В мировой динамике 4






НазваниеВ мировой динамике 4
страница1/6
Дата публикации25.06.2015
Размер0.71 Mb.
ТипАнализ
e.120-bal.ru > Экономика > Анализ
  1   2   3   4   5   6


Раздел 2. КОНДРАТЬЕВСКИЕ ВОЛНЫ
В МИРОВОЙ ДИНАМИКЕ

4

Кондратьевские волны в мир-системной перспективе
А. В. Коротаев, Л. Е. Гринин

Анализ длинных экономических циклов помогает понять долгосрочную динамику развития Мир-Системы, позволяет строить прогнозы, но также очень многое проясняет в понимании прошлых кризисов и современного глобального экономического кризиса.
В статье рассмотрена история исследования К-волн, которые представлены как особая форма цикличности, возникающая в индустриальный период, а также проведен анализ взглядов на их природу. Дается исто­рический и теоретический анализ динамики кондратьевских волн в рамках Мир-Системы, в частности анализируется влияние длинноволновой динамики на изменения мирового ВВП
в течение последних полутора веков. Показываются взаимосвязи между кондратьевскими и жюгляровскими циклами. Статья основана на большом статистическом ма­териале, используется математический аппарат, приведены многочислен­ные диаграммы и графики. На основании проведенных исследований делаются некоторые прогнозы развития мировой экономики в ближайшие 10–20 лет.


Завершает статью раздел, в котором высказывается предположение о том, что чередование фаз А и В кондратьевской волновой динамики значимо коррелирует с фазами флуктуаций во взаимоотношениях центра и периферии Мир-Системы.

Ключевые слова: циклическая динамика, жюгляровские циклы, кондратьевские волны, К-волны, мир-система, длинные волны, фазы длинных волн, мировая экономика, Николай Кондратьев, мировой ВВП, технологические инновации, центр и периферия, лидирующий сектор, технологическая система, технологический стиль.

Качественное (в том числе инновационное) движение к новым, неизвестным формам, уровням, объемам и т. п. не может идти бесконечно, линейно и беспрепятственно. Оно всегда имеет ограничения, сопровождается возникновением диспропорций, ростом сопротивления средовых ограничений, конкурентной борьбой за ресурсы и т. п. Эти бесконечные попытки преодоления сопротивления среды и создавали условия для более или менее заметного продвижения вперед в отдельных обществах и в целом в Мир-Системе. Однако сравнительно короткие периоды быстрого развития (которое могло быть выражено линейным, экспоненциальным или гиперболическим трендом) сменялись стагнацией, застоем, кризисами разных видов и откатами. Во многом именно поэтому движение очень часто приобретало циклические формы, причем для доиндустриальной эпохи можно говорить о циклах самой разной длительности, включая тысячелетние.

В индустриальный период, когда стремление к расширению стало важнейшей характеристикой производительных сил, цикличность в некоторых отношениях стала еще более наглядной. Экономические циклы длительностью 7–11 лет, выражающиеся в бурных подъемах и внезапно охватывающих общество кризисах, стали неотъемлемой частью поступательного развития. Однако на фоне этих иногда очень ярких циклических колебаний менее явно, но весьма чувствительно проглядывались и циклы иной длительности. Одними из наиболее интригующих, составляющих особо увлекательную интеллектуальную загадку являются длинные циклы в 50–60 лет, получившие название волн Кондратьева.

Анализ длинных экономических циклов помогает понять долгосрочную динамику развития Мир-Системы, позволяет строить прогнозы, но также очень многое проясняет в понимании прошлых кризисов и современного глобального экономического кризиса. В настоящей статье мы проанализируем возможность выявления кондратьевских волн в Мир-Системе начиная с XIX в., остановимся на изменениях, которые наблюдаются в разворачивании длинных циклов с течением времени, особенно после Второй мировой войны, покажем некоторые важные аспекты исследования этих волн именно в мир-системном аспекте, поскольку считаем, что адекватное понимание природы этих циклов настоятельно требует учета мир-системного масштаба.

Проблема «длинных волн» в мировой экономической динамике

В 1920-е гг. выдающийся российский социолог и экономист Н. Д. Конд-ратьев обратил внимание на то, что в долгосрочной динамике некоторых экономических индикаторов наблюдается определенная циклическая ре­гулярность, в ходе которой на смену фазам роста соответствующих пока­зателей приходят фазы их относительного спада с характерным периодом этих долгосрочных колебаний порядка 50 лет (Кондратьев 1922: Гл. 5; 1925; 2002; Kondratieff 1926; 1935; 1984). Эта циклическая закономерность была прослежена им применительно к таким индикаторам, как цены, банков­ский процент, объемы внешней торговли, производство угля и чугуна, а также применительно к некоторым другим производственным показате­лям. Такая динамика была выявлена им в отношении нескольких крупнейших экономик Запада (прежде всего Англии, Франции и США); вместе с тем «длинные волны» в производстве чугуна и угля были предположительно идентифицированы Кондратьевым с начала 1870-х гг. также и на мировом уровне1. Такие колебания были обозначены им как большие или длинные циклы, впоследствии названные в честь российского ученого (с легкой руки Й. Шумпетера) кондратьевскими циклами. Многие исследователи стали называть их также длинными волнами, или кондратьевскими волнами, иногда К-волнами (как их предлагают обозначать Дж. Модельски и В. Р. Томпсон [Modelski, Thompson 1996; Modelski 2001]). Это последнее обозначение мы будем часто использовать.

Среди некоторых предшественников Н. Д. Кондратьева можно отметить Й. ван Гелдерена (van Gelderen 1913), М. А. Бунятяна (1915) и
С. де Вольфа (de Wolff 1924), а также У. Х. Бевериджа2, который обнаружил целый ряд циклов в долгосрочной динамике цен на пшеницу; при этом характерный период одного из этих циклов оказался равным 54 годам (Beveridge 1921; 1922). Стоит подчеркнуть, что Кондратьев в своих работах начиная с 1922 г. старался скрупулезно упоминать всех ему известных экономистов, которые хоть в какой-то мере касались вопроса о длинных ценовых колебаниях (циклах), хотя некоторые из них ему были неизвестны на момент создания его теории (см., например: Kondratieff 1935: 115, прим. 1)3.

Сам Н. Д. Кондратьев выявил следующие длинные волны и их фазы (см. Табл. 1).

Табл. 1. Длинные волны и их фазы, идентифицированные Н. Д. Конд-ратьевым

Порядковый
номер длинной волны


Фаза
длинной


волны

Даты начала

Даты конца

I

A: восходящая

Конец 1780-х – начало 1790-х гг.

1810–1817 гг.

B: нисходящая

1810–1817 гг.

1844–1851 гг.

II

A: восходящая

1844–1851 гг.

1870–1875 гг.

B: нисходящая

1870–1875 гг.

1890–1896 гг.

III

A: восходящая

1890–1896 гг.

1914–1920 гг.

B: нисходящая

1914–1920 гг.




Последующие исследователи кондратьевских циклов также идентифици­ровали следующие длинные волны и их фазы для периода после Первой мировой войны (см. Табл. 2).

Табл. 2. «Посткондратьевские» длинные волны и их фазы

Порядковый номер длинной волны

Фаза длинной

волны

Даты начала

Даты конца

III

A: восходящая

1890–1896 гг.

1914–1928/294 гг.

B: нисходящая

1914–1928/29 гг.

1939–1950 гг.

IV

A: восходящая

1939–1950 гг.

1968–1974 гг.

B: нисходящая

1968–1974 гг.

1984–1991 гг.

V

A: восходящая

1984–1991 гг.

2005–2008 гг.?

B: нисходящая

2005–2008 гг.?

?

Источники: Mandel 1980; Dickson 1983; van Duijn 1983: 155; Wallerstein 1984; Goldstein 1988: 67; Chase-Dunn, Podobnik 1995: 8; Modelski, Thompson 1996; Berend 2002: 308; Бобровников 2004: 47; Пантин, Лапкин 2006: 283–285, 315; Ayres 2006; Linstone 2006: Fig. 1; Tausch 2006b: 101–104; Thompson 1990; 2007: Table 5; Jourdon 2008: 1040–1043. Последняя дата (2008 г.) предложена авторами данной работы (Гринин 2010; Гринин, Коротаев 2010: 212–252; Коротаев, Цирель 2010а, 2010б; Коротаев, Халтурина, Божевольнов 2010: 188–227; Korotayev, Tsirel 2010). Близкие даты предлагались также ря­дом других исследователей (см.: Lynch 2004: 230; Пантин, Лапкин 2006: 315; Акаев 2010; Акаев, Садовничий 2010).

К настоящему времени предложено значительное число объяснений наблюдаемой динамики кондратьевских волн. Так как на ранних стадиях исследований К-волн они были с наибольшей надежностью выявлены для ценовых индексов, большинство объяснений, предложенных в этот период, были монетарного плана. Например, К-волны связывали с инфляционными шоками, порожденными наиболее масштабными войнами (см., например: Åkerman 1932; Bernstein 1940; Silberling 1943 и т. д.). Отметим, что в дальнейшем такие объяснения утратили свою популярность, так как классическая К-волновая структура в колебаниях ценовых индексов после Второй мировой войны прослеживаться перестала (см., например: Бобровников 2004: 54).

Сам Н. Д. Кондратьев объяснял динамику длинных волн прежде всего на основе динамики капитальных инвестиций (уделяя в то же время определенное внимание и динамике технологических инноваций):

…Имеющиеся в капиталистическом обществе различные товары и блага выполняют свои хозяйственные функции весьма различное время по длительности. Равным образом они требуют и весьма различного времени и средств для их создания. Одни из них… требуют сравнительно короткого времени и относительно небольших единовременных затрат… для своего производства. Другие… требуют более длительного времени и более значительных затрат для их производства. Сюда относится большая часть орудий производства. Третьи – основные капитальные блага функционируют десятки лет, требуют весьма значительного времени и огромных затрат на их производство. Сюда относятся такие капитальные блага, как крупнейшие постройки, сооружения значительных железнодорожных линий… и т. д. Сюда по существу нужно отнести и подготовку кадров квалифицированной рабочей силы… Если К. Маркс утверждал, что материальной основой периодически повторяющихся в каждое десятилетие кризисов или средних циклов являются материальное изнашивание, смена и расширение массы орудий производства в виде машин, служащих в среднем в течение 10 лет, то можно полагать, что материальной основой больших циклов является изнашивание, смена и расширение основных капитальных благ, требующих длительного времени и огромных затрат для своего производства… Повышательная волна большого цикла связана с обновлением и расширением основных капитальных благ, с радикальными изменениями и перегруппировкой основных производительных сил общества. Но этот процесс предполагает огромные затраты капитала. И для того чтобы они могли осуществиться, очевидно, необходимо, чтобы этот капитал был. Это в свою очередь возможно лишь при наличии определенных предпосылок. Первая из них состоит в том, что накопление капитала достигло значительных размеров… Однако как бы не было значительно уже достигнутое накопление, мы никогда не имеем образования таких огромных фондов капитала, расходование которого затем могло бы продолжаться в течение десятилетия и больше. Вот почему возможность крупных и длительных вложений капитала предполагает вторую предпосылку, состоящую в том, чтобы процесс накопления продолжался и притом таким темпом, чтобы его кривая шла выше, чем кривая текущего инвестирования… Если бы накапливающийся капитал находился в распыленном и рассеянном состоянии, то это делало бы невозможным крупные затраты и радикальные реконструкции в хозяйстве. Поэтому третьей предпосылкой таких реконструкций является концентрация капитала в распоряжении мощных предпринимательских центров. Этой концентрации способствуют система кредита и фондовая биржа. Тот и другой институт аккумулирует и концентрирует накапливающийся
и накопленный капитал и делает его чрезвычайно подвижным. Наконец, последним условием, являющимся по существу оборотной стороной предыдущих предпосылок, является относительно малая степень связанности капитала, обилие «свободного» капитала, и, следовательно, дешевизна его… Раз концентрирующийся в достаточных массах относительно свободный
и дешевый капитал имеется налицо, то рано или поздно наступает момент, когда значительное инвестирование его в крупные сооружения, вызывающие радикальные изменения условий производства, становится достаточно рентабельным. Начинается полоса для каждого данного исторического периода относительно грандиозного нового строительства, когда находят свое широкое применение накопившиеся технические изобретения, когда создаются новые производительные силы… Начинается общая повышательная волна конъюнктуры. Повышательное движение конъюнктуры и рост производительных сил обусловливают обострение борьбы за новые рынки, в частности за рынки сырья. Это вызывает… обострение международно-политических отношений, увеличение поводов к военным столкновениям и самые военные столкновения… В то же время бурный рост новых производительных сил, повышая активность заинтересованных
в нем классов и групп внутри, создает предпосылки для обострения борьбы против устарелых и тормозящих развитие социально-экономических отношений, создает предпосылки для
внутренних крупных переворотов. Вот почему… период длительного повышения конъюнктуры связан с радикальными изменениями в области производства, с полосой частых войн
и революционных потрясений. Но если природа длительно-повышательной волны такова, то ясно, что во внутренних условиях ее развития лежат и основания, почему она не может продолжаться непрерывно и почему по истечении известного
периода неизбежно наступает ее перелом и начинается понижательная волна. Действительно, инвестирование капитала в крупные и дорогие сооружения повышает спрос на капитал. Кривая этого спроса по своему уровню чем дальше, тем более начинает приближаться к уровню кривой накопления и затем превышать последний. Это порождает тенденцию к вздорожанию капитала и к повышению процента на него. В дальнейшем эта тенденция еще более усиливается. Причина этого лежит
в развитии внешневоенных и внутреннесоциальных потрясений… Тем самым создаются необходимые предпосылки для общего перелома кривой конъюнктуры к понижению. Так как повышательная волна ее возникает на основе высокого напряжения накопления и долгосрочных помещений капитала в фундаментальные и дорогостоящие сооружения, то проходит весьма значительный период, прежде чем эта повышательная инерция преодолевается и начинается понижательная волна. Но тем не менее она начинается с неизбежностью. Прежний темп инвестирования в капитальные сооружения падает. Активность всей хозяйственной жизни сокращается… Депрессивное состояние хозяйственной жизни толкает к исканию путей удешевления производства, к исканию новых технологических изобретений, способствующих этому удешевлению… Именно в течение этого периода, то есть в течение длительно-понижательной волны конъюнктуры, технические открытия и изобретения особенно многочисленны. Приостанавливается и рост процента на капитал… Создаются предпосылки для его понижения. Это понижение вызывается, во-первых, тем, что отпадают прежние причины превышения спроса на капитал над его предложением, так как сокращаются размеры инвестиций
и ослабевают причины, сдерживавшие накопление. Оно вызывается, во-вторых, тем, что появляются причины, которые способствуют усиленной аккумуляции капитала в руках банковских и торгово-промышленных предприятий… Таким образом, по мере развития понижательной тенденции все сильнее
и сильнее начинают действовать факторы, усиливающие его накопление и аккумуляцию. Кривая темпа накопления все значительнее превосходит кривую его инвестирования. Капитал дешевеет. Тем самым вновь создаются условия, благоприятные для подъема… (Кондратьев 2002: 390–394).

Это направление в объяснении кондратьевской волновой динамики получило свое дальнейшее развитие в работах Э. Манделя (Mandel 1975; 1980), Дж. У. Форрестера и его коллег (см., например: Forrester 1978; 1981; 1985; Senge 1982 и т. д.), А. ван дер Цвана (van der Zwan 1980),
Х. Глисмана, Х. Родемера, Ф. Уолтера (Glismann, Rodemer, Wolter 1983) и т. д.

Однако в последние десятилетия наиболее популярным стало объяснение динамики К-волн, связывающее ее с волнами технологических инноваций.

Еще Кондратьев обратил внимание на следующую «эмпирическую правильность»:

В течение примерно двух десятилетий перед началом повышательной волны большого цикла наблюдается оживление
в сфере технических изобретений. Перед началом и в самом начале повышательной волны наблюдается широкое применение этих изобретений в сфере промышленной практики, связанное
с реорганизацией производственных отношений (Кондратьев 2002: 374).

Вместе с тем Кондратьев отметил:

Констатируя эту правильность, мы, однако, во-первых, подчеркиваем ее эмпирический характер: как таковая, она
лишена точности и, несомненно, допускает исключения. Во-вторых, выдвигая ее, мы абсолютно не склонны думать, что здесь дано какое-либо объяснение причин больших циклов (Там же).

Однако это направление получило значительное развитие в исследовании Й. А. Шумпетера (Schumpeter 1939), уже с начала ХХ в. разрабатывающего концепцию предпринимателя-новатора. Шумпетер именно в волнах технологических инноваций во многом видел важнейшее объяснение причин больших циклов (дальнейшее развитие шумпетерианская версия теории К-волн получила в следующих работах: Mensch 1979; Kleinknecht 1981; 1987; Dickson 1983; Freeman 1987; Tylecote 1992; Глазьев 1993; Маевский 1997; Modelski, Thompson 1996; Modelski 2001; 2006; Яковец 2001; Freeman, Louçã 2001; Ayres 2006; Dator 2006; Hirooka 2006; Papenhausen 2008; последнюю подборку эмпирических доказательств реального существования шумпетерианских волн технологических инноваций см. в следующей работе: Kleinknecht, van der Panne 2006; см. также: Лазуренко 1992; Глазьев 2009; Полтерович 2009; Korotayev, Zinkina, Bogevolnov 2011; Акаев, Румянцева и др. 2011). В рамках этого подхода каждая кондратьевская волна связана с определенным ведущим сектором (или ведущими секторами), технологическим укладом, технологической системой, технологическим стилем или техно-экономической парадигмой. Например, третья кондратьевская волна иногда характеризуется как эпоха стали, электричества и тяжелого машиностроения. четвертая волна – это эпоха нефти, автомобилей и массового производства. Наконец, современная, пятая, волна описывается как эпоха информации и телекоммуникаций (Papenhausen 2008: 789; см. также: Перес 2011); в то время как приближающаяся шестая волна, по некоторым предположениям, будет связана прежде всего с нано- и биотехнологиями и в целом с так называемой NBIC-конвергенцией, где N расшифровывается как нанотехнологии, B – как биотехнологии, I – как информационные технологии, а C – как когнитивная наука (см., например: Lynch 2004; Dator 2006; Медведев 2008; Прайд, Медведев 2008). Более подробно на проблеме кондратьевских волн в глобальной динамике техноинновационной активности мы еще остановимся ниже (см. также статью Гринина в настоящем альманахе, в которой проанализированы достоинства и недостатки указанных подходов).

Было предпринято и несколько попыток объединить инвестиционное и инновационное объяснение К-волновой динамики в рамках единого теоретического подхода (см., например: Rostow 1975; 1978; van Duijn 1979; 1981; 1983; Меньшиков, Клименко 1989; Румянцева 2003; Акаев 2010; Акаев, Садовничий 2010; Акаев, Румянцева и др. 2011).

Отметим, что многие обществоведы рассматривают К-волны в качестве одной из важнейших компонент современной мир-системной динамики. Например, В. Р. Томпсон утверждает:

Длинные волны экономического роста, по всей видимости, обладают исключительно высокой значимостью для мир-системных социальных процессов… Длинные волны технологических изменений (продолжительностью в 40–60 лет) определяют форму многих важных процессов… В течение последней тысячи лет их влияние становилось все более и более существенным. К-волны стали особенно важными для нашего понимания экономического роста, войн и системного лидерства… Но они важны и для других процессов, таких как политические изменения в отдельных странах, культурные изменения, а также процессы смены поколений. Этот список, по всей видимости, не исчерпывает значимости кондратьевских волн, но он должен помочь оценить важность длинных волн для глобальных социальных процессов (Thompson 2007).

На этом фоне нельзя не упомянуть того обстоятельства, что сам факт существования кондратьевских волн до сих пор не получил окончательного признания в мировой науке, о чем так или иначе обязательно упоминают большинство исследователей К-волн. В результате создалась ситуация, при которой политологи, социологи, некоторые экономисты и другие обществоведы строят расчеты, модели, прогнозы исходя из К-волн (во всем мире и особенно в России), а значительная часть экономистов, в том числе и самых известных, сомневаются в их существовании или вовсе их отрицают.

В то же время (это можно трактовать и как преимущество, и как недостаток) сами К-волны проявляются весьма разнообразно: в колебаниях соотношений цен, количестве инноваций, силе и частоте деловых циклов, отношении цены золота к цене товаров и т. д. Причем в разные времена с разной силой проявлялись различные признаки. Во времена самого Кондратьева на первый план выходили ценовые показатели, а в настоящее время – скорость роста ВВП5.

Наличие К-волн в ценовой динамике (по крайней мере, до Второй мировой войны) получило наиболее широко признанную эмпирическую поддержку (см., например: Gordon 1978: 24; van Ewijk 1982; Cleary, Hobbs 1983; Berry 1991 и т. д.). Но после Второй мировой войны (см., например: Бобровников 2004: 54), как уже упоминалось выше, кондратьевская динамика (по крайней мере, в своем классическом виде) перестала прослеживаться в прежней форме в мировой динамике цен. Впрочем, как было показано ранее (Щеглов 2009; Гринин, Коротаев, Цирель 2011: 75–77), при учете инфляции ход изменений ценовых индексов в пересчете на золото продолжает соответствовать кондратьевской динамике (Рис. 1). С другой стороны, энергетические ресурсы, прежде всего нефть, начиная с 70-х гг. XX в. в не меньшей степени, чем золото, выполняют функцию резервного средства накопления, а кондратьевские волны прослеживаются в динамике ценовых индексов и при пересчете их в нефтяном эквиваленте (Рис. 2).

frame2
  1   2   3   4   5   6

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

В мировой динамике 4 iconСоциально-философский анализ мир-системного подхода к динамике капитализма

В мировой динамике 4 iconС. В. Кортунов россия в мировой политике после кризиса1
...

В мировой динамике 4 iconФакультет мировой экономики и мировой политики Программа дисциплины...
Настоящая дисциплина предназначена для изучения студентами 3-го курса факультета мировой экономики и мировой политики

В мировой динамике 4 iconФакультет мировой экономики и мировой политики Программа дисциплины
Настоящая дисциплина предназначена для изучения студентами 3-го курса факультета мировой экономики и мировой политики

В мировой динамике 4 iconЭкоаналитическая оценка состояния азовского моря в многолетней динамике
Работа выполнена в фгуп «Азовский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства»

В мировой динамике 4 iconСовет департамента мировой экономики факультета мировой экономики и мировой политики
...

В мировой динамике 4 iconСовет департамента мировой экономики факультета мировой экономики и мировой политики
К э н., ординарный профессор, руководитель Департамента мировой экономики факультета мировой экономики и мировой политики ниу вшэ,...

В мировой динамике 4 iconТемы контрольных работ по курсу «мировая экономика и международные...
Транснациональные корпорации: сущность, структура операции, место в мировой экономике

В мировой динамике 4 iconГеополитические аспекты иранской ядерной программы
Факультет Мировой Экономики и Мировой Политики отделение международные отношения Кафедра Мировой политики

В мировой динамике 4 iconРоль финансового рынка в динамике экономической нестабильности
Диссертация выполнена на кафедре экономической теории Московского государственного института международных отношений (Университета)...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную