Огук «астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник»






НазваниеОгук «астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник»
страница8/43
Дата публикации07.11.2016
Размер6.29 Mb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > География > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   43

ЗОЛОТООРДЫНСКАЯ БУЛАВА С ТЕРРИТОРИИ ЦАРЕВСКОГО ГОРОДИЩА
Воронцов И.А. (г. Волгоград, ГОК ИЭиА МЗ «Старая Сарепта»)
Категория ударного вооружения золотоордынской паноплии является интересной и достаточно сложной проблемой для изучения. Необходимо напомнить, что булавы являлись с одной стороны образцами ударного оружия комплекса вооружения, а с другой стороны своеобразным атрибутом и символом власти, а также парадным, и наградным оружием, церемониальной инсигнией в Золотой Орде, а также и в других различных этнокультурных образованиях. Исследователями разработаны и представлены локальные типологические конструкции для отдельных регионов и областей. Однако на сегодняшний момент в археологической и оружиеведческой литературе не существует единой типологической схемы для наиболее полной атрибутации и классификации образцов ударного вооружения золотоордынской эпохи1. Также, исходя из достаточно немногочисленной серии известных золотоордынских булав, любой новый образец данного вида вооружения является в известном смысле уникальной находкой. В соответствии с этим, основной целью данной работы является введение в научный оборот нового образца ударного вооружения - золотоордынской бронзовой булавы.

В частной коллекции Ю.П. Усачева хранится экземпляр золотоордынского боевого навершия - булавы, найденного на территории Царевского городища (случайная находка). Навершие булавы изготовлено из бронзы, качество литья высокое, без видимых изъянов. Сохранность находки хорошая, со следами незначительной патины. Форма булавы подквадратная с четырьмя боевыми выступами, длина навершия 40 мм, ширина 55 мм. Три ударных выступа в сечении в виде пирамиды с ромбовидным основанием идентичны по форме и размерам (длина ударного выступа 15 мм, ширина ударного выступа у основания 15 мм). Концы ударных выступов несколько округлой и уплощенной формы. Четвертый ударный выступ в сечении в виде пирамиды с ромбовидным основанием изготовлен в виде с-образного «клюва» длиной 20 мм (от основания) и шириной у основания 15 мм. Для насада на деревянную рукоять имеется сквозное отверстие с диаметром в верхней части 17 мм и диаметром в нижней части 20 мм. (Рис.1). Каких-либо дополнительных элементов для более надежного крепления к рукояти на данном образце не зафиксировано.

Наиболее интересной и показательной конструктивной деталью рассматриваемой булавы, является боевой ударный выступ в виде с-образного «клюва». В XIII - XIV вв. для категории ударного вооружения характерна общая тенденция – выделение одной-двух ударных лопастей или выступов для максимальной пробивной и эффективной силы удара, для более надежного поражения защитного комплекса вооружения. Дальнейшее эволюционное развитие привело к появлению таких образцов оружия, как клевцы, чеканы и т.д.

Появление и дальнейшее развитие указанного типа боевых наверший в комплексе вооружения золотоордынского государства, следует связывать с древнерусской и болгарской военно-технической традицией, где схожие образцы известны с XI в. 2.

Прямые аналогии данной находки известны. Идентичное бронзовое боевое навершие происходит из позднекочевнического погребения с территории Ленинского района г. Саратова 3. На данной находке был прослежен способ насада: в деревянную рукоять с торцевой части был вбит небольшой металлический клин, для наиболее надежного и плотного закрепления булавы. Также аналогичный образец хранится в фондах Национального музея РТ в г. Казани (Инв.№ 5654), найденный на территории Болгарского городища4. Интересно, что все выше перечисленные находки фактически полностью совпадают между собой, как по размерам, габаритам и внешнему виду, так и по технике и стилю изготовления.

К сожалению, статус публикуемой находки (случайная) не предоставляет полной возможности датировать указанный образец, за исключением относительной даты – золотоордынское время. Находка с территории Болгарского городища также датирована достаточно условно – XII-XIV вв. Однако, «саратовская» булава, по сопровождающему нумизматическому материалу (в погребении также были зафиксированы 11 дирхемов золотоордынских ханов Бердибека, Хызра и Абдаллаха чеканенные в Азаке), датирована более узко – середина-конец 60-х гг. XIV в. Исходя из этого, случайную находку с территории Царевского городища можно датировать по аналогии с саратовским памятником.



Рис.1. Бронзовая булава с территории Царевского городища (случайная находка).

КИТАЙСКОЕ ВЛИЯНИЕ В КУЛЬТУРЕ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ
Болдырева Е.М. (Астрахань, АГУ)
Золотая Орда была полиэтничным и поликонфессиональным государством. По сообщениям Ал-Омари (Эломари) после завоевания кыпчаков татарами, последние смешались, породнились с ними и растворились в их этнической среде81. И именно этот факт определил мнения большинства историков, которые утверждают, что доминирующим по численности было половецкое население, а монголы быстро растворились в покоренной ими этнической группе населения. А как быть с другими этническими группами, входящими в состав Золотой Орды? Например, общеизвестен факт принятия монголами уйгурского алфавита, а это, наверное, предполагает наличие уйгуров или других этнических групп, знакомых с уйгурской письменностью, в чиновничьем аппарате Золотой Орды?

На территории золотоордынских городищ и в погребениях золотордынского времени часто обнаруживается инвентарь, регион происхождения которого связывается с дальневосточным регионом. В связи с подобной ситуацией представляет интерес могильник Маячный бугор, расположенный в 400 метрах к северу от с. Красный Яр, Астраханской области. Нами будут учтены данные, которые получены в ходе работ проводившихся с 1990 по 1994 гг. на первой части бугра и в 1995 г. на второй части бугра экспедицией под руководством С.А. Котенькова. По мнению С.А. Котенькова, согласно датировкам, обнаруженного нумизматического материала, могильник датируется последней четвертью XIII-го до начала второго десятилетия XIV в.82, за исключением нескольких погребений относящихся к эпохе бронзы и раннему железному веку. Средневековые захоронения могильника, по обряду погребения, можно разделить на совершенные по мусульманскому обычаю, по христианскому обычаю (представленному одним погребением), по языческому обычаю и по смешанному обычаю (совмещающему в себе черты и мусульманства и язычества).

Нами было учтено 261 погребение и выявлено процентное соотношение между наличием инвентаря и ориентировкой погребений по отношению ко всему комплексу. Наибольший интерес представляют языческие погребения с восточной или южной ориентировкой, которые представлены богатым сопроводительным инвентарем и составляют около 14% захоронений от всего могильника. Рассмотрим подробнее некоторые составляющие погребального инвентаря.

Один из его элементов – серебряные монеты и монеты из желтого металла, которые были обнаружены в 12 случаях и в одном случае была найдена медная монета. Монеты зафиксированы во рту погребенных или в кистях рук. В нескольких случаях наблюдалось сочетание положения монеты и во рту и в одной или двух кистях рук. В.П. Костюков83, который ссылается на исследования М.М. Дьяконова и Б.А. Литвинского, А.В. Седого обращает внимание на обычай, существовавший в Китае, где в рот или руки мертвым издревле было принято класть золото или другие драгоценные предметы. Монеты находят во рту или зажатыми в руке у погребенных цзиньских, танских и более поздних династий. Этот обычай зарегистрирован и в ранней буддийской традиции. На территории могильника зафиксированы погребения, в которых в области черепа были найдены серьги или бусины, которые возможно заменяли монеты. Значительное количество средневековых погребений, в которых место монет занимали серьги, перстни или другие предметы из драгоценных металлов открыто на территории Средней Азии и Восточного Туркестана84.

Еще одним элементом погребального инвентаря являются зеркала. Они были обнаружены в погребениях №93, 101, 106 1991 г., погребении №188 1993 г. Одно из них имеет фестончатый край и изображение дракона, а на другом изображены животные (возможно гепарды?). По мнению Г.А. Федорова-Давыдова изображение дракона и фестончатый край зеркал — это подражание китайским мотивам85. В погребении № 51 1995 г. была обнаружена деревянная миска с орнаментом в виде цветка лотоса, что во-первых восходит к дальневосточным традициям, а во-вторых на дне этой миски находится китайский иероглиф86.

Серьги обнаруженные в погребениях можно разделить на три типа: в виде «знака вопроса», и виде русской прописной буквы «б» и виде незамкнутых колец. И если серьги в виде «знака вопроса», по мнению Г.А. Федорова-Давыдова в XIII-XIV вв., были распространены на территории всей Восточной Европы и не имели определенной этнической принадлежности, то серьги в виде русской прописной буквы «б» свойственны материальной культуре чжурчжэней87.

Следует обратить внимание на наличие углей, золы или кальцинированных костей в погребениях. Учитывая этот факт, необходимо обратиться к В.Е. Ларичеву, который, основываясь на письменных источниках, утверждает, что чжурчжэни особенное торжественно хоронили родовых вождей и членов богатых и влиятельных семей. Им в жертву приносили любимых слуг и служанок, а также оседланных лошадей. И тех и других сжигали, а останки помещали в могилу88. Конечно, мы не можем с полной достоверностью утверждать, что использовался именно этот обряд, но факт наличия следов огня и кальцинированных костей позволяет нам сделать предположение о перенесении части этого обряда в монгольскую среду.

Следует обратить внимание на погребение №93 1991 г., в котором был обнаружен деревянный гроб. Его верхняя крышка была раскрашена красной, зеленой и синей красками. В центре был изображен дракон, обрамленный по краям растительными узорами89. Этот факт еще раз подтверждает связь населения данного региона с Китаем.

Еще один момент – это наличие в погребениях шелковых и парчевых тканей и головного убора – боки. Бокка считается традиционным головным убором кочевников эпохи Золотой Орды, но свое распространение она получила из Китая и если мы обратимся к портретам императриц Юаньской династии в Китае, то мы увидим те же бокки. Да и традиция носить шелковые и парчовые халаты, наверное, тоже пришла из Китая. Доказательством данному предположению служат выводы О.Б. Лантратовой, В.П. Голикова, О.В. Орфинской, О.Ф. Владимирова, В.Л. Егорова, которые занимались полным комплексным исследованием погребения №51 1995 г., с полностью сохранившимся комплексом одежды и сопроводительного инвентаря погребенной. По данным их исследования: «высокий уровень мастерства и знание очень тонких технологических моментов, которые необходимы для изготовления золотых нитей из высокопробного золота и органической основы, позволяет, обосновано предполагать, что драгоценные парчовые ткани с такими нитями могли быть произведены в Китае». Они не исключат возможности проникновения сложных технологий ткачества и изготовления нитей на территорию Золотой Орды, но все же более предпочтительным для них остается Китай как регион производства тканей. И тип орнаментации свидетельствует о том, что ткани были изготовлены в Дальневосточном регионе90.

Кроме этого погребения могильника сопровождались поясными наборами в двух случаях полным, я в остальных фрагментированными. Ложками, гребнями, а также изделиями из кости (палочки, гребни, пуговицы), стекла (бусы, подвески), кашина, украшениями из сплавов различных металлов (перстни, нашивки на одежду, украшения головных уборов (бокк), заколки и др.

В заключении хотелось бы отметить, что все погребения могильника, которые совершены не по мусульманскому погребальному обряду, имеют богатый сопроводительный инвентарь, о некоторых видах которого говорилось выше. Значительная часть самого инвентаря имеет дальневосточное происхождение, в частности китайское. Характер инвентаря позволяет говорить об оседлом образе жизни и о знатном положении населения оставившего могильник, являющегося городским некрополем золотоордынского городища расположенного в окрестностях села Красный Яр. Если следовать выводам В.П. Костюкова, который доказывает свои предположения не только археологическим материалом, но и сведениями письменных источников в сочетании с этнографическим материалом, то погребения подобного типа следует отнести к буддистским. И, кроме того, узкие хронологические рамки позволяют нам сделать предположение о проживании на территории городища в этот период небольшой, знатной по происхождению группы населения, которая имела прямые связи с Дальневосточным регионом в частности с Китаем и возможно исповедовала буддизм.
ЗАХОРОНЕНИЯ ИЗ ОКРЕСТНОСТЕЙ

ПОСЕЛЕНИЯ ТУМАК-ТЮБЕ
Васильев Д.В. (Астрахань, АГУ)
Поселение Тумак-Тюбе, располагающееся в дельте Волги, между сёлами Татаро-Башмаковка и Чаган, на левом берегу реки Волги, а также могильники в его окрестностях привлекли моё внимание в ходе сбора и обработки материалов погребальных памятников эпохи Золотой Орды для исследования, касающегося исламизации Золотой Орды91. Во-первых, поселение Тумак-Тюбе является небольшим периферийным населённым пунктом золотоордынского времени, поэтому сравнительный анализ его могильников с могильниками крупных городищ мог дать интересные результаты. Во-вторых, существует любопытная версия интерпретации данного комплекса поселения и могильников. А.В. Шевченко, рассматривая некоторые особенности краниологических характеристик серии черепов с грунтового могильника Хан-Тюбе, обратил внимание на несхожесть показателей этих черепов, относившихся, по мнению автора раскопок Е.В. Шнайдштейн, к XIV в.92, с показателями половецких черепов. Зато прослеживалось сходство с черепами из захоронений на Зливкинском могильнике и – особенно – на могильнике хазарского Саркела93. На основании этого А.В. Шевченко предложил передатировать могильник более ранним временем и предположил, что антропологические характеристики и некоторые черты погребального обряда, отличающиеся от типично золотоордынских и мусульманских, сохранились с хазарских времён у населения города Саксин, остатки которого должны располагаться где-то неподалёку94.

Несмотря на необычность данной версии, она заставляет по-новому взглянуть на этот, казалось бы, хорошо и давно известный комплекс археологических памятников. Необходимо оговориться, что разведки, проводившиеся в окрестностях поселений и могильников Хан-Тюбе и Тумак-Тюбе, не выявили крупного городища на бэровских буграх в междуречьи Волги и Кизани. Правда, остаётся вероятность наличия поселения, перекрытого иловыми отложениями где-то в низине между буграми. Однако, данная местность также не является неисследованной и малодоступной — здесь ведётся активная хозяйственная деятельность, которая выявила бы наличие крупного городища. Остаётся предположить, что Хан-Тюбе является могильником, на котором хоронили население окрестных небольших поселений.

Внимательное изучение материалов раскопок и разведок вскрывает ряд вопросов, которые нуждаются в дополнительном рассмотрении. На поселении Тумак-Тюбе выявлены материалы, которые нуждаются в специальном анализе и подтверждении их соотнесения с золотоордынской эпохой. Дело в том, что отсутствие здесь монет и кашинной поливной керамики не позволяет однозначно оценить данный памятник как золотоордынский. Кроме того, обнаруженные на поселении жилища (заглублённые в землю, с канами и тандырами) могут оказаться как золотоордынскими, так и относиться к предмонгольскому времени (как показывают материалы Самосдельского городища). В отчёте Е.В. Шнайдштейн и А.Н. Мелентьева отсутствует информация о конструкции керамических горнов и о керамике, обнаруженной на поселении Хан-Тюбе (Кан-Тюбе) — в нём приводится лишь план могильника и план расположения горнов, выявленных геофизическими методами95. Необходимо проведение сравнительного технологического анализа красноглиняной неполивной керамики поселения Тумак-Тюбе и керамики золотоордынских городищ.

Если предположить существование в данном регионе исламизированного населения с домонгольских времён, то этот фактор может только расширить наши представления о распространении мусульманства в Нижнем Поволжье в золотоордынское время.

В данной работе представлены результаты статистической обработки материалов погребений из могильников поселений Тумак-Тюбе и Хан-Тюбе, которые могут дать новую «информацию к размышлению» по поводу населения дельты Волги в предмонгольскую эпоху.

В данную группу вошли 149 погребений, обнаруженных на могильниках в окрестностях поселения Тумак-Тюбе96, большая часть из которых (143 погребения) были обнаружены на могильнике Хан-Тюбе. Все эти захоронения – индивидуальные, без надмогильных сооружений.

В ходе характеристики данных захоронений методами описательной статистики я использую типологию могильных ям и внутримогильных сооружений, приведённую в книге «Ислам в Золотой Орде»97.

В 133 случаях погребённые были захоронены в ямах без подбоев (89,3 % погребений). 12 погребений (8,1 %) были совершены в ямах с подбоем в южной стенке, дно погребальной камеры в подбое ниже уровня дна входной ямы, и лишь 4 (2,7 %) – в ямах подбоем в южной стенке, дно погребальной камеры в подбое на одном уровне с дном входной ямы, то есть во всех случаях подбой располагался с юга. В 95 случаях наблюдения (63,8 %) были зафиксированы ямы типа А-1 (простые ямы с отвесными стенками). В 24 случаях (16,1 % погребений) были обнаружены ямы типа А-6 (с грунтовой ступенькой вдоль северного борта). Ямы типа А-5 (со ступеньками вдоль длинных бортов) отмечены в 14 случаях (или в 9,4 % случаев наблюдения). Как мы видим, по сравнению с могильниками других золотоордынских городищ, номенклатура типов ям не очень велика.

Подавляющее большинство погребений – 142 погребения, или 95,3 % – не содержало сложных внутримогильных конструкций (опорных конструкций для перекрытий склепов и погребальных камер). Лишь в 7 погребениях (4,7 %) были выявлены деревянные опорные плахи или столбики, на которые опиралось перекрытие (опорные конструкции типа 10).

92 погребения (61,7 %) вообще не имели перекрытий. В 36 погребениях (24,2 %) были отмечены деревянные горизонтальные перекрытия (типа А1-1). В 20 случаях (134 %) были обнаружены наклонные деревянные перекрытия погребальных камер в подбоях (тип Б1-1). В одном единственном случае зафиксировано использование сырцового кирпича при сооружении внутримогильных конструкций. В одном из погребений могильника Хан-Тюбе было отмечено сочетание деревянного горизонтального перекрытия типа А1-1 со ступенчатым сырцовым перекрытием погребальной камеры в подбое типа Б2-1. Таким образом, внутримогильные конструкции также не отличаются разнообразием, причём доминируют погребения вообще без перекрытий.

Практически все погребённые на могильниках окрестностей Тумак-Тюбе ориентированы головами в западном направлении (141 погребение, или 94,6 %, – собственно на запад, 5 погребений, или 3,4 %, – на юго-запад и 2 погребения, или 1,3 % – на северо-запад). Одно погребение было ориентировано головой на север. каких-либо других отличительных черт данное захоронение не имеет.

Большая часть погребённых лежали в положении вытянуто на спине (121 захоронение, или 81,2 %). В 21 погребении (14,1 %) покойные были уложены на спину с выраженным доворотом на правый бок (ещё в 4 захоронениях, или в 2,7 %, покойные были уложены на правый бок). Два погребения были совершены с выраженным доворотом на левый бок, одно – на левом боку. По сравнению с могильниками Селитренного городища, где положение покойника с доворотом вправо является доминирующим (что естественно для городского некрополя мусульманского города), на могильниках поселения Тумак-Тюбе абсолютно доминирует «нейтральное» положение покойного на спине. А.В. Шевченко объясняет этот факт тем, что в дельте Волги с хазарских времён сохранились погребальные традиции иудаизма98.

Особенно интересно это наблюдение выглядит при сопоставлении с распределением положений рук погребённого. В 50 случаях (33,6 %) руки погребённых были сложены на животе (в 16 из них руки были скрещены). В 44 случаях (29,5 %) руки покойных были вытянуты. В 29 погребениях (19,5 %) правая рука покойного была вытянута, кисть левой находилась в области живота. В двух случаях при вытянутой правой руке кисть левой находилась на груди. У четырёх погребённых кисти рук были сложены на груди (в трёх случаях – скрещены). Подобное расположение рук покойного действительно не вполне соответствует традициям мусульманского погребального обряда.

Ноги покойных в большинстве погребений (126 случаев наблюдения, или 84,6 %) были вытянуты. В 10 случаях наблюдения (6,7 %) ноги покойных были согнуты вправо. В 8 случаях (5,4 %) правая нога покойного слегка согнута вправо, левая вытянута. Такое положение соответствует «канонической» мусульманской позе погребённого. В трёх случаях ноги покойных были согнуты влево.

Очень интересно выглядит распределение ориентировки лица погребённого. 65 покойных (43,6 %) были обращены лицом вправо, на Мекку. 61 погребённый (40,9 %) был обращен лицом вверх. 22 погребённых, что составляет 14,8 %, были ориентированы лицом влево. Обращает на себя внимание большое количество погребённых, обращённых лицом влево, а также очень большое число покойных, обращённых лицом вверх.

В 6 погребениях (4 %) были зафиксированы остатки деревянных гробов, а в 1 погребении – остатки железных гвоздей, которыми был сколочен гроб. В 19 погребениях (12,8 %) были выявлены остатки камышовых саванов, в которые были завёрнуты погребённые, но признаки пеленания отмечены в 70 погребениях (47 %). В одном случае зафиксированы явственные признаки связывания ног.

В двух погребениях была обнаружена заупокойная пища. 6 погребений (4 %) сопровождались вещевым инвентарём, причём в 5 случаях – немногочисленным (1–3 предмета: элементы одежды, бусы, керамика), в одном случае – более обширным. Однако 96 % погребений на могильниках окрестностей Тумак-Тюбе (143 случая наблюдения) были безынвентарными. По одному случаю наблюдения приходится на обнаружение в могиле семян культурных растений и серебряных предметов.

Такова, в общих чертах, количественная статистическая характеристика могильников окрестностей Тумак-Тюбе.

Для качественного анализа внутригрупповых связей признаков погребального обряда мы построили на основе нашей базы данных специальную таблицу, в которую были включены лишь захоронения окрестностей Тумак-Тюбе, и провели вычисление коэффициентов корреляции Пирсона на уровне данной выборки. При этом все признаки, коэффициент корреляции которых оказался равен нулю, были нами отброшены как неинформативные – это признаки, которые являются всеобщими для данной группы погребений, или те, которые вообще не встречаются в выборке. Сила связи равнялась значению коэффициента корреляции между каждыми двумя признаками, описывающими погребальный обряд.

Был построен граф связей признаков погребального обряда могильников окрестностей поселения Тумак-Тюбе, который в данной работе не приводится, поскольку он должен рассматриваться контексте большого исследования и в сопровождении обширного списка описательных критериев, который в данной статье неуместен. Я постараюсь вкратце охарактеризовать результаты качественного анализа.

На графе выделилось 7 комплексов связанных признаков (КСП), которые объединяют разное количество элементов, главным образом – слабыми связями, а также имеют неодинаковое значение для характеристики погребального обряда в целом. Наиболее информативными являются КСП I, II и III.

КСП I. В данный КСП объединяется наибольшее количество признаков. Он объединяет такие признаки, как «лицо покойного обращено вправо», «лицо покойного обращено на Мекку», «положение покойного с доворотом на правый бок», «ноги покойного согнуты вправо», «правая рука вытянута вдоль тела, кисть левой руки находится в области живота», «Наличие семян культурных растений в могиле», «северо-западная ориентировка погребённого», «Наличие инвентаря в могиле», «небольшое количество инвентаря», «положение покойного на левом боку», «ноги согнуты влево», «положение покойного с доворотом на левый бок», «лицо покойного обращено влево», «наличие серебряных предметов», «Наличие деревянного гроба», «Наличие гвоздей», «юношеский возраст погребённого», «яма с подбоем в южном борту (типа Б1-1)», «наклонное деревянное перекрытие подбоя (типа Б1-1)», «яма типа А-6».

Налицо необычное сочетание в одном КСП признаков, характерных для мусульманского и немусульманского погребального обряда. Возможно, данный факт свидетельствует о давней сформированности погребального обряда на данных могильниках, о его единстве. Варианты являются не отклонениями от обряда, а лишь незначительными девиациями в рамках общепринятой нормы. Возможно, основными характеристиками обряда на данных могильниках следует считать ориентировку покойного головой на запад, обращение лица в сторону Мекки, доворот тела на правый бок. Однако даже доворот тела влево и наличие небольшого количества инвентаря в могиле не позволяют выделиться самостоятельной обрядовой группе захоронений.

КСП II. В данный комплекс входит всего пять признаков, но связи между ними очень устойчивы и тесны. Его составляют признаки «положение ног не определено», «ноги скрещены», «ноги связаны», «кисти рук покойного в области груди», «положение покойного на правом боку». Данный КСП описывает погребения на правом боку. Именно для них наиболее характерно положение скрещённых рук на груди.

КСП III. Этот комплекс представляет собой длинную цепочку из пяти признаков, связанных слабыми связями. В него входят признаки «пол погребённого не определён», «детский возраст погребённого», «лицо покойного обращено вверх», «положение погребённого вытянуто на спине», «ноги погребённого вытянуты». Как видно, если отбросить малозначимые для обряда половозрастные признаки, данный комплекс объединяют признаки захоронений вытянуто на спине. Интересно отметить, что они не имеют существенных индивидуальных черт, кроме самого способа трупоположения. Однако, в отличие от погребений с доворотом влево и с вещевым инвентарём, они не объединяются с первым КСП, а выделяются в самостоятельную группу признаков. Этими признаками маркируется специфическая обрядовая группа захоронений на могильниках окрестностей Тумак-Тюбе.

Таким образом, анализ связей между признаками тоже показывает значительную унификацию погребального обряда на могильниках окрестностей Тумак-Тюбе. Основу составляют погребения с мусульманскими признаками (их большинство, но обряд в них унифицирован, и описываются они небольшим количеством признаков), а также признаками погребений с отклонениями от мусульманского погребального обряда – с доворотом вправо, на правом боку, с инвентарём. Предположительно выделяется ещё одна обрядовая группа – погребения, в которых покойные уложены вытянуто на спине, лицом вверх. Невелико разнообразие типов ям: доминируют ямы типов А-1, А-6, А-5 и реже – Б1-1 и Б2-1. Среди внутримогильных конструкций преобладает перекрытие типа А1-1 для бесподбойных могил и Б1-1 для подбойных. «Многообразие» опорных конструкций ограничивается типом 10. Для данных могильников характерно полное отсутствие захоронений, оставленных кочевниками. Не было обнаружено ни одного погребения, в котором бы содержались предметы конской сбруи, оружие. Имеются, однако, погребения с семенами культурных растений. Несомненно, данные могильники оставлены оседлым населением дельты Волги, которое перешло к оседлости ещё в домонгольское время. Если бы процесс седентеризации начался позже, то это отразилось бы на особенностях погребального обряда – сохранились бы реминисценции кочевнических погребальных традиций. Кроме того, дельта Волги в золотоордынское время представляла собой очень неудобный для круглогодичного кочевания регион – многочисленные небольшие по площади заболоченные острова, перерезанные довольно широкими и глубокими протоками Волги. Добавим к неблагоприятным для кочевания факторам то, что в XIV в. начался катастрофический подъём уровня Каспийского моря, который сделал невозможным существование крупных населённых пунктов в дельте. К этому периоду относится запустение Самосдельского городища, возникшего в домонгольский период99. Несомненно, дельтовые острова в это время стали ещё менее пригодны для кочевания, и население дельты золотоордынского периода представляло собой, по большей части, то же домонгольское («саксинское») население, которое доживало свой век в новых неблагоприятных природных (в связи с трансгрессией Каспия) и экономических (в связи с возникновением новых торговых центров – ордынских городов Нижнего Поволжья) условиях.

Унификация погребального обряда является косвенным признаком того, что он прошёл длительный путь развития, и, возможно, на самом деле большая часть захоронений с могильников Хан-Тюбе и Тумак-Тюбе принадлежит населению, мусульманизированному ещё в домонгольский период, как предположил А.В. Шевченко100. Я не склонен оценивать унификацию обряда и длительные традиции оседлости, отражённые в погребальном обряде населения, оставившего данные могильники, иначе, чем с таких позиций.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   43

Похожие:

Огук «астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник» iconИсторико-этнографический и архитектурный музей-заповедник «Старая Сарепта»
Музей-заповедник «Старая Сарепта» был создан в 1989 году на базе сохранившегося историко-архитектурного комплекса колонии религиозного...

Огук «астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник» iconОбзор фотодокументов Национального архива Республики Карелия
Петрозаводске в 1871 году (с 1928 г. Карельский государственный музей, с 1940 г. Центральный государственный музей кфсср, затем –...

Огук «астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник» iconФормирование и развитие конкуренции на региональном рынке банковских услуг
Работа выполнена в фгоу впо «Астраханский государственный технический университет» на кафедре «Экономика бизнеса и финансы»

Огук «астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник» iconВ. А. Немченко Государственный природный заповедник «Белогорье»
Оопт – это биомные ядра экологических каркасов территорий и важные элементы региональных полигонов моделей устойчивого развития (последнее...

Огук «астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник» iconБайкальский государственный природный биосферный заповедник Анализ...
Давая характеристику социально-экономических условий региона, следует отметить их специфические особенности, которые способствуют...

Огук «астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник» iconПравительстве Российской Федерации Государственный исторический музей...
Международного научно-просветительского форума «Власть и гражданское общество в ХХ в.»

Огук «астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник» iconПоложение о проведении третьего Всероссийского конкурса инновационных...
Настоящее Положение регламентирует статус и порядок проведения третьего Всероссийского конкурса инновационных архитектурных проектов...

Огук «астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник» icon18 мая состоялась международная научно-практическая конференция "Эпоха...
Италии до Казахстана. Организатором конференции выступили Астраханский государственный технический университет, ипб россии, Палата...

Огук «астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник» icon3. Конференция для учителей-преподавателей биологии Юго-Западного...
Основные мероприятия и издания по научно-методической деятельности, запланированные 12 российскими музеями научно-методическими центрами...

Огук «астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник» iconРоссийский государственный гуманитарный университет историко-архивный институт
Политика Великобритании на Ближнем Востоке в начале ХХ века






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную