Политическая карта мира политическая карта мира как геополитическое явление






НазваниеПолитическая карта мира политическая карта мира как геополитическое явление
страница7/7
Дата публикации21.03.2015
Размер0.99 Mb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > География > Документы
1   2   3   4   5   6   7
кономический союз Бельгии, Нидерландов и Люксембурга.

98

полицентризм глобально могут действовать параллельно и ре­ально действуют параллельно. Это доказывается и сравнени­ем экономических потенциалов не только отдельных стран, но и интеграционных блоков — единая Европа в рамках ЕС превосходит и по демографическим, и по экономическим по­казателям отдельно взятые США и примерно равна блоку НАФТА (соответственно 403 млн. чел. и 8,98 трлн. долл. в ЕС, 373 млн. чел. и 8,4 трлн. долл. в НАФТА).

После развала СССР геополитическая ситуация в мире резко изменилась в пользу Запада. До 1991 г. она однозначно характеризовалась как биполярная, когда существовали и кон­курировали две сверхдержавы — СССР и США, два военных блока (Варшавский договор и НАТО), две интеграционные группировки в Европе (СЭВ и ЕС). В 1991-92 гг. мир вступил в эпоху геополитической неопределенности с четкими попыт­ками геополитического передела, ревизии послевоенного уст­ройства мира по Ялтинским и Потсдамским соглашениям, ревизии Хельсинских протоколов 1975 г. о незыблемости по­слевоенных границ в Европе.

Запад во главе с ОПТА выступает с позиций силы, сила получает приоритет над международным правом, игнорируя Устав ООН и позицию ОБСЕ, усиливая роль и провозглашая вседозволенность акций НАТО. ООН и ОБСЕ в значительной мере утеряли роль гарантов послевоенной системы междуна­родных отношений. Это не какие-то радикально-левые оценки. Известный американский историк и социолог Иммануил Вал-лерстайн отмечал, что «вовсе не очевидно, что... все мы всту­пили в более безопасный, более обнадеживающий или бо­лее пригодный для жизни мир. Мы все вступили в мир дру­гой эпохи, вот и все. Этот мир следующих пятидесяти лет обещает быть куда более жестоким, чем мир холодной вой­ны, из которой мы вышли. Холодную войну в высшей степени режиссировала, в высшей степени сковывала забота двух сверх­держав о том, чтобы между ними не вспыхнула ядерная война. Не менее важно, что у обеих держав было достаточ­но сил и возможностей для предотвращения такой войны. Но эта ситуация резко изменилась. Военная мощь России, хотя все еще значительна, серьезно ослаблена» («Полис», 1997, № 2, с. 11).

Итак, мир, якобы, стал однополюсным, а верховной си­лой — «мировым полицейским», призванным поддерживать и

99

наводить порядок в любой его точке, не считаясь с ООН1 и используя механизм НАТО, стали США?

Если принимать марксистский тезис (а он нам кажется правильным) о том, что политика есть концентрированное выражение экономики, то такое заключение не может быть верным — ведь полицентризму геоэкономической картины ми­ра не может соответствовать однополюсный геополитически мир.

Эйфория на этот счет более всего заметна в США, где Россию уже называют то «лишней страной», то «клиентом», угрожая «изолировать ее имперские тенденции» (Бжезинский), если они проявятся.

Однако серьезные западные исследователи отрицательно
отвечают на вопрос о становлении однополюсного мира. И. Вал-
лерстайн отмечает, что ныне «США более не располагают тремя
ключевыми элементами, которые обеспечивали им прежде не­
оспоримую военную мощь: исключительно большими деньгами,
готовностью населения мириться с потерями от военных акций2
и былой степенью контроля над союзниками, прежде всего
Западной Европой и Японией» («Полис», 1997, № 2, с. 11).
Считается также, что если даже абстрагироваться от боязни
потерь в военных акциях (это ярко проявилось при «воздер­
жании» от сухопутного вторжения в Косово летом 1999 г.),
все равно возникает вопрос — можно ли неопределенно долго
оставаться «мировым полицейским», прибегая лишь к точеч­
ным», «компьютерным» ударам по отдельным целям и не неся
сколько-нибудь существенных потерь («Полис», 1999, № 2,
с. 23). ч

Некоторое представление о военном превосходстве США над другими «центрами силы», безусловно, дают данные табл. 5, хотя, конечно, такого рода информация никогда не бывает точной.

Таблица 5. Военный потенциал основных «центров силы» современного мира

(The Brookings Review, Fall 1996, s. 19)


Показатель

США

НАТО без

Россия

КНР







США













и Японии







Численность вооруженных сил,

1438

3372,5

1600

2930

тыс. чел.













Военные расходы, млрд. долл.

283,2*

214,2**

40,0

40,0***

Инвестиции в военное оборудова-

114,6

76,1

15,0

14,9

ние, млрд. долл.













Стратегическое ядерное оружие,

8205

808

8325

4

число боеголовок













Число армейских бригад

36

421,5

237

264

Количество военных судов

244

471

334

104

Годовые инвестиции в ВМФ, млн.

184,8

13,6

10,1

25,1

долл. Военно-воздушные силы, число

1601

4819

2978

4970

боевых самолетов













Годовые инвестиции в расчете на

31,1

4,4

2,5



боевой самолет, млн. долл.













Трансконтинентальная авиация,

542

0

595

0

число ракет













* В 1996 г. 226,4 млрд. долл. («МэиМО», 1998, УФ. 8, с. 56). ** Хорошо согласуется с данными на 1996 г. по Западной Европе — 159,7 млрд. долл.

*** По американским данным — 90 млрд. долл.

Надо, правда, добавить, что, во-первых, данные табл. 5 относятся к 1995 г., т. е. опаздывают на пять лет, а во-вторых, при оценке военного потенциала КНР надо учитывать гораздо большую, чем на Западе, закрытость информации, да еще склонность китайской статистики (это относится и к граждан­ским отраслям) преуменьшать истинные масштабы производ­ства. По западным оценкам, в последние годы оборонная промышленность Китая насчитывает примерно 1000 предпри­ятий с числом занятых около 3 млн. человек. Она способна выпускать практически все виды оружия, в том числе страте­гические ракеты с разделяющимися ядерными боеголовками, и высокоточные баллистические ракеты («МэиМО», 1998, № 8, с 60-61). Уже в конце 90-х годов Китай стал шестым постав­щиком оружия в мире.

Изменилось и соотношение Запад — не «Запад», доля Запада по численности армий снизилась до 21% (1991 г.), тогда как доля КНР превышает 25% (это не расходится и с данными табл. 4), а стран «исламской дуги» — 20%. Под ружьем в развивающихся странах находится более 4 млн. чел., а их затраты на вооружение достигли в 90-х годах 20% мировых.

Итак, полицентрический экономически мир вряд ли может быть однополюсным геополитически. Рассматривая эту пробле­му с позиций «цивилизационной теории» (см. главу 3), С. Хан­тингтон приходит к выводу о наличии в современном мире шести основных «центров силы»: США, Западной Европы, Японии, КНР, России и потенциально Индии, относящихся к пяти крупнейшим цивилизациям мира.

Пожалуй, наибольшее непонимание существует здесь в отношении России, и на Западе, и в наших СМИ достаточно распространена точка зрения о ее превращении в «региональ­ную державу». Какие-то основания для этого есть. Если в 1985 г. только Россия производила 4% мирового ВВП и на­ходилась по этому показателю на 6-м месте в мире (СССР — на 3-м), то в 1995 г. — менее 2% мирового ВВП (11-е место), а в 2000 г. оказалась уже в третьем десятке стран. Доля России в мировом экспорте упала до 1,6% (1995 г.) («Полис», 1999, № 2, с. 26).

И тем не менее Россия, конечно, остается одним из миро­вых «центров силы» и отнюдь не только по крупнейшему воен­ному потенциалу, но и по научно-техническому уровню, при-родно-ресурсной глобальной роли. Имеются и практически не­используемые пока факторы, в частности транзитное положение на путях из Западной Европы к АТР. Ослабление России не­гативно сказывается на всей геополитической обстановке в ми­ре, и кроме самых общих соображений, приведенных выше, это проявляется вполне конкретно и в Европе, и в Азии. В Европе это проявилось в продвижении НАТО на восток (включении в альянс Польши, Чехии и Венгрии, возможное включение стран Балтии), в возникновении новой «разделительной линии» Запад-Восток при очевидном игнорировании сферы жизненных интересов России. Еще более очевидно изменение обстановки в Европе выразилось в военной акции НАТО против Югосла­вии (1999 г.). Впервые после Второй мировой войны на евро-

102 пейском континенте развернулись широкомасштабные военные действия с участием 19 стран-членов НАТО.

В Азии это проявляется многопланово и часто напрямую не связано с развалом СССР, хотя есть и прямые следствия этого. К ним относится возникновение «геополитического вакуума» (по 3. Бжезинскому) — на юге крайне аморфного СНГ (страны Центральной Азии) при новых «магнитах» за его пределами (Китай для Казахстана, Турция — для республик Центральной Азии), агрессивных импульсах от «исламской дуги» в отноше­нии Таджикистана, а через него и других стран СНГ.

Зарубежная Азия имеет свои узлы противоречий и очаги напряженности: КНР — Индия, Индия — Пакистан (тем более опасное противостояние при обладании с 1998 г. обеими стра­нами ядерным оружием), противостояние Южной Кореи и КНДР, затяжной конфликт на Ближнем Востоке. Нет сомне­ний, что ранее, при доминации в регионе двух сверхдержав (СССР, КНР), все это как-то регулировалось и нивелировалось, а ныне роль России стала минимальной. Великой державой здесь, безусловно, является лишь Китай, а потенциально — Индия. Япония — в геоэкономическом плане традиционно одна из трех опор «свободного мира», но в геополитическом плане 3. Бжезинский относит ее к «региональным державам», и в этом есть определенный резон, так как для других стран Азии она служит как бы агентом Запада, агентом США, а ее интегративно-политические возможности весьма ограничены.

Резюмируя все сказанное, можно отметить, что весь узел АТР, крайне противоречивый и взрывоопасный регион мира, является «фактором икс» мировой политики («Полис», 1999, № 2, с. 25).

Не возник какой-то унифицированный мир с универсаль­ными демократическими порядками, универсальными права­ми человека, универсальной цивилизацией. Не возник какой-то американизированный мир, он остается плюралистичным, очень разным и противоречивым, со стремлением к гегемонии борется стремление к политическому равновесию в региональ­ном и глобальном масштабах. Это проявляется, в частности, в антигегемонизме Китая (раньше он был направлен против доминации СССР, сейчас — в первую очередь против США, а «регионально» — против Японии). Китайским бестселлером стала книга «Китай способен сказать "нет"», где американские

103

попытки стать доминирующей глобальной силой оцениваются как иллюзорные.

Но это же стремление к равновесию проявляется и в стане ближайших союзников ОПТА — в Западной Европе и особенно отчетливо во Франции. На китайско-французских переговорах 1997 г. было прямо заявлено, что обе страны стремятся к мультиполярности, как совместной цели. Прези­дент Жак Ширак в 1996 г. сформулировал цели внешней политики Франции:

решительно противостоять опасности однополюсности;

делать все для мультиполярного мира;

сделать ЕС одним из главных актеров этого мира, ядром
и моделью для остальных регионов — центров силы.

Тезис об однополюсном мире опровергается не только вы­шеизложенным, в чем-то конъюнктурным (иногда краткосроч­ными, даже «одномоментными» данными), но и ретроспектив­ным взглядом, позволяющим взглянуть на проблему шире и исторически масштабнее.

Закончился XX век. Очень сильно изменился мир, огром­ные сдвиги произошли и происходят в созвездии крупнейших цивилизаций.

1900 год — начало века. Безусловно, доминировала запад­ная цивилизация — на нее приходилось 44% населения Земли; за ней стоял большой, но все-таки уступающий в два раза Китай, а ему в два раза уступала царская Россия. Остальной мир был представлен колониальными и полуколониальными странами.

1995 г. — конец века. Доминирует КНР, каждый пятый житель Земли — китаец. Индия и «исламская дуга» делят вто­рое-третье место по численности населения, за ними — Запад, далее Латинская Америка. СССР распался, а СНГ уступает и Латинской Америке, и Африке с ее рекордными показателями не остановившегося здесь «демографического взрыва».

А впереди 2010-2020 гг. и дальнейшие сдвиги в том же направлении. Может ли при всей своей экономической, науч­но-технической, культурной, информационной, военной силе Запад с его 10% мирового населения диктовать что-то в XXI ве­ке остальным 90% населения Земли? Сдвиги в распределении ВВП по регионам разных цивилизаций за 1950-1992 гг. по­казывают те же тенденции ослабления Запада, хотя и в более замедленном темпе. Так, его доля за этот период уменьшилась

с 64,1 до 48,9% (она еще очень велика), но китайский ВВП уже достиг 10% мирового, исламский — 11,-а латиноамери­канский — 8,3. В 90-х годах экономический потенциал КНР стал еще выше, это — вторая страна современного мира по объему ВВП.
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Политическая карта мира политическая карта мира как геополитическое явление iconХарактеристика мира Современная политическая карта мира Политическая карта мира как
Геополитика. Политико-географическое положение стран. Региональные конфликты, Основные группы стран. Развитые и развивающиеся страны,...

Политическая карта мира политическая карта мира как геополитическое явление iconМетодическая разработка урока географии в 10 классе тема: «Политическая карта мира»
Оборудование: политическая карта мира, раздаточный материал (информационные сведения о монархиях и федерациях мира; план характеристики...

Политическая карта мира политическая карта мира как геополитическое явление iconТема: «Современная политическая карта мира»
Цель: систематизация и углубление знаний обучающихся по теме «Политическая карта мира»

Политическая карта мира политическая карта мира как геополитическое явление iconТема: Современная политическая карта мира Урок: Политическая карта мира
Экономическая и социальная география мира – общественная наука, изучающая закономерности территориального размещения общественного...

Политическая карта мира политическая карта мира как геополитическое явление iconУрока в режиме игровых технологий обучения по теме «Современная политическая карта мира»
Политическая карта мира, маршрутные листы, карточки с тестами, карточки задания, кроссворды, таблички с названием станции

Политическая карта мира политическая карта мира как геополитическое явление iconПолитическая карта мира
Уметь объяснять количественные и качественные изменения на политической карте мира

Политическая карта мира политическая карта мира как геополитическое явление iconОтветы на билеты по географии 10-11 класс
Современная политическая карта мира: многообразие стран современного мира, их основные типы

Политическая карта мира политическая карта мира как геополитическое явление iconБилеты к зачету по географии 10 класс. Билет №1
Современная политическая карта мира: многообразие стран современного мира, их основные типы

Политическая карта мира политическая карта мира как геополитическое явление iconЭталоны ответов обучающихся для устного зачета Билет №1
Современная политическая карта мира: многообразие стран современного мира, их основные типы

Политическая карта мира политическая карта мира как геополитическое явление iconСписок вопросов для подготовки к итоговой аттестации по географии в 10 классе
Политическая карта мира. Группировка, типология и государственный строй стран мира






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную