Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках






НазваниеАкки и аккинцы в XVI-XVIII веках
страница8/25
Дата публикации25.03.2015
Размер3.52 Mb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > История > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   25
ГЛАВА III

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В АККИ В XVI—XVIII ВЕКАХ

§ 1. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В АККИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI ВЕКА

Процесс возвращения аккинцев на земли Терско-Сулакского междуречья, восстановления хозяйственной жизни привел к об­разованию в Акки XVI века двух крупных этно-территориальных и политических объединений: Пхьарчхошка-Аьккха (или Ширча-Аьккха) и ГIачалкъа-Аьккха (или просто Аьккха), рас­положенных соответственно от правого берега р. Аксай до Сула­ка — Терека и от левого берега р. Аксай до Сунжи— Терека1. Указанная территория, имевшая общее название Акки (Аух), на протяжении XVI—XVIII вв. претерпевала изменения, которые будут рассмотрены в числе других вопросов в данной главе.

Ко второй половине XVI в. Акки, в силу причин социально-экономического и политического характера, а также фактора выгодного географического положения, представляла собой до­вольно сильное политическое образование, сыгравшее известную рель в политических событиях на Кавказе в течение XVI— XVIII вв.

Ликвидация Казанского и Астраханского ханств дала воз­можность России выхода на Кавказ. Однако к этому времени в результате изменения международной обстановки высвобожда­ются и силы двух крупных восточных держав — Турции и Ира­на —, которые также направляют взоры на Кавказ. Ко второй половине XVI в., как верно заметил Т. Д. Боцвадзе, эти держа­вы заняли исходные позиции для активизации и проведения своих политических замыслов в отношении народов Кавказа2. Северный Кавказ в это же время оставался объектом внимания и Крымского ханства — союзника и вассала Турции, что за­метно усиливало позиции последней на Кавказе.

С самого начала осуществления своих политических планов в отношении Северного Кавказа Россия усиленно пытается найти союзников среди северокавказских феодальных владетелей. Россия при этом сделала ставку на феодалов Кабарады и Ады­геи и в 1557 г. часть кабардинских феодалов, стоявших во гла­ве с князем Темрюком Идаровым за союз с Россией, была при­нята в подданство России1. Северокавказским феодалам необ­ходима была поддержка со стороны крупных держав для осу­ществления своих корыстных замыслов в междоусобной борьбе, главными соперниками в которой являлись Кабарда и Казику­мухское шамхальство: оба стремились установить свое господст­во в крае.

Поддержав феодальную верхушку Кабарды, Россия решает­ся с 1560 г. принять непосредственное участие в северокавказ­ских делах. С этой целью в 1560, 1562—1563 и 1566 годах она предприняла несколько походов на Северный Кавказ и на шам­хала, которые, однако, не принесли каких-либо успехов России и ее сторонникам2.

Со временем второго похода русских войск на Северный Кав­каз (в 1562—1563 гг.) во главе с Плещеевым и Идаровым, ряд исследоваателей связывает вопрос о построении первого русско­го города-крепости в крае3. Е. Н. Кушева предполагает возве­дение крепости в районе селения Чечен в Чечне; П. Юдин, спе­циально изучавший данный вопрос, полагает, что крепость бы­ла поставлена при слиянии Сунжи с Тереком, а в 1567 г. кре­пость была только восстановлена4. Вероятно, после возврата войск под командой Плещеева в Россию крепость была уничто­жена, т. к. впоследствии она больше не упоминается.

После окончания похода 1566 г., в котором русско-кабардин­ские войска нанесли поражение кабардино-шамхальским отря­дам (при этом шамхал Будай был убит), кабардинский князь Мамстрюк Темрюкович просит Ивана IV «город на реке Терек усть Сююнчи реки поставить», что и было с готовностью сде­лано5.

Военно-стратегическое и политическое положение и значе­ние Терского города в исторической литературе отражено достаточно полно1. Строительство города-крепости полностью от­вечало планам России по политическому закреплению на Север­ном Кавказе. В оценке выбора места строительства Терков все исследователи единодушны2. Безусловно, место постройки Тер­ского города имело важное значение не только для России, но и для Ирана, Турции и Крымского ханства, а также для мест­ных народов и владетелей. Здесь пересекались важнейшие тор­говые и военные пути, ведущие в Крым и Переднюю Азию; ка­бардинские феодалы постройкой Терского города получали за­щиту от нападений с востока и сами могли совершать набеги на земли Казикумухского шамхальства и Тюменского княже­ства3.

Определение места построения Терского города-крепости, по-существу, ограничилось согласием большинства исследова­телей с мнением Е. Н. Кушевой, локализовавшей крепость на терской косе при впадении Сунжи в Терек4.

В это же время Иван IV пытался поставить второй рус­ский город в низовьях Сунжи, что означало бы установление полного контроля над Северо-Восточным Кавказом. Царь пот­ребовал от шамхала землю для постройки города; последний, не смея отказать, обратился с жалобой к крымскому хану, в результате чего крепость не только не была построена, но и Ивану IV пришлось оправдываться перед крымским ханом из-за Терков5.

Как полагают исследователи, именно в этот период, т. е. к 60-м гг. XVI в. возникают первые связи представителей Рос­сии на Тереке с вайнахскими обществами, в частности с ак­кинцами6. Во второй половине XVI в. особое место во взаимо­отношениях России с народами и обществами Северного Кав­каза царское правительство отводило Чечено-Ингушетии, чему способствовали благоприятное географическое положение, вы­ход на Терек и близкое соседство с русским населением на Те­реке; немаловажное значение, по всей видимости, имело и наличие широких политических контактов вайнахов с общества­ми Северного Кавказа и Закавказья.

Наибольшую активность в деле налаживания вайнахо-русских взаимоотношений во второй половине XVI в. проявили, как известно, аккинцы в лице одного из своих обществ — ГIа­чалкъа-Аьккха. В русских источниках конца XVI — начала XVII в. аккинцы называются «окуками», «окухами», «око­ками», «окочанами» и т. д., а земли аккинцев — «Окохом» .или «Окоцкой землицей». Стратегическое положение, наиболь­шее развитие социально-экономических отношений, а также политическая активность позволили аккинцам возглавить указанный процесс.

Со второй половины XVI в. аккинцев возглавлял предста­витель вайнахов, называемый русскими источниками «Уша-ром-мурза». Ших Ушаромов (Окоцкий) в грамоте к царю от 1688 г. сообщает: «Преж сего которые ваши государевы на Терке городы были, — и в те поры я с отцом своим с Ушаром-мурзою тебе, государю, верою и правдою служили»1. Понятно, что имея общей границей Терек, терские казаки и жители Ак­ки не могли не иметь тесных взаимных контактов. По пись­мам Шиха и последующим отношением к нему со стороны рус­ского правительства можно предполагать, что вайнахо-рус­ское сотрудничество имело свою предысторию в более раннее время, нежели период выхода России на Терек и начало стро­ительства крепостей.

Об Ушароме известно немного. Источники сообщают лишь, что он служил «государю». Вероятно, он выполнял некоторые просьбы русских представителей, а также снабжал первые русские крепости продуктами, т. е. выполнял роль друга и со­юзника России на Северном Кавказе. Определенную роль, ви­димо, сыграл Ушаром и в самом строительстве первых рус­ских крепостей на Тереке: в выборе места строительства, по­мощи строительными материалами, доставкой сведений, помо­гающих царским представителям ориентироваться в северо-кавказских делах.

Умер Ушаром, судя по источникам, в конце 70-х годов (до 1578 г.) и, умирая, завещал сыну своему, Шиху, ставшему главой Акки, царское «слово на голове держати»2. Если выра­жение «слово на голове держати» не является преувеличением, то данная формула, по мнению специалистов, «выражает при­знание вассалитета»3. Насколько соответствует данное выражение Ушарому, зная об участии его и Шиха в воен­но-политических мероприятиях России на Кавказе, трудно ус­тановить, хотя и можно признать союзно-вассальный характер взаимоотношений между ними. Несомненно, Ушаром, а впос­ледствии и Ших Ушаромов (Окоцкий) «сообщались с дружест­венными кабардинскими владельцами, участвовали в борьбе с крымскими захватчиками»1, а также с северокавказскими вла­дельцами — противниками России и самих аккинских вла­дельцев. С твердой убежденностью можно утверждать, что не начни подобную активную деятельность и не имей определен­ного политического веса Акки и Ушаром на Северном Кавка­зе, вряд ли Ших Ушаромов имел бы такие широкие возмож­ности и связи с северокавказскими и закавказскими владель­цами, как об этом свидетельствуют исторические источники.

Сильным фактором, заставлявшим царское правительство делать ставку на Ушарома, было желание Москвы иметь в его лице противовес и барьер перед своими противниками на Се­верном Кавказе. Располагаясь в стратегически очень удачном месте, Ушаром со своим владением являлся соседом ку­мыкских феодалов, которые были в «дружбе и любви» с Крым­ским ханством2. Одновременно аккинцы могли обеспечивать безопасность коммуникаций Астрахани с Терским городом, что вряд ли было бы возможным, если бы Казикумухское шамхаль­ство контролировало, как полагали исследователи, плоскост­ные районы Терско-Сулакского междуречья.

Безусловно, политика России на Северном Кавказе с само­го начала мало чем отличалась от политики, типичной для фео­дальных государств того времени. Так же, как Турция, Иран и Крымское ханство, Россия ставила главной целью установ­ление своей гегемонии на Кавказе. Все это объективно приво­дило к тому, что народы Северного Кавказа втягивались в ор­биту большой политики крупных держав. Наряду с бесспорно положительными последствиями, это приводило и к отрица­тельным моментам, т. к. противоборство великих держав на Северном Кавказе выражалось в первую очередь в военной форме, что имело самые пагубные последствия для развития северокавказских народов. В то же время, военные силы вели­ких держав служили притягательной силой для горских вла­дельцев, т. к. именно с их помощью многие из местных фео­далов пытались решать (и не без успеха) свои внутриполити­ческие проблемы.

Будучи на грани поражения в Ливонской войне и вследст­вие агрессивных действий турок и крымских татар, Россия была вынуждена уничтожить Терки и открыть свободный про­ход северокавказцам через Астрахань1.

В исторической литературе поднимался вопрос об отноше­нии России к казакам, проживавшим на левом берегу Терека, Дореволюционные историки П. Г. Бутков и П. Юдин полагали, что после уничтожения Терского города в 1571 г. казаки спе­циально были оставлены царским правительством на Тереке и что они «удалились в верховья рек Сунжи и Терека... вошли ...в военный союз с чеченцами»2, или «Иван Грозный сам на­рочито вызвал с Волги» казаков для оставления их на Тереке3.

Исследователь Я. З. Ахмадов правомерно, на наш взгляд, полагает, что в тот период (начало 70-х гг. XVI в.) «России бы­ло не до кавказских дел» и со «специальным оставлением» ка­заков нельзя согласиться4. В то же время, отметим, что согла­шаясь с мнением названных исследователей, нельзя отвергать и того, что после ухода гарнизона из Терков казаки не ушли с Терека, а перешли под покровительство одного из северокав­казских обществ, в частности на земли Акки под покрови­тельство Ушарома и Шиха. Думать так заставляет нас выра­жение из письма Шиха от 1588 г.: «и после того как велел еси, государь, те городы разорити, — и мы тогды с твоими государе­выми с Терскими атаманы и казаки тебе, государю, служили», а также отрывок из челобитной терских атаманов и казаков, утверждавших, что «преж сего служили государю на Тереке и промышляли всяким государевым делом заодно с Ших-Мур­зою Окуцким»5. Думается, только давние и довольно устойчи­вые экономические и политические связи с вайнахскими обще­ствами и могли привести терских казаков на земли аккинцев, под покровительство Ушарома и Шиха Ушаромова (Окоцкого).

Временный приоритет прорусски настроенных северокав­казских владельцев в начале 70- гг. уступает место хозяйнича­нью в Кабарде и некоторых других регионах края партии, враждебной России. Соответственно прервались и связи России с Окоцким владением, т. е. с Акки.

70-е годы XVI в. характеризуются тем, что при «отсутст­вии» каких-либо серьезных военных сил России, Турции, Ира­на и Крыма на Северном Кавказе, здесь происходят политичес­кие события, оказавшие значительное влияние на политичес­кую жизнь в крае. Так как эти события и последовавшие измене­ния довольно подробно освещены в трудах А. Бакиханова и Г. Э. Алкадари1 и на них в основном ссылаются исследовате­ли, начнем с изложения и последующего комментария некото­рых отрывков из данных работ.

В 1574 г. умер казикумухский шамхал Чупан, и четверо его сыновей разделили шамхальство между собой. «Эти четыре брата, — сообщает А. К. Бакиханов, — сыновья Чубан-шам­хала, рожденные от дочери Султан-Ахмеда усмия, не давали никакого уделу брату своему Султан-Буту, рожденному от до­чери Узун-черкеса (черкесского узденя), почитая его джанком (т. е. незаконнорожденным. — А.А.). Султан-Бут прибыл в Чир-Юрт, где был прежде древний город Агран, и, взявши с собой трех андибских беглецов, которые там жили, отправился просить помощи к черкесам. Там, собравши войско, возвратил­ся в Дагестан и принудил своих братьев отдать ему в удел все земли, лежащие между реками Сулаком и Тереком, с нижней частью Мичикина и Салатовского округа, до горы Керхи, что на границе Гумбета. Тогда, собрав кумыкское племя, разсеян-ное в разных местах, он поселил его в Чир-Юрте, который, из­брал местом своего пребывания»2.

Гасан Алкадари сообщает, что «после смерти отца братья дают Султан-Буту (или «Султан-Муту») из «наследственных вла­дений земли, принадлежавшие Чопан-Шамхалу, только между Сулаком и Тереком, а также окраины Чеченского магала. Сул­тан-Мут поселился в селении Чир-Юрте, взял под свою власть те земли и население и основал для себя управление отдельно от других братьев»3.

Полулегендарные сведения А. К. Бакиханова и Г. Алкада­ри признаются исследователями, особенно в части того, что Султан-Мут /Султан-Магмут/ установил свою власть с помо­щью кабардинского войска. Однако возникает весьма занима­тельный вопрос в связи с территорией, отошедшей Султан-Маг­муту и возникновением так называемого «Эндиреевского кня­жества». Зададимся этим впросом прежде, чем приведем дан­ные из аккинской исторической хроники.

Во-первых, Султан-Магмут был сыном, рожденным от не­равного брака, и ему было отказано в доле наследства. «Княже­ские чанки мужского и женского пола, — говорится в «Адатах жителей Кумыкской плоскости», — не имеют права на нас­ледование движимого и недвижимого имения отцов своих, ес­ли же будет сделан дарственный акт (назру) в пользу чанков или княжеских дочерей, то ближайшие родственники мужского пола не могут завладеть тем имением»1. Султан-Магмут при жизни отца не получил наследства и не мог, следовательно, претендовать на земли и имущество. Отсюда и возникает воп­рос: можно ли принять за истину тот факт, что Султан-Маг­мут получил впоследствии не просто земельный надел, а и не­вероятно большой район, в несколько раз превышающий пло­щадь, остающуюся остальным его братьям?

Во-вторых: Султан-Магмут, заставив братьев выделить се­бе надел, осел в Чир-Юрте (Чил-Юрте), сделав его «местом своего пребывания», откуда уже в начале XVII в. он перешел в Эндери; осел Султан-Магмут, «собрав кумыкское племя, рас­сеянное в разных местах»2. Снова возникает вопрос: где же находились к этому времени кумыки? Если же они жили ме­жду Тереком и Сулаком, тогда зачем Султан-Магмут собирает их в предгорном селении? Объяснить сведения А. К. Бакиха-нова можно только тем, что Султан-Магмут собрал к себе тех представителей, которые жили на правом берегу Сулака и яв­лялись его сторонниками. Последовавшие события подтверж­дают наше мнение.

О тех же событиях местная историческая хроника «Основа происхождения аккинцев» также содержит определенные све­дения. В рукописи Магомедова Махьмы говорится следующее: «У шамхала была жена из ГIебарта (Кабарды. — А. А.) Она родила ему трех сыновей. Дети от ханского рода Абрият не хо­тели, чтобы дети от кабардинки были такими же (в правах), как и они. Потом между этими двумя семьями началась ссо­ра, возникла ненависть. Убежали они в сторону ГIебарта, где жили их братья по матери. Дошли они до Индра (Эндери. — М. М.). Князья из Индра остановили их, сказав: «Живите око­ло нас, будьте нашими князьями. Если потомкам шамхала вы не нужны, вы нужны нам». Они остались с ними»3.

В рукописи, принадлежащей Висирпаше Магомедову, поч­ти то же самое: «Одна жена шамхала была кабардинкой, дру­гая из ханов. У каждой жены было по три сына. Дети кабар­динки не хотели, чтобы дети другой матери росли так же, как они; дети ханши тоже не хотели. Дети кабардинки ушли к братьям по матери и пришли в Индри. Здесь сельские глава­ри обратились к ним: «Оставайтесь с нами, мы сделаем вас нашими оьзда (узденями. — А. А.) Если вы не нужны по­томкам шамхала, вы нужны нам». Потом они остались»4.

В хронике аккинцев нет данных о землях, которые полу­чил Султан-Магмут из наследства шамхала, однако в ней при­водятся сведения о том, как пришел сам шамхал на эти зем­ли и в Тарки и какие земли он получил от аккинцев. Эти сведения приходят в прямое противоречие в общеизвестными данными о территории шамхальства и приходе шамхала к Таркам и Сулаку. Суть сообщения аккинской хроники своди­тся к следующему: «Из Шама пришел человек по имени Шамхал. Он остановился в местности Капир-Кумух. К нему пришли представители аккинцев Бекхий и Токхий и спросили, кто он такой и откуда пришел. На это Шамхал ответил, что он пришел из Шама со своими людьми в поисках лучшей зем­ли и не знает, чья эта земля, есть ли здесь хозяин... По прось­бе Шамхала, аккинские представители дали ему землю с гра­ницей р. Сулак. ...Заплатив за землю, Шамхал остался между Койсу (Сулаком. — А. А.) и горой Кимис /или «Кимс»/, меж­ду морем и горой. Аккинские представители сделали это, ис­ходя из того, что между ТоргIал и ГIойсу (Тарками и Сула­ком. — А. А.) не было аккинских селений»1.

С. А. Белокуров пишет, что кумыкский шамхал и его нас­ледники «имели первоначальную резиденцию свою в горах, в местечке Кумух до конца XVI века и около этого времени Шам­халы начали зимою жить в Буйнаке и в Тарки, где застает их водворение русского владычества в Дагестане»2.

Исследователь нашего времени С. Ш. Гаджиева интерпре­тирует слова С. А. Белокурова по-другому: «Кумыкские вла­детели в тревожную пору монгольского нашествия и в первое время после падения Золотой Орды имели свою резиденцию в нагорном Дагестане — в лакском ауле Казикумух, где по срав­нению с плохо защищенной равниной было менее опасно. Толь­ко в XVI веке они снова переносят свою резиденцию на плос­кость... в Тарки»3.

Заметим явное несоответствие в обоих сообщениях: С. А. Белокуров говорит о проживании кумыкских феодалов вплоть до конца XVI в. (подчеркнуто нами. А. А.) в Казикумухе и только с конца столетия «Шамхалы начали зимою жить в Буйнаке и в Тарки»; С. Ш. Гаджиева же трак­тует этот отрывок таким образом, что ввиду опасности шамха­лам приходилось жить в таком далеке от плоскости и Тарков, а в XVI веке (подчеркнуто нами. — А. А.) «они снова переносят свою резиденцию на плоскость... в Тарки» — дума­ется, что слово «снова» явно добавлено не к месту.

Несмотря на определенный налет легендарности, мы видим, что сведения из аккинской исторической хроники переклика­ются с данными С. А. Белокурова, а вовсе не с мнением С. Ш. Гаджиевой. Уже данного сравнения вполне достаточно, чтобы серьезно усомниться в аргументированности предполо­жения С. Ш. Гаджиевой и других авторов, утверждающих, что Кази-кумухское шамхальство и Кайтагское владение распро­страняли свою власть на запад от Сулака и вплоть до Терека, с соответствующими отсюда последствиями о взимании неких «податей» с местного населения и т. д.1.

Буржуазный историк Н. Ф. Дубровин, отнюдь не питавший симпатий к кавказским народам, также определяет земли, по­лученные Султан-Магмутом по правому берегу Сулака от «го­рячих источников до реки Таркалы-Озень2. Как видим, и этот автор подтверждает сведения аккинской исторической хроники, определяющей границы владения шамхалов «Суда­ком и горой Кимис (Кимс), от моря до горы», т. е. между Сулаком и предгорными районами Северного Дагестана.

Т. о., анализ приведенных нами данных показывает, что в ведение Султан-Магмута перешли земли по правому берегу Сулака — часть северовосточных территорий шамхальства. Вслед за этим выводом следует и второй: Султан-Магмут соб­рал «кумыкское племя, разсеянное в разных местах» Кази-ку­мухского шамхальства и «поселил его в Чир-Юрте, который избрал местом своего пребывания».

Группа горцев из общества «Салатой» обратилась, как по­вествует далее аккинская хроника, к аккинцам с просьбой дать им небольшой участок земли для постройки села; им предо­ставили участок в местности Астий Дукъ (или Астий Ирзе)3. Потом салатавцы еще раз попросили дать им землю на ров­ном месте, чтобы построить мельницу и село: на этом месте они построили селение Индри, где долгое время жили вместе с аккинцами4.

Н. Ф, Дубровин отмечает, что переселенцы в селение Энде­ри были выходцами из высокогорного аварского селения Рико­ни5. Известный кавказовед А. П. Берже также приводит дан­ные, совпадающие со словами из аккинской рукописи. «Пред­положение, — пишет автор, — будто бы Эндери основано каза­ком Андреем и что оно есть испорченное Андреева (деревня), ошибочно. Эндери, или лучше, Индри, есть кумыкское слово и значит: «место, где молотят хлеб»1.

До образования Эндери, выше него по р. Акташ, как сви­детельствуют местные старожилы, существоваало аккинское селение, название которого пока не установлено. Дореволюци­онный этнограф Н. Семенов пишет, что первыми жителями села, около которого впоследствии был образован Эндери, счи­таются «тюмены» и «гуэны»: «В ногайских песнях, воспеваю­щих ханов Золотой Орды XIV и XV столетия, Эндрей называ­ется Гуэн-кала, т. е. Гуэнская крепость»; гуэны же считаются выходцами из Чечни2.

Ограничившись изложенным, заметим, что вопрос о выде­лении доли наследства Султан-Магмуту и заселении земель по берегам Сулака, при анализе сообщений исследователей и ме­стной исторической хроники, весьма актуален и представляет далеко неоднозначную картину; суть вопроса в существенных моментах расходится (порой значительно) с общепринятыми взглядами об истории края XVI—XVIII вв. Все это требует дальнейшего изучения, т. к. может внести принципиальные изменения в оценку ситуации на Северном Кавказе в изучае­мый период.

К концу 70-х годов XVI в, политическая обстановка на Се­верном Кавказе и в Закавказье снова обостряется из-за ирано-турецкой войны, т. к. Турция, притязающая на Закавказье, могла попытаться подчинить своей власти и Северный Кавказ.

Прорусски настроенные кабардинские феодалы Идаровы, Кайтукины и Таусултановы обращаются к Москве с прось­бой о возобновлении Терского города на прежнем месте. Нап­равленный в начале 1578 г. на Терек царский воевода Лука Новосельцев, «на реке Терке на усть Сунчи-реки город поста­вил»3. Но и этот город просуществовал недолго и, по требова­нию крымского хана, был снесен, а Кабарда во второй раз Ива­ном IV была признана подвластной Крыму4.

На этот раз городовые казаки Терского города были специ­ально оставлены во владениях Шиха Ушаромова вместе с вольными казаками5. Судя по грамоте Шиха, под его предво­дительством и командой была оставлена довольно значитель­ная группа казаков: Ших отмечает, что «500 человек было казаков», да плюс «слуг моих, 500 человек»1. Т. А. Исаева приводит дополнительную цифру о численности войск Шиха в 100 конников, 1000 пеших воинов2 — надо полагать, что кро­ме «500» слуг его. Следовательно, под начальством Шиха Окоц­кого (Ушаромова) в тот период, оказывается довольно внуши­тельная по тем временам сила, в 1000—1500 воинов, что было весьма сильным аргументом в отношениях с противником.

Из русских источников конца XVI в, видно, что аккинцы во главе с Шихом Окоцким (Ушаромовым) развернули широ­кую военно-политическую и дипломатическую деятельность, охватив, по сути, весь Северо-Восточный Кавказ от Дарьяла до Дербента. Вполне очевидно при этом, что в виду невозможно­сти оказания прямой помощи со стороны России, Ших Окоц­кий действовал с 1578 по 1588 гг. самостоятельно, что лишний раз показывает его политический вес в крае. Не забывая ока­зывать службу России и принимая активное участие в борьбе северокавказских народов против планов Турции, Ирана и Крыма, Ших Окоцкий в то же время, надо полагать, добивал­ся и усиления своего политического влияния в крае, что ему, как показывают исторические источники того периода, часто удавалось3.

Перед угрозой турецкого завоевания в 1582 г., владетели и правители Ирана, Грузии, Ширвана и Дагестана4 объединяют­ся в военный союз, сохранявшийся до середины 80-х годов XVI в.5. Одним из активных участников этого союза был Ших Окоцкий (Ушаромов). В обращении к русскому царю Ших со­общает о борьбе за Дербент и своей роли: «для тебя яз в Же­лезных Воротех много нужи терпел есми и саблю есми за те­бя доводил»6. В тот же период отрядами Шиха, состоявшими из аккинцев и казаков, была блокирована основная маги­страль, проходившая по Северному Кавказу — от Крыма и Азова до Дербента, о чем турецкий султан с раздражением пи­сал в Москву, что «русские казаки, которые на Тереке живут, на перевозах и топких местах на них нападают»7.

Так как на Тереке были только отряды казаков, воевав­ших в составе войск Шиха и под его непосредственным руководством, то понятно, что в послании султана говорится о сов­местных действиях аккинцев и казаков.

В 1583 г. отряды Шиха (аккинцы и казаки) напали на ту­рецкую армию, двинувшуюся от Дербента к Азову и, хотя силы были неравны и нападавшие понесли потери, они смог­ли нанести туркам ощутимый урон, а заодно подожгли степь, что значительно затруднило движение противника к Азову1. Крым на этот раз ничем не сумел помочь, т. к. в самом хан­стве, как заметил С.М. Соловьев, в тот период разразилась меж­доусобица, в ходе которой крымский «хан Магмет-Гирей был убит братом Ислам-Гиреем», а царевичам — сыновьям убито­го хана пришлось бежать, причем царевич Мурат «стал жить в самой Астрахани»2.

Под влиянием мощи Турции возрастает роль шамхала и по­следний предлагает Турции построить на Тереке город3. Фак­тически единственным противодействием шамхалу в тот пери­од на всем Северном Кавказе был Ших Окоцкий со своими объединенными войсками, который, как видно, сильно мешал противникам России (кабардинскому князю Асланбеку и шам­халу), которые охотились и пытались убить Шиха4. Россия воспользовалась тем, что Турция и Иран ослаблены войной, а Крыму не до Кавказа: формально воспользовавшись обраще­нием грузинского царя Александра с просьбой о возобновле­нии Терского города, Россия послала воевод М. Бурцева и Протасьева, которые в течение 1588—1589 гг. поставили но­вый Терский город в низовьях Терека, на одном из его прито­ков — р. Тюменке5.

К концу 80-х годов XVI столетия оформляется российское подданство аккинского владельца Шиха Окоцкого (Ушаромо­ва). Выполняя наказ своего отца, Ших вместе с подвластными людьми приходит в Терки на Тюменке6.

Безусловно, русское правительство знало о действиях Ши­ха Окоцкого и его «подопечных» казаков еще до постройки но­вого Терского города и именно поэтому, при отправлении в Грузию посольства 1587 года во главе с Р. Биркиным и П. Ди­вовым, обеспечение безопасного прохода от Терека до Грузии было поручено Шиху и кабардинскому князю Алкасу; к Шиху же направлял своих послов и кахетинский царь Алек­сандр1. Ших Окоцкий приводит в русское подданство одного из правителей Дагестана — Аварского хана с «Черным» кня­зем2. Эти и другие события и действия Шиха Окоцкого дока­зывают со всей очевидностью, что до и после постройки Тер­ского города роль Шиха в северокавказских делах была весь­ма значительна.

В октябре 1588 г. в Москву прибывают послы от Шиха Окоцкого и кабардинского князя Алкаса. Батай Шихмурзин — посланник Шиха — вместе с посланником Алкаса были при­няты царем и т. д.

В послании на имя царя Ших Окоцкий сообщает: «... для тебя яз в Железных Воротех много нужи терпел есми и саблю есми за тебя доводил. Толи наша вина: 500 человек было каза­ков и яз Шихмирза в головах, тобе служачи, Индили словет го­род и с теми 7 городов взяли есмя... И службы моей к тебе много... А велиш где итти на свою службу, — и яз с теми своими слугами готов. А и запас будет на Терку город по­надобитца, — и яз стану и запас вазить» ...»; о прошлой служ­бе сообщалось, что «и мы тогды с твоими государевыми с Тер­скими атаманы и казаки тебе, государю, служили и твое госу­дарево имя выславляли и х Турскому и х Крымскому не при­ставал и им которые прямили и тех с твоими государевы ка­заки воевал»3.

О службе Шиха Окоцкого России сообщали и терские воль­ные атаманы и казаки; сам Ших пользовался у терского вое­воды А. И. Хворостинина большим доверием. Дореволюцион­ный исследователь на основании документов отмечал, что одновременно с посольством Шиха Окоцкого и кабардинского князя Алкаса в Москву была доставлена и челобитная терских вольных атаманов и казаков, в которой они заявляли, что «преж сего служили государю на Терке и промышляли всяким государевым делом заодно с Ших мурзою Окуцким»4. О принятии Шиха в русское подданство хлопотал и крымский царевич Мурат, бежавший из Крыма и живший в Астрахани5.

В ответной грамоте царя сообщалось, что царь о службе Шиха Окоцкого знает: «И мы за твою службу тобя жаловати хотим своим великим жалованьем и держати тобя и твой юрт хотим под своею царскою рукою и в обороне тебя держати хо­тим от всяких твоих недругов»6. По получении царской грамоты Ших Окоцкий подтвердил свою присягу на верность России и привел аманатом своего племянника Батая Шихмур­зина в Терский город1.

Уже в 1587 г. «Окоцкое владение», т. е. Акки упоминается в качестве «новоприбыльных» земель России — в грамоте ав­стрийкому императору: «А многие государства: ...Шевкаль­ской князь... и Тюменское государство, и Окотцкая земля /подчеркнуто нами. — А. А./, и Горские князи... все земли приложились к нашему государству...»2. Через два года послу того же государства снова было объявлено о «новоприбыль­ных» землях, в числе которых значились и «Окутцкие» кня­зья3. Данные факты, на наш взгляд, позволяют высказать пред­положение о том, что вполне вероятно и более раннее, нежели 1588 г., обращение вайнахских владельцев с вопросом о рос­сийском подданстве или каких-либо союзных или союзно-вас­сальных отношениях.

С построением Терского города казаки вновь переходят под управление терских воевод и к 1590 г. на месте слияния Сунжи с Тереком строят острог, названный Сунженским4.

90-е годы XVI в. ознаменовались стремлением России осла­бить влияние Турции на Северном Кавказе, продвинуться к Ширвану и Закавказью. В 1591 г. царское правительство ор­ганизует поход против шамхальства, о чем неоднократно про­сили и грузинские посланники под предлогом того, что отря­ды шамхала постоянно грабят Грузию5.

В состав царских войск должны были войти и северокав­казские отряды. Русскому посольству 1591 г. во главе с В. Пле­щеевым и Т. Кудриным, направлявшимся в Грузию, было на­казано передать, чтобы «Алкас с Ших-мурзою их государевых послов послал проводите ково пригоже; а сами бы шли на Шевкала»6.

В ходе боевых действий зимой 1591 г. объединенные рус­ско-северокавказские войска, по уверениям русских источни­ков, нанесли поражение войскам шамхала: «Шевкала князя воевали и город у Шевкала взяли Ондреевский и сожгли»7. На дальнейшие действия сил у Г. Засекина.не хватило.

В 1594 г. Россия снова организует поход против шамхала, целью которого был захват Тарков и открытие дороги в Закавказье1. Русские отряды, захватившие Тарки, в скором вре­мени блокированные шамхальскими войсками, вынуждены были обратиться в бегство и дойти до «речки Койсу, где Шам­хал прекратил преследование в виду близости русского гарни­зона, сидевшего в остроге с князем Долгоруким»2. Русские источники утверждали, что «воеводы землю Шевкальскую воевали и город Тарки и Таркалы и Ондрееву деревню и Сал­танеево место тюменского взяли и сожгли и разорили и го­роды государевы воеводы и остроги... на Койсе, поставили но­вые»3.

После неудачного похода русских войск под начальством А. И. Хворостинина многие местные владельцы перешли на сторону шамхала, влияние которого на Северном Кавказе воз­росло.

Вероятно, одним из последствий поражения объединенных русско-северокавказских войск в 1594 г. было убийство аккин­ского предводителя Шиха Окоцкого (Ушаромова). В посольской документации 1596 г. впервые не упомянуто имя Шиха, и ис­чезает ориентир на Акки («Окоцкую землю»).

Угроза Шиху со стороны враждебных северокавказских феодалов возникала не только из-за того, что он на протяже­нии долгого времени был союзником России на Северном Кав­казе, но и вследствие того, что влияние самого Шиха Окоцко­го в крае в тот период усиливалось и не могло не вызвать раз­дражения и попыток покушения на него. После похода 1594 г., надо полагать, Ших Окоцкий не изменил отношения к Рос­сии и не попал под влияние шамхала — следовательно, он представлял реальную угрозу.

Важным в этом отношении нам представляется вопрос о взаимоотношениях аккинцев с шамхальством и чанкой Сул­тан-Магмутом, засевшим в Чир-Юрте4. Естественно, шамхал и его сторонники видели в Шихе и аккинцах главных соперни­ков на пути установления своего господства на Северо-Восточ­ном Кавказе. Если великие державы вели борьбу за весь Кав­каз, то не менее острым было соперничество между местными феодальными верхами за расширение сфер влияния на Север­ном Кавказе, особенно в восточной части его. Здесь Ших Окоц­кий и шамхал пришли в прямое столкновение.

Согласно полевым данным, изгнанный из шамхальства Султан-Магмут получил поддержку части населения Ширча-Аьккха /Пхьарчхошка-Аьккха/ во главе с Маадием. После по­селения Султан-Магмута в Чир-Юрте и выделении ему земель. по правому берегу Сулака, Маадий со своими людьми участ­вовал в съездах кумыкских феодалов, помогал Султан-Магму­ту в проведении переговоров с братьями и др. дагестанскими, владельцами. Через некоторый период, утвердившись в Чир-Юрте, Султан-Магмут неоднократно предпринимал попытки поселения в Эндери (Индри) под предлогом приглашения его жителями села, однако каждый раз изгонялся аккинцами, т. к. он имел земли на той стороне Сулака и на левый берег пе­реходить ему не давали.

До начала XVII в. в источниках почти нет сведений о Сул­тан-Магмуте и Эндери, что объясняется незначительной ролью «чанки» в северокавказских делах. Вплоть до разгрома цар­ских войск в 1604 г. в Дагестане, как сообщает «Гюлистан-Ирам», Султан-Магмут жил в Чир-Юрте и не имел никакого отношения к Эндери и только после этого перебрался туда1.

Сведения о попытках еще в конце XVI в. переноса резиден­ции Султан-Магмута в Эндери, собранные среди местных жи­телей, отразились и в русских источниках. В обращении 1588 г. Ших сообщает о времени до постройки Терков на Тюменке: «Индили словет город и с теми 7 городов взяли есми»; то же название «Индили» приводится и в посольской документации 1587—1588 г.2. Мы вполне допускаем, что название «Инди­ли» первоначально было заимствовано русскими представите­лями на Тереке от аккинцев в форме «Индри», и только после стало применяться название «Ондреево» или «Андрееве».

Во время похода 1591 г. объединенные русско-северокав­казские войска «город у Шевкала взяли Ондреевский и сож­гли»3; то же самое было сделано и в походе 1594 года4. В обоих походах, как известно, принимал участие Ших Окоц­кий со своими отрядами. Отклонение от основного маршрута (на Тарки) для взятия и сожжения «Ондреева» являлось пол­ностью «заслугой» Шиха Окоцкого: именно он использовал русские отряды, как и ранее (на «Индили»), в борьбе против кумыкских князей и в частности, против Султан-Магмута, пы­тающегося перебраться в Эндери (Индри). После очередного разгрома кумыкским князьям приходилось возвращаться в Чир-Юрт и опять начинать сначала, выжидая удобного момента, что полностью согласуется с местным полевым матери­алом.

Существенным моментом похода 1594 г. является сообще­ние источника о том, что Султан-Магмут засел в Эндери не один: «в Ондреевой деревне Шевкаловы дети Салтан-Магмут з братьею»1. Противоборство аккинцев во главе с Шихом с ку­мыкскими князьями на Северо-Восточном Кавказе неоднократ­но приводило к столкновениям их. Так получилось и после 1594 г.: Ших Окоцкий и Султан-Магмут со своими братьями стали непримиримыми врагами не только в борьбе за влия­ние на Северо-Восточном Кавказе, но и за обладание Эндери. Борьба завершилась убийством Шиха Окоцкого, причем убий­цами аккинского предводителя названы «князь Ахматкан з братьею», т. е. дети шамхала Чупана2.

В письме восточного купца (1596 г.) сообщается: «а Хака­ми и Шых мурза убит... и дорога помешалась»; «хотел по до­роге Аксух прийти; шейх мурзу убили... Теперь я пришел в К (?) уюнсу...»3, т. е. дороги по землям Акки (междуречья) стали небезопасны для караванов. Данная запись подтверж­дает, что аккинцы контролировали междуречье Терека и Су­лака.

В результате убийства Шиха Окоцкого часть аккинцев, наиболее приближенная к нему, ушла в Терки4; однако подчи­нить своей власти аккинцев Султан-Магмут не смог, как не смог и осесть в Эндери. Более того, даже в первые десятиле­тия XVII в. Султан-Магмут и его братья оставались без земли и селения: «А Салтан-Магмут з братьею безюртные люди, ка­баков у них нету»5.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   25

Похожие:

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconС середины XV века Европа вступает в период революционных цивилизационных от лат
Идеалы механистического естествознания становятся основой теории познания и методологии науки. Возникают философские учения о человеческой...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconРабочая программа 7 класс линия «сфера» всеобщая история
Планирование соответствует программе и Федеральному государственному стандарту основного общего образования по истории и обеспечена...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconКонфессионально-этическая мотивация хозяйствования староверов в XVIII-XIX веках
Керов Валерий Всеволодович, кандидат исторических наук, доцент Российского университета дружбы народов

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках icon" Программа "обратного курса" в Японии в 1946-1949 гг
Предпосылки генезиса капиталистических отношений в Западной Европе в XVI-XVIII вв

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconИсторические связи Ямгорода с Ганзейским союзом. XIV-XVI вв
Большая часть материала опубликована русскими и зарубежными учёными в XIX и XX веках и хранится в фондах Российской Национальной...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconПрограмма
Рабочая программа составлена на основе Примерной программы по истории для 5-9 классов (М.: Просвещение, 2010) и адаптирована к учебнику:...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconРабочая программа по «истории нового времени (XVI-XVIII вв.)» (7 класс)
Примерной программы основного общего образования по : авторской программы А. А. Данилова, В. А. Клоковой «История государства и народов...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconТема Русь в VI xi веках Расселение восточных славян в VI-IX веках....
Киевская Русь. Социально-экономический строй. «Русская Правда». Политический строй. Внутренняя и внешняя политика. Принятие христианства...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconТема Русь в VI xi веках Расселение восточных славян в VI-IX веках....
Киевская Русь. Социально-экономический строй. «Русская Правда». Политический строй. Внутренняя и внешняя политика. Принятие христианства...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconИстория регионов и народов России” (III курс) Семинар №1. Формирование...
Народные миграции и образование Российского государства (кон. XIV – сер. XVI в.)






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную