Философия (часть 2-ая систематический курс) Учебно-методическое пособие






НазваниеФилософия (часть 2-ая систематический курс) Учебно-методическое пособие
страница9/18
Дата публикации07.11.2016
Размер2.5 Mb.
ТипУчебно-методическое пособие
e.120-bal.ru > Философия > Учебно-методическое пособие
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   18

И.Кант, явившийся, как известно, родоначальником этой философской школы, стал одновременно и создателем новой области философского знания – философской антропологии. Ему принадлежит мысль о том, что о человеке как уникальном существе можно философствовать отдельно и особо. Саму философию Кант определяет как «науку о высшей максиме употребления нашего разума» или науку « о последних целях человеческого разума», т.е. науку, обретающую свой смысл лишь в обращении к человеку. Вселенский замысел философии можно выразить, считал Кант, в следующих вопросах: Что я могу знать? Что я должен делать? На что я смею надеяться? И, наконец, четвертый вопрос, интегрирующий, обобщающий все предыдущие: что есть человек?

В трактовке человека Кант, подобно Декарту, стоит на позиции антропологизма, но его дуализм — это не дуализм души и тела, а нравственно-природный дуализм. Человек, по Канту, с одной стороны, принадлежит природной необходимости, а с другой — нравственной свободе и абсолютным ценностям. Как часть природы, он подчинен необходимости, а как носитель духовности — он свободен. Главную роль Кант отводит нравственной свободе человека. Кант стремится утвердить человека в качестве свободного и независимого начала, законодателя своей практической и теоретической деятельности. Его антропология призвана исследовать то, что человек «как свободно действующее существо делает или должен делать из себя самого». При этом исходным принципом поведения человека должен быть категорический императив — непреложное внутреннее повеление, требование, основанное на том, что всякая личность является самоцелью, обладает самоценностью и самодостаточностью и потому не должна рассматриваться ни в коем случае как средство для достижения каких-либо целей.

Человек, пишет Кант, «по природе зол», но вместе с тем в нем есть задатки добра, которые дают о себе знать в виде чувства вины, составляющего основу морали. Человек, который всегда прав и у которого всегда спокойная совесть – ненормален и аморален. Основное отличие человека от других существ — самосознание. Из него вытекает и эгоизм как природное свойство человека. Констатируя наличие эгоизма у человека, Кант вместе с тем отвергает эту черту, в каких бы формах она не проявлялась.

Задолго до Фрейда Кант поставил вопрос о соотношении сознательного и бессознательного в человеке, об удовольствии как мотиве человеческих действий. Источником же удовольствия для Канта была работа. По его мнению, человек прожил тем больше, чем больше он сделал, и получил тем больше удовольствия в жизни, чем больше его жизнь была заполнена деятельностью.

Антропоцентрические взгляды Канта были подвергнуты своеобразному отрицанию в философской системе Г.Гегеля. Это нашло свое отражение в сведении конкретной человеческой личности и конкретной человеческой общности к интересам Мирового Разума – абсолютной идее. Человек и его сознание, по Гегелю, в конечном счете, есть не что иное, как самоотчуждение Мирового Духа в форме его самосознания. В его представлении даже нравственность возникает не на основе практической деятельности людей, а выступает как момент саморазвития Духа. В антропологической концепции Гегеля есть и абсолютный сверхличностный панлогизм, и учение о всемогуществе разума, и представление о тождестве Мирового и человеческого разума. Но здесь есть и кое-что относительно новое: только в процессе развития человек достигает того абсолютного состояния сознания, которое ему исконно предначертано. Гегель с наибольшей силой выразил положение о человеке как субъекте духовной деятельности и носителе общезначимого духа и разума. Личность, в отличие от индивида, начинается только с осознания человеком себя как существа «бесконечного, всеобщего и свободного». В социальном плане его учение ярко выражает методологический и социологический коллективизм, то есть принцип приоритета социального целого над индивидом.

Итак, Гегель заменил познание человека в качестве предмета философии развитием Мирового Разума. Но именно против этого и выступил Л.Фейербах. Он повел борьбу против гегелевского панлогизма, утверждая самоценность и значимость живого, конкретного человека, понимаемого, прежде всего, как часть природы, чувственно-телесное существо. Сам бог, по Фейербаху, есть не что иное как отчужденная от человека объективированная проекция его духа. Отвергая религиозный культ, немецкий философ-материалист противопоставлял ему «обоготворение человека». Он рассматривал человека как единственный, универсальный и высший предмет философии. Но самого человека Фейербах понимал весьма абстрактно. Его человек оказывается изолированным от реальных социальных связей, отношений и деятельности, этот человек вне социального пространства и времени.

Кроме того, критикуя Гегеля, акцентировавшего внимание на человеческом духе, Фейербах впал в другую крайность, односторонне трактуя природу человека и абсолютизируя биологический характер человеческого существа. В результате все проявления жизнедеятельности людей сводились им к чувственной стороне. Мотивы поведения индивида, моральные нормы, нравственность, общественные отношения – все выводилось Фейербахом из антропологического принципа, в соответствии с которым основополагающим началом выступает любовь как неотъемлемый элемент бытия людей в обществе. Все это оборачивалось провозглашением в фейербаховской философии своего рода новой религии, в которой «человек человеку бог».

В философии марксизма антропологические воззрения предшествующих эпох были подвергнуты радикальному пересмотру. Одним из первых шагов марксизма было выявление процесса дегуманизации общественных отношений, происходящего в капиталистическом обществе. Молодой Маркс начинал как последовательный гуманист. Уже в ранних своих работах он ставит вопрос о великом назначении человека, о соотношении личности и общества, о роли социальной среды в формировании человека. Его волнуют причины отчуждения человека от общества и их преодоление, проблемы восстановления достоинства человека и реализация его интересов, создания условий для его свободного и всестороннего развития. Анализируя эти условия, Маркс приходит к выводу, что для их обеспечения необходимо коренным образом изменить общественные отношения. Именно поэтому приоритетным объектом анализа для него в последующем становится не человек, а общество. Характеристика человека как продукта общественных связей и отношений логично переходит в то, что он становится чем-то вторичным по отношению к обществу.

Эта позиция содержит в себе немало справедливого и относительно истинного. Действительно, человек как таковой только тогда становится человеком, т.е. реализует свое подлинно человеческое предназначение, когда он вступает в многочисленные и со временем умножающиеся связи, сначала со своей семьей, затем со сверстниками, становится членом каких-то социальных общностей: профессиональных и социальных групп, наций, государств и т.д. Однако эта позиция содержит в себе и односторонность и, следовательно, опасность. Социализация человека, вплоть до его «обобществления», включенность без остатка в общественные связи и отношения приводит к утрате его личности и индивидуальности. Получается, что человек не самоценен, а производен и вторичен по отношению к обществу. В итоге теряется сам человек, его неповторимость, уникальность, его духовность. Человек начинает рассматриваться не как цель, а как средство, целью же становится общество, государство. Отсюда прямой путь к концепции «винтика», в которой человек рассматривается, прежде всего, как часть сверхчеловеческого механизма. В итоге получается, что не государство существует для человека, а человек для государства и общества.

Заметим, однако, что в такого рода практически-политических построениях для человека повинен не Маркс и его учение, а догматизация и абсолютизация свойственного ему социоцентризма. Что же касается самого Маркса, то в его философских воззрениях о мире человеческая проблематика занимала не просто важное место, но и составляла то сущностное ядро, вокруг которого структурировались разработки экономического, политического и идеологического характера.

В истории русской философии можно выделить два основных направления, касающихся человека: материалистические учения революционных демократов (Белинского, Герцена, Чернышевского и др.) и концепции представителей религиозной философии (Достоевского, Вл. Соловьева, Бердяева, Франка др.). Однако, к какой бы духовной традиции не принадлежали мировоззренческие искания русских философов, все они имеют одну несомненную особенность: тема человека в них никогда не исчезала, не растворялась в общей проблематике. Более того, это была, по существу, не просто тема, а некий стержень, вокруг которого разворачивались многочисленные философские сюжеты. Русские философы видели в человеке, независимо от своей романтической, славянофильской, западнической или материалистической позиции, средоточие и ядро мысли, постигающей тайны бытия.

О чем бы ни шла речь – о православном сознании, русской идее, преобразовании общества, осмыслении бытия, - отечественные мыслители, прежде всего, пытались раскрыть феномен человека. Они полагали, что без постижения сущности личности нельзя продвинуться к обсуждению других вопросов бытия. Вот как пишет об этом, например, Н.Бердяев: «…Проблема человека есть основная проблема философии. Еще греки поняли, что человек может начать философствовать только с познания самого себя. Разгадка бытия для человека скрыта в самом человеке».

Таким образом, русская философия по своему духу глубоко персоналистична, т.е. ориентирована на человека. Она не просто захватывает человека в свою орбиту, но и вообще исходит из этого феномена при истолковании любых философских проблем. При этом российский персонализм, безусловно, обладает выраженной спецификой.

По мнению русских философов, значение духовного природного начал в человеке не одинаково. Главное для человека – духовная, божественная субстанция, а подлинный смысл человека и его существования заключается в том, чтобы стать на путь Богочеловека. Отсюда пронизывающий отечественную философию этический пафос. Во всех ее различных течениях ставится, по сути дела, одна и та же задача: как усовершенствовать себя – либо путем аскетического монашеского подвига, либо путем социального активизма, через преобразование тех условий, в которых живет человек. Святость была идеалом религиозного сознания. Но если понимать святость расширительно – как совпадение мысли и действия, воплощение нравственного идеала в ткани жизни, то в этом смысле все русские мыслители требуют от себя и от других святости, подвижничества и жертвы. В центре внимания у всех один и тот же толстовский вопрос: «как самому человеку быть лучше и как ему жить лучше?»

Осуществленный выше экскурс в историю философских взглядов дает основание утверждать, что проблема человека – вечная проблема философии. Само возникновение и существование философии связано с размышлениями человека над собственным бытием и над бытием окружающей действительности. И прежде чем изучать эту загадочную для него действительность, он решил познать самого себя, и это познание длится уже более двух тысяч лет.

12.2.2. Современная философия о природе и сущности человека.

В настоящее время представители различных философских направлений единодушно сходятся в том, что человек – уникальное творение Вселенной, что это – неизъяснимое, загадочное существо, тайну которого не в состоянии раскрыть ни современная наука, ни философия, ни религия. Подчеркивая исключительность, неповторимость человека, сторонники этого подхода заявляют, что на Земле нет существа, которое могло бы сравниться с ним.

Но на каком основании человек характеризуется таким образом? Какая тайна в нем сокрыта? Действительно ли он занимает особое место в природном царстве? Что, вообще говоря, в человеке уникального?

Действительно, на уровне обыденных представлений человек не заключает в себе никакой тайны. Каждый из нас уверенно выделяет человека из остального мира. Его отличие от всех других существ выглядит вполне очевидным. Но, как говорил испанский философ Х. Ортега-и-Гассет, философия оправдана тем, что выходит за пределы очевидности. Выходит она за такие пределы и в исследовании человека, ее здесь, как и всюду, не могут удовлетворить очевидные констатации.

Впрочем, отрицание человеческой оригинальности может происходить и на уровне теоретической рефлексии. В западной научной мысли сложилось течение социобиологии, представители которого утверждают, что никакого барьера между человеком и зверем нет, что все живые существа живут по одним и тем же принципам. Многие из тех явлений, что мы считаем достоянием только человеческого общества, имеют непосредственные аналоги в социальном поведении животных. На этом основании все, что в истории философии традиционно осмысливалось как самобытность человека, теперь получает тривиальное, натуралистическое объяснение. А коль так, для философии человека просто не остается места, его замещает социобиология как некая универсальная, объемлющая все живое отрасль знания.

Между тем загадка человека действительно существует. Для того, чтобы разобраться в этом вопросе, следует обратиться к понятиям «природа» (естество) и «сущность» (суть) человека. Эти понятия часто употребляются как синонимы. Однако между ними существует концептуальное разграничение. В принципе под природой человека подразумеваются стойкие, неизменные черты, общие задатки и свойства, выражающие его особенности как живого существа, которые присущи каждому человеку во все времена независимо от биологической эволюции и исторического процесса. Раскрыть эти признаки – значит выразить человеческую природу. Но задача эта крайне сложная. По мнению Г.Я. Головных, природа человека – это целостная система различных свойств и качеств человеческой индивидуальности. В ней можно выделить объективное и субъективное. Объективное – это то, что в человеке содержится помимо его воли и сознания, привносится внешними обстоятельствами. Субъективное – это то, что является продуктом самодеятельности, самотворчества индивида. Сущность человека – это то, что присуще человеку, некое субстанциональное, отличительное качество его природы, или ряд качеств, благодаря которым он является специфическим существом, т.е. Петровым, Ивановым и т.п.

Обычно оказывается, что ни один из этих признаков надежным критерием служить не может. Ведь наряду с нравственными людьми существуют и безнравственные, не перестающие от этого быть людьми. То же самое можно сказать и о религиозности. Есть люди, не верящие в бога, и таких немало. Не может служить четким критерием и речь, при всей ее важности, ибо различные формы звуковой коммуникации существуют и у животных. Даже критерий сознания при выявлении человеческой природы не безупречен. И животные проявляют немало смекалки и смышлености, отнюдь не сводимые к безусловным и даже условным рефлексам, но свидетельствующих о развитой психике. Оказывается, то, что представляется интуитивно ясным, в подобной ситуации не срабатывает.

При таком подходе человеческая природа как бы ускользает от четких определений, выглядит размытой и не имеющей зримых очертаний. На этом основании некоторые философы утверждают, что никакой четко зафиксированной природы человека вообще не существует. Так, например, сторонники антропологического релятивизма заявляют, что человеческая натура восприимчива к бесконечным изменениям, ее внутреннее устойчивое ядро может быть расколото, разрушено, а изначальная природа может быть преобразована в соответствии с той или иной целью. Такая позиция характерна и для тех философов, что выражают точку зрения социоцентризма, а также для представителей религиозной философии. Однако это вовсе не означает, что данная позиция является преобладающей.

Большинство исследователей природы человека полагают, что природа человека как некая данность, как что-то конкретное, несомненно, существует. Другое дело, что вряд ли возможно представить ее конкретную расшифровку, ибо она раскрывает себя в многообразных культурных и социальных феноменах. Человеческая природа, следовательно, не может быть сведена к перечню каких-то устоявшихся признаков. Наконец, сама она не является чем-то косным, застывшим. Сохраняя себя в качестве определенной целостности, она, тем не менее, подвержена постоянным изменениям.

Человеческая натура проявляется в разном, но в чем-то, надо полагать, все же обнаруживается верховное, определяющее качество человека. Выявить эту главенствующую черту – означает постичь сущность человека. Причем сущность человека нельзя определить, если исходить не из самого человека, а апеллировать к тем признакам, которые отличают его от животных, т.е. рассматривать человека как бы со стороны. Сущность любого предмета определяется, прежде всего, имманентным способом бытия самого этого предмета, внутренними законами его собственного существования. Хотя сущность человека и отличает его от животных, но не все отличительные признаки человека являются существенными, раскрывающими его сущность. Она должна быть определена в зависимости от его собственной, имманентной субстанции, выражающей его качество.

Такой субстанцией, лежащей в основе исторического бытия и развития человека и составляющей его сущность, является трудовая деятельность, имеющая всегда общественный характер. Человек не может производить и заниматься трудовой деятельностью, не вступая прямо или опосредованно в общественные отношения, совокупность которых и образует общество. С развитием общественного производства и трудовой деятельности развиваются и общественные отношения людей. В той степени, в какой индивид аккумулирует, отстаивает и реализует совокупность общественных отношений, происходит его собственное развитие.

При этом речь должна идти именно о всей совокупности общественных отношений: материальных и духовных, настоящих и прошлых. Это обстоятельство следует подчеркнуть, ибо из него следует, что человека надо понимать не вульгарно-материалистически, не идеалистически, не метафизически, а диалектически. Иными словами, его нельзя сводить лишь к «экономическому человеку» или только к «человеку разумному», или к «человеку играющему» и т.д. Человек есть существо и производящее, и разумное, и культурное, и нравственное, и политическое и т.д. одновременно. Он аккумулирует в себе в большей или меньшей степени весь комплекс общественных отношений и таким образом реализует свою человеческую сущность.

Другой аспект этого вопроса состоит в том, что человек – продукт человеческой истории. Современный человек не взялся ниоткуда, он не заброшен в этот мир, он есть результат общественно-исторического процесса. В этом смысле человек и человеческий род едины.

Однако человек не только результат развития общества и общественных отношений, он в равной степени и творец их. По образному выражению К.Маркса, люди одновременно и авторы, и актеры своей собственной драмы. Иначе говоря, человек оказывается в одно и тоже время и объектом, и субъектом общественных отношений. В человеке реализуется единство, тождество субъекта и объекта.

Таким образом, можно говорить о социально-деятельностной сущности человека. Вне деятельности, социальных отношений и общения (как формы их реализации) человек просто не может стать человеком. И совершенно прав был Аристотель, отмечая, что существо, не способное вступать в общение, - или животное, или бог.

Таким образом, человек – это субъект и продукт исторического процесса, родовое существо (представитель рода Homo Sapiens), генетически связанное с другими формами жизни и отличающееся от них способностью к социальной деятельности, членораздельной речью и сознанием (биосоциальное), т.е. это совокупность природно-общественных отношений, результат всей истории развития общества. Закон его жизни и смысл – человек должен сам себя сделать тем, что он есть (Демосфен, Ю.Цезарь и др..).

Разумеется, это определение весьма условно, ибо к человеку не вполне применима рожденная в недрах рационализма формула «понять – значит выразить в понятиях» (Гегель). Более реалистичным здесь выглядит суждение русского философа М.Бахтина: «человек не может быть понятием». За ним стоит понимание того, что определение понятий как логическая операция способна до конца исчерпать в знании вещь, объект, но не субъект, коим является человек. Главное в субъекте не то, что выражает его общность с другими объектами, а то, что отличает его от них. Поэтому, по словам Бахтина, человек – это область открытий, откровений, узнаваний, сообщений, ему свойственна тайна, поэтому нельзя переносить на него категории вещного познания.

Кроме того, человек не сводится к своей сущности, даже если ее и удастся выразить в понятии. В своем реальном проявлении человеческая сущность обнаруживается в человеческом существовании. Если сущность человека – это общая характеристика рода «человек», то существование человека всегда индивидуально в своем конкретно-эмпирическом выражении и не исчерпывается сущностью. Оно есть бытие индивида как целостного существа во всем многообразии форм, видов и свойств его проявления.

Как утверждает современная западная философия, существование человека всегда внутренне противоречиво, конфликтно и даже трагично. История свидетельствует, что человеку постоянно приходится бороться за свою жизнь, реализацию своих сущностных сил, за улучшение жизненных условий. Он вынужден протестовать, восставать, требовать к себе человеческого отношения, бунтовать и сопротивляться. А бунтующий человек, как пишет французский философ А.Камю, «есть человек, живущий до или после священного, требующий человеческого порядка, при котором и ответы будут человеческими, т.е. разумно сформулированными». А если он не находит таких ответов, то либо впадает в депрессию, либо становится на преступный путь, либо на путь революционера, либо примыкает к различным политическим партиям, обещающим устроить ему райскую жизнь (Камю А. «Бунтующий человек» - М., 1990).

Кроме того, реализуя личное существование, каждый человек неизменно встает перед сложным вопросом – что лучше: быть или иметь? Немецкий философ Э. Фромм так интерпретировал эти два слова: «Под обладанием и бытием я понимаю не некие отдельные свойства субъекта…, а два основных способа существования, две разных структуры характера, преобладание одной из которых определяет все, что человек думает, чувствует и делает». Сам Фромм выступает за то, чтобы иметь. Иметь означает обладать каким-то благом, которое не составляет внутренний мир человека, а лишь принадлежит ему. Можно иметь, скажем, квартиру, машину, деньги и т.д. Но можно их потерять и остаться в нищете. А если нечто составляет твой внутренний мир, твое второе «я», ты его никогда не потеряешь. Если у тебя, например, есть знания, то никто никогда их у тебя не отнимет, пока ты будешь жить. Поэтому лучше «быть», чем «иметь», что, конечно, не означает, что не надо обладать необходимыми для жизни материальными и духовными благами (Фромм. «Иметь или быть». – М., 1990; «Бегство от свободы»).

Свое наибольшее оформление проблема человеческого существования получила в философии экзистенционализма. С точки зрения экзистенционалистов, существование – это всегда индивидуальное существование, это существование в котором хотя и живут все вместе, но умирают в одиночку. Индивид и общество рассматриваются здесь как противоположности, находящиеся в постоянном и непримиримом конфликте. Индивид – это всегда личность, общество – это безличность. Подлинное существование связывается с индивидуальным бытием личности, ее свободой и суверенностью. Не подлинное существование – это бытие в обществе, стремление утвердиться в нем и принять его законы. Иначе говоря, социальна-действенная сущность человека и его подлинное существование оказываются несовместимыми. А с точки зрения их соотношения «существование предшествует сущности». И лишь перед лицом смерти, в «пограничной ситуации» обнаруживается, что в жизни человека подлинно, а что нет (Сартр Ж.-П. Миф о Сизифе. – М., 1990).

Признавая большие заслуги экзистенциализма в раскрытии феномена человеческого существования, вряд ли можно согласиться с его трактовкой человека как сугубо индивидуального, единичного субъекта, противостоящего обществу. Дело в том, что человек – это многогранное и многокачественное явление, принципиально не сводимое к одной из своих ипостасей. Он – продукт и субъект общественных отношений, природное существо, субъект социальной деятельности и культуры, творец своей собственной жизни. Поэтому для своего выражения он требует различных понятий, важнейшими из которых являются: «человек», «индивид», «индивидуальность» и «личность».

Понятие «человек» выражает общеродовые черты, присущие каждому человеческому индивиду, указывает на его принадлежность к человеческому роду. В нем фиксируются лишь общие, родовые признаки – биологическая организация, деятельностный способ отношения к миру, сознание, язык. Оно, таким образом, дает весьма бедную содержанием, предельно абстрактную характеристику индивида, лишенную его конкретного образа, и поэтому нуждается в дополнении другими понятиями.

Понятие «индивид» обозначает человека как единичного представителя человеческого рода, принадлежащего одновременно и природе, и человеческому обществу. Понятие индивида указывает, во-первых, на отдельную человеческую особь, как представителя высшего биологического вида, и во-вторых, на отдельный, единичный «атом» какой-то социальной общности. Это самая простая и абстрактная характеристика человека, говорящая лишь о том, что он отделен (прежде всего телесно) от других индивидов. Индивид – это всегда «один из многих», и он всегда безличен. В этом понятии не фиксируется каких-либо особенных или единичных свойств человека, поэтому по содержанию оно также является очень бедным. Зато по объему это понятие столь же богато, что и понятие «человек», ибо каждый человек – это индивид. В понятии индивида не фиксируется ни биологические, ни социальные качества человека, хотя они, конечно, подразумеваются.

Гораздо более содержателен другой термин «индивидуальность», обозначающий уникальность и неповторимость человека во всем богатстве его личностных качеств и свойств. В самом общем смысле индивидуальность может быть определена как совокупность свойств и способностей, отличающих данного конкретного индивида от массы других. В человеческой индивидуальности единичное и общее, природное и социальное, физическое и духовное не просто присутствуют, а взаимодействуют, сливаясь в единое, в «самость». Сущность индивидуальности связана именно с самобытностью индивида, его способностью быть самим собой, выступать самостоятельным существом в рамках социальной общности.

Если индивидом человек является от рождения, то его индивидуальность формируется лишь в процессе общественной жизнедеятельности. Индивидуальность фиксирует своего рода особые, неповторимые черты в диалектической целостности биогенетических, социальных и духовных признаков отдельного индивида. Эта целостность включает, во-первых, общие черты, свойственные индивиду как представителю биологического вида и человеческого общества; во-вторых, особенные признаки, которые присущи ему как члену той или иной социальной среды. «Основной вопрос, как пишет О.А. Митрошенков, в характеристике индивидуальности – соотношение и взаимосогласование в ней общественного, общего и неповторимо-специфического». (3, с. 544) В-третьих, человек, как личность – такой человек, такой индивид и такая индивидуальность, сущностные характеристики которого выражаются в его духовности. Эта точка зрения на человека как личность восходит к учению родоначальника философской антропологии М.Шелера.

Духовный мир человека – это мир субъекта, это мир конкретного человека, индивида и личности. Индивид – это носитель индивидуального сознания, стереотипов массового сознания, массовой культуры; индивидуальность – автономный человек, обладающий самосознанием, личность – наиболее полное развитие, воплощение человеческих качеств. Итог развития индивида - человек самоценный, со свободой и ответственностью, имеющий шансы на бессмертие (память родственников, близких, человечества).

В духовном мире человеческого отражается духовный мир народа, социума, и если личность - предельная персонификация индивида, индивидуальность, прежде всего, духовная составляющая, то в итоге решающая роль принадлежит социализации.

Социализация в широком смысле – процесс усвоения индивидом знаний, норм, ценностей, позволяющих ему быть полноценным членом общества.

Система индивидной социализации складывается из взаимосвязи и взаимодействия следующих подсистем (3, с. 560):

– подсистема индивидуальных потребностей и интересов как основа активности человека: потребность – это нужда человека в чем-либо, а интерес – это осознанная потребность, которая формирует идеальное стремление;

- совокупность целей, установок и оценок, мотивирующих предпочтения и поведение человека;

- самоорганизация поведения человека, мобилизующая его на реализацию собственных целей, интересов и потребностей;

- в деятельности (волевой аспект) завершается этап социализации, когда практически достигаются цели, удовлетворяется потребность. В этом способ бытия человека как личности.

«Для действования, пишет Г.Гегель, требуется, главным образом, характер, а человек с характером - это рассудительный человек, который, как таковой, имеет перед собою определенную цель и твердо ее преследует». "Кто хочет достигнуть великого, тот должен, как говорил Гете, уметь ограничивать себя. Кто же, напротив, хочет всего, тот на самом деле ничего не хочет и ничего не достигнет." (Антология мировой философии. Т.3. –М., Мысль, 1971, с. 289).

Человек – уникальный вид, восходящий за пределы животных организмов, со сверхсложным мозгом, сознанием, языком, общительностью и агрессивностью, со способностью творить самого себя и мир собственной культуры. Его сотворил естественный отбор (определяющее воздействие среды), адаптация, заложенная в его природе, - все это придает нам человечность и вселяет надежду на нечто лучшее в роде человеческом.

Не пытаясь поддаться самообману, памятуя о русской поговорке: «Дурень думкой богатеет», необходимо привлечь внимание читателя к весьма острой проблеме человека, а именно, применению состояния его сознания, которая в условиях расцвета контркультуры вызвала в науке особый интерес с 60-70-ых годов XX века.

Содержание проблемы сводится к тому, что на базе различных и разновременных культурных программ (танцы, шоу-бизнес, длительные посты), через психотехнику ритуала, религию, сенсорную перезагрузку и монотонию в диапазоне естественных биоритмов сердцебиения и дыхания и пр. происходит трансформация сознания, переход, возврат к «архаичным» уровням сознания – ранне-детским формам организации сознания (7, с 59), в когнитивной и эмоциональных сферах возникает регрессия.

К чему это ведет?

- нарушению концентрации внимания и способности проверки реальности;

- гипервнушаемости; нарушению пространственно-временной ориентации;

- стиранию границ между причиной и следствием;

- внезапным вспышкам полярных эмоций, в большинстве «эго», примитивных в сопоставлении с обычным сознанием и т.д.

В конечном счете, максимальная погруженность в бессознательное (7, с 61), которая резко снижает эффективность образования и воспитания (см. человек, - 2008, №1, с. 48), и порождает особую потребность в колдунах, шаманах…»Язык образов», «язык символов», «язык знаков», «язык понятий» уступает, замещается языком ощущений, «архаики», личное берет верх над социально и культурно значимым.

В этой связи особую роль и значимость приобретают те или иные ценности, которые вписываются в культуру общества.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   18

Похожие:

Философия (часть 2-ая систематический курс) Учебно-методическое пособие iconУчебно-методическое пособие Мероприятие 2
Учебно-методическое пособие предназначено для студентов ннгу, обучающихся в магистратуре по направлению «Экономика» и«Менеджмент»,...

Философия (часть 2-ая систематический курс) Учебно-методическое пособие iconУчебно-методическое пособие Мероприятие 2
Учебно-методическое пособие предназначено для студентов ннгу, обучающихся в магистратуре по направлению «Экономика» и«Менеджмент»,...

Философия (часть 2-ая систематический курс) Учебно-методическое пособие iconУчебно-методическое пособие
Учебно-методическое пособие разработано на основе государственного стандарта опд ф. 01. Относится к обязательным общепрофессиональным">

Философия (часть 2-ая систематический курс) Учебно-методическое пособие iconИнституциональная экономика-1 учебно-методическое пособие
Учебно-методическое пособие предназначено для студентов, аспирантов, преподавателей вузов по экономическим направлениям">

Философия (часть 2-ая систематический курс) Учебно-методическое пособие iconУчебно-методическое пособие по дисциплине «Мировые информационные ресурсы» Шахт
Свч операционные усилители оа-1 – оа-3 на основе техпроцесса sg25H2 и их практическое применение в системах связи и телекоммуникаций...

Философия (часть 2-ая систематический курс) Учебно-методическое пособие iconУчебно-методическое пособие для студентов специальности 080507 «Менеджмент организации»
Т 19 Тараненко О. Н. Инвестиционные менеджмент: Учебно-методическое пособие.: – Пятигорск: рио кмвис, 2011 — 86с">


При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru