Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках






НазваниеАкки и аккинцы в XVI-XVIII веках
страница4/25
Дата публикации25.03.2015
Размер3.52 Mb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > История > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

§ 3. ЗЕМЛЕДЕЛИЕ И СКОТОВОДСТВО


Хозяйство народов Северного Кавказа в указанный период развивается на основе веками установившегося естественного разделения труда. Экономические процессы, развивавшиеся еще в предшествующие века, были обусловлены как общим развитием производительных сил в Терско-Сулакском междуречье, в частности изменениями внутри Акки, так и изменением внешнеполитической обстановки на всем Северо-Восточном Кавказе.

Многочисленные вещественные находки, сообщения письменных источников, а также высказывания исследователей истории народов Северного Кавказа XVI—XIX вв. показывают, что основными занятиями вайнахов, в том числе и жителей Акки, с древнейших времен были земледелие и скотоводство. Природные условия Терско-Сулакского междуречья (плодородие почв, большое количество тепла, получаемого растениями за вегетационный период, короткая зима и продолжительное лето и т. д.) наиболее благоприятствовали развитию основных отраслей хозяйства аккинцев.

Одним из первых документально зафиксированных свидетельств устойчивого и традиционного характера развития хозяйственной жизни аккинцев является отрывок из грамоты Шиха Окоцкого (Ушаромова), поданной русскому царю Федору Ивановичу послом Шиха — Батаем Шихмурзиным во время приема в Москве в 1588 году. В грамоте Ших Окоцкий отмечает свою помощь в строительстве царских крепостей на Тереке не только в дипломатической и военно-политической области, но и содействие продуктами: «А которые на Терку воеводы, — и яз тем воеводам мед и вино, 10 овец и куры и ячменю возил»1. Уже в этом отрывке представлен широкий спектр хозяйственных занятий аккинцев.

В 1614 г, аккинцы-окочане, жившие в Терском городе, подали царю челобитную, текст которой ясно свидетельствует о занятии пашенным земледелием: «А только бы, государь, мы, холопи твои, по се время сами собою пашнишком не были сыти и не похали, и мы бы, холопи твои, по се время голодною смертью померли...»1. Несмотря на то, что земледелие не была основным занятием жителей Окоцкой слободы Терского города, данное свидетельство характеризует общий фон занятий населения края.

Архивные данные за 1640 г., приведенные в «Росписи населения Терской слободы» показывают, что из 27 дворов аккинцев-окочан жители 21 двора на время учета населения находились на пашне2.

Непрерывность занятий земледелием жителей Акки можно проиллюстрировать и свидетельством XVIII века. Так, кизлярские чиновники, перечисляя в 1765 году богатства кавказских народов, отмечают, что «...против Большой и Малой Кабарды кроме всего довольно ж, и сверх того пшеница есть... В тавлинских же деревнях: виноград, яблоки, груши, дули и сливы, шаптала, курега; в ауках (т. е. у ауховцев. — А. А.)и карабулаках мед, воск и все, что вышеписаное есть, а скота во всех оных местах, кои все российскими подданными счисляются, довольно имеетца»3.

Документальных материалов о занятиях земледелием и скотоводством жителей Акки в XVI—XVIII вв., как, впрочем, почти всех народов Северного Кавказа, немного. Объясняется это, кроме всего прочего, тем, что официальные представители России на Тереке уделяли основное внимание дипломатическим и военно-политическим взаимоотношениям с местными народами и обществами, а вовсе не хозяйственной жизни. Именно поэтому, нам главным образом приходится опираться на свидетельства более позднего времени (начало XIX в.) и местные материалы.

Наиболее благоприятные климатические условия и плодородие почв Терско-Сулакского междуречья, систематический уход за землей с постоянным увеличением количества освоенных участков, рациональное использование пахотных земель обеспечивали, как представляется, довольно высокую урожайность полей. Мы не располагаем данными о количестве собираемого урожая и размерах посевных площадей Терско-Сулакского междуречья в XVI—XVIII веках, однако нельзя не согласиться с мнением исследователей истории Кавказа, что в указанный период особенно в плоскостной части вайнахских земель земледелие было развито довольно высоко4.

Еще в начале XIX века путешественник И. Норденстамм отмечал, что Чечня 1 производит хлеба больше, чем необходимо для прокормления ее жителей, и поэтому избыток его обменивается у соседних народов на различные вещи и изделия2. Практически то же самое суждение высказывали К. Самойлов, С. Броневский, А. Милютин3 и многие другие. Хлеб, выращенный и собранный вайнахами, в том числе и аккинцами, как свидетельствовал Вроцкий, вывозился на продажу не только к соседним народам и на северокавказские рынки, но даже и за границу — Персию4. Видный исследователь М. Н. Покровский отмечал, что Чечня является, по сути, «...житницей Дагестана и всего Восточного, а отчасти и Западного Кавказа»5.

Можно привести достаточное количество свидетельств различных исследователей истории народов Кавказа, в частности Северного Кавказа, подтверждающих характер значительного развития хлебопашества и вообще земледелия среди вайнахов. Убедительным подтверждением высокого уровня развитости земледелия у вайнахов, служит вывод дагестанских исследователей, доказывающих, что «...с XVIII в. в высокогорной Аварии отмечается преобладание роста товарности скотоводства над земледелием» из-за деградации террасного земледелия, главной причиной чему послужило «появление дешевого кумыкского и чеченского хлеба», вытеснявшего труд горных районов6. Естественно, среди «чеченского хлеба» была немалая доля урожая, выработанного жителями Акки.

Система земледелия жителей Терско-Сулакского междуречья была разнообразной. Если в горных и предгорных районах больше использовалась трехпольная система, все же основной, особенно для плоскостной зоны, оставалась система двухпольная: земли аккинцев не испытывали недостатка в водных ресурсах.

Приемы земледелия у народов Северного Кавказа были в основном одинаковыми лишь с некоторыми особенностями в способах обработки земли. К примеру, если повсюду на Северном Кавказе землю прежде пахали, а затем только вносили удобрения, то вайнахи удобрения (зола, перепревший навоз, птичий помет и др.) вносили в основном и перед и после пахоты.

Для борьбы с сорняками в равнинных районах перед основной пахотой жители междуречья предварительно делали мелкую запашку глубиной в 8—10 см за 2—3 недели перед основной пахотой. По окончании же пахоты, до начала сева, почву обрабатывали при помощи особой бороны, называемой аккинцами «дечка мокха» (по-чеченски «у долу мекха»). Поле вплоть до осени очищалось неоднократно и очистка прекращалась приблизительно за месяц до сбора урожая; сам же урожай снимался осенью.

Как и всюду на Северном Кавказе, аккинцы молотили хлеб двумя способами: молотильными досками и при помощи крупного рогатого скота. Очистка зерна производилась веянием или же подбрасыванием зерна по ветреной стороне. Для проведения этих операций, как свидетельствует полевой материал, зачастую аккинцы, проживавшие на плоскости, объединяли усилия нескольких семей, т. к. обрабатывать большое количество хлеба в одиночку они были не в состоянии.

Сельскохозяйственный инвентарь у вайнахов был в основном схож с орудиями земледелия народов края лишь с небольшими различиями в их устройстве, вызванными естественно-географическими и климатическими условиями. При этом наибольшее разнообразие применяемых орудий наблюдается в равнинной зоне: здесь соседствуют как архаичные орудия труда для обработки почвы, так и более характерные для высокого уровня земледелия орудия (например, плуг с железным лемехом).

Земледельческим зонам Терско-Сулакского междуречья соответствовали в основном и типы пахотных орудий: в предгорной зоне — грядильный, на равнине — тяжелый или передковый плуг. Естественно, что применялись и другие орудия для обработки почвы, доставшиеся в наследство от прежних поколений.

Одним из древнейших орудий для обработки почвы была так называемая «палка-копалка», имевшая два варианта. «Палка-копалка» — деревянный кол длиной 110—115 см (иногда до 130 см) с каменным утяжелителем — использовалась в тех случаях, когда поверхность представляла собой кочковатую землю и обработать ее плугом было невозможно. Второй вид «палки-копалки» назывался аккинцами «хьокха» и был длиной 170—180 см. Конец «хьокхи» обжигался и не имел утяжелителя. Использовался он при обработке свежерасчищенного из-под леса участка земли преимущественно в предгорной зоне Акки, где остатки корней также не позволяли применять плуг. Говоря об орудиях обработки почвы, нельзя не отметить, что аккинцы-старожилы крайне редко упоминают о «палке-копалке», т. к., по их мнению, надобность в ней была невелика: в предгорьях Акки почти не оставалось свободных земель, нуждающихся в расчистке под посевы.

Более широко применялся жителями предгорных районов Акки заступ /«бел»/ различных видов. Это древнее орудие для обработки почвы представляло собой обычный деревянный кол с рабочим концом толщиной в 7—10 см. На высоте 25—30 см от рабочего конца отходило короткое ответвление для стопы, перпендикулярное к ручке. Применение заступа было продиктовано не только чисто земледельческими, но и бытовыми нуждами.

Орудия, напоминавшие мотыгу и называемые «аьста» и «цел», служили для прополки. Данные приспособления представляли собой четырехугольную пластину, насаженную на обычную деревянную рогатину или же прикрепленную на длинную деревянную ручку при помощи черенков. Наибольшее распространение и более длительное применение такие заступообразные орудия труда получили в предгорной зоне, где трудно было развернуться с плугом; на равнине же они довольно рано уступили место в основном более совершенным разновидностям бороны.

Аккинцам было известно несколько видов бороны: борона-волокуша, борона с поперечной доской, рамная борона, а также борона типа граблей — «терноч» /чеченский «къомсар»/. Для улучшения пашни широко использовалась борона с короткими зубьями, тогда как борона с длинными зубьями /деревянными или железными/ хорошо уничтожала сорняки и служила для прореживания посевов.

Довольно высокий уровень культуры земледелия аккинцев, как и вайнахов в целом, как видно из вышесказанного, подтверждается не только своеобразием некоторых видов орудий для обработки почвы, но и специализацией некоторых агротехнических приемов и изготовления самих орудий труда. Железный наконечник сохи для предгорных районов был более легким, чем на равнине, т. к. пахота там была относительно неглубокой; для равнинных же условий наконечник специально утяжелялся для глубокой вспашки. В отличие от Других северокавказских народов, вайнахи применяли особую /предварительную — перед основной/ запашку земли для борьбы с сорняками.

В изучаемый период на. территории Акки действовала довольно разветвленная ирригационная система. Отрывочные сведения о поливном земледелии у аккинцев — жителей Окоцкой слободы Терского города, были выявлены исследователем Е. Н. Кушевой1. Закономерно при этом, но нашему мнению, что навыки аккинцами были получены еще до ухода в Терки, Как показывает полевой материал, поливное земледелие было развито не только на равнине, но и в предгорьях, нуждавшихся в воде для развития скотоводства и полива небольших участков земли, очищенных от лесов.

Терско-Сулакское междуречье было очень богато водными ресурсами, Аккинцы могли использовать в хозяйственной деятельности воду из крупных рек, как Терек, Сулак, Сунжа и Акташ, а также и менее многоводных Аксая, Ямансу и Ярыксу. В то время, как жители равнинных районов междуречья боролись с постоянными наводнениями из-за весеннего разлива рек, обитатели предгорий с помощью всевозможных сооружений пытались задержать у себя как можно больше воды.

Удельный вес земледелия и скотоводства в обеих частях Акки, т. е. в ГIачалкъа-Аькхе и в ПхьарчхошкаАьккхе, был неодинаков. В то время, как аккинцы из ГIачалкъа-Аьккха в равной мере занимались земледелием и скотоводством, аккинцы из Пхьарчхошка-Аьккха отдавали предпочтение земледельческим отраслям.

Об исконно развитой системе орошения у вайнахов с восхищением отзывались русские исследователи в начале XIX века. Так, ряд авторов, ссылаясь на более ранний период, отмечали, что «земледелие у них находится в прекрасном состоянии и ведется при посредстве оросительных каналов»2. Наглядным примером этого являлась система орошения в Терско-Сулакском междуречье. Естественно, все это было результатом деятельности горцев не только в XIX веке, но и многовековых усилий целых поколений.

Основная структура расположения оросительных каналов, созданная местными жителями, по данным полевых материалов, использовалась ими вплоть до 40-х годов нашего столетия с небольшими изменениями. Так, например, один из древнейших оросительных каналов, тянувшийся от Терека на восток по территории Пхьарчхошка-Аьккха, почти в точности был повторен в наше время в виде канала им. Ф. Э. Дзержинского в Северном Дагестане. Другие, менее крупные отводы, были прорыты от рек Аксай, Акташ и Сунжа. Если Мичик, Гумс, Ямансу и Ярыксу часто бывали мелководны, то остальные стабильно обеспечивали жителей междуречья влагой.

В месте отвода оросительного канала от рек возводилось сооружение, называемое «Хин-Куьрте», снабженное шлюзом. От основного, головного канала отводились каналы меньших размеров — «татолы». Для сооружения таких боковых каналов из деревянных свай устраивался прочный водораздел.

Для поднятия воды при отводе каналов устраивалась специальная двойная плетеная перегородка из хвороста, укрепленная с внешней стороны крепкими шестами. Впоследствии, вместо хвороста стали больше использовать толстые доски. Пространство между двойной плетеной перегородкой заполнялось булыжником или слоем земли с бурьяном. При таком устройстве необходимое количество воды шло по каналу, а избыточная часть воды поднималась и проходила поверх преграды, образуя водопад.

В том случае, если воду необходимо было перекрыть или поднять на время, использовались перегородки из двух-трех широких досок или цельного листа железа. Иногда для регулирования воды использовались желоба-опары, которые удобно было использовать при закрытом шлюзе. Такие желоба обычно устраивались на верхнем конце шлюза.

Одной из специфических особенностей применения ирригационой системы у аккинцев, при общей схожести способов у большинства народов Северного Кавказа, было создание, как подчеркивают отдельные аккинцы-старожилы, своеобразных «мини-озер» в предгорных районах, например, около селений Ширча-Юрт, МажгIар, Кешен.

В целом же следует отметить, что наличие обширных плодородных земель и благоприятные климатические условия Терско-Сулакского междуречья (как равнинной, так и предгорной зон), способствовали повышению уровня развития земледелия, являвшегося, как и в более ранние времена, одним из основных занятий аккинцев.

Наряду с земледелием, у жителей Терско-Сулакского междуречья было хорошо развито и скотоводство, которое также имело древние корни. Археологический материал (Хазар-Кала, Яман-Су, Балан-Су и др.), а также письменные источники и полевые изыскания показывают роль и место скотоводства в хозяйственной жизни аккинцев. Наличие богатой кормовой базы, прекрасных лугов в предгорьях Акки и в речных долинах междуречья, изобиловавших сочными травами, весьма благоприятствовало развитию данной отрасли хозяйства.

Письменные источники наглядно характеризуют уровень развития скотоводства у вайнахов, в частности у аккинцев. Так, согласно полевым материалам, еще в период монголо-татарского нашествия жители междуречья, пасшие скот на равнине, перегоняли его в предгорья и горы Акки и Ичкерии. Надо полагать, что это был и крупнорогатый и мелкий рогатый скот, более приспособленный для перегонов.

Когда племянник предводителя аккинцев Шиха Окоцкого — Батай — нарушив присягу, данную российскому царю, вынужден был бежать из Терского города в землю аккинцев /в Окох, т. е. Акки/, то все его имущество, перехваченное посланными за ним жителями города и казаками, было передано последним. В перечне имущества, отобранного у Батая, значились быки, коровы и овцы1, видимо, немалого количества,

О наличии в хозяйстве аккинцев-жителей Окоцкой слободы Терского города большого количества крупного рогатого скота свидетельствует и челобитная, поданная окочанами на имя русского царя в 1614 г. по поводу притеснений со стороны кабардинского князя Сунчалея Черкасского. Сунчалей обвинил окочан в убийстве своего жеребца и отобрал за это у них на 3-х человеках 50 животин рогатых, коров и быков»; этот же документ свидетельствует о наличии у некоторой, более зажиточной части аккинцев Терского города целых табунов лошадей2.

В Акки разводили крупный и мелкий рогатый скот, лошадей и буйволов. По свидетельству аккинских старожилов, в отдельных зонах Акки имело место и разведение верблюдов в целях обслуживания дипломатических миссий и провода караванов. В равнинных и притеречных районах, а также в междуречье нижнего течения Терека и Сулака при разведении скота преобладал крупный рогатый скот; в предгорьях же соотношение было обратным — чаще разводили мелкий рогатый скот.

Крупный рогатый скот, как и лошадей /частично/, использовали в качестве тягловой силы. Преимущественное разведение буйволов, коров и быков на равнине было обусловлено не только климатическими условиями, но и потребностями земледелия, т. к. они были не только важным источником для пополнения пищевого рациона, но и тягловой силой, а также источником для получения немалого количества органических удобрений, помощниками в обмолоте хлеба.

Жители междуречья, имея хорошие покосные участки, заготавливали сено, солому и фураж на зиму. Все остальное время скот пасся на равнинных и, частью, на предгорных пастбищах и лугах. По личным наблюдениям И. Голенищева-Кутузова, на обширных чеченских лугах паслись многочисленные тучные стада местного населения 1.

На летних пастбищах скот каждого селения занимал определенный участок, а с наступлением зимы его размещали по специально подготовленным зимним хуторам, кошарам. В качестве зимних пастбищ для овец и коз удобно было пользоваться притеречными, нижними пастбищами, т. к. здесь зеленый покров дважды одевал землю — весной и осенью, а снега выпадало не так много, как в предгорьях, и скот мог почти всю зиму проводить на подножном корму.

А. И. Ахвердов писал, что «главное скотоводство чеченцев состоит в овечьих стадах» 2. Овцеводство было традиционным занятием у аккинцев, как и у всех народов Северного Кавказа. Об этом сообщал и исследователь древних кустарных промыслов Кавказа Н. С. Пиралов: «Овцеводство было важной формой сельскохозяйственной деятельности аборигенов Кавказа... Овца давала человеку пищу и материалы для одежды и. постройки жилищ» 3.

О наличии у аккинцев лошадей мы знаем из челобитной. 1614 г., о которой мы упоминали выше. В Акки было не так много лошадей, чтобы можно было говорить о преимущественном использовании их в качестве тягловой силы. Часть лошадей использовалась в караванных целях, основная же часть предназначалась для военных целей и в качестве верховых.

По данным полевых исследований, аккинцы в XVI— XVIII вв. занимались и таким редким видом деятельности, как: разведение верблюдов. На землях аккинцев существовало два базовых района, в которых они занимались разведением верблюдов для использования их в качестве вьючных. Первый район разведения верблюдов — это ГIочкъар-Мохк в ГIачалкъа-Аьккха; второй располагался на землях Шарой-Мохк в Пхьарчхошка-Аьккха. Старожилы-аккинцы, объясняя факт расположения районов разведения верблюдов именно в этих двух районах, приводят доводы о теплом и благоприятном климате, достатке корма, обилии водных ресурсов и малоснежье. К этому можно добавить и другие причины в определении районов разведения и содержания верблюдов в Акки; наличие караванных путей, проходящих по аккинским землям, возможность контроля за передвижениями по плоскости, с гор на плоскость и обратно и др. В целом, как нам представляется, данный вопрос весьма интересен и требует дальнейшего изучения.

Исходя из отдельных сообщений, а также данных фольклора и адатного права, можно констатировать, что вайнахи в прошлом имели большие стада крупного и мелкого рогатого скота. Это подтверждается и позднейшим сообщением, относящимся к XIX веку, о том, что они по поголовью скота намного превзошли соседние народы Северного Кавказа 1.

Животноводческое направление в хозяйственной деятельности аккинцев, как и всех вайнахов, характеризуют и нормы обычного права. Известно, что свод законов вайнахов слагался веками и характеризовался сильной консервативностью, из-за чего, несмотря на изменения в социально-экономических условиях, они дошли до современников лишь с небольшими изменениями. Почти все виды преступлений (убийство, ранение, насилие и т. п.) наказывались взысканием с виновного определенного количества скота. Так, например, по «Рукописи Ибрагимова-Магомедова», содержащей исторические сведения, кумыкские князья из селения Эндирей (Индри) за убийство вожака пхьарчхоевцев Маадия в качестве прощения заплатили 120 лошадьми, полностью снабженными боевым вооружением воина и покрытыми дорогими тканями.

Адаты, записанные Леонтовичем, свидетельствуют о том, что за ранение платилось 60 голов крупного рогатого скота, 80 голов — за похищение засватанной или замужней женщины 2.

Богатство человека часто определялось по количеству скота, лошадей или земли и это было свойственно вайнахам даже в период активного функционирования денег.

Если же сравнивать общий удельный вес и соотношение земледелия и скотоводства в хозяйственной деятельности аккинцев в XVI—XVIII вв., то можно определенно констатировать, что хозяйство плоскости и предгорий было преимущественно земледельческо-скотоводческим.
§ 4. ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ЗАНЯТИЯ АККИНЦЕВ
Земледелием и скотоводством круг хозяйственной деятельности аккинцев в XVI—XVIII вв., естественно, не ограничивался.

В соответствии с климатическими условиями, жителями Терско-Сулакского междуречья выращивались в основном такие земледельческие культуры, как рожь, просо, овес, ячмень, пшеница, бобы местного происхождения, отличавшиеся скороспелостью, засухоустойчивостью и стойкостью против вредителей и болезней.

Из зерновых на плоскости наибольшее распространение получили рожь, овес, просо и пшеница; в предгорных же районах культивировались пшеница, ячмень и рожь. В XVIII в. на территории междуречья, как и в некоторых других районах Северного Кавказа, значительное распространение получили кукуруза и бахчевые культуры (арбузы, тыква, менее — дыня). Однако при всем многообразии земледельческих культур, преобладающей культурой равнины и предгорий междуречья была озимая пшеница, как наиболее распространенная и освоенная.

Важное место в хозяйственной деятельности вайнахов занимали, как известно, садоводство и огородничество. Исследователь И. Иванов отмечал, что «садоводство прежде (до начала колониальных действий царской России на Кавказе. — А. А.) процветало, чему, очевидно, доказательством служит множество садов, которыми окружены развалины аулов» 1. Интересовавшийся ранней историей кавказских народов генерал-майор Левашов сообщал, что земледелие, скотоводство и садоводство составляли главное занятие жителей края 2.

Яркое свидетельство о состоянии садоводства у вайнахов оставили в своих воспоминаниях царские офицеры, принимавшие участие в походах против местных жителей, в результате которых уничтожались и разрушались не только селения, но и вытаптывались поля, сжигались хлеба и великолепные сады, взращенные поколениями вайнахов. Вот один из таких примеров: «Мы шли разорять эдем, опустошать.. уничтожать эти сады, рубить фруктовые деревья... Шли превращать в пустыню прелестный пейзаж, каким-то чудом уцелевший среди всеобщего погрома и опустошения... Возвращались, отягощенные яблоками, грушами, бергамотами, армудами, сливами величиной в кулак, мешками с кизилом и грецкими орехами» 3.

Прекрасные сады, по сообщениям старожилов, имели и жители Акки. Наиболее славились в этом отношении такие селения, как Шина-ГIайсе-юкъ, Яркхе, Салехь-Эвла, Берза-Буьйре — на равнине; в предгорьях были известны селения Ширча-Юрт, ГIачалкъ /ГIазар-ГIала/, Кешне, Аьккхий-Юрт и многие другие.

Довольно высокий уровень развития садоводства, виноградарства и огородничества у вайнахов в XVIII в. отмечали С. М. Броневский, И. И. Норденстамм, К. Самойлов 1 и другие.

Наиболее распространенными плодовыми культурами в Терско-Сулакском междуречье были яблоки, груши, айва, слива, черешня, вишня, абрикосы, персики, орехи. Жители земель вайнахов, по сведениям барона Р. Ф. Розена, используют плоды не только для собственного потребления, но и «частью запасают в прок» 2. Кизлярские купцы закупали у горцев сотни пудов сушеных и свежих фруктов для отправки в центральные районы России 3. Для жителей плоскости, в частности аккинцев, они были важны как потребительский источник, т. к. экономическое благосостояние крестьянина от них не зависело, тогда как жители предгорных районов больше ориентировались на обмен и торговлю ими.

О занятии вайнахов, в том числе и аккинцев, огородничеством выше было сказано. Из огородных культур аккинцы выращивали лук, чеснок, редьку, морковь, огурцы, позже — капусту и свеклу. Ассортимент огородных культур все время расширялся, хотя и не выходил в большинстве случаев за рамки собственного потребления.

Важное место в системе хозяйства вайнахов занимало виноградарство. Из материалов конца XVI известно о том, что аккинцы снабжали строителей Терского города вином 4. По материалам полевых изысканий видно, что в прошлом виноградарством среди аккинцев занимались жители предгорий северного склона Качкалыковского хребта и от Аксая до Сулака. Меньше сведений о виноградарстве на плоскости: видимо, они могли при необходимости обменять свои продукты на виноград и его производные у своих соплеменников и обществ Чечни и Дагестана.

Виноградарство было одной из главных отраслей хозяйства живших по соседству с вайнахами гребенских казаков. Исследователь быта и занятий казаков Е. Максимов писал, что «казаки, по крайней мере в древнейших своих представителях /терцах и гребенцах/, не несли... культурного влияния, а, напротив, как мы видим, заимствовали культуру покоряемых ими народностей», в том числе и занятие виноградарством 5. Исходя и» этого, мы можем полагать, что это влияние на хозяйственную деятельность казаков шло со стороны вайнахов, в частности, от аккинцев, у которых они и могли перенять данную культуру.

Полевой материал свидетельствует и о развитии у аккинцев рисоводства. Вплоть до конца XVIII века среди местного населения представители аккинских групп Шарой и Шебарлой являлись профессиональными рисоводами. К сожалению, нам неизвестно количество выращиваемого ими риса, однако примечательно высказывание местных старожилов о том, что шароевцы и шебарлойцы снабжали и вполне обеспечивали потребности всех аккинцев в названном продукте. Со второй половины XVIII в. шароевцы забросили занятие рисоводством под влиянием давления со стороны дагестанских владельцев, при помощи царских отрядов вытеснявших их со своих земель; шебарлоевцы же продолжали заниматься выращиванием риса и в течение XIX века.

Обилие рек не могло не способствовать занятию рыболовством среди аккинцев. Особенно благоприятные условия для этого у аккинцев, проживавших по правому берегу Терека до Каспийского моря и в нижнем течении Терека и Сулака, т. е. у представителей гIочкъарцев, къоцоевцев, шаройцев, шебарлоевцев. Выяснением сведений о развитии рыболовства среди вайнахов никто еще не занимался 1, однако выделение представителей названных аккинских групп в качестве постоянно занимающихся рыболовством позволяет предполагать и возможность их выхода на промышленный рынок. Интересным представляется в этом отношении сообщение С. Г. Гмелина об острове Чечень, к которому пристают чеченцы «для ловления рыбы» 2, от близости которых, собственно, и получил остров свое название, а также сведения конца XVIII — начала XIX в. о том же острове и о близости острова и моря к чеченцам 3.

Довольно существенным подспорьем хозяйству аккинцев в изучаемый период, помимо рыболовства, являлась и охота. В горах, предгорьях и степях Северного Кавказа в тот период было много дикой птицы и зверей. Равинский писал, что в Кавказских лесах много медведей, коршунов, сов и филинов, сычей, а также выдры, норки и куницы «в немалом количестве водятся» 4. Кроме того, леса и воды междуречья изобиловали дикими козами и турами, лисами и зайцами, дикими кабанами и оленями, фазанами, утками, гусями, куропатками и многой другой живностью 1. Мясо птицы и зверей шло в пищу, а мех диких животных служил материалом для шитья одежды; часть шкур диких зверей и пушнина вывозилась на продажу в русские крепости на Кавказской линии и в Астрахань 2.

В значительных масштабах в указанный период, особенно в XVIII в., занимались вайнахи, бортничеством к пчеловодством. Письменное свидетельство о меде и воске, поставляемом аккинцами в строящийся Терский город, было зафиксирована в уже упомянутой грамоте Шиха Окоцкого русскому царю, датируемой 1588 годом. Древнему занятию аккинцев, да и всех вайнахов, благоприятствовало обилие лесов, цветочных лугов, садов, фруктовых деревьев. Я. Штелин отмечал в последней трети XVIII в., что мед и воск чеченцы добывали в огромных количествах 3. Генерал Дельпоццо сообщал, что чеченцы «пчеловодством занимаются рачительно и получаемый от того в большом количестве мед отменно вкусен» 4. О широком распространении бортничества и пчеловодства и превосходных качествах чеченского меда писали многие исследователи дореволюционного периода.

В предгорных селениях Акки добывалось, как показывает полевой материал, большое количество меда и воска. В силу изменений в исторической судьбе аккинцев /переход аккинцев из ГIачалкъа-Аьккха на земли Пхьарчхошка Аьккха/ старожилы больше говорят о бортничестве и пчеловодстве в Пхьарчхошка-Аьккха. Много меда собиралось в селениях ГIазар-ГIала, Кешне, МажгIар, Ширча-Юрт и Ширдой-ГIала. Данным видом хозяйственной деятельности в этих селениях занимались отдельные группы жителей.

Мед и воск пользовались большим спросом на рынке и составляли для аккинцев один из твердых источников доходов. В начале XIX века С. Броневский писал, что горцы Северного Кавказа «пчел держат в плетеных ульях на подставках» и по мере необходимости «перевозят их с одного места на другое со своими кошами. Воск и мед продают» 5.

Занимались аккинцы, как и другие группы вайнахов, шелководством и мареноводством, а также выращиванием хлопка, льна и конопли, производные из которых потребляли сами и вывозили на продажу на рынки Северного Кавказа. Упомянутый нами выше исследователь Е. Максимов, автор историко-статистического сборника «Терско-казачье войско», считал, что культуры марены, шелководства и виноградарства у казаков более специфичные для местных, кавказских, условий и (не культивируемые в России) «указывают, что гребенское казачье население заимствовало как самые виды сельскохозяйственной производительности, так и технику туземных племен, с которыми так долго жило в дружбе» 1. Одними из первых горцев, с которыми долгое время «жило в дружбе» казачье население, были именно аккинцы.

Посевы льна и конопли были незначительны. Наиболее широко аккинцы занимались шелководством и выращиванием хлопка. Хлопок, по данным полевых изысканий, выращивался аккинцами вплоть до начала XX в. Этим занимались в основном рядовые жители: о каких-либо значительных хлопковых плантациях на землях аккинцев, неизвестно. Из хлопка-сырца аккинцы изготавливали сукно, а также вырабатывали из него и масло.

По данным архивных материалов, горцы в 1812 г. продали в Кизляре 156 тюков и 77,5 фунтов шелка-сырца, из них 18 фунтов было продано жителями селений Кази-Юрт и Аксай 2. Невозможно выделить удельный вес шелка-сырца, выработанного аккинцами для продажи, однако несомненно, что в вывезенном из Кази-Юрта и Аксая была немалая доля именно аккинского шелка. Хотя к середине XIX века шелководство на Северном Кавказе пришло в упадок, аккинцами домашний шелк использовался и вырабатывался и после этого времени, в тот период им занимались в основном жители предгорных селений, которые располагали для этого достаточно обеспеченной кормовой базой.

Сбор корней марены был широко распространен на Северном Кавказе. Марена применялась вайнахами в качестве красителя. Впоследствии, как уже было сказано, данная культура была воспринята и казаками. Мы полагаем, что немалая заслуга в этом была той части аккинцев, которая в конце XVI в. оказалась в Терском городе /окочане/. Этим видом производства занимались в основном жители правобережья Терека и нижнего течения рек Мичик, Гумс, Аксай и Акташ. Равинский сообщал о занятиях мареноводством горцами: «семена ея созревают в половине Сентября месяца. В кавказской губернии находится она по малому количеству во всех уездах, а более произрастает на правой стороне реки Терека. Кизлярские купцы покупают и продают ее в Астрахань, откуда обще с Дербентскою мареною, отправляют в разные города России» 1. Среди 500 пудов марены и около 16 тыс. пудов поташа, собранных в Кизлярском округе, по сообщению генерала Вердевского в 1810 г., была, видимо, и определенная часть продукции, выработанной аккинцами 2.

В общем же производством марены, изготовлением из нее красок, использованием их для крашения шелковых и хлопчатобумажных нитей, пряжи из шерсти, сукна и сафьяна, занимались почти все вайнахские селения в Терско-Сулакском междуречье 3.

Наряду с корнями марены, жители междуречья собирали и поташ, также используемый в качестве красителя. Аккинцы из земель Шарой-Мохк, Шебарлой-Мохк, ГIочкъар-Мохк и Къоцой-Мохк долгое время занимались сбором марены и поташа, часть которых использовалась в домашних условиях, а излишки продавались и обменивались на рынках Кавказа.

Во второй половине XIX в. на смену марене и другим природным красителям пришли искусственные химические красители из России, однако, по свидетельству местных старожилов, в частности, Ильясовой Самихьат /1897 г. рождения/, красители из марены использовались аккинцами в предгорных селениях Акки вплоть до конца XIX — начала XX столетия, а частично и до 1944 года. И в настоящее время во многих равнинных и предгорных селениях междуречья часто встречаются отдельные «островки» земли, на которых еще сохранились остатки когда-то «могущественной» марены.

Т. о., даже «беглый» обзор убедительно показывает, насколько широк круг хозяйственных занятий аккинцев в XVI— XVIII вв.
§ 5. РЕМЕСЛО
Определяющие виды сельскохозяйственных занятий аккинцев и их ремесленные занятия были тесно взаимосвязаны, как это было у всех народов Северного Кавказа. Ремесленное производство составляло необходимую принадлежность большинства крестьянских хозяйств, С. Броневский заметил, что «образ жизни горских народов довольно разъясняет, что число ремесел должно быть ограничено необходимыми нуждами» 1. Разнообразие и широкое развитие домашней промышленности во всех горских хозяйствах позволяло полностью использовать имеющееся в хозяйстве сырье и, следовательно, удовлетворять основные потребности семьи.

Трудности изучения истории ремесел вайнахов заключаются, по мнению этнографа С.-М. А. Хасиева, в том, что официального учета их в прошлом не велось, хотя «история ремесла — одна из существенных сторон истории производства и производительных сил общества, которые остаются до сих пор слабо разработанными» 2. Трудности изучения ремесленных занятий вайнахов заключались и в том, что в конце XVIII— XIX вв. наблюдается упадок ремесленного производства в крае, объяснимый словами царского генерала Орбелиани: «Во всей Чечне не осталось ни одного аула, ни одного двора, которые но нескольку раз не переселялись бы с одного места на другое» 3. Многие виды производств были забыты, как и приемы обработки сырья, или утеряны вследствие разорения и гибели мастеров-ремесленников.

В XVI—XVIII вв. на Северном Кавказе обрабатывались все виды сырья: камень и металл, дерево и глина, шерсть, кожа и кость и др., из которых изготовлялись одежда и обувь, средства передвижения, мебель и утварь, оружие и сельхозинвентарь, т. е. все необходимое для жизни горцев. На плоскости было развито производство шерстяных, хлопчатобумажных и шелковых тканей, ковроткачество и вышивание, обработка металлов и дерева. Однако большинство этих промыслов носило преимущественно потребительский характер, что объяснялось как небольшим количеством вырабатываемой продукции вследствие недостатка избыточного времени у местного населения, так и меньшей заинтересованностью жителей плоскости в промысловой деятельности. В то же время, невозможность занять всех трудоспособных членов семьи только земледелием и скотоводством, а также относительно короткое время сельхозработ также являлись побудительной причиной соединения земледелия с подсобными промыслами.

Предгорные районы междуречья характеризуются большим развитием промыслов по сравнению с равнинными; в более широких масштабах развивались здесь ковроткачество, производство изделий из льняных тканей, шерсти и дерева, орудий труда и оружия, обуви и других предметов.

Искусство изготовления изделий ремесла передавалось по традиции из поколения в поколение, бережно хранились приемы и секреты изготовления изделий 1. Нельзя не согласиться с мнением С.- М. А. Хасиева, который отметил «общность (с незначительными диалектологическими отклонениями) терминологии по различным отраслям промыслов, системы измерений, мер веса, расценок, а также и накопление эмпирических знаний... Во многих случаях терминологически идентичны орудия труда и инструменты, применяемые в домашних промыслах вайнахов» 2.

О приемах обработки некоторых видов сырья в указанный период приходится говорить в основном по более позднему материалу (XVIII — XIX вв.), хотя многие из них были забыты к этому времени, однако основные принципы сохранялись.

Одной из древнейших форм домашней промышленности была обработка шерсти, развитию которой способствовало широкое распространение у вайнахов скотоводства. Обработкой шерсти занимались в основном женщины в свободное от полевых работ время. С. Броневский, наблюдая хозяйство горцев, замечал: «Жены у них — портные, ткачи, швеи, тесемщики» 3. Обработка и производство изделий из шерсти делились на суконное и войлочно-валяльное (холстяно-ковровые изделия и мелкие войлочные изделия, бурочное производство) 4. Изделия из шерсти и кожи отличались широким ассортиментом: войлоки, бурки, сукна, башлыки, хурджины, паласы и ковры, сумочки, платки и т. д. Мастерство производителей (хотя они делались почти повсеместно) было выше там, где производство было больше связано с рынком и должно было удовлетворять потребностям заказчика.

Жилища горцев убирались шерстяными паласами, коврами и войлоками. Местные жители носили в основном шерстяную одежду собственного производства.

Вайнахи издавна занимались изготовлением сукон и тканей, пользовавшихся спросом в крае. Иностранные путешественники, посещавшие в конце XVIII — начале XIX в. земли вайнахов, указывали, что домашние промыслы занимают важное место в их хозяйстве. Я. Рейнеггс писал о чеченских женщинах, что «...оне делают ковры и покрывала и ткут тонкую шерстяную материю, которую можно на платье употреблять» 1. Исследователь кустарных промыслов О. В. Маргграф дал в конце XIX в. подробное описание ткацкого станка, на котором горские женщины выделывали сукно» 2.

Выделке сукна предшествовали три этапа, способы и приемы которых у вайнахских народов совпадали. На всех этапах выделки сукна особое внимание уделялось чистоте пряжи и качеству получающихся ниток.

Основные разновидности сукон, отличавшихся по способу и качеству производства, не могли появиться позднее, а именно в XIX в., без предшествовавшей соответствующей базы. Как известно, в XIX веке на местных рынках большое распространение получило так называемое «чеченское сукно, из которого изготавливали черкески, башлыки и казачьи вицмундиры. Основными районами приготовления «чеченского сукна», по данным А. И. Хасбулатова, являлись Грозненский, Веденский, Назрановский и Хасавюртовский округа 3. Здесь, по данным О. В. Маргграфа, в конце XIX в. производилось на продажу 2000 кусков сукна на сумму 8000 рублей. Упоминание Хасавюртовского округа, границы которого охватывали преимущественно земли Акки, в качестве одного из центров производства сукна на Северо-Восточном Кавказе вполне закономерно.

Вместе с «чеченским сукном» вайнахи, в том числе аккинцы, изготавливали и так называемое «казачье сукно», по качеству уступавшее первому и шедшее на изготовление рабочей одежды 4.

Традиция изготовления специальных видов продукции для продажи ярко прослеживается и в нескольких документальных известиях второй половины XVIII века. Так, в одном из донесений астраханского губернатора Н. А. Бекетова в Коллегию иностранных дел, датированном 1764 г., сообщалось, что «весь торг состоит из собственно их /горцев. — А. А./ рукоделия, как-то: бурки, сукны серые, шитые кафтаны, шаровары, чулки, шапки, овчинные шубы, мед, воск, арбы и колесы пробные» 5. Сукна, бурки, холсты, войлоки, кошмы, шелковые ткани названы кизлярским комендантом Н. А. Потаповым в 1765 г. в числе привезенных в Кизляр горцами 6.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Похожие:

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconС середины XV века Европа вступает в период революционных цивилизационных от лат
Идеалы механистического естествознания становятся основой теории познания и методологии науки. Возникают философские учения о человеческой...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconРабочая программа 7 класс линия «сфера» всеобщая история
Планирование соответствует программе и Федеральному государственному стандарту основного общего образования по истории и обеспечена...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconКонфессионально-этическая мотивация хозяйствования староверов в XVIII-XIX веках
Керов Валерий Всеволодович, кандидат исторических наук, доцент Российского университета дружбы народов

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках icon" Программа "обратного курса" в Японии в 1946-1949 гг
Предпосылки генезиса капиталистических отношений в Западной Европе в XVI-XVIII вв

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconИсторические связи Ямгорода с Ганзейским союзом. XIV-XVI вв
Большая часть материала опубликована русскими и зарубежными учёными в XIX и XX веках и хранится в фондах Российской Национальной...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconПрограмма
Рабочая программа составлена на основе Примерной программы по истории для 5-9 классов (М.: Просвещение, 2010) и адаптирована к учебнику:...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconРабочая программа по «истории нового времени (XVI-XVIII вв.)» (7 класс)
Примерной программы основного общего образования по : авторской программы А. А. Данилова, В. А. Клоковой «История государства и народов...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconТема Русь в VI xi веках Расселение восточных славян в VI-IX веках....
Киевская Русь. Социально-экономический строй. «Русская Правда». Политический строй. Внутренняя и внешняя политика. Принятие христианства...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconТема Русь в VI xi веках Расселение восточных славян в VI-IX веках....
Киевская Русь. Социально-экономический строй. «Русская Правда». Политический строй. Внутренняя и внешняя политика. Принятие христианства...

Акки и аккинцы в XVI-XVIII веках iconИстория регионов и народов России” (III курс) Семинар №1. Формирование...
Народные миграции и образование Российского государства (кон. XIV – сер. XVI в.)






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную