Отечественная промысловая кооперация в контексте социалистического преобразования общественного хозяйства (1920-е годы): проекты и реальность






Скачать 467.88 Kb.
НазваниеОтечественная промысловая кооперация в контексте социалистического преобразования общественного хозяйства (1920-е годы): проекты и реальность
страница1/4
Дата публикации01.02.2015
Размер467.88 Kb.
ТипАвтореферат
e.120-bal.ru > История > Автореферат
  1   2   3   4
На правах рукописи

СИДОРОВА Юлия Анатольевна

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ПРОМЫСЛОВАЯ КООПЕРАЦИЯ

В КОНТЕКСТЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРЕОБРАЗОВАНИЯ

ОБЩЕСТВЕННОГО ХОЗЯЙСТВА (1920-е годы): ПРОЕКТЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва – 2011

Работа выполнена на кафедре истории Московского государственного областного гуманитарного института

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Егоров Владимир Георгиевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Зезина Мария Ростиславовна

кандидат исторических наук, доцент

Косорукова Мария Ивановна

Ведущая организация: Институт истории и международных отношений Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского

Защита состоится «___»_____________ 2011 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 212.155.05 по историческим наукам при Московском государственном областном университете по адресу: 105005, г. Москва, ул. Ф. Энгельса, д. 21а, ауд. ____ .

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, г. Москва, ул. Радио, д. 10а.

Автореферат разослан «___»___________2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук,

доцент Е.Б. Никитаева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Одним из весомых результатов начатых в нашей стране реформационных процессов является преодоление упрощенного взгляда на экономический строй общества. Еще недавно, казавшиеся бесспорными истины о приоритете государственной собственности или панацее от всех хозяйственных проблем – частной собственности – отвергаются самой общественной практикой. Перспектива дальнейшего экономического развития видится в синергетическом единстве и гармонизации интересов всех субъектов рынка, реализующихся в реальных организационных формах.

Современный поиск оптимальной структуры общественного хозяйства, в которой, безусловно, имеется функциональная “ниша” коллективных предприятий, обуславливает актуальность изучения исторического опыта становления и развития кооперативного сектора отечественной экономики.

Исследование истории кооперации вообще и промысловой кооперации в частности позволит представить институциональные качества этой формы организации общественного хозяйства, пределы функционирования, факторы и условия, способствующие или препятствующие развитию кооперативных объединений.

Мировой опыт показывает, что кооперация и сегодня остается важнейшим инструментом повышения хозяйственной инициативы и самоорганизации населения. В современном мире каждый шестой из проживающих на нашей планете, так или иначе, связан с кооперацией.

Вместе с тем в нашей стране, где идеи “кооперативного общежития” будировали лучшие умы нации, а движение в поддержку кооперирования приобрело широкий размах и оплодотворило намерения социалистов превратить мелкокрестьянскую экономику в “сплошной кооператив”, кооперация не стала национальным трендом. Мало того, сегодня мы вынуждены учиться кооперации у стран, которые до сих пор считались оплотом индивидуализма. Безусловно, такое положение дел настоятельно требует более внимательного прочтения собственного опыта функционирования кооперативной формы хозяйствования, особенно переломных, судьбоносных этапов ее развития.

Следует также заметить, что по объективным причинам, наиболее исследованным сюжетом кооперативной проблематики является история кооперативного движения и потребительской кооперации.

Кооперативное движение, ставшее ответной реакцией интеллектуальной элиты России на капиталистическую экспансию второй половины 19 в., формализовалось в многочисленных документах, материалах съездов, конференций, земской и общенациональной периодики, книгах и статьях, представляло собой благодатную и хорошо фундированную почву для научного поиска1. Потребительская кооперация, имевшая аналогичную природу (организацию населения для противодействия эксплуатации) и также обретшая массовый характер, получила широкое освещение в отечественной историографии2.

Напротив, производственной промысловой кооперации, испытывавшей объективные трудности в становлении и развитии, уделено значительно меньше внимания историков. Многие аспекты истории кооперации кустарей по-прежнему малоизученны или остаются дискуссионными.

В своей диссертации автор предприняла попытку исследования промысловой кооперации в 1920-е, когда предпринятые меры с целью реанимирования рынка в ходе новой экономической политики предоставляли гипотетическую возможность создания полноценного кооперативного сектора в мелком промышленном производстве страны. Однако по целому ряду обстоятельств этого не случилось. Уже к концу 1920-х гг. промысловая кооперация превратилась в придаток крупной социалистической промышленности с внутренними качествами, совершенно отличающимися от кооперативных объединений, основанных на самоорганизации и хозяйственной инициативе мелких товаропроизводителей. Совершенно изменилось социальное содержание промысловых артелей и товариществ.

Сложность и судьбоносность рассматриваемого периода в контексте истории промысловой кооперации дают основание считать актуальным и практически значимым выбор научной проблемы.

Важность избранной темы исследования помимо прочего вытекает из необходимости осмысления исторического опыта функционирования хозяйственных форм, основанных на самодеятельности населения, активном и сознательном участии граждан в хозяйственном строительстве и механизме взаимодействия их с государством. Надо ли специально говорить о том, на сколько такое осмысление важно для современной хозяйственной практики.
Степень изученности проблемы. История промысловой кооперации выделилась в самостоятельное направление отечественной историографии только в начале 70-х гг. прошлого столетия. Опубликованные книги и статьи ученых посвящены истории развития промысловой кооперации в 20—30-е гг. Сравнительно глубоко рассмотрены в трудах обществоведов экономические процессы, связанные с ростом кооперативного сектора в промышленности, вытеснением частного капитала из мелкого производства, некоторые аспекты деятельности коммунистической партии и государства в кооперативном движении, организационное строительство промысловой кооперации, виды и формы промысловых объединений, кооперирование кустарей и ремесленников в отдельных республиках и регионах3.

Вместе с тем вне поля зрения исследователей остался широкий круг нерешенных задач. Не всегда объективно отражены в имеющихся работах события, связанные со становлением кооперативного сектора промышленного производства страны. Неверная трактовка процессов, происходивших в кустарно-ремесленной промышленности, объясняется стереотипом концепции кооперации, присутствующей в советском обществоведении.

Освещение истории кооперирования кустарей и ремесленников, как и в целом событий, связанных с социалистическим преобразованием мелкотоварного производства, несло на себе отпечаток положений, выдвинутых Сталиным И. В., глубоко укоренившихся в общественном сознании. Не ставя целью детальный анализ его теоретических трудов, остановимся на основных выводах, оказавших впоследствии определяющее влияние на развитие научной мысли по данной проблематике.

На состоявшейся в декабре 1929 г. конференции аграрников были подвергнуты критике три теории, противопоставлявшиеся официальному курсу в аграрной политике. Интерес представляют выкладки, прямо вытекавшие из существа их критики и отражавшие представления о перспективах развития мелкотоварного уклада и кооперации. Был объявлен неприемлемым для социалистического строительства тезис теории “равновесия”, который заключался в том, что индивидуальное трудовое хозяйство может относительно длительный промежуток времени развиваться параллельно с социалистическими формами экономики: развитой индустрией, совхозами, колхозами. В качестве единственно правильного социалистического пути выдвигался путь, “состоящий в насаждении колхозов и совхозов в сельском хозяйстве, путь, ведущий к объединению мелкокрестьянских хозяйств в крупные коллективные хозяйства, вооруженные техникой и наукой и имеющие возможности развиваться дальше, так как эти хозяйства могут осуществлять расширенное воспроизводство”. Как альтернатива ускоренному колхозному движению противопоставлялся путь укрепления мелкой крестьянской собственности через капиталистическую концентрацию вследствие конкурентной борьбы. “Стало быть, вопрос стоит так: либо один путь, - отмечалось на конференции, - либо другой, либо назад к капитализму, либо вперед - к социализму. Никакого третьего пути нет, и не может быть”4.

Такой подход полностью отвергал возможность существования при социализме и в период его построения индивидуальной трудовой деятельности, мелкотоварного производства, напрямую связывал его перспективу с форсированным кооперированием.

Не говоря об огромных издержках в практике социалистического строительства, логика сталинских рассуждений и посылок оказала негативное воздействие на общественные науки, в том числе историю. Форсированные темпы кооперирования рассматривались как безусловное социалистическое завоевание, а ликвидация многоукладности экономики - как один из главных критериев построения социализма. Более того, некоторые исследователи видели в социалистическом кооперировании не “простую эволюцию мелкого частного производства и торговли”, не “мирное врастание несоциалистических элементов в социализм”, а “разновидность классовой борьбы, развивающейся по принципу “кто кого?”5.

Современные теоретические исследования позволяют по-новому взглянуть на прежние, не подвергаемые сомнению положения.

Возражение в теории “самотека”, подвергнутой Сталиным И. В. критике, вызывало положение о способности мелкотоварного производства самостоятельно, исходя из логики хозяйственной жизни, руководствуясь исключительно экономической целесообразностью, без вмешательства извне, идти по пути социалистического кооперирования. Совершенно неверным было бы отрицать роль и значение экономического стимулирования государством объединения мелких товаропроизводителей. Однако явным диссонансом с ленинским принципом добровольности в строительстве кооперации звучала задача “насаждать в деревне крупные социалистические хозяйства в виде совхозов и колхозов”6.

На практике задача “насаждать” вылилась в принудительную коллективизацию, а отсутствие четкого представления о грани, где кончается стимулирующее воздействие государственной политики в отношении коллективных предприятии и начинается огосударствление кооперативов, привело к утрате артелями и товариществами самодеятельного характера, выхолащиванию самой сути кооперативного движения.

В научной литературе государственная политика в кооперативном строительстве оценивается только положительно, хотя в действительности ее последствия, особенно с начала 30-х годов были не однозначны. Так, например, монополизация государством основных видов сырья, система госзаказов, предполагавшая закупку продукции кооперативов по установленным государством ценам, включение артелей в планово-централизованное регулирование, далеко не всегда стимулировали их развитие. Ориентация кооперативных предприятий на подсобную по отношению к государственному сектору деятельность народного хозяйства практически исключала эту эффективную форму организации труда из основных отраслей экономики, здоровую состязательность как стимул дальнейшего развития и т.д.

Из такой постановки вопроса прямо вытекали две логические линии. Во-первых, абсолютное игнорирование интересов мелких собственников, находящихся на разных ступенях социального развития, включенных в неоднородную систему экономических связей, отношений и, тем не менее, подлежащих кооперированию посредством единственной формы - производственной артели. Во-вторых, подчиненное положение простых видов кооперации: кредитных, сбытоснабженческих, закупочных и других товариществ по отношению к высшей форме кооперативного строительства - производственной артели, что по мере развертывания социалистического строительства должно было привести к полному исчезновению первых, росту и развитию последних.

Совершенно понятно, что изучение исторического опыта кооперирования мелких товаропроизводителей на основе указанных методологических установок вряд ли могло быть плодотворным. Так, форсированные темпы производственного кооперирования, в том числе на национальных окраинах, где наличие значительного массива патриархальных хозяйств требовало целого ряда промежуточных мер, оценивались исключительно позитивно7.

Многие исследователи придерживались мнения о том, что простейшие виды кооперации по своей социальной направленности не являлись социалистическими. Так, в ходе дискуссии середины 60-х - начала 70-х годов высказывалась точка зрения, согласно которой кооперация набирала социалистическое содержание лишь по мере перехода ее от простых видов к производственным артелям8.

Обязательное развитие кооперативного строительства от простейших видов к полному обобществлению труда и средств производства отдельные авторы относили к закономерностям социалистического строительства9.

Негативные последствия имело обществоведческое толкование сталинского тезиса о создании единого государственного сектора народного хозяйства как условия для построения коммунизма и подчиненной, второстепенной роли кооперации при социализме10.

Большая часть исследователей, обосновывая правомерность искусственного свертывания колхозно-кооперативной собственности, доказывала бесперспективность сохранения кооперации при социализме. Показательно в этой связи мнение Н. А. Цаголова, который писал: “Никаких доказательств необходимости существования кооперативно-колхозной собственности на всех этапах развития социализма никто не привел. Да и привести их невозможно”11.

Появившиеся в “перестроечный период” (с середины 1980-х гг.) работы не принесли сколько-нибудь существенных изменений в освещение истории кооперации кустарей и ремесленников. Преодоление сложившихся в советской историографии кооперативного строительства стереотипов, устранение допущенных просчетов требует дальнейшего углубленного изучения проблемы. Вместе с тем было бы явной ошибкой огульно принижать проделанный обществоведами путь в исследовании истории социалистического преобразования мелкотоварного производства страны. Учеными собран богатый фактический материал, проведена работа по его анализу и обобщению12.

Современный историографический период ознаменовался появлением ряда работ, в которых история промысловой кооперации вообще и в рассматриваемый период в частности отражена без идеологической заданности.

Новым явлением в историографии проблемы стала монография В. Г. Егорова13. Автором впервые предпринята попытка отражения истории промысловой кооперации как преемственного процесса, начиная с истоков появления первых артелей и товариществ мелких промышленников и кончая особенностями кооперативного строительства в годы Советской власти. Промысловая кооперация рассматривается исследователем как самостоятельная экономическая форма, имевшая собственные институциональные качества и закономерности развития.

Заметным событием современного историографического периода стала публикация монографии А.П. Корелина14. Автор посвятил свой труд комплексному исследованию основных этапов дореволюционного кооперативного движения, влияния на его содержание государственной политики, деятельности земских подвижников кооперации. Работа А.П. Корелина позволяет составить детальную картину “материализации кооперативной идеи” в “виде разного рода ассоциаций” на российской почве, политики государства, стремившегося “правовыми нормами, административным воздействием, предоставлением субсидий и кредитов канализировать этот процесс, поставить его под свой надзор и контроль” , “развертывания массового кооперативного строительства, приобретающего свои естественные, органические черты — самопомощь на основе коллективной взаимопомощи, самостоятельность, самодеятельность, независимость”, влияния кооперативного движения на формирование правового поля кооперации15.

С точки зрения нашего исследования, монография А.П. Корелина позволила полнее представить исходные черты отечественной кооперативной традиции, кооперативной политики и идеологии, сыгравшие важную роль в событиях связанных с кооперативным строительством в первое десятилетие Советской власти.

Уже в начале 2011 года увидела свет книга петербургского профессора А.Ю. Давыдова16, в которой в контексте перипетий, выпавших на долю всех видов городской кооперации Петрограда-Ленинграда в годы “военного коммунизма” и НЭПа рассматривается кооперация ремесленников. Впервые в отечественной историографии автор предпринял попытку оценить содержание и результаты кооперативной политики первого десятилетия советской власти следуя “от частного к общему”, определяя “ как и чем жили кооператоры Петрограда-Ленинграда, что представляли их «низовые» «первичные» объединения, как они боролись за хлеб насущный и как выживали в непростых экономических и административных обстоятельствах”17. Основным достижением исследователя стал аргументированный показ двух тенденций в развитии кооперации периода НЭПа: одной, представленной кооперативами продолжавшими оставаться с времен “военного коммунизма” под жестким административным контролем и другой, обличавшей товарищества рождавшиеся на основе самодеятельности населения благодаря регенерации рынка18. А.Ю. Давыдов привел должное количество фактов, свидетельствовавших о том, что 1923 год был рубежным в судьбе кооперации в плане ее возврата в лоно административно-командной системы19.

Кроме того, в последнее время стали появляться книги, посвященные региональным особенностям становления и развития промысловой кооперации20. Однако многие из них грешат излишним увлечением фактологией в ущерб обобщениям, что свидетельствует, во-первых, об отсутствии у авторов четких методологических позиций и, во-вторых, о приверженности многих из них появившемуся мнению об исторической науке как совокупности тщательно собранных фактов, не требующих специального анализа.
  1   2   3   4

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Отечественная промысловая кооперация в контексте социалистического преобразования общественного хозяйства (1920-е годы): проекты и реальность iconН. А. Чуваев Симбиоз и конкуренция
Симбиоз и конкуренция: частный кустарь-одиночка и промысловая кооперация в послевоенной экономике Алтая (1945-1953 гг.)

Отечественная промысловая кооперация в контексте социалистического преобразования общественного хозяйства (1920-е годы): проекты и реальность iconТема СССР в 1920-1930-е годы
...

Отечественная промысловая кооперация в контексте социалистического преобразования общественного хозяйства (1920-е годы): проекты и реальность iconСовместное заседание Общественного совета при Минсельхозе России...
В последние годы проделана довольно большая работа по реформированию государственной статистики, в том числе статистики сельского...

Отечественная промысловая кооперация в контексте социалистического преобразования общественного хозяйства (1920-е годы): проекты и реальность iconР. М. Нуреев теория общественного выбора
Дается развернутая характеристика имеющихся учебников, анализируются хрестоматии, проведен сравнительный анализ курсов по теории...

Отечественная промысловая кооперация в контексте социалистического преобразования общественного хозяйства (1920-е годы): проекты и реальность iconФормирование и развитие технической интеллигенции марийской асср в
Охватывают период с 1920 по конец 1980-х гг. – с момента образования Марийской Автономной Области (мао), ее преобразования в Марийскую...

Отечественная промысловая кооперация в контексте социалистического преобразования общественного хозяйства (1920-е годы): проекты и реальность iconПроекта
В рыночной экономике кооперация выступает в качестве «третьей силы» или «третьей альтернативы» частному и государственному производству....

Отечественная промысловая кооперация в контексте социалистического преобразования общественного хозяйства (1920-е годы): проекты и реальность iconИнструменты управления инновационной деятельностью сельского хозяйства региона
«Экономика, управление и кооперация» ано впо центросоюза РФ «Российский университет кооперации» Чебоксарский кооперативный институт...

Отечественная промысловая кооперация в контексте социалистического преобразования общественного хозяйства (1920-е годы): проекты и реальность iconП. В. Романов «человек всегда имеет право на ученье, отдых и на труд»
«социальная политика», появляются с конца 1970-х гг., а с 1980 г наблюдается вспышка интереса к этой проблематике, и термин используется...

Отечественная промысловая кооперация в контексте социалистического преобразования общественного хозяйства (1920-е годы): проекты и реальность iconЛукава Л. И. Карпова К26 Отечественная история: Пособие к изучению...
К26 Отечественная история: Пособие к изучению раздела дисциплины «Советская Россия в годы нэпа». М.: Мгту га, 2003. – 48 с

Отечественная промысловая кооперация в контексте социалистического преобразования общественного хозяйства (1920-е годы): проекты и реальность iconЛукава Л. И. Карпова К26 Отечественная история: Пособие к изучению...
К26 Отечественная история: Пособие к изучению раздела дисциплины «Советская Россия в годы нэпа». М.: Мгту га, 2003. – 48 с






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную