Интеграция Северо-Восточного Кавказа в состав Российской империи в первой половине XIX в






НазваниеИнтеграция Северо-Восточного Кавказа в состав Российской империи в первой половине XIX в
страница1/17
Дата публикации27.06.2016
Размер3.05 Mb.
ТипАвтореферат
e.120-bal.ru > История > Автореферат
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Армавирская государственная педагогическая академия»

На правах рукописи


Великая Екатерина Владимировна
Интеграция Северо-Восточного Кавказа в состав Российской империи в первой половине XIX в.
Специальность 07.00. 02 – Отечественная история
Диссертация на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Научный руководитель:

доктор исторических наук,

профессор Голованова С.А.



Армавир – 2014

СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………..3

ГЛАВА 1 Экономическая интеграция Северо-Восточного Кавказа в состав России в первой половине ХIХ века………………………………..29

1.1 Изменения в развитии торговли……………………………………………29

1.2 Борьба с работорговлей на Северо-Восточном Кавказе………………….57

1.3 Влияние торговли на хозяйство горцев в первой половине XIX века…..68

ГЛАВА 2 Социально-политическое развитие региона……….…………..76

2.1 Присяги как метод включения горцев Северо-Восточного Кавказа

в состав России…………………………………………………………………..76

2.2Административные преобразования в регионе..….…..….………………..95

2.3Изменение социальной структуры горского общества…...……………..112

ГЛАВА 3 Интеграционные процессы в сфере здравоохранения, образования и культуры........………………………………………………..141

3.1 Развитие здравоохранения и образования на Северо-Восточном Кавказе …………………………………………………………………………………..141

3.2 Русские и горцы на стыке культур…………....…………………………..157

3.3 Взаимовоздействие и синтез культур народов Северо-Восточного Кавказа и России…………….………………………………………………………….169

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………….191

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

И ЛИТЕРАТУРЫ……………………………………………………………..202


ВВЕДЕНИЕ
Актуальность.200-летие Гюлистанского мира (2013 г.) и 150-летие окончания военных действий на Северном Кавказе (2014 г.) вызвали новую волну интереса к истории включения северокавказских территорий в состав Российской империи. Но, как и ранее, мнения исследователей на этот счёт разделились. И в целом, историографические подходы, характеризующие процесс интеграции, менялись неоднократно (от эксплуатации и гнёта этой колониальной окраины до исключительно положительных последствий присоединения). Негативные тенденции в освещении формирования единства Северного Кавказа и России возобладали с 90-х годов ХХ века и не преодолены в 10-х гг. ХХI века. Тема получила не только научное, но и политическое звучание. За порой действительно драматичным взаимодействием оказались скрыты и забыты длительные и плодотворные взаимоотношения российского государства и его народов с северокавказцами.

События в регионе первой половины XIX века в современной историографии чаще всего именуются «Кавказской войной», что подразумевает военный контекст взаимоотношений России и народов Северного Кавказа. Иные характеристики периода до сих пор остаются дискуссионными.

Задачи укрепления российской государственности и единства народов современной России диктуют необходимость смены ряда имеющихся парадигм, базирующихся на изучении вооруженного противостояния части горцев Северного Кавказа, с одной стороны, и Российской империи, с другой. По справедливому мнению Л.Р. Хут, сюжетам мирного сосуществования народов «надо уделять больше внимания, чем истории их вражды»1. В современных условиях, как никогда, нужны идеи, направленные на консолидацию всех россиян2.

Ещё вXVI-XVIII вв. у народов России и Северо-Восточного Кавказа начинает формироваться общность взаимных интересов, связанных, прежде всего, с внешними угрозами. В первой половине ХIХ века в ходе двух войн с Ираном и двух войн с Османской империей внешнеполитическая составляющая сотрудничества отступает на второй план, но активно развивается «совместничество» по другим направлениям. Интеграция (объединение) в рамках единого государства имела как военную, так и мирную составляющие. Именно мирные формы до сих пор недостаточно изучены.Среди них важнейшее место занимали торговля и другие экономические сферы деятельности, распространение светского образования, здравоохранения, включение северокавказцев в социальную структуру империи и др. Изучение этих сторон взаимоотношений назрело и требует специального рассмотрения.

Объектом изучения выступает Северо-Восточный Кавказ как часть России в первой половине ХIХ века.

Предметом исследования является экономическая, социально-политическая, культурная интеграция народов Северо-Восточного Кавказа с Россией, принимавшая разные формы и менявшая облик региона.

Хронологические рамки работы охватывают наиболее проблемную (с точки зрения исследования темы) первую половину ХIХ века. В качестве нижней хронологической грани взят 1801 год – время включения Восточной Грузии в состав России, что привело к усилению взаимосвязей с народами Северо-Восточного Кавказа. Промежуточным рубежом выступает 1813 год, когда по условиям Гюлистанского мира с Ираном регион юридически вошёл в состав России. Фактическое присоединение Северо-Восточного Кавказа к империи завершилось в 1859 году. Пленение имама Шамиля в а.Гуниб привело к установлению мира в регионе.

Территориальные рамки исследования охватывают Северо-Восточный Кавказ, включающий Чечню и Дагестан. В первой половине ХIХ века здесь проживали десятки этносов, относящихся к разным языковым семьям (индоевропейской, северокавказской, алтайской) и имевших разную социально-политическую организацию (от раннегосударственных образований до «вольных» обществ).В этом регионе, который зачастую рассматривается, как один из главных очагов «Кавказской войны», происходило и мирное взаимодействие народов между собой и с российским государством.

Степень изученности темы. В дореволюционный период основное внимание уделялось военным действиям на Северо-Восточном Кавказе в первой половине ХIХ века. Этому посвящены труды В.А. Потто, Д.И. Романовского, Р.А. Фадеева3. В работах названных и других авторов вопросы экономического, социального, культурного развития и взаимодействия региона с Россией затрагивались лишь эпизодически.

В советский период большое внимание уделялось изучению (с точки зрения марксистской теории) экономического развития Северо-Восточного Кавказа. При этом действия царизма в ранней советской историографии оценивались крайне негативно4. Классовый подход свёл события в регионе к антиколониальной, национально-освободительной, антифеодальной борьбе против самодержавия 5.

После краткого периода, когда характер борьбы горцев считался реакционным, инспирированным извне6, начался период пропаганды прогрессивного присоединения народов Северного Кавказа к России, показ положительных сторон русско-северокавказских взаимоотношений (большей частью того, что заимствовалось друг у друга)7 и празднования соответствующих юбилеев8. При этом авторы большей частью обходили наиболее проблемный период отношений, а именно первую половину ХIХ века. В то же время советские историки ввели в научный оборот большой корпус архивных и иных источников. Были созданы обобщающие труды по истории отдельных автономных республик и Северному Кавказу в целом9.

Обзор постсоветской научной литературы облегчается тем, что в последние годы появились историографические работы, посвящённые анализу проблем, связанных с развитием Северного Кавказа в первой половине ХIХ века10 (в обозначенный период он чаще всего стал именоваться «Кавказской войной»11).Даны оценки ряду диссертационных исследований (А.Т. Урушадзе, Д.А. Малахова, Е.И. Кобахидзе, Д.Д. Яхшибекяна, В.А. Матвеева) о российско-кавказской интеграции12. Перечисленные и иные работы выявили наличие в современной историографии практически всех ранее бытовавших точек зрения и подходов к изучению северокавказских событий первой половины ХIХ века («Кавказская война»; антиколониальное; национально/народно-освободительное движение горцев и т.п.)13. Одни исследователи говорят о том, что горцы сопротивлялись феодальному гнёту во всех его проявлениях. Другие указывают на переход «однотипных общественных структур Большого Кавказа к классовому строю и государству»14. При этом набеговая система рассматривается как закономерное явление, которое проявилось в «вольных» обществах в XVIII – первой половине XIXвека при переходе их к новой феодальной формации15. Не ушла в прошлое и «колониальная» терминология. Так, в одном из трудов по истории Чечни начало XVIII – первая четверть XIXвека характеризуется «возрастанием сугубо колониальных методов, открытой военной экспансией России»16. Этот разнобой мнений встречается и в современных обобщающих трудах по истории региона17.

Среди новых терминов, характеризующих исследуемый период, назовем«кризис». Он предложен проф. В.Б. Виноградовым18 для характеристики тяжёлого переходного состояния, связанного с тем, что были исчерпаны возможности функционирования прежних социальных институтов и отношений. Кризис первой половины ХIХ века на Северном Кавказе связывается с переходом к исторически новому состоянию: от жизни рядом с государством к жизни внутри государства19.

Модернизацией именуют события на Северном Кавказе первой половины ХIХ века Е.А. Норченко и С.А. Айларова. Понимая модернизацию как переход от традиционного общества к современному, они в то же время обращают внимание на то, что в ходе модернизации в России использовались достижения Европы в области технологий, но не социально-политических отношений, а инструментом обновления было государство. При этом появление России на Северном Кавказе было процессом, сопровождавшимся внедрением на северокавказскую почву элементов нового мира20. По мнению Ю.Ю. Клычникова, Кавказ нуждался в модернизации, один её вариант предложила Российская империя, а другой – имамат Шамиля. Оба проекта ломали традиционные устои патриархальности, но российский проект оказался для горцев более выгодным21. С точки зрения С.С. Лазаряна, модернизация оказалась крайне болезненной не только сама по себе, но и потому, что исходила от неприятелей-иноверцев22.

Большое внимание современные историки уделяют международным отношениям и российско-иранской войне начала ХIХ века, когда после ряда поражений шахский Иран был вынужден смириться с итогами вхождения большей части Закавказья и Северо-Восточного Кавказа в состав России и по мирному договору признать их частью Российской империи23.

Совершенно справедливо включение народов Северо-Восточного Кавказа рассматривается как длительный процесс, имевший во многом добровольный характер. Международные же договоры (Гюлистанский 1813 г.) юридически закрепили его результаты24.

В последние годы вопросы экономического взаимодействия горцев с Россией вновь привлекают внимание учёных25. Однако и в этих работах большое внимание уделяется внешне- и внутриполитическим факторам, а факты ХVIII и ХIХ веков приводятся «чересполосно», что не позволяет выявить динамику торгово-экономических связей и определить степень вовлечённости горцев региона во внутренний рынок России именно в первой половине ХIХ века.

В обзорной работе В.В. Зюзина и Л.И. Триус26 исследованы торгово-экономические связи в регионе в конце ХVIII-ХIХ в. Авторы выявляют следующую динамику торговли: от неустойчивой меновой до ярмарочной, базарной27. Авторы отмечают факторы, облегчавшие и, наоборот, осложнявшие торговую деятельность, и в целом развитие торгово-экономических связей между народами они характеризуют как прогрессивное явление.

Исследователями подчёркивается и важная роль армян в торгово-экономических связях Дагестана с Россией и в целом в освоении Северного Кавказа28.

Возрос интерес учёных к набеговой системе горцев и работорговле29. В то же время слабо изученным остаётся комплекс мер центральных и местных властей, направленных на борьбу с этим явлением, его преодолением в регионе и тем самым изменением социальной структуры горского общества и самой направленности торговых операций.

Исследуется роль армии в событиях первой половины ХIХ века на Северо-Восточном Кавказе30. Обращается внимание на проводимые ею преобразования31.

В последнее время изучается характер взаимодействия российского государства с горскими элитами. По мнению Б.В. Виноградова и других авторов32, термины «дворянство» и «крестьянство» неприменимы к северокавказским реалиям. Местные верхи можно именовать феодализирующейся, раннефеодальной знатью или старшинской верхушкой, и контакты российского государства с ней определять не классовой природой царизма, а тем, что этот слой был единственным «договороспособным».

Т.н. вольные общества региона характеризуются современными исследователями как «родовые», «общинно-родовые» и т.п., где власть не была персонифицирована33. Ю.Ю.Карпов говорит том, что у горцев была «потестарная форма организации социальной жизни, предшествовавшая политической форме»34.

Ш.А. Гапуров объясняет отсутствие феодалов в Чечне тем, что чеченцы с монгольского периода (ХIII века) были оттеснены в горы и находились здесь вплоть до ХVIII века. За эти столетия они застыли в своём развитии. «…500 лет «спячки» и стали главной причиной отставания чеченцев от своих соседей в общественно-экономическом развитии»35.

Изменения в социокультурной системе горцев стали предметом рассмотрения в многочисленных работах кавказоведа В.В. Дегоева. В них обращено внимание на процессы, которые происходили на Северо-Восточном Кавказе как под влиянием политики России, так и имамата Шамиля36. С точки зрения исторической антропологии изучаются отдельные персонажи «Кавказской войны», их роль в успехах и неудачах российской политики на Кавказе37.

В последнее время всё большее внимание исследователи уделяют культурной интеграции Северного Кавказа в состав Российской империи38. Отметим большой вклад Ю.Ю. и М.В. Клычниковых в изучение этой проблемы. Взаимодействие культур на Кавказе в конце ХVIII – первой половине ХIХ века рассматривается поэтапно с точки зрения расширения и сокращения культурной дистанции39.Однако многочисленные факты и выводы касаются региона в целом, но не всегда находят подтверждение на материалах Северо-Восточного Кавказа.

Отдельную группу работ составляют те, что посвящены взаимосвязям и взаимовлияниям казаков и горцев40. Они опираются в основном на этнографическую информацию.

В целом, следует отметить, что многомерные процессы в регионе нельзя сводить к одному термину – «Кавказская война». С одной стороны, существовали факторы, которые действительно обостряли ситуацию в регионе. В первой половине ХIХ века действовали многочисленные внутренние противоречия (борьба «старой» и «новой» феодализирующейся знати, попытка сохранить от тех и других патриархальный строй «вольными обществами», борьба за расселение и освоение плоскостных земель, набеги на соседей, религиозные конфликты и пр.)41. «Большая игра» (по В.В. Дегоеву) на Кавказе ряда восточных и европейских государств также дестабилизировала обстановку в регионе42. Отметим и ошибки в политике России, не всегда учитывавшей разностадиальность развития позднефеодальной империи и потестарных горских обществ, трудности культурно-цивилизационного диалога сторон43 и др. Всё это позволяет говорить о всеобъемлющем кризисе, который, однако, имел тенденцию к преодолению и выходу региона на новый уровень развития, устранению целого ряда противоречий, установлению мира для последующего социально-экономического и этнокультурного обновления.

Всё больше исследователей сходится во мнении, что включение Северного Кавказа в состав России не сопровождалось его колониальной эксплуатацией, более того, с экономической точки зрения государство несло убытки44. Основные принципы российской политики на окраинах, включающие подобный подход, были сформулированы Б.Н. Мироновым45 и активно поддерживаются рядом современных авторов.

Кавказоведческая Школа В.Б. Виноградова (В.Б. Виноградов, Б.В. Виноградов, Н.Н. Гарунова, С.А. Голованова, С.Л. Дударев, Ю.Ю. Клычников, В.А. Матвеев и др.) всегда обращала пристальное внимание на мирные формы взаимодействия народов региона, результатом чего стали статьи в серийных изданиях («Вопросы северокавказской истории», «Вопросы южнороссийской истории», «Материалы семинаров Кавказоведческой Школы» и др.), монографии и коллективные труды46.

Таким образом, изучение включения Северо-Восточного Кавказа в состав России прошло несколько этапов, на которых основное внимание уделялось военным действиям (в дореволюционный период), экономическому развитию и классовой борьбе (ранний советский период), дружбе народов (поздний советский период). В современной историографии представлены как все ранее бытовавшие точки зрения на процессы, происходившие в регионе в первой половине ХIХ века, так и новые подходы (цивилизационный, модернизационный и др.), которые нуждаются в дополнительном обосновании.

Цель работы: рассмотреть экономическую, социально-политическую и культурную интеграцию Северо-Восточного Кавказа в состав России в первой половине ХIХ века.

Задачи:

- рассмотреть экономическую интеграцию Северо-Восточного Кавказа в состав России в первой половине ХIХ века;

- охарактеризовать комплекс мер, предпринимаемых правительством, для развития торговли в регионе;

- изучить происходившие изменения и влияние торговли на хозяйство горцев;

- определить присяги как политический метод включения горцев Северо-Восточного Кавказа в состав России;

- раскрыть изменения в управлении регионом; выявить сферы распространения российского законодательства;

- охарактеризовать изменения в социальной структуре местного общества в первой половине XIX века;

- исследовать процессы становления здравоохранения и светского образования в регионе;

-произвести анализ включения региона в культурное поле России;

- определить пути и результаты взаимовоздействия и синтеза культур народов Северо-Восточного Кавказа и России и формирования той общей для всех народов региона сферы, которая Школой В.Б. Виноградова именуется российскостью.

Методология исследования. Основными исследовательскими принципами явились историзм, объективность, системность. Первый предполагает изучение событий и явлений в их становлении и развитии. Объективность требует от исследователя отказа от партийно-групповых и личностных пристрастий. Использование системного подхода позволяет представить интеграцию как систему и выявить совокупность элементов, влиявших на темпы объединительных процессов. Оправданным является и междисциплинарный подход в изучении мирных форм взаимодействия России и Северо-Восточного Кавказа с привлечением социологических, культурологических и иных данных. В работе использовался и событийно-интегративный принцип, определяющий весь ход мирового исторического развития от локальности к интеграции47.

Таким образом, мы считаем правомерным использование нескольких научных парадигм. Отказ от одной «единственно верной» теории позволяет многомерно исследовать историческую действительность48.

Свою классификацию методологических подходов для изучения интеграционных процессов на Северном Кавказе применительно ко второй половине ХIХ – начала ХХ века предпринял В.А. Матвеев49. Автор выделил классическую (позитивистскую, исключающую вариативность), неклассическую (делающую упор на факторы сознания) и неоклассическую (предполагающую многомерные интерпретации) модели познания. Последнюю исследователь посчитал наиболее эффективной.

Как уже отмечалось, в последние годы в научной литературе получило распространение изучение истории Северного Кавказа первой половины ХIХ века с точки зрения теории модернизации. Однако такой подход противоречит основному определению модернизации как переходу от аграрного, традиционного общества к современному, индустриальному. В рассматриваемый период перехода к индустриальному обществу в регионе не происходило. Изменения, преобразования, реформы – да, имели место, но их вряд ли следует называть модернизацией.

При рассмотрении взаимодействия народов и культур в последние годы ведутся споры относительно использования понятий фронтира50 и контактных зон51. Однако для части авторов российский фронтир имеет свои особенности, или даже фронтир и контактная зона выступают как равнозначные понятия52. А, по мнению Э.А. Шеуджен, с момента вхождения Северного Кавказа в состав России фронтир теряет смысл и может рассматриваться как искусственное построение53.

Ю.Ю. Клычников и С.С. Лазарян считают возможным совмещать теории модернизации и фронтира применительно к Северному Кавказу54. Нельзя не согласиться с авторами в том, что Россия стремилась превратить Северный Кавказ в составную часть империи с присущими ей экономическими, социальными, политическими и культурными институтами.

При рассмотрении российско-горских взаимоотношений мы руководствовались концепцией российскости. Российскость понимается как историческое партнёрство, обусловленное необходимостью решения жизненно важных проблем, дающее сторонам этого процесса определённые конкурентные преимущества и осуществляющееся в рамках единого политического, экономического и культурного пространства, которое они при этом совместными усилиями формируют55.По мнению В.А. Матвеева56 и других исследователей, российскость – партнёрство – совместничество - это и есть тот эпохальный процесс, в котором в единую государственную общность объединялись разнородные компоненты. Это единство в многообразии и являлось отличительной чертой России.

На Северном Кавказе в первой половине ХIХ века шёл процесс, который является актуальным и по сей день. Происходило узнавание культуры соседей, но при этом сохранялась собственная57.

При рассмотрении темы автором использовались разнообразные методы. Историко-генетический метод позволил проследить истоки мирных российско-северокавказских взаимосвязей. Историко-сравнительный(компаративистский) дал возможность сравнить мероприятия российского правительства, направленные на развитие интеграции до и после 1813 года, а также деятельность в этом направлении Александра I и Николая I. Статистический метод применялся при анализе объёмов горской торговли на российских меновых дворах и ярмарках, а также позволил оценить количество горцев, прибывающих в города и станицы по торговым целям. С помощью историко-системного метода рассматривалось развитие интеграционных процессов в единой системе координат, что не исключает выделения определённых этапов их развития.

Источниками при рассмотрении данной темы стали опубликованные и неопубликованные материалы.

К неопубликованным относятся дела из Российского государственного военно-исторического архива, Центрального государственного архива республики Северная Осетия-Алания, Государственных архивов Краснодарского и Ставропольского краев. В Российском государственном военно-историческом архиве (Ф. 414 Военно-ученого архива - ВУА) выявлены материалы, характеризующие хозяйственные занятия жителей право- и левобережья Терека, а также горожан Кизляра и Моздока. В делах сообщается о количестве дворов в терских поселениях (д. 52, 301). Д. 300 того же фонда содержит военно-топографическое и статистическое описание Кавказской губернии и соседних с ней горских областей, сделанное в 1812 г. подполковником А.М. Буцковским. Описание содержит ценные сведения о кочевых и оседлых народах региона, городских жителях. Автор сообщает о числе жителей м.п., сословной структуре местного общества, наличии культовых сооружений, транспортных средствах и др. Большой интерес представляет отмеченный А.М. Буцковским процесс активного освоения чеченцами плоскостных земель, в частности, Кумыкии, где они «основательно утвердились». Фонд 1058 «Войсковое правление Кавказского линейного казачьего войска» содержит богатый статистический материал, связанный с развитием разных отраслей хозяйства у жителей Северо-Восточного Кавказа. Кроме того, д. 38 характеризует процесс включения горцев региона в состав северокавказского казачества, д. 264 рассказывает о действующих базарах и ярмарках, д.503 - о взаимоотношениях чеченцев, кабардинцев и казаков.

В Государственном архиве Краснодарского края в фонде 324 автором выявлены документы, позволяющие охарактеризовать меры властей, направленные на развитие торговли на территории региона. Здесь же встречаются упоминания народов Северо-Восточного Кавказа, которые прибывали в торговые пункты Центрального и Северо-Западного Кавказа. Перечень товаров позволяет определённо утверждать, что ввозили и что вывозили горцы Северо-Восточного Кавказа на иные рынки (д.33, 46, 307, 380, 578, 580, 581, 627).

Ряд дел по теме диссертации выявлены в Государственном архиве Ставропольского края. В фонде 444 «Канцелярия гражданского губернатора Кавказской области»(д. 418, 787) содержатся ценные сведения о развитии торговли в Кизляре, ценах на продовольственную продукцию, дополнительный материал об экономическом развитии края. Фонд 101«Канцелярия Ставропольского губернатора» (д. 692) характеризует состояние образования в крае. В фонде79 «Общее управление Кавказской области» (д. 1508) приводятся сведения о казачье-горской торговле. В деле приводятся статистические данные о развитии отраслей хозяйства, расселении народов (восточнославянских, тюркоязычных, северокавказских).

Большой интерес представляет дело 1750 из Центрального государственного архива республики Северная Осетия-Алания (Ф. 53«Штаб войск Терской области»), в котором поимённо перечислены офицеры-чеченцы, получившие награды за службу России в период Крымской войны.Дело1675 того же фонда посвящено переселенческой политике правительства.

Среди использованных в работе опубликованных источников, прежде всего, отметим законодательные акты, принятые правительством и вышедшие в Полном собрании законов Российской империи (ПСЗРИ). Они охватывают правления Александра I и Николая I (см.: тт.5-7, 9-12, 15-19, 21, 23-29, 38) и позволяют выявить подходы российских императоров к решению проблемы интеграции Северного Кавказа и России. Указы императоров касаются развития торговли в регионе, открытия учебных, лечебных заведений и мн. др.

Также в диссертации представлены делопроизводственные документы, опубликованные в Актах Кавказской археографической комиссии (АКАК). Наибольший интерес вызывают тома 2-10, где собраны распоряжения властей об открытии меновых дворов в регионе, налаживании политических отношений с местными верхами, принятии ряда мер, направленных на установление мирных отношений с народами Северо-Восточного Кавказа. Интересный материал о российско-горском взаимодействии рассматриваемого периода содержится в других опубликованных документах. Это присяги, договоры, заключённые между российской стороной и горскими правителями. В них определялись условия торговли и службы местных верхов России58. В записках представлены взгляды участников событий на преобразования в регионе59.

Большую ценность для диссертационного исследования имеют многочисленные мемуары тех, кто служил на Северо-Восточном Кавказе в первой половине ХIХ века (А.М. Дондуков-Корсаков, М.Я. Ольшевский и др.)60. Это были администраторы и военные, которые принимали ответственные решения, и те, кто претворял их в жизнь. Некоторые из российских военнослужащих (С. Беляев, И. Загорский, И. Клингер и др.) оказались в плену у горцев и впоследствии оставили свои наблюдения о жизни и быте народов региона61.

В работе использовались фольклорные данные62, а также литературные произведения А.А. Бестужева-Марлинского, М.Ю. Лермонтова, Л.Н. Толстого. Они отразили разные виды взаимодействия русских и северокавказцев.

Статистические источники середины ХIХ века позволяют определить объёмы торговых операций на меновых пунктах и ярмарках Северо-Восточного Кавказа63.

Обращение к опубликованным и выявленным архивным документам позволяет по-новому взглянуть на интеграционные процессы в регионе в первой половине ХIХ века, изучать не то, что обостряло ситуацию на Северо-Восточном Кавказе, а то, что способствовало становлению и развитию мирных отношений между народами региона и России.

Научная новизна диссертационной работы состоит в следующем:

1. Определяется наиболее успешное направление объединения Северо-Восточного Кавказа и России в первой половине ХIХ века - экономическая интеграция, в ходе которой постепенно преодолевались факторы, мешавшие развитию торговли в регионе, в зависимости от обстановки корректировались законы, касающиеся торговых операций, к участию в них привлекались мирные и немирные горцы. Торговля развивалась не прямолинейно, а возвратно-поступательно. «Чёрный» рынок существовал независимо от правительственных распоряжений. Торговля стала одним из факторов установления мира в регионе.

2. Показано, что политические (установление договорных обязательств), экономические (выкуп пленников), военные (репрессалии против «набежчиков» за ясырями) меры правительства, направленные на борьбу с работорговлей, приводили к социально-политическим изменениям. Прекращение работорговли и уменьшение числа рабов в горских обществах вели к постепенной ликвидации этого социально-экономического уклада, поиску и развитию новых источников благосостояния населения.

3. Установлено, что развивавшиеся торгово-экономические связи с Россией накладывали заметный отпечаток на занятия северокавказцев (появление новых отраслей, рост специализации), изменяли образ жизни и быт населения. Товары, обращавшиеся на северокавказских рынках, свидетельствовали об определённых достижениях в развитии горского сельского хозяйства и промыслов, с одной стороны, и об изменявшихся запросах и потребностях, с другой.

4. Выявлены особенности политической интеграции региона с Россией. В качестве определённого инструмента, «приучавшего» горцев Северо-Восточного Кавказа к российскому подданству, в первой половине XIX века выступали присяги, в которых фиксировались основные обязанности горцев (жить в мире, не совершать набеги и т.п.) и в то же время права (они касались беспрепятственной торговли, наделения землями и др.). Нарушение присяг наказывалось как наложением платежей в пользу российской казны, так и выполнением натуральных повинностей. Такая форма взаимоотношений постепенно вводила местные общества в новое политическое пространство.

5. Установлено, что российские власти в центре и на местах постоянно вели поиски наиболее оптимальных административных преобразований региона. Невмешательство во внутренние дела горских обществ в то же время сопровождалась тем, что передача власти местным ханам переходила под контроль российских властей. В «вольных» обществах приставы большей частью выполняли «третейские» функции. В случае ухудшения ситуации приставства могли отменяться, т.е.процесс политического утверждения Российской империи на Северо-Восточном Кавказе был не прямолинейным, а, скорее, возвратно-поступательным. Помимо российских законов использовались адаты и шариат.

6. Определены изменения, которые происходили в социальном развитии горского общества. Российские власти в регионе опирались на местные верхи (ханов, беков и др.), которые переходили на российскую службу, а также ориентировались на российские образцы достатка и роскоши. Такие слои населения, как городские сословия (купцы, мещане), духовенство также нашли своё место в социальной структуре Российской империи. Наиболее сложно в неё вписывалось местное крестьянство, зачастую мало знакомое с экономическими и социальными формами принуждения.

7. Исследованы первые шаги властей по становлению российских систем здравоохранения (открытие госпиталей, лазаретов и др.) и просвещения (возникновение светских учебных заведений).Появление на Северо-Восточном Кавказе профессиональных медиков и профессиональной медицины привело к процессам их тесного взаимодействия и взаимовлияния с горской лечебной традицией. Возникновение светских учебных заведений не вызвало ликвидацию духовных. И в этой сфере наблюдалось взаимодействие российских и местных традиций.

8. Выявлены группы населения, среди которых наблюдалась разная степень взаимной интегрированности (россиян в горскую культурную традицию, а горцев в российскую),что позволяет рассматривать регион в качестве контактной зоны, где происходила постепенная адаптация северокавказского мира к российской действительности и наоборот. Языком межэтнического общения постепенно становится русский язык, что имело огромное значение в процессе культурного взаимодействия народов региона.

9. Установлено, что взаимовоздействие и синтез культур народов Северо-Восточного Кавказа и России шли многими путями (торговля, отходничество, знакомство образованных горцев с жизнью и бытом российского дворянства и др.). В ходе формирования российскости горцы выступали в качестве активного субъекта. При этом можно выделить два уровня взаимодействия сторон: «правительственный» и «народный». Эти два уровня как дополняли, так и противостояли друг другу. Именно наличие второго, «народного», уровня взаимоотношений (где действовали приёмы народной дипломатии, куначество, аталычество и др.) ускоряло формирование нового российского облика региона.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Наиболее успешным направлением объединения Северо-Восточного Кавказа и России в первой половине ХIХ века стала экономическая интеграция, игравшая всё более заметную роль в системе жизнеобеспечения восточнославянских, северокавказских, тюркских и др. народов. Законы, касающиеся торговых операций, корректировались в зависимости от обстановки на Северном Кавказе. Процесс развития торговли носил возвратно-поступательный характер, но при этом сохранялось генеральное направление движения от меновой к постоянной денежной торговле. Т.н. «чёрный» рынок независимо от обстоятельств существовал постоянно.

2. Меры правительства (политические, экономические, военные), направленные на борьбу с работорговлей, изменяли направленность торговых операций, влияли на социально-политическую и экономическую ситуацию в регионе, ориентировали население на занятие другими видами деятельности.

3. Торгово-экономические связи с Россией накладывали заметный отпечаток на хозяйственные занятия северокавказцев (появление новых отраслей, рост разделения труда), изменяли образ жизни населения, в быт которого входило много новшеств.

4. В первой половине XIX века присяги выступали в качестве определённого инструмента, приводившего горцев Северо-Восточного Кавказа в российское подданство. В них формулировались права и обязанности сторон.

5. Российские власти неоднократно меняли границы и формы управления административных единиц в регионе. Власть лояльных России правителей сохранялась, устанавливался контроль за сменой власти в других владениях, «вольные» общества переводились под управление приставов.Но новые органы управления не уничтожали традиций самоуправления, прежних систем судопроизводства, и при осложнении ситуации могли отменяться. Российские законы касались в основном самых тяжких уголовных преступлений, местные адаты и шариат не ставились под запрет.В целом, переход к российской правовой системе осуществлялся очень медленно и постепенно, что определялось складывающейся внутри- и внешнеполитической обстановкой.

6. В первой половине XIX века произошли изменения в социальном развитии горского общества. Городские сословия (купцы, мещане), духовенство, местные верхи (ханы, беки и др.) получили соответствующие права и обязанности российских сословий. Постепенное исчезновение рабства также социально сближало российское и горское общества. Наиболее сложно в российскую социальную структуру вписывалось горское крестьянство, не знавшее жёстких форм эксплуатации и принуждения.

7. Становление российской системы здравоохранения (появление карантинов, госпиталей и др.) на Северо-Восточном Кавказе приводило к взаимовлияниям профессиональной и традиционной медицины. Учебные заведения открывались военным ведомством, в городах училища финансировались Министерством просвещения и городскими бюджетами. Часть горцев получала образование за пределами региона из-за сложной военно-политической обстановки. Образовательная сфера также испытала влияние местных традиций.

8. В рассматриваемый период происходило активное познание горцами и россиянами культур друг друга, и это приводило к далеко идущим последствиям. Формировались группы тех, кто воспринимал чужие образцы культуры и в дальнейшем стойко на них ориентировался. Были и те, кто не отказывался от своих традиций, но смотрел на другие с уважением и пониманием, перенимал отдельные образцы материальной и духовной культуры. То есть наблюдалась разная степень взаимной интегрированности россиян в горскую культурную традицию, а горцев в российскую. В первой половине XIX века регион являлся огромной контактной зоной. Формировавшаяся российскость предполагала диалог культур, в результате которого регион становился именно Российским Северным Кавказом.

9. Взаимовоздействие и синтез культур народов Северо-Восточного Кавказа и России шли многими путями. В ходе становления российскости горцы выступали в качестве активного субъекта, участвовавшего во взаимодействии сторон на двух уровнях: 1) правительство – население Северо-Восточного Кавказа («правительственный» уровень); 2) восточные славяне и другие этнические группы региона («народный» уровень). Эти два уровня как дополняли, так и противостояли друг другу. По всем направлениям шёл диалог культур, в ходе которого происходил синтез разных культурных традиций, выработка форм взаимопонимания.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что её основные положения могут быть использованы историками в своих монографических работах и для создания обобщающих трудов по истории Северного Кавказа. Рассмотрение основных этапов и важнейших вех интеграционных процессов в области экономики, социальных отношений, культуры, здравоохранения и др. позволит углубить представления о сложнейшем периоде местной и российской истории (первая половина ХIХ века), когда происходили важные изменения во взаимоотношениях двух миров: российского и кавказского. Эти изменения сопровождались не только столкновениями и военным противостоянием, но и мирными взаимоотношениями, в ходе которых и были достигнуты позитивные результаты в процессе интеграции Северо-Восточного Кавказа в состав России.

Практическая значимость работы. Выводы диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе в средних и высших учебных заведениях, при разработке курсов лекций и семинаров, посвящённых изучению истории Северо-Восточного Кавказа в первой половине ХIХ века. Отдельные положения и выводы работы были опробованы при проведении практических занятий в Армавирской государственной педагогической академии и школе № 13 Новокубанского района. Результаты работы можно применять и в воспитательных мероприятиях. Она содержит разнообразный материал, направленный на формирование «российскости» («приязни», «совместничества», как это отражалось в дореволюционных терминах) в целях установления межэтнического мира в регионе.

Соответствие диссертационного исследования Паспорту специальностей ВАК. Квалификационная работа выполнена в рамках специальности 07.00.02. – Отечественная история. Область исследования: п.2. - Предпосылки формирования, основные этапы и особенности развития российской государственности; п.3. – Социально-экономическая политика Российского государства и её реализация на различных этапах его развития; п.10. – Национальная политика Российского государства и её реализация. История национальных отношений; п.21. – История экономического развития России, её регионов.

Апробация работы. Диссертация обсуждена на заседании кафедры всеобщей и отечественной истории Армавирской государственной педагогической академии. Основные положения работы изложены в выступлениях на международной (Региональные социогуманитарные исследования. История и современность. Пенза-Прага-Семей, 2012), 2-х всероссийских (Межэтнические отношения на Северном Кавказе: история и современность. Махачкала, 2013; Археология, этнография и краеведение Северного Кавказа. Армавир, 2013) и региональной(Российская государственность в судьбах народов Северного Кавказа – IV. Пятигорск, 2011) конференциях. По теме диссертации опубликовано 10 статей, из них 3 из списка изданий, рекомендованных ВАК (Научные проблемы гуманитарных исследований. Вып. 10. Пятигорск, 2011; Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Научно-теоретический и прикладной журнал. Тамбов, 2012. №9 (23). Ч.1; Europeansocialsciencejournal. Европейский журнал социальных наук. М., 2013. №6 (34). Общий объем публикаций – 4 п.л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, 3 глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Интеграция Северо-Восточного Кавказа в состав Российской империи в первой половине XIX в iconКонтрольная работа по теме: «Россия в первой половине XIX века»
Какой орган власти, задуманный М. М. Сперанским, так и не был открыт в России в первой половине XIX века?

Интеграция Северо-Восточного Кавказа в состав Российской империи в первой половине XIX в iconИстория России в XVIII первой половине ХIX в. Учебно-методическое пособие
Петра историк и современник тех событий, один из круп­нейших политических деятелей XVIII в. Василий Никитович Татищев. Позднее, по...

Интеграция Северо-Восточного Кавказа в состав Российской империи в первой половине XIX в iconА. В. Калинкин. Внешняя торговля России в первой половине XIX в
Первая половина XIX в. — один из ключевых периодов в истории России. Именно в это время закладывались основные предпосылки к коренному...

Интеграция Северо-Восточного Кавказа в состав Российской империи в первой половине XIX в iconПроблемы реформирования России в первой половине XIX в.: от «правительственного...

Интеграция Северо-Восточного Кавказа в состав Российской империи в первой половине XIX в iconС. А. Нефедов Февраль 1917 года: власть, общество, хлеб и революция
Крымской и началом первой мировой войны прошло 58 лет, в то время как временные промежутки между большими войнами с участием России...

Интеграция Северо-Восточного Кавказа в состав Российской империи в первой половине XIX в iconСтановление и функционирование русской диаспоры в Калифорнии во второй...

Интеграция Северо-Восточного Кавказа в состав Российской империи в первой половине XIX в iconСоциально-экономическое развитие России в первой половине XIX в....
Разложение натурального хозяйства. Проникновение товарно-денежных отношений в деревню

Интеграция Северо-Восточного Кавказа в состав Российской империи в первой половине XIX в iconУрок по технологии педагогическая мастерская с элементами системно...
Цель – рассмотреть национально-освободительную борьбу народов Латинской Америки против колониального гнета Испании, раскрыть итоги...

Интеграция Северо-Восточного Кавказа в состав Российской империи в первой половине XIX в iconТ. Ю. Верхоланцева, Местное законодательство Российской империи XIX...
Местное законодательство Российской империи XIX века: обзор источников публикаций

Интеграция Северо-Восточного Кавказа в состав Российской империи в первой половине XIX в iconУчитель: Лукашкин С. С. Учреждение: гбоу сош №86 Петроградского района Санкт-Петербурга Курс
Тема урока: «История решения крестьянского вопроса в первой половине XIX века» (урок повторения и обобщения)






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную