Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь






Скачать 380.9 Kb.
НазваниеОппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь
страница2/3
Дата публикации01.03.2015
Размер380.9 Kb.
ТипАвтореферат
e.120-bal.ru > История > Автореферат
1   2   3

Научная новизна исследования.

1. Новизна диссертационного исследования заключается в том, что впервые в отечественной историографии создана обобщающая работа, предметом которой стала деятельность социалистов и анархистов, как политической оппозиции большевистской власти, на региональном уровне.

2. Впервые показана целостная картина взаимоотношений левой оппозиции с большевиками на территории Орловской и Брянской губерний в указанный период.

3. В научный оборот введены новые документы, извлеченные из фондов федеральных и региональных архивов, а также материалы периодической печати, издававшейся на территории Орловской и Брянской губерний.

4. Автором расширены хронологические рамки в изучении истории социалистов и анархистов провинции, поскольку их деятельность не прекратилась с распадом партийных и организационных структур в первой половине 1920-х гг., но продолжилась, выразившись в политической активности отдельных лиц и небольших групп в последующие годы.

5. Исследование позволило иначе взглянуть на некоторые стереотипные представления, связанные с осуществлением репрессивной политики РКП (б) по отношению к своим политическим противникам в регионе, акцентировать внимание на сложности этого процесса.

6. Впервые проанализирован такой источник, как «покаянные письма» социалистов, рассмотренный автором в качестве элемента агитационно-пропагандистской деятельности большевиков против своих идейных оппонентов.

7. Исследование показало, что развернутая в регионе агитационно-пропагандистская работа в связи с процессом партии социалистов-революционеров 1922 г., а также проведение губернских «ликвидационных» съездов эсеров и меньшевиков, с сопутствующим освещением их в местной и центральной прессе, являлись частью одной большой политической кампании коммунистов первой половины 1920-х гг., нацеленной на дискредитацию своих идейных оппонентов и внесение раскола в их ряды.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Важной политической особенностью региона осенью 1917 г. было то, что значительным влиянием здесь пользовались социалисты-революционеры и меньшевики, осудившие октябрьский переворот. Однако многие практические шаги коммунистов нашли поддержку со стороны местных левых эсеров и анархистов.

  2. На волне недовольства политикой большевиков со стороны населения, весной 1918 г. социалисты и анархисты провинции, являвшиеся политическими конкурентами коммунистов, сохранили и укрепили значительные позиции в регионе.

  3. Летом 1918 г. руководство РКП (б), исходя из факта роста влияния своих идейных оппонентов, приступило к активным действиям по завоеванию власти в провинции при помощи силы. Основным методом борьбы с оппонентами стали административные рычаги по занятию должностей и выдавливание с ранее занимаемых. Однако отсутствие квалифицированных кадров заставляло местное руководство большевиков идти на компромиссы со своими политическими противниками, сохраняя за ними места в сферах управления.

  4. В промышленно развитом Брянском уезде определенное время сохранялся в известной степени «либеральный» характер межпартийных отношений, позволявший представителям социалистов и анархистов занимать ответственные должности на советской службе, однако руководство РКП (б) все больше транслировало на места именно политику непримиримости по отношению к представителям оппозиционных партий.

  5. В условиях притеснений со стороны властей социалисты и анархисты региона в 1919-1920-х гг. по-прежнему активно участвовали в общественно-политической жизни региона. Но к исходу гражданской войны в провинциальных Советах уже полностью доминировали коммунисты и беспартийные. В 1921/1922 гг. представителям оппозиционных партий удалось последний раз попасть в состав местных органов власти.

  6. В 1920-е гг. главным «посредником» в отношениях между РКП (б) и оппозицией стали органы ВЧК/ГПУ, игравшие роль политической полиции. Типичным внесудебным методом нейтрализации активности социалистов и анархистов в регионе стала административная высылка в отдаленные губернии.

  7. Деятельность организаций социалистических партий на территории региона была окончательно пресечена к середине 1920-х гг. Однако социалисты и анархисты продолжили проявлять свою общественно-политическую активность среди населения Брянской и Орловской губерний и во второй половине 1920-х гг.

  8. Процесс окончательного угасания активности социалистов и анархистов растянулся во времени и завершился с ужесточением внутриполитической ситуации в стране в конце 1920-х гг.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется рядом факторов. Во-первых, исследована оппозиционная деятельность социалистов и анархистов Орловской и Брянской губерний на всем протяжении их взаимоотношений с большевиками с момента прихода последних к власти в 1917 г. и до полного исчезновения оппозиционеров как организованной политической силы; во-вторых, материалы и выводы исследования можно использовать при подготовке обобщающих трудов по отечественной истории, учебных пособий, лекционных курсов по направлениям: «История Брянского края», «История Орловского края», «История российских политических партий»; в-третьих, материалы исследования могут быть использованы в деятельности современных российских политических партий и общественно-политических организаций с целью недопущения ошибок и просчетов прошлого.

Апробация работы. Материалы и положения исследования нашли свое отражение в 9 статьях автора, в том числе в 3 статьях, включенных в список ВАК. Различные аспекты исследования были озвучены диссертантом в ходе межвузовской и ряда краеведческих научно-практических конференций.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав и заключения.
2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» дается характеристика историографии и источниковой базы диссертации, обосновывается научная новизна работы, формулируются цель и задачи исследования, определяются его географические и хронологические рамки, методологические принципы.

Первая глава «Взаимоотношения социалистов и анархистов региона с большевиками в октябре 1917 г. – весной 1918 г.» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Социалисты и анархисты в период установления советской власти (октябрь 1917 г. – январь 1918 г.)» говорится о том, что важной политической особенностью региона после февраля 1917 г. было то, что значительным влиянием здесь пользовались социалисты-революционеры и меньшевики, взявшие под свой контроль местные органы власти. Показано, что свои сильные позиции представители ПСР и РСДРП (о) сохранили и осенью 1917 г., что обусловило непростой характер установления советской власти в провинции. Члены местных организаций ПСР и РСДРП (о) резко осудили октябрьский переворот в Петрограде. Так, в Орловском губернском центре, где коммунисты встретили сопротивление со стороны меньшевиков и правых эсеров, власть Советов была установлена лишь под давлением пробольшевистски настроенных солдат в январе 1918 г. Наличие в регионе влиятельной оппозиции в лице эсеров и меньшевиков определило то, что большевикам в своей борьбе за власть пришлось опираться на солдат и вооруженные отряды Красной гвардии.

Между тем, октябрьский переворот 1917 г. стал рубежным моментом во внутриполитической жизни ПСР, обострив идейные разногласия в рядах провинциальных социалистов. Часть социалистов-революционеров, стоявших на левых политических позициях, поддержала коммунистов и отмежевалась от местных организаций ПСР. Поддержали большевиков и местные анархисты, которые, как и левые эсеры, приняли деятельное участие в установлении советской власти в провинции. Завершившийся же к февралю 1918 г. процесс установления советской власти в Орловской губернии не привел к политическому доминированию какой-либо одной партии.

Во втором параграфе «Деятельность социалистов и анархистов в первые месяцы советской власти (февраль-май 1918 г.)» подчеркивается, что значительным фактором, повлиявшим на политическую ситуацию и межпартийные отношения в провинции, стало подписание большевиками в марте 1918 г. Брестского мира. Местные левые эсеры, как и представители других оппозиционных партий, негативно отнеслись к факту заключения и ратификации мирного договора с Германией. В немалой степени это способствовало тому, что союз между РКП (б) и ПЛСР начал давать трещину.

В ходе выборной кампании в Советы весной 1918 г. в аграрных уездах провинции представители ПЛСР заняли в органах местной власти либо доминирующие позиции, либо стали серьезными политическими конкурентами большевиков. В промышленно развитом Брянском уезде по-прежнему были сильны позиции ПСР и РСДРП – противников большевистской власти. К тому же, в Брянском уезде среди рабочих активизировали свою деятельность анархисты, которые стали выступать как против меньшевиков и эсеров, так и против коммунистов. Сложное положение большевиков в провинции отражало и политическую ситуацию в стране в целом. Инструмент свободных выборов в Советы не гарантировал получения коммунистами большинства в местных органах власти, что ставило под угрозу возможность реализации политики руководства РКП (б).

Вторая глава «Деятельность социалистов и анархистов в условиях гражданской войны (июнь 1918 г. – 1920 г.)» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Взаимоотношения социалистов и анархистов с большевиками в июне-сентябре 1918 г.» отмечается, что к началу лета 1918 г. политические позиции социалистов и анархистов на территории региона значительно окрепли, что произошло на фоне падения популярности коммунистов. К тому же, отношения между социалистами и коммунистами заметно осложнились в связи с началом проведения руководством РКП (б) своей продовольственной политики в деревне, негативно воспринятой представителями оппозиции.

Показано, что наличие в провинции крупной оппозиции из социалистов и анархистов тормозило реализацию большевистских директив. Поэтому руководство РКП (б), исходя из факта роста влияния своих политических оппонентов, решило перейти к активным действиям по завоеванию власти в провинции. Основным методом стало силовое решение этого вопроса. Центральные власти настоятельно требовали решительных действий в отношении социалистов, «не стесняясь и не избегая конфликтов». Однако проведение местными коммунистами указаний центральной власти не всегда проходило легко. Порой большевики на местах вовсе не хотели идти на обострение межпартийных отношений, понимая, что провинциальная общественно-политическая конъюнктура не позволяла делать резких движений. Тем не менее, к началу осени 1918 г. коммунистам все-таки удалось взять под контроль большинство местных органов власти.

Во втором параграфе «Социалистическая оппозиция и власть большевиков (октябрь 1918 г. – 1920 г.)» говорится о том, что к началу осени 1918 г. представители социалистических партий, многие из которых еще недавно оказывали значительное влияние на провинциальные органы управления, вследствие репрессий со стороны коммунистов, потеряли не только власть, но и зачастую оказались на полулегальном положении. Все это привело к расколу в рядах социалистов. Часть представителей оппозиционных партий попыталась инкорпорироваться в состав новой власти, объявив о выходе из своих организаций и заявив о желании вступить в РКП (б).

В большинстве аграрных уездов Орловской губернии, где главными идейными оппонентами большевиков, а порой и ведущей политической силой, являлись представители ПЛСР, последние были полностью удалены из органов власти. Иная ситуация сложилась в Брянском уезде, где некоторое которое время сохранялся, в известной степени, «либеральный» характер межпартийных отношений. Для местных партийных функционеров лояльность к советской власти была достаточным показателем, чтобы человек, считающий себя представителем другой партии, мог занимать должность в органах управления. В немалой степени на характер таких отношений влияло и то обстоятельство, что в среде большевиков отсутствовало достаточное количество специалистов-профессионалов в различных отраслях, что заставляло последних идти на компромисс и обращаться к помощи представителей других партий. Между тем, центральной властью транслировалась совершенно иная политическая этика, несущая нетерпимость к идейным оппонентам. Постепенно именно нетерпимость к политическим противникам, готовность противостоять всему идеологически чуждому стали, в какой-то степени, показателем лояльности или нелояльности к власти.

Следует отметить, что в условиях притеснения со стороны властей социалисты и анархисты региона в 1919-1920 гг. по-прежнему активно участвовали в общественно-политической жизни. Причем в 1919 г. в связи с продовольственными трудностями критика брянскими меньшевиками политики коммунистов находила немалый отклик и поддержку со стороны рабочих Брянского промышленного района.

Третья глава «Социалистическая оппозиция и анархисты провинции в 1920-е годы» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Социалисты и анархисты в первой половине 1920-х годов» подчеркивается, что относительная либерализация экономики в 1921 г. отнюдь не повлекла за собой демократизацию в политической сфере. Линия руководства РКП (б) на вытеснение социалистов и анархистов из общественно-политической жизни страны оставалась неизменной. Более того, репрессии в отношении оппозиции были усилены. К исходу гражданской войны в провинциальных органах власти уже доминировали коммунисты и беспартийные. В 1921/1922 гг. представителям оппозиционных партий удалось последний раз попасть в состав местных Советов.

Главным «посредником» в отношениях между РКП (б) и оппозицией стали органы ВЧК/ГПУ. Вследствие репрессивной деятельности карательных органов, социалисты и анархисты провинции были вынуждены переходить к нелегальным формам работы. В частности, используя недовольство рабочих социально-экономической ситуацией в стране, представители оппозиции участвовали в протестном забастовочном движении, пытались проводить свою агитацию среди населения. Деятельность же организаций социалистических партий на территории региона была пресечена к середине 1920-х годов. Вместе с тем, этот факт отнюдь не говорил о прекращении деятельности отдельных социалистов и анархистов, как носителей оппозиционных идей.

Во втором параграфе «Политические кампании большевиков в отношении социалистической оппозиции в 1920-е годы» говорится о том, что в 1920-е годы большевики пришли к выводу о необходимости проведения крупных политических кампаний, которые должны были не только дискредитировать социалистов в глазах широких слоев населения, но и легитимизировать саму власть коммунистов. В 1922 г. в регионе была развернута широкая политическая кампания по поводу суда над партией эсеров, а в 1923/1924 гг. были организованны так называемые губернские «ликвидационные» съезды эсеров и меньшевиков. Уникальность проведения пропагандистских мероприятий заключалась в том, что теперь сами политические противники большевиков признавались в несостоятельности своих взглядов. Одним из важных элементов этих кампаний против социалистической оппозиции являлись различного рода «покаянные письма» и заявления социалистов, публикуемые в прессе. Последние играли роль не только инструмента большевистской пропаганды, но и были, своего рода, демонстрацией лояльности режиму. Для части социалистов это было необходимым условием для инкорпорирования во власть. Для других это являлось возможностью реабилитировать себя перед властью, чтобы «клеймо» бывшего меньшевика или бывшего эсера не вызвало в будущем вопросов у соответствующих органов.

В третьем параграфе «Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов во второй половине 1920-х годов» показано, что социалисты и анархисты продолжили проявлять свою общественно-политическую активность среди населения Брянской и Орловской губерний и во второй половине 1920-х гг., участвуя в забастовках и «волынках» рабочих, выступая с антикоммунистической риторикой. Они активно участвовали в кампаниях по перезаключению коллективных договоров на предприятиях, в выборах фабзавкомов, где критиковали хозяйственную политику власти, выступали против кандидатов, выдвигаемых партячкйками.

Отдельные представители оппозиции пытались работать и с крестьянами, используя многочисленные недостатки власти в работе в деревне. Так, эсеры продолжали подогревать интерес крестьян к крестьянскому союзу, подчеркивая неравенство последних с рабочими.

В большинстве случаев деятельность левой оппозиции была представлена активностью отдельных лиц. Однако действуя разрозненно в условиях жесткого контроля, оппозиционеры делали попытки по организации недовольных большевиками. Причем в рамках одной группы могли сотрудничать приверженцы разных социалистических партий и даже исключенные из РКП (б) большевики. Все это говорило о том, что условия политической диктатуры приводили к стиранию узкопартийных идейных барьеров и позволяли политически активным людям объединяться на почве антикоммунистических настроений.

Окончательное угасание активности социалистов и анархистов проследить достаточно сложно. Но активная фаза их деятельности прекращается к концу 1920-х гг.

В «Заключении» приводятся результаты проведенного исследования. Они состоят в том, что социалисты и анархисты региона, ставшие в оппозицию власти коммунистов, сохранили свое значительное политическое влияние до осени 1918 г. Однако даже репрессивная политика большевистской власти в отношении своих идейных оппонентов не привела к полному их удалению из общественно-политической жизни провинции в последующие годы.

В начале 1920-х гг. с усилением давления со стороны большевистской власти социалисты и анархисты региона были вынуждены перейти к нелегальным и полулегальным формам деятельности. На нейтрализацию деятельности социалистов и анархистов была направлена работа органов ВЧК/ОГПУ, а политические кампании, развернутые РКП (б) в отношении социалистической оппозиции были призваны внести раскол в их среду.

Материалы диссертации показывают, что деятельность организаций социалистических партий и анархистов на территории региона была окончательно пресечена к середине 1920-х гг. Однако левая оппозиция большевистской власти не прекратила свое существование. Отдельные социалисты и анархисты, являвшиеся потенциальными носителями протестных настроений и идей, которые шли вразрез с политикой РКП (б), продолжили проявлять свою общественно-политическую активность среди населения Брянской и Орловской губерний и во второй половине 1920-х гг. Окончательное же угасание активности социалистов и анархистов завершилось с ужесточением внутриполитической ситуации в стране в конце 1920-х гг.
1   2   3

Похожие:

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconПланирования брянской области
Российской Федерации, имеющих общую границу с Брянской областью, и муниципальных районов Брянской области, а также в целях обеспечения...

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconГрадостроительный кодекс орловской области
Кодекс является нормативным правовым актом, определяющим порядок осуществления градостроительной деятельности на территории Орловской...

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconЗакон брянской области о залоговом фонде брянской области
Об ипотеке (залоге недвижимости)", иными федеральными законами, Уставом Брянской области, Законом Брянской области "О государственной...

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconНалоговые льготы
Брянской области", "О налоге на имущество организаций", "О понижении ставки налога на прибыль организаций для отдельных категорий...

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconРегиональное соглашение между правительством брянской области, общественной...
Мы, нижеподписавшиеся полномочные представители Правительства Брянской области, Общественной организации Федерации профсоюзов Брянской...

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconЗакон Брянской области от 08. 08. 2013 n 62-з "Об образовании в Брянской области"
Брянской области в сфере образования, меры социальной поддержки педагогических работников системы образования Брянской области, основные...

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconБрянской области «Природные ресурсы и окружающая среда» годовой доклад...
Ответственный за выпуск: Департамент природных ресурсов и экологии Брянской области

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconРегиональное отраслевое Соглашение между Департаментом здравоохранения...
Общественной организацией Федерацией профсоюзов Брянской области и объединениями работодателей Брянской области на 2014-2016 годы...

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconЗакон Брянской области «Об образовании в Брянской области»
Стратегия определяет основные направления формирования эффективной системы регионального профессионального образования, направленной...

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconГ. Брянск Об итогах конкурса среди студентов и аспирантов высших...
Заслушав сообщение заместителя председателя Избирательной комиссии Брянской области В. Д. Прояненкова, Избирательная комиссия Брянской...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную