Литература Агапова И. И. Институциональначя экономика. Учебное пособие М.: Магистр, 2011






НазваниеЛитература Агапова И. И. Институциональначя экономика. Учебное пособие М.: Магистр, 2011
страница1/12
Дата публикации28.01.2015
Размер1.68 Mb.
ТипЛитература
e.120-bal.ru > Экономика > Литература
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Литература
1. Агапова И. И. Институциональначя экономика. Учебное пособие М.: Магистр, 2011.

  1. Институциональная экономика. Олейник А.Н. М.: Инфра-М, 2002. — 416 с.

  2. Виноградова А.В. Институциональная экономика. Теория и практика. Учебно-методическое пособие.- Нижний Новгород: Нижегородский госуниверситет, 2012.- 70с.

  3. Институциональная экономика: Учебник/ под общ. Ред. А.А.Аузана. М. Инфра- М, 2005.

  4. Одинцова М. И. Институциональная экономика. Учебное пособие. 3-е изд. М.: ГУ-ВШЭ, 2009.

  5. Мамаева Л. Н. Институциональная экономика. Курс лекций. М.: Дашков и К, 2012.


Электронные образовательные ресурсы
http://ecsocman.edu.ru
http://www.econline.edu.ru/
http://www.isnie.org/
http://esnie.org/

Вольчик В.В. Лекции по институциональной экономике

 

Лекция 1

Истоки и основные течения институционализма

 

1. Истоки институционализма.

2. Старый институционализм в прошлом и настоящем.

3. Новая институциональная экономика и неоклассика.

 

Литература:

Основная:

1. Олейник А. Н. Институциональная экономика: Учебно-методическое пособие. М., 2000. Тема 1.

2. История экономических учений. Под ред. В. Автономова, О. Ананьина, Н. Макашевой. М., 2000. Гл. 19, 38.

3. Вольчик В.В. Курс лекций по институциональной экономике. Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2000. Лекция 1.

4. Розмаинский И.В., Холодилин К.А. История экономического анализа на Западе. СПб., 2000. Гл. 3,8.

5. Сэмюэлс У. Институциональная экономическая теория // Панорама экономической мысли XX столетия. Под ред. Д. Гринуэя, М. Блини, И. Стюарта. СПб: "Экономическая школа", 2002. Т. 1.

6. Вольчик В.В. Институционализм: вторичность нового мифа? (Возможности и пределы институциональной экономики) // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2003. Т. 1. №1.

Дополнительная:

1. Hodgson, Geoffrey M. What is the essence of institutional economics? // Journal of Economic Issues, Jun 2000, Vol. 34. Issue 2.

2. Веблен Т. Теория праздного класса. М., 1994.

3. Нуреев Р.М. Институционализм: прошлое, настоящее, будущее // Вопросы экономики. 1999. №1. С. 125-131.

 

1. Истоки институционализма

Институционализм как научное течение всегда был неортодоксальной экономической теорией и остается ею в настоящее время, кроме неоинституционализма, поглощенного неоклассикой. И хотя институционализм как самостоятельное научное течение возник в Соединенных Штатах Америки, истоки его лежат в теориях, которые были сформулированы европейскими экономистами, также находящимися в оппозиции главенствующей в то время классической школе.

Таким научным течением была историческая школа и марксистская политическая экономия.

Историки экономической мысли иногда называют Маркса первым институционалистом. В рамках марксизма мы находим традиционные для институционалистов объекты исследования, например, большое значение отводится собственности. «Капиталистический способ присвоения, вытекающий из капиталистического способа производства, а, следовательно, и капиталистическая частная собственность, есть первое отрицание индивидуальной частной собственности, основанной на собственном труде. Но капиталистическое производство порождает с необходимостью естественного процесса свое собственное отрицание. Это – отрицание отрицания. Оно восстанавливает не частную собственность, а индивидуальную собственность на основе достижений капиталистической эры: на основе кооперации и общего владения землей и произведенными самим трудом средствами производства».[1]  Действительно, приведенная цитата подтверждает этот тезис. «Достижения капиталистической эры» в современной терминологии представляют собой систему экономических и социальных институтов, определяющих условия функционирования экономических систем. Но современная экономическая действительность такова, что развитие экономических систем, основанных на рыночном обмене, происходит наряду с глобальным процессом персонификации производительных сил. Этому способствуют как институциональные, так и технологические факторы – развитие рынков, информационных технологий обусловливает развитие процессов индивидуализации присвоения.

Немецкая историческая школа представляет собой одно из главных неортодоксальных (для своего времени) направлений в экономической науке XIX века.

Основные представители. Старая историческая школа: Фридрих Лист (1789–1846), Бруно Гильдебранд (1812–1878), Вильгельм Рошер (1817–1894), Карл Книс (1921–1898). Новая историческая школа: Густав Шмоллер (1838–1917), Карл Бюхер (1847–1930), Луйо Брентано (1844–1931).

Подход представителей немецкой исторической школы отличался следующими особенностями.[2]

1. Отрицательное отношение к любым попыткам создания универсальной экономической теории и, в частности, к классической политической экономии. По мнению адептов немецкой исторической школы, экономическая наука должна заниматься исследованием специфики конкретных национальных хозяйств; дело в том, что каждое национальное хозяйство имеет свои специфические свойства, зачастую не имеющие аналогов. Именно поэтому универсальная экономическая теория представляет собой нонсенс.

Отсюда следует другая особенность учения немецкой исторической школы 

2. Антикосмополитизм. Представители немецкой исторической школы в той или иной степени были склонны подчеркивать роль национальных факторов в хозяйственном развитии. Кстати говоря, с их легкой руки даже в настоящее время экономическую науку в Германии и других немецкоязычных странах часто называют «Национальной экономией» [Nationalokonomie] или «Народнохозяйственным учением» [Volkswirtschaftslehre].

3. Отрицательное отношение к абстрактно-дедуктивным методам анализа. Главный акцент в экономической науке нужно делать на конкретные историко-экономические исследования (чем, как правило, и занимались большинство эпигонов этой школы).

4. Трактовка народного хозяйства как единого целого, части которого находятся в постоянном взаимодействии между собой, а не как простой суммы отдельных индивидов. Отсюда следует, что «жизнь» такого «целого» управляется особыми законами, отличающимися от законов, которым подчиняется жизнь отдельно взятых субъектов.

5. Отрицательное отношение к концепции экономического человека. «Немцы» отвергают представление об индивиде как человеке, свободном от воздействия общественных факторов и автономно стремящимся к достижению максимальной личной выгоды. Как отмечал один из «немцев» Б. Гильдебранд (см. о его основной концепции в разделе 3.3.1), «человек, как существо общественное, есть прежде всего продукт цивилизации и истории, и ... его потребности, его образование и его отношения к вещественным ценностям, равно как и к людям, никогда не остаются одни и те же, и географически и исторически беспрерывно изменяются и развиваются вместе со всей образованностью человечества»[3]. Короче говоря,человек – это культурное существоориентированное на общественные ценности. Отсюда следует еще одна особенность учения немецкой исторической школы –

6. Трактовка хозяйства как одной из частей социальной жизни и, как следствие, учёт разнообразных внеэкономических факторов – этических, психологических и правовых.

7. Понимание хозяйства как эволюционирующей системы, проходящей в своем развитии различные стадии. Кстати говоря, данный аспект также является аргументом против универсальности экономической теории, поскольку разные стадии развития хозяйства отличаются специфическими, а зачастую и уникальными свойствами.

8. Благосклонное отношение к государственному вмешательству. Такое отношение вызвано, прежде всего, скептицизмом по поводу того, что свободная конкуренция, характерная для рыночной экономики, в состоянии обеспечить гармонию интересов разных хозяйствующих субъектов. Без планомерного воздействия государства на хозяйство «сильнейшие» будут всегда оказываться в выигрыше за счет «слабейших».

 

2. Старый институционализм в прошлом и настоящем

«Отцы-основатели» старого институционализма: Торстейн Веблен (1857–1929), Уэсли Клэйр Митчелл (1874–1948), Джон Морис Кларк (1884–1963), Джон Коммонс (1862–1945).

Старый институционализм отличают следующие характеристики.

1. Отрицание принципа оптимизации. Хозяйствующие субъекты трактуются не как максимизаторы (или минимизаторы) целевой функции, а как следующие различным "привычкам" – приобретенным правилам поведения – и социальным нормам.

2. Отрицание методологического индивидуализма. Действия отдельно взятых субъектов в значительной мере предопределяются ситуацией в экономике в целом, а не наоборот. В частности, их цели и предпочтения формируются обществом.

3. Сведение основной задачи экономической науки к «пониманию» функционирования хозяйства, а не к прогнозу и предсказанию.

4. Отрицание подхода к экономике как к (механически) равновесной системе и трактовка экономики как эволюционирующей системы, управляемой процессами, носящими кумулятивный характер. Старые институционалисты исходили здесь из предложенного Т. Вебленом принципа "кумулятивной причинности", согласно которому экономическое развитие характеризуется причинным взаимодействием различных экономических феноменов, усиливающих друг друга.

5. Благосклонное отношение к государственному вмешательству в рыночную экономику.

Однако старые институционалисты в настоящее время оказались сами до некоторой степени разобщены. Одни прослеживают истоки своих идей в работах Веблена и Кларенса Айрса, в то время как другие следуют за Коммонсом. Между ними существуют множественные и сложные различия, но все они фокусируются в разных подходах к теории ценности.

Со­гласно традиции Веблена–Айрса, технология и индустриализация рассматриваются одновременно и как движущая сила, и как источник ценности  последнее в том смысле, что технология позволяет лю­дям производить больше, и что все, способствующее дальнейшему увеличению производства, ценно само по себе; но этот рост производ­ства сдерживается иерархическими институтами. По мнению этих авторов, институты представляют собой консервативную силу, сдер­живающую введение новых технологий и организационных нововве­дений. Есть некая ирония в том факте, что эти институционалисты порочат институты, в то время как институционалисты как школа мысли подчеркивают их значение  в данном случае значение нега­тивно.

С другой стороны, в традиции Коммонса экономическая дея­тельность рассматривается как результат взаимодействия целого ряда факторов и сил, включающих технологию и институты, причём по­следние рассматриваются как способ выбора между технологически­ми альтернативами. По мнению представителей этой традиции, зна­чительным источником ценности является определение действующих правил права и морали, которые помогают структурировать и управ­лять доступом и использованием власти, т.е. определяют, когда и чьи интересы должны быть учтены. В этом отношении, как и в неко­торых других, два направления институционализма подходят к пред­мету исследования по-разному, но ещё более они отличаются от пред­ставителей магистрального неоклассического направления, чья тео­рия ценности фокусируется на относительных ценах экономических благ. Однако все институционалисты подчеркивают необходимость использования в рамках экономической теории реалистичных и зна­чимых концепций и теорий социальных изменений, социального контроля, коллективных действий, технологии, процесса индустриа­лизации и рынка как институционального комплекса, а не как аб­страктного механизма.

Среди современных «старых» институционалистов можно выделить Уоррена Сэмюэльса, Джеффри Ходжсона,  Джеймса Стенфилда.

Определение институционализма с позиций OIE (Old, or Original, Institutional Economics) может быть сформулировано с учётом следующих пяти положений[4]. 

1.       Хотя институционалисты стремятся придать теории практическую направленность, сама институциональная наука не должна сводиться к предложениям по проведению экономической политики.

2.       Институционализм активно использует идеи и данные других наук, таких как психология, социология и антропология, для того чтобы содействовать более глубокому анализу институтов и поведения человека.

3.       Институты – это ключевые элементы любой экономической системы, и поэтому главная задача экономиста заключается в изучении институтов и процессов их сохранения, обновления и изменения.

4.       Экономика – это открытая и эволюционирующая система, действующая в условиях природной среды, подверженная технологическим изменениям и вовлечённая в более обширные социальные, культурные, политические и властные отношения.

5.       Представление индивидуального агента как человека, максимизирующего полезность, нереально или ошибочно. Институционалисты не рассматривают человека как нечто заданное. Необходимо учитывать институциональную и культурную среду, в которой находится человек. Следовательно, люди не просто создают институты. Посредством преобразующей нисходящей причинной связи институты   достаточно сильно влияют на людей.

 

3. Новая институциональная экономика и неоклассика

         Новая институциональная экономика является одним из самых молодых течений экономической мысли, сделавшим значительные успехи в продвижении своих теоретических конструкций, идей и аналитических инструментов. Возникнув, как и традиционный институционализм, как критика неоклассической ортодоксии, неоинституционализм со временем сам стал фактически частью неоклассики (хотя это признаётся не всеми экономистами). В настоящее время большинство научных журналов уделяют большое место публикациям в русле теорий новой институциональной экономики, чего не скажешь о других течениях институционализма.

Существует несколько причин, по которым неоклассическая теория (начала 60-х годов) перестала отвечать требованиям, предъявляемым к ней экономистами, которые пытались осмыслить реально происходящие события в современной экономической практике:

1. Неоклассическая теория базируется на нереалистичных предпосылках и ограничениях, и, следовательно, она использует модели, неадекватные экономической практике. Коуз называл такое положение дел в неоклассике «экономикой классной доски».

2. Экономическая наука расширяет круг феноменов (например, таких как идеология, право, нормы поведения, семья), которые успешно могут анализироваться с точки зрения экономической науки. Этот процесс получил название «экономического империализма». Ведущим представителем этого направления является нобелевский лауреат Гарри Беккер. Но впервые о необходимости создания общей науки, изучающей человеческое действие, писал еще Людвиг фон Мизес, предлагавший для этого термин «праксиология»[5].

3. В рамках неоклассики практически нет теорий, удовлетворительно объясняющих динамические изменения в экономике, важность изучения которых стала актуальной на фоне исторических событий XXвека. (Вообще в рамках экономической науки до 80-х годов XX века эта проблема рассматривалась почти исключительно в рамках марксистской политической экономии[6]).

Теперь остановимся на основных предпосылках неоклассической теории[7], которые составляют ее парадигму (жёсткое ядро), а также «защитный пояс», следуя методологии науки, выдвинутой Имре Лакатосом[8]:

Жёсткое ядро:

1) стабильные предпочтения;

2) рациональный выбор (максимизирующее поведение);

3) равновесие на рынке и общее равновесие на всех рынках.

 Защитный пояс:

1) права собственности остаются неизменными и чётко определёнными;

2) информация является совершенно доступной и полной;

3) индивиды удовлетворяют свои потребности с помощью обмена, который происходит без издержек, с учётом первоначального распределения.

Исследовательская программа, по Лакатосу, оставляя в неприкосновенности жёсткое ядро, должна быть направлена на то, чтобы прояснять, развивать уже имеющиеся или выдвигать новые вспомогательные гипотезы, которые образуют защитный пояс вокруг этого ядра.

Если видоизменяется жёсткое ядро, то теория заменяется новой теорией со своей собственной исследовательской программой.

Современный неоинституционализм берёт свое начало с пионерных работ Рональда Коуза «Природа фирмы», «Проблема социальных издержек».

Атаке неоинституционалистов в первую очередь подверглись положения неоклассики, составляющие её защитное ядро.

1. Во-первых, подверглась критике предпосылка, что обмен происходит без издержек. Критику этого положения можно найти в первых работах Коуза. Хотя необходимо отметить, что о возможности существования издержек обмена и об их влиянии на решения обменивающихся субъектов писал ещё Менгер в своих «Основаниях политической экономии».

До сих пор мы рассматривали обмен как процесс, происходящий без издержек. Но в реальной экономике любой акт обмена связан с определенными издержками. Такие издержки обмена получили название трансакционных. Они обычно трактуются как «издержки сбора и обработки информации, издержки проведения переговоров и принятия решения, издержки контроля и юридической защиты выполнения контракта»[9].

Концепция трансакционных издержек противоречит тезису неоклассической теории, что издержки функционирования рыночного механизма равны нулю. Такое допущение позволяло не учитывать в экономическом анализе влияние различных институтов. Следовательно, если трансакционные издержки положительны, необходимо учитывать влияние экономических и социальных институтов на функционирование экономической системы.

2. Во-вторых, признавая существование трансакционных издержек, возникает необходимость в пересмотре тезиса о доступности информации. Признание тезиса о неполноте и несовершенности информации открывает новые перспективы для экономического анализа, например, в исследовании контрактов.

3. В-третьих, подвергся пересмотру тезис о нейтральности распределения и спецификации прав собственности. Исследования в этом направлении послужили отправным пунктом для развития таких направлений институционализма, как теория прав собственности и экономика организаций. В рамках этих направлений субъекты экономической деятельности, хозяйственные организации, перестали рассматриваться как «чёрные ящики».

В рамках современного неоинституционализма также осуществляются попытки изменения, или даже модификации, элементов жёсткого ядра неоклассики. В первую очередь это предпосылка неоклассики о рациональном выборе. В институциональной экономике классическая рациональность модифицируется с принятием допущений об ограниченной рациональности и оппортунистическом поведении.

Несмотря на различия, практически все представители неоинституционализма рассматривают институты через их влияние на решения, которые принимают экономические агенты. При этом используются следующие основополагающие инструменты, относящиеся к модели человека: методологический индивидуализм, максимизация полезности, ограниченная рациональность и оппортунистическое поведение.

Некоторые представители современного институционализма идут ещё дальше и подвергают сомнению саму предпосылку о максимизирующем полезность поведении экономического человека, предлагая его замену принципом удовлетворительности. В соответствии с классификацией Трэна Эггертссона[10], представители этого направления образуют собственное направление в институционализме – Новую институциональную экономику, представителями которой можно считать О. Уильямсона и Г. Саймона. Таким образом, различия между неоинституционализмом и новой институциональной экономикой можно провести в зависимости от того, какие предпосылки подвергаются замене или модификации в их рамках – «жесткого ядра» или «защитного пояса».

Основными представителями неоинституционализма являются Р. Коуз, О. Уильямсон, Д. Норт, А. Алчиан, К. Менар, Дж. Бьюкенен, М. Олсон, Р. Познер, Г. Демсец, С. Пейович, Т. Эггертссон и др.

Так что же изучает институциональная экономика? Лучше всего об этом сказал основоположник неоинституционализма Р. Коуз:

«Экономисты имеют следующий предмет исследований: мы изучаем, как работает экономическая система, система, в которой мы получаем и тратим наши доходы. Благосостояние человеческого общества зависит от изобилия товаров и услуг, а это, в свою очередь, зависит от продуктивности экономической системы. Адам Смит объяснил, что продуктивность экономической системы зависит от специализации (он назвал это разделением труда), но специализация возможна только в том случае, если существует обмен,  и чем ниже издержки обмена (трансакционные издержки, если желаете), тем больше будет специализация, и тем выше продуктивность системы. Но издержки обмена зависят от институтов, которые существуют в стране: от её системы права, политической системы, социальной системы, системы образования,  культуры и так далее. Фактически, это те институты, которые управляют экономической системой, и именно они представляют интерес для экономистов, изучающих «новую институциональную экономику»[11].

В настоящее время идеи концепции неоинституционализма лежат в основе многих отраслей экономического знания. Необходимо сделать важное замечание, что деление на различные теории, направления в рамках неоинституционализма часто условны и не носят абсолютного характера.  Многих экономистов с одинаковым успехом можно отнести и к неоклассикам, и к институционалистам. Например, одного из основателей теории общественного выбора, К. Эрроу, в учебной и научной литературе часто причисляют к институционалистами, хотя с таким же успехом его можно назвать видным представителем неоклассического направления (модель общего равновесия Эрроу–Дебре).

Нет чётких границ и внутри самой институциональной теории. Если взять любое направление институционализма, например, теорию прав собственности, то многие работы можно отнести одновременно и к неоинституционализму, и к экономике и праву (Law and Economics), и к эволюционной экономике. Поэтому можно сделать вывод о том, что все классификации имеют скорее учебный характер и мало помогают понять сущность институционального подхода в экономике[12].
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Литература Агапова И. И. Институциональначя экономика. Учебное пособие М.: Магистр, 2011 iconБюллетень новых поступлений в библиотеку казанского филиала атисо за ноябрь 2012 г
Институциональная экономика: учебное пособие /И. И. Агапова. М.: Магистр, 2012. – 272с. – Библиогр. С. 267 – с. 269">


При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru