Крестьянский вопрос в Прибалтийском крае на страницах российской прессы и публицистики в 40-е 70-е годы XIX века






Скачать 457.14 Kb.
НазваниеКрестьянский вопрос в Прибалтийском крае на страницах российской прессы и публицистики в 40-е 70-е годы XIX века
страница2/4
Дата публикации24.03.2015
Размер457.14 Kb.
ТипАвтореферат
e.120-bal.ru > История > Автореферат
1   2   3   4

Объектом исследования являются материалы российской прессы и публицистики, посвященные социально-экономическим отношениям крестьянина и помещика в Прибалтийском крае. Предметом исследования являются рассмотрение и оценки положения прибалтийских крестьян в 40-е – 70-е гг. XIX в. в различных направлениях российской периодики и публицистики. В работе подвергнуты анализу основные предпосылки, тенденции, этапы и специфика полемики. Под «крестьянским вопросом» в диссертации понимается вопрос о развитии экономических и социальных отношений между помещиками и крестьянами в прибалтийской деревне. Они отражали переход от феодальной системы к капиталистическим отношениям в аграрном секторе (сохранение барщины, размер арендной платы, проблема сохранения смешанной аренды и др.). Также подвергалась анализу бытовая и религиозная жизнь крестьян. При этом следует учитывать, что участие крестьян в подаче прошений на имя императора с целью улучшить экономическое положение, переход в православие в 40-х гг. XIX в. и переселения во внутренние российские губернии также интерпретировалось российскими общественными деятелями как отражение назревших проблем в аграрном секторе Прибалтийского края, либо как повод к новым дискуссиям, используемый противной стороной. На этом основании диссертант не оставляет без внимания эти вопросы.

Источники. Основной комплекс источников, представленных в исследовании, составляют материалы российской — прежде всего русской40 и прибалтийской немецкой41 прессы, а также привлекаются печатные органы национальной прибалтийской интеллигенции42, что дает более полное представление об изучаемом вопросе. В период реформ Александра II в газетном деле в России происходят существенные изменения. Растет количество газет и журналов, увеличиваются их тиражи, расширяется аудитория за счет роста городского населения и потребности в оперативной информации. В тесной связи с тем, что появляется большое количество частных газет, направленность которых зависит от личности главного редактора, все более разнообразно проявляется основная задача периодических изданий — формирование общественного мнения. Именно этой задаче и служит сообщение информации, которое выступает не самоцелью, а только средством, помогающим газетам оказывать идеологическое воздействие на общество. Поэтому в настоящем исследовании использованы все три типа периодической печати — газеты, журналы43, а также повременные издания научных обществ44. Сравнительный анализ позиций газет и журналов позволяет выделить общее и различное в подходах к решению поставленной проблемы, выделить их точку зрения на тот или иной ее аспект.

Российская публицистика является в настоящей работе важным дополнением материалов прессы. В публицистических работах заявлена позиция личности, автор осознает себя частью определенной социальной или политической группы. Посыл к обществу в данном случае направлен от автора, личности, которая, как правило, известна, а не от большой общественной группы (ведь за изданием газеты, как правило, стоит не один человек) к каждому конкретному читателю. Таким образом, публицистика дополняет и углубляет понимание газетного материала.

В настоящем исследовании использованы публицистические работы представителей различных направлений — противников прибалтийского немецкого дворянства (славянофилы и др.)45, самих прибалтийских немцев46, представителей национальной интеллигенции47 и др. Как дополнение к вышеперечисленным публицистическим трудам следует отметить две использованные в исследовании работы, которые по своему характеру следует отнести к исследованиям этнографического жанра. Это работы В.И. Беккера48 и А.Ф. Риттиха49, написанные не с целью принять участие в обсуждении положения прибалтийских крестьян, но продиктованные научным интересом к жизни, укладу и населению губерний. Эти работы также представляют интерес, т.к. являются не только описательными, но и сдержат оценки авторов на проблему «особости» Прибалтийского края.

Дополнительным источником в настоящем исследовании также послужили источники личного происхождения. К таковым относятся использованные в работе дневники П.А. Валуева, Д.А. Милютина, А.В. Никтиенко50, где воссоздается не только внутренний мир автора, его отношение к тому или иному важному для настоящего исследования событию, но и представлена панорама общественной жизни второй половины XIX века.

Использованные в работе личные и деловые письма — эпистолярное наследие Кр. Валдемарса51, переписка П.А. Валуева и М.Н. Каткова52, ведомственная переписка между П.А. Валуевым и бароном П. Ливеным, А.В. Головниным, А.А. Суворовым53, И.Ф. Тютчевым и И.С. Аксаковым54, — демонстрируют межличностную и деловую коммуникацию лиц, связанную с обсуждением вопроса о положении прибалтийских крестьян. Одновременно письма служат и дополнительным фактическим источником.

Одной из задач настоящей работы стало привлечение новых архивных материалов, освещающих отдельные аспекты данной проблемы более подробно. В исследовании использованы личные фонды Ю.Ф. Самарина (фонд 265) и М.Н. Каткова (фонд 120), хранящиеся в Отделе рукописей Российской государственной библиотеки. Материалы фондов позволяют провести более глубокий анализ позиций общественных деятелей, сыгравших большую роль в полемике по вопросу о положении прибалтийских крестьян.

Особую группу источников представляют материалы III Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, хранящиеся в Государственном Архиве Российской Федерации (фонд 109). Эти документы отражают картину того, как центральная власть (прежде всего, в лице министра внутренних дел П.А. Валуева, московского генерал-губернатора В.А. Долгорукова, прибалтийского генерал-губернатора П.А. Шувалова и некоторых других) оценивала деятельность того или иного направления полемики в прессе и регулировала ее, более полно раскрывают участие представителей латышской национальной интеллигенции в судьбе крестьян Прибалтийского края.

Методологическую основу исследования составили принципы историзма и объективности. Принцип историзма дает возможность рассматривать феномен полемики по крестьянскому вопросу в Прибалтийских губерниях в конкретно-исторических условиях и динамике. Принцип объективности предполагает непредвзятый подход к анализу изучаемых явлений и событий. Вопрос о положении прибалтийских крестьян изучается как целостное явление, органически связанное с социальными и экономическими процессами, происходившими в России в рассматриваемый период.

В работе осуществлен последовательный комплексный анализ позиций различных общественных групп по вопросу о положении прибалтийских крестьян в 40-е – 70-е гг. XIX века. В процессе изучения этого феномена автор основывался на наработках современной историографии, где представлены оценки основных направлений общественно-политической мысли в России в рассматриваемый период55.

Вместе с тем необходимость представить обсуждение вопроса о прибалтийских крестьянах как субъективную реальность того времени обусловила использование историко-антропологического метода, ориентирующего на изучение исторических процессов и структур в человеческом измерении. Поэтому в данном исследовании определяется цель создания того или иного текста, посвященного конкретному вопросу внутренней политики России, воссоздается общественно-политический контекст полемики, представлены мысли и взгляды как отдельных людей, так и общественно-политических групп.

Научная новизна диссертации. В диссертации впервые осуществлен комплексный анализ проблем аграрного развития Прибалтийских губерний на материале российской прессы и публицистики, источников личного происхождения и архивных документов, а также освещена позиция представителей национальной латышской и эстонской интеллигенции на основе опубликованных и архивных документов.

На основе изучения конкретного исторического материала анализируются взгляды различных представителей общественного мнения России в отношении данной проблемы, а также анализируются основные проблемы, выявленные в ходе обсуждения вопроса о положении крестьян в Прибалтийском крае в 40-х –70-х годах XIX века. Изучение реакции правительства на дискуссию, роли цензуры и ее контроля над полемикой позволяет провести комплексный анализ проблемы.

Хронологические рамки исследования ограничиваются периодом 40-х — 70-х годов XIX века, то есть временем зарождения, развития и пика полемики в период реформ Александра II. Несмотря на то, что статьи и публикации на эту тему выходили и в последующие годы, интенсивная дискуссия о положении латышских и эстонских крестьян сходит на нет в 70-х годах XIX в., что объяснялось цензурными запретами со стороны правительства, которое стремилось сгладить тон полемики и не допустить конфронтации между русской и прибалтийской немецкой общественностью. Кроме того, в этот период были проведены либеральные реформы, облегчившие социальную мобильность латышей и эстонцев и сгладившие напряженность.

Территориальные рамки исследования включают Лифляндскую, Курляндскую, Эстляндскую губернии и остров Эзель (территория современных государств Латвия и Эстония).

Практическая значимость отражена в конкретном историческом материале, представленном в настоящем исследовании. Учитывая, что на сегодняшний момент среди российских историков очень немного специалистов по истории стран Балтии, а интерес к прошлому Прибалтийского края достаточно велик и продолжает расти, настоящее исследование может послужить основой для составления новых лекционных курсов по истории Прибалтийского края в составе Российской империи, корректировки общего курса по истории России в XIX в., столь необходимых в современных условиях.

Апробация результатов исследования. Диссертация обсуждалась в отделе «Северная Европа: архивные и исследовательские проекты» Института всеобщей истории РАН. С докладами по отдельным аспектам проблемы автор выступала на российских и международных научных конференциях: I Студенческая конференция студентов и аспирантов ГУГН (Москва, ИВИ РАН, 24 апреля 2000 г.); Балтийский регион в международных отношениях XVIII-XX вв. (Калининград, КГУ им. И. Канта, 10-11 октября 2003 г.); Исторический путь литовской письменности (Москва, Дом Юргиса Балтрушайтиса, 4-6 ноября 2004 г.); Имперские и национальные модели управления: российский и европейский опыт (Казань, КазГУ, 12-13 мая 2006 г.); Этнические представления и стереотипы — где граница? Русско-балтийские межкультурные контакты (Эстония, Нарва, Нарвский университет, 20-22 октября 2006 г.); Балтийский регион между Германией и Россией. Зависимость и независимость в прошлом и настоящем. Седьмая конференция балтийских исследований в Европе (Германия, Люнебург, Норд-Ост Институт, 8-10 июня 2007 г.). Автор также выступала с докладами в ходе работы летней школы «История Российской империи: преодолевая национальные и региональные нарративы» (Саратовский МИОН, Центральный Европейский университет, 2003–2006).

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

Во введении дается обоснование актуальности темы, представлены хронологические рамки исследования, приведен обзор историографии и использованных источников, определены предмет и объект, сформулированы основная цель и задачи работы, методологическая основа диссертации, отмечена научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования.

В первой главе — «Обсуждение вопроса о положении крестьян в Прибалтийском крае в 1840-е – начале 1860-х гг.» — приведен очерк развития аграрного законодательства Прибалтийского края с отмены крепостного права в 1816-1819 гг. и рассмотрен начальный период дискуссии о положении прибалтийских крестьян в российской прессе и публицистике. Представлен процесс формирования основных точек зрения на проблему в будущем широком споре. Это позиции русской, прибалтийской немецкой прессы и публицистики, а также правительственная точка зрения, отраженная в официальных ведомственных периодических изданиях. Анализируются такие проблемы, как реакция на подготовку отмены крепостного права в России и анализ в этой связи прибалтийского аграрного законодательства.

Показано, что в русской печати и публицистике этот вопрос впервые был рассмотрен Ю.Ф. Самариным. Улучшение экономического положения прибалтийского крестьянства и укрепление позиций православия (на волне перехода латышей и эстонцев в православие в 40-х гг. XIX в.) Самарин рассматривал как необходимые меры для удержания его в сфере российского влияния. Одновременно под влиянием идей Самарина формировалось целое направление, представленное впоследствии несколькими печатными изданиями («День», «Москва», «Москвич» И.С. Аксакова, «Рижский Вестник» Е.Ф. Чешихина).

Подвергаются анализу статьи и публицистические работы В.Т. Благовещенского, В.В. Иванова, А.В. Фрейганга, вышедшие в конце 50-х — начале 60-х гг. и критически настроенные в отношении прибалтийской агарной модели. Вопрос об экономическом положении прибалтийских крестьян рассматривался и русскими революционными демократами А.И. Герценом и Н.Г. Чернышевским, однако детально местные особенности в их работах не разбирались, и критике подвергалась вся система крепостного права в целом — лишь с той оговоркой, что жизнь латыша и эстонца не чуть не лучше, а даже хуже, чем русского крестьянина.

Среди прибалтийских немецких публицистов выделяется «консервативное» направление (Б. Ионсон, А. Рихтер, А. Гейкинг, К. фон Майдель, Т. Гагемейстер, Г. Браше, Э. ф. д. Брюгген и др.), представители которого рассматривали проведенные в 40-х — 60-х гг. XIX века аграрные реформы как достаточные и ассоциировали дальнейшее развитие исключительно с выкупом земель арендаторами, сохранением рыночных цен на землю и созданием крупного, устойчивого крестьянского хозяйства. «Либеральное» (О. ф. Рутенберг, Э. Ливен, Й. Гольдман, А. Пуншелл и др.) направление прибалтийско-немецкой прессы в этот период сосредотачивает большее внимание на проблеме роста арендной платы и процессе обезземеливания крестьян-арендаторов. Он представлялся как весьма тревожная, пагубная для экономики тенденция, дальнейшие реформы признавались необходимыми для стабилизации общей обстановки в деревне и создания прослойки крестьян-собственников.

Официальное направление в российской прессе, представленное П.А. Валуевым, П. фон Шульцем и др., главной целью своих публикаций поставило оправдание правительственной аграрной политики в Прибалтийском крае, которая в период правления Александра II не затрагивала основ помещичьего землевладения, сохраняя таким образом одну из основных привилегий остзейского дворянства.

Во второй главе — «Обсуждение вопроса о положении крестьян в Прибалтийском крае в 1864 – начале 1870-х гг.» — представлен период широкой полемики по вопросу о положении крестьян в Прибалтийском крае. При условии, что основные направления в обсуждении сохраняются (это русские и прибалтийские немецкие газеты, журналы и публицистика, а также представители властей), внутри каждой из них формируются течения со своими особенностями. Кроме того, в этот период свою точку зрения на проблему выражали и представители латышской и эстонской национальной интеллигенции.

В исследовании показано, что в 1860-е — 1870-е гг. круг русских газет и публицистических работ значительно расширяется. В полемике принимают самое активное участие русские газеты, ведущую позицию в этом вопросе занимали «Московские ведомости» М.Н. Каткова и газеты славянофилов – «Москва», «Москвич», «День» и др. Затрагивались проблемы безземельного крестьянства (батраков), краткосрочные арендные контракты, сохранение барщинных отработок и т.п. Тяжелое экономическое положение латышей и эстонцев Катков связывал с политикой прибалтийского немецкого дворянства, которое стремится удержать их под своим контролем. Поэтому вопрос о наделении всех прибалтийских крестьян землей (за образец бралась реформа 1861 г.) сам по себе не являлся целью, но лишь средством решения иной, политически и национально окрашенной задачи распространения русского влияния на Прибалтийский край и ликвидации «остзейского сепаратизма». Славянофилы наряду с вопросом об экономическом положении прибалтийских крестьян довольно остро ставили проблему притеснения православных латышей и эстонцев.

В либеральной прессе и публицистике («Русский инвалид», «Голос», «Санкт-Петербургские ведомости»), Д.А. Милютин, А.А. Краевский, В.Ф. Корш и др. сравнивали результаты освобождения крестьян в русских и трех прибалтийских губерниях, защищая при этом принципы реформы 1861 г. и призывая в своих статьях наделить и прибалтийских крестьян землей. Отличие их точки зрения от позиции М.Н. Каткова заключалось в том, что отношения между крестьянином и помещиком не интерпретировались ими как следствие политического сепаратизма прибалтийского дворянства (за исключением публикаций газеты «Голос», которая в обсуждении прибалтийского вопроса была очень близка «Московским ведомостям»). Русская печать была представлена и защитниками помещичьего — в том числе остзейского землевладения (В.Д. Скарятин). На страницах газеты «Весть» велся ожесточенный спор со сторонниками реформы 1861 г. и защищалась незыблемость помещичьей собственности, сохранившаяся в Прибалтийском крае.

Наиболее актуальным для прибалтийских немецких публицистов вопросом в 1860-е — 1870-е гг. в связи с обвинениями со стороны русской прессы стала проблема выкупа земли крестьянами. Основные задачи прибалтийской прессы в этот период – доказать невозможность распространения принципов реформы 1861 г. на Прибалтийские губернии, показать выгоды остзейской аграрной модели, обосновать систему аренды и свободного выкупа земли. Основной пункт спора с русской печатью заключается в отрицании главного требования русских газет – наделить всех прибалтийских крестьян землей по образцу российской реформы. Различными в среде прибалтийских немецких публицистов были лишь представления о том, каким путем может быть достигнут выкуп. Одни выступали за возможно скорый выкуп крестьянами-арендаторами своих участков и видели решение проблемы также и в наделении небольшими участками батраков (Э. ф. Бер, А. Ливенталь), другие противились принудительному выкупу и старались доказать, что этот процесс должен происходить постепенно, по свободным рыночным ценам (Г. Браше, Э. ф.д. Брюгген, В. фон Бок, А.Е. Розен и др.) В 1870-е гг. немецкие публицисты уже четко осознавали, что опасность распространения русской крестьянской реформы на Прибалтийский край миновала, этому способствовала и интенсификация выкупа крестьянами земли. На первое место выходит вопрос об укреплении связей между немцами и коренным населением края, звучат призывы к объединению населения трех губерний. Высказывается идея гражданского равноправия немцев, эстонцев и латышей (Г. ф. Самсон).

В прибалтийской прессе обсуждалась также проблема, связанная с аграрным и экономическим развитием региона, но оставшаяся за рамками дискуссий в столичной прессе: вопрос расширения права владения имениями в Прибалтийском крае, решение которого дало возможность покупать и владеть дворянскими имениями и недворянам. Эта реформа стала победой в борьбе бюргерства и немецкой буржуазии за свои экономические и политические права.

В период широкой полемики в 1860-е — 1870-е гг. официальные власти предпринимают активные меры с целью усмирить противные стороны, прежде всего русских публицистов, и способствовать смягчению тона статей. Этому делу служила и публицистика (П.А. Валуев, А.В. Никитенко, Ф.Веймарн), и прямые цензурные запреты, предпринимаемые, прежде всего, против русских газет «Московские ведомости», «Москва», «Москвич» и «Голос». Подобные меры центрального правительства, проводимые П.А. Валуевым, солидаризировались с позицией местной прибалтийской цензуры и полиции. За ряд публикаций по вопросам национальной политики была закрыта газета «День», неоднократно получали цензурные предостережения газеты «Московские ведомости», «Москва», «Голос». Одновременно П.А. Валуев выражал и собственную точку зрения на проблему. Говоря о развитии аграрных отношений в крае, он был близок к остзейским публицистам – наделить всех прибалтийских крестьян землей невозможно: традиция поземельных отношений не может быть нарушена, т.к. это затронет права помещичьей собственности и пошатнет лояльность прибалтийского немецкого дворянства. В процессе осуществления властных функций в отношении русских газет и поднятой ими полемики принимала участие и местная прибалтийская администрация. Донесения из Лифляндии (П.А. Шувалов, А.А. Андреянов, А. Эттинген и др.) в Москву были направлены на обуздание полемики и, безусловно, влияли на принятие решений со стороны центральной власти.

В 1860-е гг. в обсуждение вопроса об аграрном и экономическом развитии Прибалтийского края и положении крестьян активно включились также представители латышской и эстонской национальной интеллигенции (Кр. Валдемарс, К. Биезбардис, А. Петерсон, Й. Келер). Взаимодействие представителей латышской интеллигенции с русской и прибалтийской немецкой прессой было полнее представлено в этот период в общественной жизни в силу их личных связей и активности. Ярким примером тому служит деятельность Кр. Валдемарса, который опубликовал множество статей в русских и немецких газетах («Московские ведомости», «Деятельность», «Rigasche Zeitung», «Sankt-Petersburger Zeitung») по ряду актуальных вопросов, статьи Ю. Аллунанса (Г. Аллунана в русских газетах), православных священников – латышей И.П. Крауклиса, И.Я. Спрогиса. Выходили также статьи под псевдонимами «Эстонец», «Лифляндец-Эстонец», «Латыш». Доподлинно их авторство не установлено, делаются предположения, что это могли быть представители национальной интеллигенции, которые активно сотрудничали с русской журналистикой в то время – латыши Я. Лицис, Ю. Аллунанс, эстонец К.Р. Якобсон.

В статьях латышских публицистов, как и в статьях русских авторов, в первую очередь ставилась проблема безземельных батраков, решение которой они видели в необходимости облегчить крестьянам покупку земли за счет фиксированных цен, продажи земли мелкими участками или в виде вознаграждения за работу. Причем латышские авторы, как правило, подчеркивали, что проблема безземельных крестьян может быть решена не за счет помещичьей, дворянской земли, а за счет фонда крестьянской земли. Такая позиция вполне объяснима: авторы старались показать, что стремятся к решению вопроса не путем коренной перестройки сложившейся системы, а лишь призывают прибалтийское дворянство совершить необходимые уступки, чтобы избежать роста крестьянского недовольства. Латышские публицисты, как правило, давали положительные оценки принципам реформы 1861 года.

Также рассмотрен вопрос взаимодействия латышской и эстонской национальной интеллигенции. Петербургские эстонцы – Й. Келер, К.Р. Якобсон, А. Петерсон имели тесные связи с латышами. Они тоже выступали за освобождение эстонского и латышского крестьянства от произвола помещиков, за повышение образовательного уровня крестьян, развитие национальной культуры. В частности, К.Р. Якобсон признавал возможность дальнейшего аграрного развития, благоприятного для эстонского крестьянства, только при непосредственном содействии русских властей. Вопрос о положении крестьян, и, прежде всего, проблема безземельных батраков, была общей для латышей и эстонцев.

В третьей главе — «Сопротивление прибалтийских крестьян тяжелому положению и его анализ в русской прессе в 1860-е – 1870-е гг.» — рассмотрены три важных явления жизни Прибалтийского края, которые в 1860-е — 1870-е гг. стали неотъемлемой частью обсуждаемого вопроса. На протяжении 60-х — начала 70-х гг. XIX такие аспекты, как переход латышей и эстонцев в православие в 40-х гг., переселения во внутренние российские губернии и подача петиций и прошений на высочайшее имя занимали видное место в русской прессе. Газеты «Москва», «Московские ведомости», «Рижский вестник», некоторые русские журналы православной мысли идеологически связывали их с обсуждением проблем аграрного развития и отношений между помещиком и крестьянином в Прибалтийском крае. Эти явления признавались следствием того, что прибалтийские крестьяне более угнетены помещиками, чем русские, поэтому стремятся освободиться от немецкого влияния, перейти в «русскую» веру, переселиться во внутренние российские губернии. Именно поэтому вместе с экономическими проблемами публикации «Московских ведомостей», «Дня», «Рижского вестника», «Православного обозрения» и некоторых других газет дают свою интерпретацию отношений между православными эстонцами и латышами с одной стороны, и лютеранскими пасторами и помещиками – с другой. Обсуждение этих проблем в русской прессе было дополнительным поводом к призывам путем распространения «русских» реформ, в том числе и крестьянской, упрочить положение русского населения в Прибалтийских губерниях, приблизить эти окраины к России, улучшить положение латышских и эстонских крестьян и тем самым вовлечь их в сферу российских интересов и не допустить германизации. Русская пресса в этом случае, как и в спорах по конкретным вопросам аграрного развития Прибалтийского края, противостоит прибалтийской немецкой и официальной позициям.

В русской прессе положительно оценивалась получила деятельность Кр. Валдемарса, К. Биезбардиса, И. Крауклиса, А. Петерсона в составлении крестьянских петиций и организации переселений прибалтийских крестьян в русские губернии. Особый резонанс в русских газетах вызвала деятельность К. Биезбардиса по составлению петиций и его последующая ссылка.

В прибалтийской немецкой прессе («Rigasche Zeitung», «Sankt-Petersburger Zeitung») и некоторых подконтрольных немецкому дворянству латышских газетах («Latviešu Avīzes») участие представителей латышской интеллигенции в составлении петиций и переселения связывались не с общими аграрными проблемами, а «неблагонадежной» деятельностью отдельных лиц. Стремление прибалтийских немецких публицистов доказать, что переселения и петиционная компания вызваны не недостатками аграрных отношений в крае, а подстрекательством со стороны конкретных людей также объясняется желанием не допустить проведения в крае реформ, которые могли бы изменить сложившуюся систему.

В заключении подведены итоги исследования. Можно с полным основанием утверждать, что вопрос о положении прибалтийских крестьян в российской прессе и публицистике в 40-е – начале 70-х гг. XIX века был значимой и широко обсуждаемой общественной проблемой. Ее основное содержание включало две главные составляющие.

Во-первых, посредством обсуждения экономического и аграрного развития Прибалтийских губерний и условий жизни прибалтийских крестьян российское общественное мнение выражало свою реакцию на переход от феодальной системы к буржуазному развитию на фоне общественных реформ, проводимых в период правления Александра II. В прессе и публицистике были отражены взгляды различных течений на общероссийские и местные прибалтийские реформы, которые касались изменений в аграрном строе и экономических отношениях. Дискуссии относительно развития проблемной окраины Российской империи предоставляли возможность общественным деятелям, публицистам, журналистам обсудить опыт как аграрного развития Прибалтийского края, его применимость к российским условиям, высказать критические замечания либо положительные оценки, так и выразить свое отношение к осуществлявшейся в России отмене крепостного права.

Во-вторых, можно сделать вывод о том, что основным содержанием спора о положении прибалтийских крестьян в рассматриваемый период были различия агарного развития Прибалтийского края и остальной России. Обсуждение экономического положения и особенностей жизни и быта латышей и эстонцев стали способом выражения, своего рода платформой для формирования мнения относительно национальной политики правительства, проводимой в Прибалтийском крае по отношению к латышским и эстонским крестьянам. Конкретные проблемы и оценки аграрного развития региона, от резко отрицательных до хвалебных, зависели от того, представитель какой из сторон, вступивших в дискуссию, выражал свое отношение к поднятому вопросу.

Обсуждение вопроса о положении прибалтийских крестьян определенным образом повлияло на экономическое и социальное развитие региона. Русские журналисты и публицисты, латышская и эстонская интеллигенция привлекли внимание к насущным проблемам края, призывая к реформам в области аграрного законодательства, правового положения крестьянства, распространения русского языка. Несмотря на то, что русские газеты призывали к радикальным реформам, либеральная политика, проводимая «немецкой партией» в отношении этого региона, обусловила постепенные, мягкие меры в отношении распространения русского языка и русского административного влияния в крае. Одна из самых значимых реформ коснулась крестьян, обеспечив им освобождение от судебной и политической власти помещиков (закон о сельских общинах 1866 г.) и возможность экономической и социальной мобильности (закон о паспортах 1863 г.). Что касается основ аграрного и экономического строя, то следует отметить, что, несмотря на остроту полемики и потерю монополии на землевладение в 1866 г. (отмена исключительного права владения имениями), структура крупного землевладения оставалась неизменной вплоть до Первой мировой войны и прибалтийское немецкое дворянство сохранило господствующие экономические позиции. Вместе с тем, следует признать, что печатная война, продолжавшаяся в рассматриваемый период с различной интенсивностью, означала конец мира между центральной и местной общественностью и, безусловно, повлияла на проводимую Александром III политику русификации, которая больнее всего ударила именно по прибалтийскому немецкому дворянству.
1   2   3   4

Похожие:

Крестьянский вопрос в Прибалтийском крае на страницах российской прессы и публицистики в 40-е 70-е годы XIX века iconКонспект по истории россии XX века. Первая российская революция 1905-1907 гг
Нерешенный крестьянский вопрос: малоземелие, община в деревне, выкупные платежи (49 лет с 1861г.)

Крестьянский вопрос в Прибалтийском крае на страницах российской прессы и публицистики в 40-е 70-е годы XIX века iconАнглийский дискурс и повседневность русской провинции (по материалам...
Тамбовской губернии, обозначены основные аспекты этой темы, определены условия и этапы ее интерпретации на протяжении пяти десятилетий....

Крестьянский вопрос в Прибалтийском крае на страницах российской прессы и публицистики в 40-е 70-е годы XIX века iconСписок Основная литература Казарезов, В. В. Крестьянский вопрос в...
Казарезов, В. В. Крестьянский вопрос в России [Текст] / В. В. Казарезов. М.: Фгну. «Росинформагротех»,2001 – 365 с

Крестьянский вопрос в Прибалтийском крае на страницах российской прессы и публицистики в 40-е 70-е годы XIX века iconЖуков Южная Африка во второй половине XIX начале XX века
Социально-экономическое развитие Южной Африки в середине XIX века. Положение чернокожих африканцев

Крестьянский вопрос в Прибалтийском крае на страницах российской прессы и публицистики в 40-е 70-е годы XIX века iconГрафик проведения лекций в сетке единого расписания Утверждаю
Основные тенденции развития США в 50 – 90 годы 20 века. Соперничество республиканцев и демократов. Поворот к неоконсерватизму в 80...

Крестьянский вопрос в Прибалтийском крае на страницах российской прессы и публицистики в 40-е 70-е годы XIX века iconЛитература в России во второй половине XIX века
Во второй половине XIX в разночинцы вытесняют передовых дворян в революционном движении. На пореформенные годы приходится разночинский...

Крестьянский вопрос в Прибалтийском крае на страницах российской прессы и публицистики в 40-е 70-е годы XIX века iconКонтрольная работа по теме: «Россия в первой половине XIX века»
Какой орган власти, задуманный М. М. Сперанским, так и не был открыт в России в первой половине XIX века?

Крестьянский вопрос в Прибалтийском крае на страницах российской прессы и публицистики в 40-е 70-е годы XIX века iconЛексика современного публицистического стиля, представленного на страницах молодежных изданий
ПС) на материале молодежной прессы. Этой проблемой занимаются такие ученые, как Кравецкая М., (2003), Кучерова К., (2003), Нокель...

Крестьянский вопрос в Прибалтийском крае на страницах российской прессы и публицистики в 40-е 70-е годы XIX века iconТ. Ю. Верхоланцева, Местное законодательство Российской империи XIX...
Местное законодательство Российской империи XIX века: обзор источников публикаций

Крестьянский вопрос в Прибалтийском крае на страницах российской прессы и публицистики в 40-е 70-е годы XIX века iconО фундаментальных экономических науках, или история с экономической...
Вследствие этого в середине XIX века в самостоятельную отрасль знания выделилась экономическая история, а к 80-м годам XIX века от...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную