Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь






Скачать 380.9 Kb.
НазваниеОппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь
страница1/3
Дата публикации01.03.2015
Размер380.9 Kb.
ТипАвтореферат
e.120-bal.ru > История > Автореферат
  1   2   3


На правах рукописи

Кляченков Евгений Александрович


Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов

на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь 1917 г. – вторая половина 1920-х гг.)

Специальность 07.00.02. – Отечественная история


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Брянск - 2014

Работа выполнена на кафедре отечественной истории ФГБОУ ВПО «Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского»
Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор

Брянцев Михаил Васильевич

Официальные оппоненты: Филимонов Виктор Яковлевич

доктор исторических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Калужский государственный университет им. К. Э. Циолковского», заведующий кафедрой отечественной истории

Лупоядов Виктор Николаевич

кандидат исторических наук, доцент, ГАУ ДПО (ПК) С «Брянский институт повышения квалификации работников образования», заведующий кафедрой стратегического развития общего образования
Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет»
Защита диссертации состоится «___» ______ 20__ г. в _____ часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.020.02 при ФГБОУ ВПО «Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского» по адресу: 241036, г. Брянск, ул. Бежицкая, 14, ауд. 320 факультета истории и международных отношений.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского» и на сайте http://istsovet-brgu.ru
Автореферат разослан «___» __________ 20___ г.



Ученый секретарь диссертационного совета,

кандидат исторических наук, доцент А.В. Федин

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Как и в начале прошлого века для современной России является значимым не только вопрос формирования многопартийной системы, но и проблема взаимоотношения власти и общества, что делает закономерным обращение к историческому опыту российских политических партий.

В последние годы особую научную актуальность приобрело изучение истории российских социалистов и анархистов после октября 1917 г. Причем наиболее перспективным направлением в исследованиях является региональный аспект их деятельности. В данном контексте особый интерес для нас представляет территория Орловской и Брянской губерний, которая стала ареной политической активности различных партий и групп еще с начала XX века. Однако разработка этого вопроса лишь только намечается1. В связи с этим актуальным становится исследование оппозиционной деятельности социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний после прихода большевиков к власти.

Для постановки адекватных целей и задач исследования нам необходимо определить степень научной разработанности проблемы, а именно: оценить состояние общей историографии российских социалистов и анархистов, а также рассмотреть региональные публикации по данной проблематике. Вместе с этим, следует проанализировать краеведческую литературу, посвященную истории региона в период революции и гражданской войны.

В изучении истории политических партий после октября 1917 г. можно выделить четыре периода: 1) 1920-е – начало 1930-х гг.; 2) вторая половина 1930-х – первая половина 1950-х гг.; 3) вторая половина 1950-х – начало 1990-х гг.; 4) 1990-е годы по настоящее время.

Первые работы по истории российских социалистов и анархистов появились уже в 1920-е годы, когда политические оппоненты большевиков еще не ушли с исторической сцены. Эти публикации носили острый полемический характер и были призваны «разоблачить» идейных противников коммунистов2. Хотя первые публикации по истории социалистов и анархистов являлись скорее произведениями политической публицистики, именно они заложили концептуальную основу всей советской историографии, оценивая роль оппозиционных партий и групп после октября 1917 г. исключительно как негативную, и трактуя их уход с политической сцены как «идейный разгром».

Со второй половины 1930-х гг. начался новый период в советской исторической науке, который следует определить скорее не как очередной этап в исследовании деятельности социалистов и анархистов, а как время сворачивания работ по этой тематике. Изданный в 1938 г., «Краткий курс» истории ВКП (б) охарактеризовал меньшевиков, эсеров и анархистов, как «соглашательские партии», которые отстаивали «целость и сохранность капиталистического строя»3. Поэтому историкам транслировалась идея о нецелесообразности изучения небольшевистских партий и групп, вследствие чего публикация работ по истории социалистов и анархистов, за редкими исключениями, была прекращена4.

Ситуация поменялась только во второй половине 1950-х гг., когда вследствие изменения общественно-политической атмосферы был возрожден интерес к исследованию истории политических партий. Причем характерной особенностью развития отечественной историографии в этот период стало появление не только работ о борьбе большевиков с социалистическими партиями5, но и специальных монографий, в которых история эсеров, меньшевиков и анархистов рассматривалась как самостоятельный объект исследования6. Однако эти работы выполняли политический заказ власти и отражали официальную точку зрения на проблему. Поэтому отнюдь не случайно, что многочисленные исследования носили стереотипные названия: «Крах партии…», «Банкротство партии…», «История политической гибели…» и т.д.

Значительный вклад в изучение истории социалистов и анархистов после октября 1917 г. внесли историки К.В. Гусев, В.В. Комин, Л.М. Спирин, С.Н. Канев. Несмотря на высокую степень идейной ангажированности, ценность их исследований сохранена и сегодня, поскольку авторам удалось не только ввести в оборот значительный фактический материал, но и сделать немало любопытных выводов и замечаний.

Уровень развития советской исторической науки во второй половине 1960-х гг. сделал возможным выход обобщающих работ по истории социалистов и анархистов, а также первых историографических обзоров7. В 1970-80-е гг. советские исследователи обратились к истории отдельных неонароднических партий8. Появились немногочисленные работы по истории деятельности социалистов в провинции9. Причем в фокусе внимания историков оказались, главным образом, не центральные регионы, а Поволжье, Урал и Сибирь.

По подсчетам советских исследователей, с 1963 по 1987 гг. вышло порядка 18 монографий и 60 статей по истории социалистов и анархистов, что говорило о настоящем всплеске интереса к этой проблеме исследования10. Между тем, большая часть монографий и статей была посвящена неонародническим партиям, а история анархизма в России оказалась слабо разработанной.

Следует отметить, что даже в поздний период советские исследователи не вышли за дозволенные властью идеологические рамки. Историки подчеркивали, что единственной причиной «идейно-политического краха» социалистов и анархистов стало то, что они лишились поддержки трудящихся масс11. Исследователи рассматривали лишь те проблемы, которые концептуально не затрагивали основных положений истории социалистических партий. Такой дискуссионной проблемой, например, являлся вопрос о времени складывания однопартийной диктатуры12. Полностью же отбросить старый «разоблачительный» подход в отношении деятельности социалистов и анархистов исследователи смогли только после краха партийной диктатуры. Таким образом, советская историография социалистических партий и анархистов прошла в своем развитии значительный путь и, несмотря на известную степень политизированности и идейной ангажированности, создала важный задел для развития отечественной исторической науки в дальнейшем, накопив большую фактическую базу.

В постсоветское время к истории политических партий был проявлен особый исследовательский интерес, что ознаменовалось появлением в начале 1990-х гг. многочисленных статей о социалистах и анархистах13, справочников и учебников по истории политических партий, сборников партийных программ14. Причем, в отличие от предыдущего периода, исследователи стали выражать различные точки зрения.

Вышло немало исследований, раскрывающих деятельность идейных оппонентов большевиков на региональном уровне15. Однако, как и в советский период, исследованию в большей степени подверглись не регионы Центральной России, а Поволжье, Центральное Черноземье, Урал и Сибирь.

Важным событием в отечественной историографии стал выход документальных сборников по истории социалистов и анархистов, что значительно расширило источниковую базу16.

Кроме того, в последние годы появилось несколько фундированных монографий С.В. Тютюкина, К.Н. Морозова, Я.В. Леонтьева, А.И. Юрьева, освещающих историю социалистических партий в послеоктябрьский период17.

Историки стали уделять большее внимание репрессивной политике коммунистов, о которой в советской исторической науке, как правило, умалчивали18. Немалый вклад в разработку этой темы внесла монография Д.Б. Павлова «Большевистская диктатура против социалистов и анархистов». Исследователь впервые ввел в научный оборот ряд документов из архива Президента РФ и Центрального архива ФСБ, на основе которых заключил, что ни о каком длительном сотрудничестве коммунистов с социалистами и анархистами на принципиальной основе и на более или менее равных условиях не могло быть и речи19. Следует отметить, что эта точка превалирует в современной отечественной исторической науке20.

На современном этапе изучения истории российских политических партий после октября 1917 г. историки чаще стали предпринимать попытки рассмотреть деятельность социалистов и анархистов в период 1920-х гг., что, само по себе, представляет довольно сложную задачу в связи с ограниченностью источниковой базы21. Это направление в исследованиях, несомненно, является одним из наиболее перспективных на данный момент. В целом же современные работы отличает тщательный подход к анализу вводимых в научный оборот источников и стремление исследователей рассмотреть известные факты и события под новым углом зрения.

Обзор историографии исследования показал, что в советский период история деятельности социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний после октября 1917 г. не стала предметом специальных научных исследований. Тем не менее, некоторая информация, касающаяся отдельных сторон взаимоотношений коммунистов со своими политическими противниками, содержится в краеведческих исследованиях по истории региона в период революции и гражданской войны, а также в работах по истории местных партийных организаций большевиков22.

Первые региональные публикации, значимые для нашего исследования, появились в 1920-е гг. В 1927 г. был издан очерк «Борьба за Октябрь в Брянской губернии», содержащий некоторый фактический материал о деятельности социалистов23. В частности, авторы очерка использовали эсеро-меньшевистские резолюции, фрагменты из местной социалистической прессы. Определенную научную значимость для нас представляют статьи К. Кошевича, вышедшие в журнале «Коммунар» к десятилетию октябрьских событий, в которых имеются сведения о взаимоотношениях социалистов и большевиков летом 1917 г. – зимой 1918 г. в Брянске и Бежице24.

Следует отметить исследование М.Ф. Силаева «Большевики Орловской губернии в борьбе за победу Октябрьской социалистической революции», как одно из первых, написанное с опорой на фонды центральных и региональных архивов25. В этой работе деятельность социалистов традиционно освещалась в рамках истории местных большевиков и вписывалась в идейные установки сталинского «Краткого курса» истории ВКП (б). Тем не менее, исследование имеет определенное научное значение благодаря своему фактическому материалу, почерпнутому автором из архивных фондов.

Значительный вклад в изучение региональной политической истории внесло крупное исследование И.Е. Яненко «Борьба большевиков за победу и упрочнение Советской власти на Брянщине». Опираясь на широкий круг архивных источников, историк впервые подробно изучил не только деятельность коммунистов региона, но и уделил внимание их взаимоотношению со своими идейными противниками, привел интересные сведения о политической борьбе в уездах26. Нельзя не упомянуть монографию В.Ф. Морозова «Борьба большевистской партии за установление советской власти в губерниях центральной России», в которой автор проанализировал ход политического противостояния между социалистами и большевиками в Орловской губернии в октябре 1917 – январе 1918 гг. 27

Нужно подчеркнуть, что высокая степень тенденциозности краеведческой литературы советского периода отнюдь не умаляет значения накопленной в ней фактической базы, которая имеет научную ценность для разработки проблемы провинциальной многопартийности.

В 1990-е годы деятельность социалистов и анархистов региона после октября 1917 г. не стала предметом специальных научных исследований. Вместе с тем, стоит отметить статью Л.Ф. Осипенко, посвященную брянским анархистам и два небольших сообщения А.Д. Селифонова, в которых автор осветил отдельные эпизоды деятельности левых эсеров провинции28.

Первым из исследователей обратил внимание на историю региональной многопартийности после прихода большевиков к власти М.В. Брянцев29. Центральное место в его статьях заняла проблема взаимоотношения коммунистов и оппозиционных социалистических партий в провинции. Используя широкий источниковый корпус регионального архива, историк проанализировал борьбу большевиков со своими политическими соперниками в условиях гражданской войны. Как справедливо отметил исследователь, попытки избавления от идейных оппонентов предпринимались на местах с самого начала власти большевиков, но их слабость и наличие у оппонентов/союзников значительных сил заставляли до поры до времени мириться с ними30.

Таким образом, немногочисленные публикации по истории социалистических партий и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний после октября 1917 г. появились лишь в последние годы, обозначив проблематику дальнейших исследований. В целом же историографический обзор по теме диссертации позволяет утверждать, что региональный аспект истории российских социалистов и анархистов, а также вопросы их деятельности в 1920-е гг. остаются наименее изученными проблемами.

Итак, учитывая степень научной разработанности темы, мы обратились к истории оппозиционной деятельности социалистов и анархистов провинции после октября 1917 г. Социалисты и анархисты рассматриваются нами, как оппозиция большевикам, которая в этом контексте еще ни разу не являлась предметом специального исследования на региональном уровне. Более того, совершенно без внимания остался вопрос деятельности представителей социалистической оппозиции на территории Орловской и Брянской губерний после окончания гражданской войны.

В связи с этим, объектом данного исследования выступает история российских социалистов и анархистов после прихода большевиков к власти; предметом исследования является оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний в октябре 1917 г. - второй половине 1920-х гг. В качестве социалистов мы рассматриваем меньшевиков и социалистов-революционеров разных идейных направлений, исключая представителей национальных социалистических партий.

Хронологические рамки исследования охватывают период - 25 октября 1917 г. – вт. половины 1920-х гг. Нижняя граница исследования определена моментом прихода большевиков к власти. В установлении верхней границы существуют определенные трудности, поскольку распад организаций социалистических партий пришелся на первую половину 1920-х гг., а процесс угасания активности самих социалистов и анархистов растянулся на все 1920-е годы. Ввиду этого, верхний рубеж исследования определен нами второй половиной 1920-х гг.

Территориальные рамки исследования. Для анализа деятельности социалистов и анархистов нами выбрана территория Орловской и Брянской губерний, что отражает реалии административно-территориального деления Советской России в октябре 1917 г. - 1920-х гг. Брянская губерния была образована в апреле 1920 г. в составе четырех уездов Орловской губернии: Брянского, Карачевского, Севского, Трубчевского и Жиздринского уезда Калужской губернии. В 1923 г. в состав Брянской губернии вошел Почепский уезд, а в 1926 г. Клинцовский, Новозыбковский и Стародубский уезды бывшей Черниговской губернии. В апреле 1928 г. Орловская губерния была упразднена и вошла в состав Центрально-Черноземной области. Аналогичная ситуация произошла и с Брянской губернией, ставшей частью Западной области в октябре 1929 г.

Цель исследования - проанализировать оппозиционную деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний в период октября 1917 г. – вт. по. 1920-х гг., определить их роль и место в общественно-политической жизни провинции.

Для достижения цели требуется решение следующих исследовательских задач:

- раскрыть роль и степень политического влияния социалистов и анархистов в период установления советской власти в регионе;

- исследовать общественно-политическую ситуацию, сложившуюся в провинции зимой-весной 1918 г., и проанализировать деятельность социалистов и анархистов в указанный период;

- рассмотреть процесс политической борьбы летом-осенью 1918 г.;

- показать характер взаимоотношений социалистов и анархистов с большевиками в условиях гражданской войны;

- осветить деятельность социалистов и анархистов в первой половине 1920-х гг.;

- определить роль органов ВЧК/ГПУ в борьбе против социалистов и анархистов;

- проанализировать ход политических кампаний первой половины 1920-х гг. против социалистической оппозиции на региональном уровне;

- исследовать оппозиционную деятельность социалистов и анархистов провинции во второй половине 1920-х гг.;

Источниковая база исследования представлена разнообразными источниками, отражающими политическую жизнь региона и позволяющими проанализировать деятельность местных социалистов и анархистов. Все источники, используемые в нашем исследовании, можно классифицировать по видовой принадлежности на делопроизводственные документы, документы политических партий, законодательные акты, периодическую печать и воспоминания.

Центральное место занимает такой важный вид источников, как делопроизводственные документы. Среди этой группы источников можно выделить протокольные документы (протоколы и резолюции заседаний исполкомов, губернских и уездных съездов Советов, конференций, собраний), распорядительную документацию (постановления центральных и местных органов власти, губотдела ГПУ, губернского революционного трибунала), информационные документы (карточки по учету уездных съездов Советов, анкетные листы волисполкомов и уисполкомов, списки членов губернских и уездных исполкомов, делегатов местных съездов Советов, информационные бюллетени и сводки центральных и местных органов ВЧК/ГПУ), отчетные документы (доклады местных органов власти в вышестоящие инстанции, доклады инструкторов-ревизоров НКВД, доклады о работе губотдела ГПУ), деловую переписку центральных и местных органов власти (письма и телеграммы). Делопроизводственные источники позволяют реконструировать картину общественно-политической ситуации в регионе, выявить особенности межпартийных взаимоотношений в Советах, определить политический расклад сил на местах, рассмотреть позиции социалистических партий по тем или иным вопросам.

Важной группой источников для нас являются документы политических партий. Большую часть данного корпуса источников составляют документы губернских и уездных комитетов РКП (б). Так, нами были привлечены протокольные документы (протоколы и резолюции заседаний уездных и губернских комитетов РКП (б), местных партийных съездов и конференций), информационные документы (информационные отчеты губкома и укомов о своей работе, информационные сводки губкома РКП (б) о политическом состоянии губернии, отчеты укомов о движении партийного состава), распорядительная документация (распоряжения и директивы ЦК РКП (б), уездных и губернских парткомов), переписка ЦК РКП (б) с местными партийными организациями (циркулярные письма, информационные запросы), документы по личному составу (персональные дела членов РКП (б), их автобиографии). Партийная документация РКП (б) во многом дополнила информацию, почерпнутую нами из делопроизводственных источников, позволив раскрыть характер взаимоотношений между оппозицией и большевиками, показать политику центральной власти и местных коммунистов в отношении своих идейных противников, осветить деятельность социалистов и анархистов на территории региона.

Кроме того, в исследовании были использованы документы других политических партий, содержащие ценные сведения о социалистах и анархистах Орловской губернии. В частности, нами были привлечены опубликованные в провинциальной прессе протоколы собраний орловских и брянских левых эсеров31, а также заявления брянских анархистов-коммунистов32. Немалый интерес для исследования представляют протоколы заседаний Орловского губернского съезда ПСР, прошедшего в январе 1918 г. и резолюции Северного областного съезда анархистов, состоявшегося в Брянске в августе 1918 г.33 Информация о деятельности провинциальных меньшевистских организаций имеется в отчете делегации ЦК РСДРП о поездке в Брянский промышленный район осенью 1919 г.34

Отдельно следует отметить такой источник, как открытые письма и заявления социалистов о выходе из своих партийных организаций, который, по сути, находится на границе между документами политических партий и документами личного происхождения. Многие такие письма и заявления стали публиковаться в местной печати с осени 1918 г. и, фактически, явились родоначальниками советского эпистолярного жанра, т.н. «покаянных писем».

Основная масса делопроизводственных и партийных источников была извлечена нами из фондов федеральных и региональных архивов. Из Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ): Ф.Р-393 (Народного комиссариата внутренних дел РСФСР). Оп.2, 3 Отдела управления делами; Оп. 12 Инструкторского отдела; из Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ): Ф.17 (ЦК РКП (б) - ВКП (б) - КПСС). Оп.6 Информационного отдела ЦК; Оп. 86 Секретного отдела ВЦИК.

Большая часть использованных нами делопроизводственных источников и источников политических партий отложилась в фондах Государственного архива Брянской области (ГАБО) и Государственного архива Орловской области (ГАОО). Прежде всего, это источники, содержащиеся в фондах губернских и уездных органов власти, а также в фондах партийных организаций большевиков35. Кроме того, ряд делопроизводственных документов был извлечен из фондов Брянского губернского прокурора36, Брянского и Орловского революционных трибуналов37, фонда завода Арсенал г. Брянска и фонда Помощника начальника Орловского губернского жандармского управления в Брянском и Карачевском уездах38. Были проанализированы описи фонда Брянского губсуда39. В общей сложности в исследовании использовано 26 фондов как федеральных, так и региональных архивов, из которых извлечено и использовано 127 единиц хранения.

Вместе с тем, определенное количество делопроизводственных источников, содержится в местных сборниках документов, посвященных периоду революции и гражданской войны40, а также в специальных сборниках, где опубликованы информационные сводки ВЧК-ОГПУ41.

В исследовании использован и такой вид источников, как законодательные акты, представленный декретами Советского правительства42, а также Уголовным кодексом РСФСР редакции 1922 и 1926 гг.43 В частности, УК РСФСР рассматривался нами, как юридическая база репрессивной политики коммунистов по отношению к своим идейным противникам в 1920-е гг.

Ценным источником является провинциальная периодическая печать, которую составили газеты и журналы, издававшиеся на территории Орловской и Брянской губерний в 1917-1920-х гг. В прессе публиковались протоколы заседаний исполкомов, уездных и губернских съездов Советов, сведения о событиях местной общественно-политической жизни, публицистические статьи социалистов и коммунистов, заявления и письма эсеров и меньшевиков об уходе из партийных организаций. Сложность этого вида источников заключается в том, что нам пришлось работать, в основном, с большевистской печатью, которая давала одномерное видение тех или иных явлений. Между тем, главное достоинство периодической печати состоит в возможности рассмотреть события провинциальной общественно-политической жизни в их хронологической последовательности.

Значительное место в нашем исследовании занимает такая группа источников, как воспоминания большевиков, которые содержатся в фондах регионального архива44, а также опубликованы в местных сборниках документов45. Этот вид источников в значительной степени тенденциозен и субъективен по своему содержанию. Однако, несмотря на свою тенденциозность и комплиментарность по отношению к РКП (б), воспоминания большевиков дают немало ценной информации, необходимой для реконструкции событий региональной политической истории.

Таким образом, использованный нами источниковый корпус позволяет достаточно полно осветить деятельность представителей социалистических партий и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний в октябре 1917 г. – вт. по. 1920-х гг. и решить поставленные исследовательские задачи. Кроме того, считаем нужным заметить, что значительная часть использованных в исследовании источников вводится в научный оборот впервые.

Методологической основой диссертационного исследования являются принципы историзма, объективности и комплексности, которые позволили подойти к анализу источниковой базы без каких-либо заранее заданных оценок и рассмотреть ее во всем своем многообразии. Критический анализ источников дал возможность извлечь из них наиболее достоверную информацию, достаточно полно отражающую реалии исторического прошлого. При помощи комплексного подхода мы смогли рассмотреть единичное в контексте общего и типичного в изучаемых явлениях.

Из общеисторических методов исследования при анализе материалов источников нами был использован историко-генетический и историко-сравнительный методы. Историко-генетический метод помог проследить причинно-следственные связи в развитии местной политической истории, осветить события и явления в строгой последовательности и их взаимодействии. Историко-сравнительный метод дал возможность объяснить и сопоставить факты, полученные из широкого круга источников, раскрыть сущность и определить тенденции изучаемых явлений.
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconПланирования брянской области
Российской Федерации, имеющих общую границу с Брянской областью, и муниципальных районов Брянской области, а также в целях обеспечения...

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconГрадостроительный кодекс орловской области
Кодекс является нормативным правовым актом, определяющим порядок осуществления градостроительной деятельности на территории Орловской...

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconЗакон брянской области о залоговом фонде брянской области
Об ипотеке (залоге недвижимости)", иными федеральными законами, Уставом Брянской области, Законом Брянской области "О государственной...

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconНалоговые льготы
Брянской области", "О налоге на имущество организаций", "О понижении ставки налога на прибыль организаций для отдельных категорий...

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconРегиональное соглашение между правительством брянской области, общественной...
Мы, нижеподписавшиеся полномочные представители Правительства Брянской области, Общественной организации Федерации профсоюзов Брянской...

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconЗакон Брянской области от 08. 08. 2013 n 62-з "Об образовании в Брянской области"
Брянской области в сфере образования, меры социальной поддержки педагогических работников системы образования Брянской области, основные...

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconБрянской области «Природные ресурсы и окружающая среда» годовой доклад...
Ответственный за выпуск: Департамент природных ресурсов и экологии Брянской области

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconРегиональное отраслевое Соглашение между Департаментом здравоохранения...
Общественной организацией Федерацией профсоюзов Брянской области и объединениями работодателей Брянской области на 2014-2016 годы...

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconЗакон Брянской области «Об образовании в Брянской области»
Стратегия определяет основные направления формирования эффективной системы регионального профессионального образования, направленной...

Оппозиционная деятельность социалистов и анархистов на территории Орловской и Брянской губерний (октябрь iconГ. Брянск Об итогах конкурса среди студентов и аспирантов высших...
Заслушав сообщение заместителя председателя Избирательной комиссии Брянской области В. Д. Прояненкова, Избирательная комиссия Брянской...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную