Книга рассчитана на широкий круг читателей






НазваниеКнига рассчитана на широкий круг читателей
страница9/30
Дата публикации10.09.2017
Размер5.27 Mb.
ТипКнига
e.120-bal.ru > История > Книга
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   30
выразил волю к объединению южных и северных осетин в единое национально-государственное образование. Делегация Южнаса поставила вопрос объединения Севера и Юга Осетии на первом съезде осетинского народа во Владикавказе 15 июля 1917 г. (докладчик Нико Джиоев). Съезд указал, что политическое объединение «нельзя рассматривать вне зависимости от решения общего политического устройства всего Российского государства. (…) Если же Кавказские народы получат территориально-национальные автономии, то осетинам Северной и Южной Осетии предоставляется право на самоопределение»342. Необходимо подчеркнуть, что политические лидеры Южной Осетии намеревались осуществить реформы в социально-политической сфере по признанным демократическим традициям и законам. Так, например, существующие суды ликвидировались, устанавливались мировые судьи с демократической процедурой избрания. Уголовные дела разбирались судами присяжных заседателей, избранных всеобщим, равным, прямым и тайным голосованием. Для осетин Рачинского, Душетского и Горийского уездов создавалась особая секция окружного суда.

Радикальные позитивные мероприятия проводились и в сфере народного образования Южной Осетии, где вводилось поэтапно обучение на осетинском языке. Школы всех ступеней сводились в единую систему и национализировались. Кроме того, планировалось открыть много школ в осетинских сёлах вне пределов Юго-Осетии. Была образована компетентная комиссия из 6 человек по вопросу народного образования, куда вошли А. Тибилов, И. Санакоев, С. Бежанов и др.

Придавая особое значение дорогам, и в первую очередь транспорным коммуникациям с Северной Осетией, съезд образовал специальную дорожную комиссию в составе Р. Гаглоева, И. Собиева, А. Дзасохова, А. Фарниева и священника Д. Гаглоева.

Была также создана комиссия по расследованию деятельности в Южной Осетии царских властей, старшин и приставов343.

Следует особо подчеркнуть, что в Южнасе консолидированно работали представители большевиков, меньшевиков, эсеров и даже анархистов. Работали в Южнасе и представители духовенства. Так, например, культурно-просветительскую секцию возглавлял известный протоиерей Христофор Джиоев, под руководством которого были открыты начальные осетинские школы во всех приходах Рачинского, Шоропанского, Горийского и Душетского уездов, финансировавшиеся министерством просвещения Грузии. К концу 1918 г. в Цхинвале была открыта Осетинская гимназия, финансирование которой также взяло на себя министерство просвещения Грузии.

2-й съезд делегатов Южной Осетии работал в Цхинвале с 15 по 17 декабря 1917 г. Съезд постановил ввести в Юго-Осетии земскую власть и выделить в особую уездную административную единицу нагорную полосу Рачинского, Горийского и Душетского уездов с осетинским населением. Председателем Южнаса был избран член РСДРП с 1900 г. меньшевик Георгий Гаглоев, ставший затем депутатом Национального Совета Грузии (после геноцида южных осетин 1920 г. рассорился с Н. Жордания и вышел из партии меньшевиков; был членом КПСС, в 1937 г. расстрелян как «враг народа», в 50-е годы ХХ в. посмертно реабилитирован).

Параллельно и во взаимодействии с Южнасом возникали и другие центры политической самоорганизации южных осетин. Так, например, 23 августа в с. Ортев был организован Союз революционного крестьянства, который возглавил Георгий Кулумбегов. В состав его руководства вошли Исак Харебов, Гора Папуашвили, Синка Теделури, Коте Гассеев и др. В нём сильно было влияние большевиков. Союзу подчинялся вооружённый революционный отряд до 300 человек, из которых около половины имели опыт боевых действий на фронтах Первой мировой войны. Командовал отрядом широко известный в Южной Осетии своим мужеством, смелостью и отвагой Исак Харебов. Союз начал ликвидацию помещичьих владений, изгнонял и убивал помещиков, что вызвало тревогу меньшевистских властей Грузии, принявших решение о немедленном разоружении отряда.

По некоторым сведениям, в ноябре 1917 г. в осетинском селении Корнис был образован Совет крестьянских депутатов под руководством Василия (Митта) Хасиева, вернувшегося с фронта прапорщика-большевика. Заметим, что исследователь-историк В. Д. Цховребов ставил это под сомнение344. В свою очередь, другой опытный исследователь вопроса, доктор исторических наук, профессор Е. А. Джиоева считает, что «факт существования «Корнисского совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов» (именно так называет его В. Хасиев) не подлежит сомнению»345. Мы склонны согласиться с Е. А. Джиоевой, так как факт существования «Корнисского совета…» в 70-е – 90-е гг. XX в. подтверждали многие старожилы Южной Осетии.

Меньшевистское правительство Грузии направило в Цхинвал войска под командованием Коста Казишвили (Казиева) (осетина по национальности, сделавшего выбор в пользу грузинских властей). Ему были даны чрезвычайные полномочия и задание «залить кровью действующий в Юго-Осетии большевистский вулкан»346. Разоружение осетин он начал с направления отряда в с. Корнис, где грузинские солдаты взяли 40 человек заложников и потребовали выдать руководителей повстанцев. Однако правительственные войска Грузии были окружены вооружёнными крестьянами из соседних сёл, потребовавшими освободить заложников, а К. Казишвили с отрядом убраться из села. Гвардейцы с заложниками вышли из села в сторону Цхинвала. Тогда у с. Аркнет повстанцы на них напали и отбили заложников.

14 марта 1918 г. Союз провёл заседание, на котором докладчик, грузин Ила Беруашвили, рассказал о карательной акции, проведённой 13 марта народной гвардией, т. е. меньшевистскими воинскими формированиями, которые также называли себя красными отрядами, в с. Ередви (с преобладающим грузинским населением). Они попытались захватить членов Союза, но те с оружием вышли из села. Гвардейцы их преследовали и обстреливали, но захватить не смогли. Вернувшись в село, гвардейцы разграбили его, избили мужчин и взяли из села заложников в Цхинвал. Перед нападением на село К. Казишвили 20 февраля провёл там митинг, на котором выступавшие меньшевики обрушились на большевиков, бывших фронтовиков, и, что весьма характерно, обвинили грузин: «Нам известно, что вы состоите членами осетинского Крестьянского Союза и работаете с нашими вековыми врагами, осетинами. Россия вот уже 118 лет, как покорила и лишила Грузию свободы. Это столетнее мучение и терзание Грузия перенесла по вине осетин. Осетины тогда, как и теперь, помогли русским покорить Кавказ, а ведь осетины пришельцы, мы их приютили на нашей земле, но они, вместо благодарности, в любой момент готовы нанести нам рану в спину. Мы пролили много крови для свержения царского самодержавия, а когда добились независимости, вы, психически расстроенные, с нашими врагами – осетинами хотите создать анархию. Нет, этого не будет»347. В этих словах содержится практически полный идеологический набор, с которым грузинские национал-экстремисты начинали антиосетинское движение и осуществили второй раз геноцид южных осетин в 1989 – 1992 гг. Идеологический и психологический стереотип в отношении осетин как враждебной грузинам нации («образ врага») настолько укоренился в сознании значительной части грузин, что для последних осетины и вся Южная Осетия стали поистине демонизированным противником, против которого «необходимо вести» смертельную схватку. Называя осетин «нашими вековыми врагами», грузинские ура-патриоты однозначно ориентировались на уничтожение осетин. Такая ориентация в грузинском обществе всегда находила сторонников и подкреплялась принципом «кто не с нами, тот против нас!», придавая видимость «законности» всем антиосетинским акциям. Меньшевики Грузии, которых активно поддерживали и отдельные осетины, вроде Коста Казишвили (Казиева), создавали ещё один образ врага – из России, которая фактически спасла грузинский народ от геноцида, устроенного шахской Персией. Потешные идеологи и пресловутые агитаторы в Грузии периодически стремились напакостить России и русскому народу, создать из них образ врага. А для этого они охотно занимались софистикой, вырывая исторические события из их диалектической связи, передёргивая факты и т. д. Лишь таким образом можно было убедить хотя бы какую-то часть грузинского общества в том, что «Россия покорила Грузию» и «лишила грузинский народ свободы». И такая колониальная экспансия, по мнению меньшевиков Грузии, продолжалась к 1918 г. 118 лет. Главный пропагандистский вывод – грузины терпят «столетнее мучение» не только по вине России и русских, но и «по вине осетин», которые тогда, как и теперь, «помогли русским покорить Кавказ». Итак, по мнению грузинских меньшевиков, осетины помогли русским и России покорить Кавказ. Это, конечно, сильное преувеличение роли осетин на Кавказе и в судьбе России. Такая пропаганда истории является провокационной методикой формирования образа врага как из осетин, так и из России.

Коста Казишвили потребовал от осетин вступить в грузинскую гвардию или сдать оружие. Однако члены Союза спросили у Г. Кулумбекова, что им делать. Г. Кулумбеков разъяснил им, что вступать в грузинскую гвардию и сдавать оружие меньшевистскому правительству Грузии нельзя.

На заседании по докладу И. Беруашвили было принято постановление из двух пунктов: 1) оружия не сдавать, но приложить все меры для предотвращения столкновения и погасить инцидент; 2) в целях сохранения добрососедских отношений и общих интересов трудящихся обеих наций – грузин и осетин, необходимо подвергать расстрелу всех провокаторов, сеющих рознь и натравляющих грузин на осетин.

Выступивший на заседании Г. Кулумбеков рассказал о антироссийской политике Закавказского Сейма и о том, что его грузинский депутат Вешапели «трубит по всей Грузии об изгнании осетин и даёт директивы национал-демократическим организациям»348. Г. Кулумбеков до описываемых мартовских выступлений трудящихся Южной Осетии пользовался определённым доверием грузинских меньшевиков и воспринимался ими как один из тех осетин, кто сделал свой выбор в пользу Грузии. Поэтому ему 6 июля удалось некоторое время присутствовать на закрытом заседании меньшевистского актива в Цхинвале с участием приезжих из Тифлиса меньшевистских лидеров. В своих воспоминаниях он приводил цитату из выступления одного из руководителей грузинских меньшевиков Акакия Чхенкели: ««Нужно организованным путём Грузию очистить от пришельцев других наций». Этот головокружительный прыжок меньшевиков к националистам привёл меня в ужас»349. Будучи образованным и политически просвещённым человеком, Г. Кулумбеков, безусловно, понял, какая участь уготована существующей грузинской властью осетинам. Необходимо вновь обратить внимание на антиосетинскую риторику грузинских политиков и интеллектуалов - тех, кто формировал общественное мнение в Грузии накануне первого геноцида южных осетин летом 1920 г. Как видим, идея изгнания осетин из Южной Осетии, а также из районов Грузии уже 90 лет назад была «очень актуальной» для депутата Закавказского Сейма грузина Вешапели, у которого, надо полагать, были сторонники, единомышленники и покровители. Одним из них был А. И. Чхенкели, грузин, образованный и популярный в Грузии политик, страдавший, как и многие его коллеги, фанаберией «грузинской исключительности».

Г. Кулумбеков сообщил, что грузинские гвардейцы под командованием Коста Казишвили намереваются разоружить вооружённых людей в Цхинвальском и Джавском (Дзауском) районах, потому что правительство Грузии считает их для себя самыми опасными противниками. По докладу Г. Кулумбекова приняли постановление - сообщить о событиях Осетинскому Национальному Совету и просить через Национальный Совет Закавказский Сейм об отмене разоружения. Кроме того, постановили делегировать Антона и Николая Чочиевых в Тифлис (они не были приняты в Сейме) и провести митинг для решения вопроса о разоружении. Председательствовал на заседании грузин Г. Папуашвили.

15 марта 1918 г. в с. Ванат (рядом с с. Ередви) Южной Осетии состоялся многотысячный митинг повстанцев. На нём был заслушан приказ К. Казишвили о немедленной сдаче оружия и выработаны контртребования об удалении помещиков из Горийского уезда и раздаче их земли крестьянам. Повстанцы также потребовали удалить из Цхинвала К. Казишвили с его подчинёнными. На митинге было заявлено, что «доносчики, сеющие национальную рознь и извращающие борьбу красных партизан, будут по революционному закону строго наказаны, вплоть до расстрела»350. 16 марта повстанцы обратились с воззванием к меньшевистским войскам Грузии в Цхинвале, где призвали их прозреть и перестать выступать против собратьев. Относительно оружия там было сказано: «Нам винтовки дала Советская Россия и можем отдать их только Советской власти»351. О поставках оружия из России в Южную Осетию архивных документов нам не удалось найти, хотя известный исследователь данного вопроса, профессор Б. З. Плиев писал, что когда Советская власть победила на Северном Кавказе, югоосетинские повстанцы получали оружие и из этого района. Анализ документов и фактов истории позволяет утверждать, что оружие, скорее всего, было привезено возвращавшимися с фронтов Первой мировой войны солдатами. Кроме того, оружие могли раздобыть и на местах, в основном разоружением представителей царских и меньшевистских властей. А мнение уважаемого Б. З. Плиева преследовало, по-видимому, пропагандистские цели.

18 марта 1918 г. на окраине Цхинвала, в с. Дгвриси (Дыргъуис) состоялся многотысячный митинг, где принимали участие и делегаты Союза революционного крестьянства, и представители меньшевиков, в том числе Г. Гаглоев, возглавлявший в то время Южнас, и К. Нинидзе. На митинге присутствовали К. Казишвили, уездный комиссар Г. Мачабели и видный меньшевик С. Кецховели. В ходе выступлений позиции сторон были ясно высказаны, после чего Г. Папуашвили закрыл митинг со словами о том, что в борьбе предстоит добиваться свободы. Непосредственно на митинге началась перестрелка повстанцев с меньшевистскими воинскими формированиями. Повстанцы начали наступление на правительственные войска Грузии в Цхинвале. Ожесточённое сражение продолжилось и на следующий день на улицах города. К вечеру Цхинвал был взят. К. Казишвили, Г. Мачабели и С. Кецховели были убиты, около 800 грузинских народногвардейцев взято в плен. Цхинвал с окрестностями перешли под контроль повстанцев.

Разгром правительственных войск Грузии вызвал сильную и понятную тревогу в Тбилиси. В Южную Осетию были направлены большие воинские силы для подавления восстания. Командовали войсками осетин, генерал Александр Кониев и грузин Валико Джугели. Трезво оценивая соотношение сил, Союз революционного крестьянства решил избежать вооружённого столкновения и обратился с воззванием о временном прекращении борьбы. Одним из обоснований Союз приводил то, что «меньшевистские провокаторы разжигают национальную рознь, натравливают грузинское крестьянство против осетинского. Агитация эта ужасна. Этой вопиющей провокации и клевете поддаются даже не сильно верующие меньшевикам рабочие и становятся в рядах княжеской чёрной гвардии»352. Между тем мартовские выступления не имели национальной направленности, на что указывали грузинские газеты. Они писали о «взбунтовавшихся грузино-осетинских толпах»353; о том, что «наши (грузинские. - Авт.) националисты решительно объявляют, что цхинвальские события имеют связь с осетинским национальным движением. (…) Это ошибка. Что националисты работают, это ясно, но народ тут ни причём. Интернационализм среди осетин силён»354. На классовый характер борьбы однозначно указывают также восстания в Душетском и Сачхерском районах, где преобладающим населением были грузины, на помощь которым из Осетии также отправились отряды.

22 марта 1918 г. правительственные войска вошли в Цхинвал. Затем они сделали попытку преследования отступивших в горы повстанцев, но возле Джавы (Дзау) остановились. Начались переговоры, и 28 марта был подписан между сторонами в конфликте мирный договор.

Южнас, встревоженный националистической пропагандой среди грузин, посчитал необходимым выступить со специальной публикацией в газете «Знамя» (орган партии грузинских социалистов-революционеров), где подчёркивал, что в обществе насаждаются слухи о якобы национально-осетинском движении как причине мартовских событий в Южной Осетии, но провокаторам не удастся разрушить вековую дружбу грузинского и осетинского народов. Вместе с тем грузинская националистическая пропаганда вызвала закономерный неизбежный ответ в виде начавшейся пропаганды осетинского национализма, однако это явление, хотя и было ощутимым, но не выросло до политически оформленного движения и не выдвинуло лидеров. Иное дело – большевики: мартовское восстание радикализировало ситуацию и вызвало подъём большевистского влияния, что также не осталось незамеченным тбилисскими меньшевистскими властями.

На съезде осетинского народа в Джаве 28 – 29 мая 1918 г. работа шла практически под диктовку большевиков, закулисно руководимых прибывшим из Тифлиса Филиппом Махарадзе. В президиум съезда не был избран ни один меньшевик. Председателем съезда был избран эсер Александр Тибилов, а двумя его товарищами (заместителями) – большевики. При выборах в Национальный Совет большевики не достигли того преобладания, на которое рассчитывали, поэтому заявили протест и вышли из состава съезда. Цель их была ясна и они добились своего на IV съезде после двухнедельной агитационной работы. Съезд состоялся 15 – 17 июня в с. Цунар (недалеко от Цхинвала), и ознаменовался победой большевиков, взявших в свои руки руководство политической борьбой в Южной Осетии. Что касается непосредственно партийных большевистских структур, то такая структура была создана 30 июля 1918 г. в Джаве (Дзау) на собрании югоосетинских большевиков. Было избрано Южно-Осетинское организационное бюро РКП(б) в составе Владимира Санакоева (председатель), Сергея Гаглоева (секретарь) и Арона Плиева. Были выделены также организаторы по районам Южной Осетии.

Центральные власти не имели в Южной Осетии силы. Горийский уездный комиссар И. Е. Карцивадзе докладывал в МВД Грузии, что «зачастую не представляется возможным представителям власти на местах исполнять свои служебные обязанности. (…) Власть парализована»355. Активно действовал Юго-Осетинский Национальный Совет, обнаруживая всё большую самостоятельность. На VI съезде делегатов Южнаса 4 – 6 декабря 1918 г. было решено не выдвигать депутатов в Парламент Грузии, что означало по сути начало выхода Южной Осетии из состава меньшевистского грузинского государства, а в составе вновь избранного Южнаса большевики имели прочное преобладание.

В ответ на это карательная экспедиция под руководством генерал-майора Каралова и уездного комиссара Карцивадзе вошла в Цхинвал. 12 мая 1918 г. она распустила Национальный Совет и под своим жёстким контролем 18 – 19 мая провела внеочередной съезд делегатов, избравших новый состав Совета. На съезде югоосетинские лидеры сумели выдержать политическое давление представителей власти Грузии, проявив полемическое умение и дипломатическую гибкость. Так, например, Александр Тибилов, обращаясь к Карцивадзе, заявил: «Правительства Чхенкели, Гегечкори, Жордания, равно как и лидеры грузинской демократической партии И. Рамишвили, И. Церетели, Климиашвили не только не находили препятствий к созданию самоуправляющейся Осетии, но иногда толками нас на путь явочного осуществления самоуправления в пределах Южной Осетии. Они нам говорили: осетины имеют право на самое широкое самоуправление и даже на самостоятельность (И. Рамишвили), вы нас не спрашивайте, а осуществите его и поставьте нас перед фактом, а то мы не уверены, что вы способны и можете самоуправляться (Чхенкели)»356. Это заявление, безусловно, отражало существовавшую политическую реальность, определяемую главным образом внутренней борьбой различных политических сил в Грузии и заигрыванием ими с югоосетинскими представителями в целях получения политической поддержки.

7 июня 1918 г. новый Совет отправил в Тбилиси делегацию в составе Александра Дзасохова, Захария Ванеева и Александра Тибилова для ведения работы в правительстве Грузинской Демократической Республики в целях образования для осетин отдельного уезда. Все трое делегатов не являлись большевиками, что, по логике Совета, должно было облегчить взаимоотношения с правительством меньшевистской Грузии.

Действительно, работавшая около месяца комиссия правительства Грузии 3 июля 1919 г. приняла решение предоставить осетинам Рачинского, Шоропанского и Горийского уездов право создания отдельного (Джавского) уезда. В него входили сёла Часавальского общества, а также сёла Теделет, Джалабет и Хахет Шоропанского уезда, а из Горийского уезда сёла Рукского, Кемультского, Кешельтского, Джавского, Корнисского, Цунарского и Ортевского обществ. Предусматривалось также финансирование администрации Осетинского уезда, в том числе осетинской милиции, подчинявшейся Национальному Совету. Но решение это было весьма куцее и половинчатое, представляющее по своему политическому содержанию компромисс текущей сложной этнополитической ситуации.

По результатам этого периода можно сделать вывод, что Южнас политически выиграл и в целом сохранил свои позиции как орган народной власти, в тактических целях отведя большевиков на второй план, хотя они продолжали иметь решающий контроль над политической ситуацией в Южной Осетии. Необходимо отметить высокий уровень политической борьбы и ясное понимание глубоких причин, порождавших текущие политические процессы в Южной Осетии. Так, газета «Молот» в статье, посвящённой Южной Осетии, констатировала, что идёт третий год революции, а Южная Осетия не может получить даже безобидного демократического земства: «Объясняется это тем, что вершители революции в Грузии – грузинские социал-демократы имеют здесь
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   30

Похожие:

Книга рассчитана на широкий круг читателей iconВронский Сергей Астрология в выборе профессий "Берегиня", Москва....
Первые две "Астрология: суеверие или наука?" и "Астрология о браке и совместимости" уже стали библиографической редкостью и вошли...

Книга рассчитана на широкий круг читателей iconКнига рассчитана на активистов национального движения, филэллинов...
Украины организаторы проекта обобщили богатый исследовательский материал известных учёных, краеведов, авторов книг, статей, учебных...

Книга рассчитана на широкий круг читателей iconКнига рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся историей...
Ссср и эмигрантов. Дается подробное описание формирования и боевого пути бригады Каминского, 1-й рна хольмстона-Смысловского, 14-й...

Книга рассчитана на широкий круг читателей iconХабаровск 2004
Сборник рассчитан на широкий круг специалистов (биоэнергетиков, информациологов, космоэнергетов) и читателей

Книга рассчитана на широкий круг читателей iconМеринг Ф. История войн и военного искусства в книгу вошли очерки...
Пруссии и ее национальных интересов. Но эта позиция Ф. Меринга делает книгу еще более увлекательной, захватывающей. Она рассчитана...

Книга рассчитана на широкий круг читателей iconЭлектронная книга «Генератор прибыли» поставила своего рода читательский рекорд
Еще около 2,5 тыс читателей скачали книгу из десятка других Интернет-библиотек, где она стихийно появилась по инициативе их владельцев....

Книга рассчитана на широкий круг читателей iconКнига посвящается моему отцу
Книга рассчитана на историков и филологов-неоэллинистов, специалистов в области национальных отношений, а также всех интересующихся...

Книга рассчитана на широкий круг читателей iconНаучное обеспечение внешней политики США
Охватывает широкий круг материалов, которые могут быть разбиты на следующие группы

Книга рассчитана на широкий круг читателей iconКнига издана ограниченным тиражом. Заказать книгу можно по адресу
Книга предназначена в первую очередь для представителей класса законотворчества, сотрудников правоохранительных органов, следователей,...

Книга рассчитана на широкий круг читателей iconПриродный капитал украины: институциональное регулирование, методология оценки, модели
Охватывают широкий круг взаимосвязанных проблем в области управления природным капиталом






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную