интеграционных процессах в атр
Работа выполнена в Центре евразийских исследований фгоу впо «Дипломатическая академия мид россии»

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconБалтабаева Мээрим Талантовна
Кыргызский Экономический Университет, Институт Непрерывного Открытого Образования, «Экономика и управление на предприятии»

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconКонференции «Российское образование в зеркале международных сравнительных...
Международная конференция «Российское образование в зеркале международных сравнительных исследований» проводилась по инициативе Российской...

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconИнститут международных экономических и политических исследований
Механизмы интеграции инвестиций при переходе на инновационный путь развития экономики россии

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconКонцепция развития системы непрерывного образования в Российской...
Сфера непрерывного образования совокупность нормативных актов, образовательных программ и модулей, учебных заведений и организаций,...

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconМеждународных отношений (университет) мид россии центр постсоветских исследований
Россия, г. Москва, 119454, пр. Вернадского 76. Tel.: (7-495) 434-8622; 434-9163, fax: (7-495) 434-2044

Институт непрерывного образования центр евразийских и международных исследований iconЦентр Стратегических Исследований при Президенте Азербайджанской Республики
Институт Востоковедения им акад. З. М. Буниятова нана, Совет молодых ученых ив ран, Министерство Молодежи и Спорта Азербайджанской...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную