Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках






НазваниеАкки и аккинцы в XVI-XVIII веках
страница7/25
Дата публикации25.03.2015
Размер3.52 Mb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25
§ 3. СОЦИАЛЬНАЯ БОРЬБА В АККИ В XVI—XVIII ВЕКАХ

Процесс усиления эксплуатации местного населения и сос­ловная неравноправность различных категорий вызывали недо­вольство и протест против социальных верхов аккинского об­щества.

Одним из первых признаков проявлеения социальной борь­бы в Акки, зафиксированных русскими источниками, являет­ся известие о том, что «Ших-мурзе от шевкальского и от гор­ских людей теснота великая, что они переседают его ко всем дорогам и хотят убить»5. Данное свидетельство и последующее убийство главаря Акки Шиха Окоцкого вряд ли можно объяс­нить только его откровенно прорусской ориентацией, без учета нараставших социальных неурядиц в аккинском обществе в конце XVI — начале XVII в. Документальные источники конца XVI — начала XVII в. показывают, что в аккинском обществе были силы, выступавшие против Шиха, в результате чего сам Ших был убит, а часть его сторонников и подданных ушла в Терки6.

Об острых социальных конфликтах в горных вайнахских об­ществах в первой половине XVII в. сообщают и русские источ­ника, отмечая: «ныне в горах учинилась смута»; посольствам ехать нельзя, т. к. «в горах междоусобная брань велика и вам за посмех погибнуть»1. Т. А. Исаева, исследовавшая социаль­ные отношения в вайнахских обществах периода позднего сред­невековья, предполагала, что эти сведения «отражают одну из волн антифеодаального движения в Чечено-Ингушетии»2.

Социальный статус ушедших в Терский город аккинцев пос­ле убийства Шиха Окоцкого в документах не определен, однако можно предположить, что среди них были в основном холопы и работные люди, а также часть зажиточных узденей. Одна из причин ухода части аккинцев в Терский город, как объясня­ли сами аккинцы, коренилась в преследовании Шиха и его сто­ронников со стороны других феодальных владетелей, под кото­рыми можно видеть и своих представителей, и «горских», в ча­стности, «шевкальских», феодалов3; здесь больше можно гово­рить о борьбе за власть. Могли они преследоваться и своими со­племенниками, выступавшими против русской ориентации Ши­ха Окоцкого и его сторонников.

Нельзя в то же время отрицать и того, что аккинцы, попол­нившие ряды своих соплеменников в Терском городе, искали и «лучшей доли». Известно, что беглецов в русских крепостях, при условии принятия христианства, принимали на службу, зачис­ляли на казенное довольствие, «а со временем им даже присва­ивали чины, разрешали поселяться отдельными кварталами и даже слободами под защитой царских гарнизонов»4. Свидетель­ством подобной политики царизма являлось возникновение Чер­касской, Окоцкой и Новокрещенной слобод. Вероятнее всего, зная об этих привилегиях и не испытывая дальнейшую судьбу, часть аккинцев после смерти своего владельца, «покиня свои домы и живот весь пометав, з женами своими з детьми из Окоц­кие землицы утекли душею да телом и прибегли... в Терской го­род... на житье на век»5. Можно полагать, что аккинцы приви­легии получили и только под угрозой их потери решили «по­дать голос». Только через два десятилетия после прихода в Терский город они обратились к царю, жалуясь, что их переда­ли в подчинение кабардинского князя Сунчалея Черкасского, который стал их нещадно эксплуатировать. Если такое положе­ние будет сохраняться, то аккинцам ничего не остается, как «покиня свои домы и жен и детей и вес живот свой, брестя роз­но»1. Одинаковая формулировка в обоих случаях («покиня до­мы свои» и т. д.) и убеждает нас в том, что истинной причиной прихода их в Терский город являлись привилегии.

В дополнение к своей жалобе, аккинцы, жители Терков, предъявляют администрации и правительству нечто вроде уль­тиматума: если они не будут изъяты из-под власти Сунчалея, то остальные горцы перестанут приходить в Терки; а от «Сун­чалея всем разогнанным быти»2. Однако царское правительст­во, верное своей классовой политике, ответило: «велено их Сююнчалею ведати...»3.

В результате внутренней борьбы и под давлением дагестан­ских феодалов, в первой половине XVII в. в Терки прибывают некоторые окоцкие владельцы. В 1620—1621 гг. в Терский го­род пришел аккинский владелец Бийтемир Кохостров с четырь­мя семьями своих подданных4. В 1638 г. для принятия поддан­ства в Терский город вместе с дагестанскими феодалами при­был и аккинский феодал Казанбий-мурза Кохостров (Костров)5. К этому времени в Терках уже находились Албирь и Чепан-мурза Кохостровы; последний в 1645 г. был пожалован царской грамотой владетельством над частью окочан Терского города6.

После 1645 г. в официальных документах не появляется све­дений об аккинских князьях, мурзах и владельцах, что, вероят­но, объясняется как результатом борьбы между владельцами Акки и Дагестана, так и в большей степени внутрисоциальной борьбой в аккинском обществе, развернувшейся в этот период и продолжавшейся вплоть до конца следующего, XVIII столетия.

Материал местной исторической хроники «Основа происхож­дения аккинцев» («Рукопись Ибрагимова-Магомедова») также подтверждает отсутствие данных в русских источниках о нали­чии владельческих слоев среди аккинцев. В то же время он сви­детельствует о неправомерности мнения относительно подчине­ния местных (аккинских) обществ власти дагестанских владель­цев, а подает обратный пример. «Рукопись Ибрагимова-Магоме­дова» свидетельствует, что в ответ на убийство аккинского пре­дводителя Маадия, который, вероятнее всего, являлся избранным старшиной, на одной из горных вершин близ аккинского селения Ширча-Юрт были убиты 7 князей и 16 влиятельных уз­деней из числа дагестанских феодалов1.

Невозможно требовать от составителей хроники данных со­циального характера, хотя под данным событием можно видеть отражение борьбы аккинцев против территориальных притяза­ний дагестанских феодалов. Сопоставление же известий русских источников и сведений из «Рукописи» позволяет сделать вывод о том, что ко второй половине XVII века среди аккинцев кня­зей и мурз уже не осталось, а оставшиеся в живых вынуждены были бежать в Терский город, под защиту царских гарнизонов.

Вполне правомерны, на наш взгляд, предположения иссле­дователей, которые считают, что феодальные отношения среди вайнахских обществ были в значительной мере ослаблены еще на протяжении XVI—XVII вв. широкими антифеодальными движениями, обусловленными назревшим конфликтом между молодыми производительными силами и сдерживашими их фео­дальнородовыми отношениями2. По мнению исследователей на­шего времени, «в результате мощной антифеодальной борьбы, охватившей в XVII веке почти все народы Северного Кавказа, феодализму в Чечено-Ингушетии был нанесен сильный удар» чем и объясняется последующая слабость феодальной прослой­ки у чеченцев и ингушей, по сравнению с соседними народами3. Данное высказывание в полной мере может быть отнесено и к Акки, население которой одним из первых среди вайнахских обществ избавилось от власти князей и мурз ко второй полови­не XVII века.

Характерной особенностью крестьянских выступлений XVI — XVII вв. считается то, что они проходили преимущественно под руководством общинной знати; борьба же местных сельских об­ществ против «своих» феодалов вплотную переплеталась с борь­бой против соседних владельцев. «Причем сельские общины, объединившись в союзы, благодаря упорной и самоотверженной. борьбе сумели сохранить свою независимость»4.

Процесс образования «вольных обществ» или «союзов сель­ских общин», затронувший в конце XVII—XVIII вв. почти все народы Северного Кавказа, имел отношение и к вайнахским об­ществам. Именно в ходе антифеодальной борьбы второй поло­вины XVII в. и борьбы против соседних феодалов и сложились «вольные общества» Акки. Естественно, начало периода господ­ства самоуправления сельских общин вовсе не означало полной ликвидации феодальных отношений: они как бы «загонялись внутрь», приобретая новые, более завуалированные формы.

Форма и границы аккинских сельских общин и их союзов, по-видимому, совпадали с основными группами населения Акки или так называемыми «землями», как, например, Шарой-Мохк /общество Шарой/, Кхархой-Мохк, состоявший из двух земель — союза общин ГIочкъар и Къоцой, и др. Внутренее устройство ак­кинских «вольных обществ» пока еще не до конца изучено, од­нако можно согласиться с тем, что оно мало чем отличалось или было в общих чертах сходно с устройством «вольных об­ществ» Дагестана, в частности аварских1.

Из имеющихся полевых материалов можно составить при­близительную схему устройства аккинских сельских общин в XVII—XVIII вв. Каждый тайп избирал членов совета селения, решавшего общесельские проблемы. Несколько селений объеди­нялись в союз или «вольное общество», во главе которого стоял общий совет союза — «кхиэл» («кхел, кхиел»). Все союзы сель­ских общин образовывали два крупных «вольных общества» — Пхьарчхой и ГIачалкъой, во главе которых также стоял общий совет. Известно, что в XVIII — начале XIX в. общие советы жи­телей Акки проводились на одной из горных вершин близ селе­ния Ширча-Юрт; иногда сборы происходили в районе между се­лениями Бони-Эвла и Бони-Юрт и в других местах. В числе во­просов, обсуждавшихся на общеаккинских советах, были вопро­сы землепользования, взаимоотношений между различными об­ществами и другими вайнахскими обществами, а также вопро­сы борьбы против соседних владетелей, покушавшихся на тер­риториальную целостность Акки и независимость ее жителей, и против действий царской администрации на Тереке.

Усиление социальной борьбы на Северо-Восточном Кавказе происходит с начала XVIII века, когда в Чечне начинается пер­вое крестьянское выступление против царской администрации и усиления налогового гнета.

После поражения Астраханского восстания 1705—1706 гг. мощное народное движение захлестнуло Дон, Украину и Пово­лжье. К нему относится и восстание башкир в 1705—1711 гг.2. Весть о недовольстве крестьянских масс усилила брожение сре­ди народов России и пограничных с Россией районов, вызвала возмущение как эксплуатацией со стороны местных социальных верхов, так и действиями царских властей. Так, одним из фак­торов, вызвавших возмущение вайнахов — жителей Терского города было то, что окочане должны были в обязательном по­рядке платить пошлины за товары и изделия, вывозимые ими на продажу в вайнахские общества1.

В 1707 г. один из активных участников башкирского восста­ния, уфимский феодал Мурат Кучуков «явился в горских наро­дах, которые близ Терка, называются чеченцы, мичкисы, ак­сайцы», как об этом доносил 20 марта 1708 г. астраханский вое­вода П. М. Апраксин Петру I, и стал возмущать местное насе­ление против царизма и своих владельцев2. Основную часть восставших составляли окочане, поддержанные мичкисцами, аксайцами, а также кумыкским населением, казаками-расколь­никами с Кубани и др.3.

Два терских окочанина, ездившие в Чечню с беглым черкас­ским узденем Лузаном для продажи рыбы, ознакомили восстав­ших с обстановкой в Терках и его обороноспособностью и приз­вали их идти «на Терек войною». Восставшие в феврале 1708 г. в количестве 1600 человек неоднократно пытались взять Терки; однако при помощи 1200 солдат царской армии, а также наем­ников из числа «татар юртовских» и «астраханских» и отряда в 8000 человек калмыцкого хана Аюки, восставшие были раз­громлены и вынуждены отойти; Мурат Кучуков был схвачен в плен4.

О дальнейшей судьбе участников восстания нет сведений, од­нако несомненно, что восстание горских масс 1708 г. было ча­стью крупных выступлений в различных районах России того периода.

Видимо, подавлением восстания 1708 г. выступления вайнах­ских народных масс не закончились, т. к. в течение 1718— 1722 гг. царскому правительству пришлось отправить, по край­ней мере экспедиции против вайнахов с целью «привести их в российское подданство»5: фактически, ставилась цель подчи­нить вайнахов царской власти или же местным феодальным кругам в лице как своих владельцев, так и соседних. Результа­том этих походов было сожжение множества поселений вайна­хов в плоскостной зоне Акки; местному населению на время пришлось принять российское подданство6.

Следующее выступление аккинцев совместно с населением плоскостной части Чечни и частью кумыков произошло в 1732 году, когда жители сел Эндери и Чечень открыто стали выра­жать недовольство царской администрацией, поддерживавшей местные социальные верхи. Восставшие стали собираться из равнинных селений Терско-Сулакского междуречья и деревни Чечень и открыто угрожать нападением на царские укрепления. Комендант крепости Святой Крест, генерал-майор граф Дуглас с отрядом войск из 1200 солдат и 500 казаков выступил против восставших, однако, подойдя к Эндери и получив ложные све­дения о том, что восставшие разошлись, выслал против деревни Чечень «малый» отряд в 500 человек под командой полковни­ка Коха, который в сражении был разбит восставшими1.

В ходе движения крестьянских масс в 1757—1758 гг. в рав­нинной Чечне многие общества Северо-Восточного Кавказа выс­тупили вместе с чеченцами. Этому движению посвящена специ­альная статья исследователя Я. З. Ахмадова2, поэтому мы не будем вдаваться в подробности. На помощь восставшим плоско­стным чеченцам были призваны «чебуклинцы, чубутцы, андий­цы... и отвседа мичкисцы», а также «из Аксайской и Исы-су де­ревень» и «из деревень Аух» и др.3. В результате откровенного предательства князя Расланбека Айдемирова, пришлые отряды были распущены, а в конце апреля 1758 г. царские войска штурмом овладели ущельем Хан-Кала и хлынули на Чеченскую равнину, уничтожая все подряд. Новый сбор восставших в мае не привел к крупным сражениям, т. к. инициативу с целью за­ключения мира взяли в свои руки представители верхушки и повстанцы постепенно разошлись4.

Исследователи по-разному оценивают характер движения в Чечне в 1757—1758 гг., однако более правомерна, на наш взгляд, точка зрения, определяющая данное движение как антифеодаль­ное и антиколониальное. В пользу этого мнения добавим и та­ксе суждение: в числе военных отрядов, подавлявших выступ­ление 1757—1758 гг., были и «добровольцы» из кабардинских, кумыкских и других феодалов5, стремившиеся установить или вернуть свою власть над местными обществами и, естественно, выслужиться перед царским правительством. «За верную служ­бу» северокавказские феодалы были поощрены: так, например, Указом государственной Коллегии иностранных дел за № 140 от 13 сентября 1759 г. кумыкский владелец, ранее закрепив­шийся в селении Костей, Алиша Хамзин был пожалован звани­ем кумыкского воеводы и 500 руб1.

Исследователями изучено достаточное количество материа­лов, характеризующих антифеодальное и антиколониальное дви­жение вайнахов в 60-80-х гг. XVIII в. Процесс истребления и из­гнания вайнахскими обществами своих и пришлых феодалов, борьба местного населения против действий царской админист­рации привели к широкому движению горцев Чечни и народов Северного Кавказа под предводительством шейха Мансура в 1785—91 гг2.

Аккинцы, подвергавшиеся давлению как царской админи­страции, так и территориальным устремлениям дагестанских феодалов (при активной помощи царизма), не могли оставаться в стороне от борьбы за независимость. Материалы полевых изы­сканий позволяют показать основные тенденции развития про­цесса этой борьбы.

В середине — второй половине XVIII в. отдельные конфлик­ты, возникавшие между аккинскими обществами и кумыкскими феодалами из-за земли стали перерастать в вооруженную борь­бу местного населения Акки против противников. Для ведения вооруженной борьбы против дагестанских феодалов и царских отрядов в отдельных аккинских землях стали создаваться бое­вые дружины во главе со своими предводителями. Так, боевые дружины обществ Шебарлой и ЧIонтой долгое время возглавля­лись жителем селения ГIеза-Юрт Абду-Разаком /Iабдраьзкъа/. Имя его овеяно легендами, однако определенно можно сказать, что он со своими дружинами боролся против дагестанских фео­далов в междуречье Сулака и Акташа.

Руководителем боевых отрядов, сформированных из предста­вителей гIачалкъоевских обществ Къоцой и ГIочкъар, называет­ся аккинец по имени Абу-Тагир (Абу-ТIахIир). О нем известно меньше: его отряды действовали в основном в бассейне р. Ак­сай и в равнинных и предгорных районах севернее и северо-во­сточнее Качкалыковского хребта.

Длительная борьба аккинских обществ против соседних и своих феодалов и социальных верхов на протяжении второй по­ловины XVII—XVIII вв., а также ожесточенное сопротивление действиям царской администрации в Терско-Сулакском между­речье в течение XVIII в., истощали местное население, в ре­зультате чего оно к концу XVIII в. стояло фактически на грани полного физического исчезновения. Однако, борьба не прекра­щалась, и именно аккинцы одними из первых поддержали и ак­тивно включились в движение шейха Мансура (Ушурмы)1.

Таким образом, изучение исторического прошлого аккин­ского общества в XVI—XVIII веках представляет нам неодноз­начные процессы, происходившие в сфере социальных отноше­ний. Одними из первых среди вайнахских обществ вступив на путь развития феодальных отношений, аккинцы первыми и из­бавились от власти своих феодалов, повели борьбу против при­тязаний соседей и царской администрации на господство в Терско-Сулакском междуречье, причем социальная борьба приме­нительно к XVIII столетию вплотную переплеталась с борьбой за территориальную целостность Акки и независимость ее насе­ления, о чем и будет идти речь в следующей, главе нашего ис­следования.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   25

Похожие:

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconС середины XV века Европа вступает в период революционных цивилизационных от лат
Идеалы механистического естествознания становятся основой теории познания и методологии науки. Возникают философские учения о человеческой...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconРабочая программа 7 класс линия «сфера» всеобщая история
Планирование соответствует программе и Федеральному государственному стандарту основного общего образования по истории и обеспечена...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconКонфессионально-этическая мотивация хозяйствования староверов в XVIII-XIX веках
Керов Валерий Всеволодович, кандидат исторических наук, доцент Российского университета дружбы народов

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках icon" Программа "обратного курса" в Японии в 1946-1949 гг
Предпосылки генезиса капиталистических отношений в Западной Европе в XVI-XVIII вв

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconИсторические связи Ямгорода с Ганзейским союзом. XIV-XVI вв
Большая часть материала опубликована русскими и зарубежными учёными в XIX и XX веках и хранится в фондах Российской Национальной...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconПрограмма
Рабочая программа составлена на основе Примерной программы по истории для 5-9 классов (М.: Просвещение, 2010) и адаптирована к учебнику:...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconРабочая программа по «истории нового времени (XVI-XVIII вв.)» (7 класс)
Примерной программы основного общего образования по : авторской программы А. А. Данилова, В. А. Клоковой «История государства и народов...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconТема Русь в VI xi веках Расселение восточных славян в VI-IX веках....
Киевская Русь. Социально-экономический строй. «Русская Правда». Политический строй. Внутренняя и внешняя политика. Принятие христианства...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconТема Русь в VI xi веках Расселение восточных славян в VI-IX веках....
Киевская Русь. Социально-экономический строй. «Русская Правда». Политический строй. Внутренняя и внешняя политика. Принятие христианства...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconИстория регионов и народов России” (III курс) Семинар №1. Формирование...
Народные миграции и образование Российского государства (кон. XIV – сер. XVI в.)






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную