Джоэль Мокир. Дары Афины. Исторические истоки экономики Книга основана на идее о том, что знания людей о своем физическом окружении всегда были для них важны и






Скачать 383.69 Kb.
НазваниеДжоэль Мокир. Дары Афины. Исторические истоки экономики Книга основана на идее о том, что знания людей о своем физическом окружении всегда были для них важны и
страница1/3
Дата публикации15.03.2015
Размер383.69 Kb.
ТипКнига
e.120-bal.ru > Экономика > Книга
  1   2   3
Джоэль Мокир. Дары Афины. Исторические истоки экономики

Книга основана на идее о том, что знания людей о своем физическом окружении всегда были для них важны и приобрели особое значение в последние столетия. Данная книга посвящена истории экономического роста, но не только ей: речь пойдет об истории экономического благополучия, о более здоровой, длительной и безопасной жизни, о все большей доступности досуга и материального комфорта, о снижении уровней смертности и заболеваемости, об отступлении болезней и горя.

Ссылку на эту книгу я нашел у Талеба в Антихрупкости… (см. также Что почитать по менеджменту).

Джоэль Мокир. Дары Афины. Исторические истоки экономики. – М.: Изд. Института Гайдара, 2012. – 408 с.



Глава 1. Техника и проблема знания

Накопление знаний — один из ключевых моментов экономических изменений, и по одной лишь этой причине оно слишком важно для того, чтобы отдавать его на откуп историкам науки. В течение почти всей истории человечества новые знания добывались случайным и непредсказуемым образом, и потому экономическая история зависит от аналогичных случайностей. Экономическая эффективность, т.е. наша способность добывать у скаредной природы материальные блага, колоссально возросла за последние два века. Новые знания, приобретенные за последние триста лет, привели к множеству социальных конфликтов и страданий, но в то же время обеспечили нам неслыханное богатство и безопасности.

Мы рассмотрим лишь те знания, которые мы будем называть «полезными». Мы будем отталкиваться от ключевой роли техники. Поскольку техникой в самом широком смысле называется манипулирование природой ради получения материальной выгоды, ограничимся рассмотрением знаний о естественных явлениях, исключив дискуссии знания о человеческом разуме и социальных институтах.

Полезные знания включают знания о «том, что», или пропозициональные знания (иными словами, убеждения) о природных явлениях и закономерностях и знания «о том, как», то есть инструктивных или прескриптивных знаний, которые можно называть технологиями. В дальнейшем будем называть пропозициональные знания Ω-знаниями, а прескриптивные знания — λ-знаниями. Если Ω соответствует греческому слову episteme («наука»), то λ — слову techne («искусство» или «техника»).

Ключевой идеей данной книги является предположение о том, что Ω-знания служат основой для технологий, задействованных в ходе экономического производства. Для того чтобы изобретатель мог сформировать набор инструкций, составляющих данную технологию, обществу должно быть известно что-то о природных процессах, на которых она основана.

Цена доступа к знаниям зависит от техники доступа, надежности источников и общего объема Ω: чем больше Ω, тем больше необходимость в специализации и разделении знаний. Именно в этом состоит суть информационных технологий. Изобретение письменности, бумаги и печатного станка резко снизило цену доступа.

Если пропозициональные знания контролируются императорской бюрократией, как было в Китае, или узкой аристократической элитой, как в античном мире, то значительная их часть может быть утрачена или стать недоступной. Если цена доступа невысока, то вероятность утраты части существующих знаний невелика, а поиск новых знаний с меньшей вероятностью превратится в изобретение велосипеда. Таким образом, цена доступа определяет, насколько вероятно расширение Ω — то есть насколько вероятны новые открытия и приобретение новых знаний —поскольку чем ниже цена доступа, тем больше знаний будет накапливаться.

Многие технологии включают в себя элементы и усовершенствования, которые могут храниться только в умах людей и передаваться (если их вообще можно передать) лишь путем личных контактов. Несмотря на кодируемость многих технологий, прямой контакт между учителем и учеником представлялся, по крайней мере до недавнего времени, незаменимым. Технологии во многих случаях записываются в сокращенном виде ради экономии на познавательном процессе. Люди могут обучаться вертикальным способом, но могут и перенимать знания друг у друга путем подражания. Именно потому и существуют длительные периоды постдипломной практики, необходимые для будущих специалистов, чья работа связана с использованием очень сложных технологий, которым невозможно обучиться по одним только книгам и журналам.

Помимо этого, технологии могут быть «плотными» в том смысле, что они сразу дают результаты, сопоставимые с другими вариантами. Решение о том, следует ли использовать неплотную технологию, можно принять путем сравнения издержек, связанных с ошибками первого типа (действия на основе неверных гипотез) и с ошибками второго типа (вызванными отказом от верных гипотез). Мы не можем знать наверняка, верна ли гипотеза о том, что употребление в пищу сырой капусты предотвращает рак кишечника, однако издержки, вызванные отказом от этого метода в том случае, если он окажется верным, могут показаться некоторым намного более высокими, чем издержки, вызванные использованием этого метода, если он окажется неверным. Подобное техническое пари Паскаля применимо ко многим неплотным технологиям.

Прибавление к Ω называется открытием — обнаружением некоего факта или закона природы, всегда существовавшего, но остававшегося неизвестным для всего общества. Прибавление к λ называется изобретением. — созданием набора инструкций, выполнение которых позволяет сделать нечто доселе невозможное. Согласно Майклу Полани, различие сводится к наблюдению о том, что Ω-знания могут быть «истинными» или «ложными», в то время как «действия могут быть только удачными или неудачными». Полани отмечает, что это различие признается патентным правом, согласно которому патентуются изобретения (прибавления к λ), но не открытия (прибавления к Ω).

Технология возможна лишь в том случае, если кто-то обладает достаточными знаниями о природных принципах и явлениях, на которых она основана. С целью провести различие между знаниями, требующимися для изобретения и разработки новой технологии, и знаниями, требующимися для приведения ее в действие, будем называть последние компетентностью. При исполнении любой технологии всегда оказываются задействованы суждения, сноровка, опыт и другие формы неявных знаний.

Наличие основы в виде знаний создает возможности, но не гарантирует, что ими воспользуются. Так, эллинистическая цивилизация разработала Птолемееву астрономию, но, по-видимому, никогда не использовала ее в навигационных целях.

Идея книги состоит в том, что технический прогресс до 1800 г. в основном носил случайный характер. Хотя новые технологии возникали и до промышленной революции, они имели узкую эпистемную основу и потому почти никогда не влекли за собой дальнейшие непрерывные усовершенствования. Расширение эпистемных основ после 1800 г. свидетельствует о фазовом переходе или смене режима в динамике полезных знаний. Более того, λ может быть связано с Ω обратной связью (рис. 1). Существование Ω-множества, служащего эпистемной основой для потенциальных новых технологий в сочетании с общественной и открытой природой Ω-знаний в значительной степени объясняет хорошо задокументированный феномен повторения изобретений; этот феномен нередко подается в качестве доказательства значимости спроса как стимула к инновациям. Скорее дело в том, что отдельные изобретатели, даже работая секретно, опираются на набор общеизвестных знаний, к которому имеют доступ и другие.



Рис. 1. Обратная связь между пропозициональным и прескриптивным знанием

Глава 2. Промышленное просвещение: главный корень экономического прогресса

Мы предполагаем, что момент промышленной революции (XVIII в.) был определен интеллектуальными достижениями и что истинный ключ к его объяснению следует искать в научной революции XVII века и в Просвещении XVIII века. Ключом к промышленной революции была техника, а техника —это знания.

Практические полезные знания в XVIII в. носили в основном несистемный и неформальный характер и передавались либо вертикально от мастера к ученику, либо горизонтально от одного экономического агента к другому.

Загадка промышленной революции не в том, почему она вообще состоялась, а в том, почему она не сбавила темп и продолжалась, допустим, и после 1820 года. Всплески макроизобретений наблюдались и ранее — наиболее заметный из них произошел в XV в., когда появились печать разборным шрифтом, чугунное литье и различные усовершенствования в технике мореплавания и навигации. Однако эти ранние минииндустриальные революции неизменно выдыхались прежде, чем их влияние создавало возможности для устойчивого экономического роста. До промышленной революции в экономике действовала отрицательная обратная связь; рост в каждом случае сталкивался с каким-либо препятствием или сопротивлением, которое приводило к его прекращению. Однако, возможно, главной причиной снижения прибыли была узкая эпистемная основа техники. Новые, нередко революционные технологии при появлении обычно укреплялись на новом техническом плато и не влекли за собой совокупность микроизобретений. В эпоху, предшествовавшую промышленной революции, узкая эпистемная основа была правилом, а не исключением.

Когда никому не известны причины функционирования тех или иных вещей, потенциальные изобретатели будут тратить ценные ресурсы в бесплодных попытках добиться невозможного—например, построить вечный двигатель или извлечь золото из неблагородных металлов. Диапазон требуемых экспериментов намного расширяется в том случае, когда исследователь не имеет представления о природных принципах, задействованных в данном процессе.

Промышленную революцию можно интерпретировать в свете изменения характеристик и структуры Ω-знаний в XVIII в. и основанных на них технологий. В ходе параллельной эволюции знаний этих двух типов они все сильнее обогащают друг друга, в итоге переключая механизм обратной связи с отрицательного режима на положительный. Полезные знания возрастают путем самоподпитки и выхода из-под контроля, в то время как до промышленной революции они всегда были ограничены в своей эпистемной основе и подавлялись экономическими и социальными факторами. В конце концов положительная обратная связь становится такой сильной, что превращается в самоподдерживающуюся.

Образцовый документ Просвещения Энциклопедия воплощает в себе убеждение в том, что ключ к экономическому прогрессу скрывается в переходе от пропозициональных к прескриптивным знаниям и в их непрерывном взаимодействии. Знание «как?» стало приобретать такое же значение, как и знание «почему?». То и другое сближались все сильнее, между тем как Европа приобретала все больше знаний о мире с целью управлять им. Современный мир во многом похож на мир в представлении Фрэнсиса Бэкона.

Можно вспомнить многих из числа тех, чьи труды и мысли олицетворяют промышленное просвещение. Одним из них был Бенджамин Франклин, по мнению Макса Вебера, представлявший собой воплощение кальвинистской этики. Франклин скрупулезно изучал натурфилософию и был хорошо знаком как с ньютоновской механикой, так и с экспериментальной работой. Он старательно систематизировал наблюдаемые им природные явления. Самыми известными изобретениями Франклина были громоотвод и бифокальные очки.

Изменения в технических знаниях, произошедшие за столетие с 1750 по 1850 гг., включали в себя процессы трех разных типов. Во-первых, могли иметь место «чистые» добавления к Ω, производившиеся в рамках независимой системы открытий, связанных с природой, под влиянием любопытства или других «внутренних факторов», слабо мотивировавшихся экономическими потребностями, которые эти открытия в итоге помогли удовлетворить. Подобное расширение полезных знаний вело к новым изобретениям и в конечном счете стало одной из движущих сил, стоявших за техническими достижениями. Во-вторых, изменялись некоторые свойства Ω и λ, которые становились более плотными (потому что все больше людей обладало этими знаниями) и более доступными (лучше организованными и более пригодными для распространения). Эти изменения способствовали новым приращениям λ —то есть изобретениям. В-третьих, существовала обратная связь между технологиями и пропозициональными знаниями. Большое число крупных и мелких научных революций совершилось благодаря не только концептуальным инновациям, но и новым инструментам и технологиям. Наиболее знаменитые примеры этого —паровая машина, позволившая сформулировать законы термодинамики, и усовершенствование конструкции микроскопа, сделавшее возможной бактериологию. Именно подобная обратная связь между техникой и пропозициональными знаниями превратила непрерывное развитие техники из преходящего исключения в устойчивую норму.

Одновременно с промышленной революцией происходила революция в том, что мы сегодня называем информационными технологиями. Большое количество знаний, прежде носивших неявный и устный характер, было систематизировано и описано в научных и технических работах и чертежах. Благодаря промышленному просвещению полезные знания отныне оценивались лишь по присущей им ценности, а не по тому, из какой страны они происходили. В этом смысле нации Запада прилежно изучали чужой опыт и подражали друг другу.

Во многих отраслях те знания, которые требовались для применения передовых технологий, стали весьма обширными, поэтому обладание ими уже превышало возможности любого индивида. В результате важным элементом технических изменений, как и полагал Адам Смит, стало разделение труда, но его степень определялась не столько «масштабами рынка», сколько объемами соответствующих знаний и пределом возможностей человеческого разума. Накопление полезных знаний вело к развитию специализации и появлению экспертов, инженеров-консультантов, бухгалтеров и других специалистов. Все сильнее возрастала потребность в координации их работы, и так мы получаем еще одно объяснение возникновения фабричной системы, являвшейся отличительной чертой промышленной революции.

Большое значение приобрела метрология. Единообразная организация мер и стандартов является важнейшим свойством Ω в том случае, если мы хотим сохранить низкую предельную цену доступа.

Революция знаний в XVIII в. сводилась не только к появлению новых знаний; главным было то, что улучшился доступ к знаниям.

Глава 3. Первая и последующие промышленные революции

В наши дни немногие исследователи воспринимают промышленную революцию как ряд событий, внезапно и серьезно увеличивших темп устойчивого экономического роста. Ее влияние на доход, приходящийся на душу населения, и на экономическое благосостояние происходило медленно и растянулось на долгое время. Тем не менее, несмотря на то, что динамическую связь между техническим прогрессом и ростом дохода на душу населения затруднительно показать и измерить, промышленная революция стала ключевым событием современной экономической истории.

Экономическое значение промышленной революции заключается не столько в замечательных механизмах, изобретенных в «эпоху чудес» между 1760 и 1790 гг., сколько в самом процессе инноваций, который не завершился снижением прибыли и не заглох после 1800 или 1820 г. – в отличие от того, что неоднократно происходило раньше, когда по Европе (или по неевропейским обществам) прокатывалась очередная волна макроизобретений. В эпоху до 1750-х гг. техническому прогрессу ни разу не удалось обеспечить устойчивый экономический рост

В XVIII в. произошло ослабление механизмов отрицательной обратной связи, препятствовавших росту в более ранние времена. Вопиющий пример – это ограниченность ресурсов, на чем основывается мальтузианский механизм отрицательной обратной связи. Промышленная революция представляет собой переход к неорганической и минеральной экономике, в которой такие постоянно воспроизводящиеся ресурсы, как дерево и мускульная сила, заменяются накопленными ресурсами типа ископаемого топлива и железной руды. В органической экономике источником энергии и материалов служат земля и солнечный свет, и потому в действие вступают неизменные факторы, в конце концов приводящие к снижению отдачи. Экономика, основанная на минералах, намного менее чувствительна к демографическому давлению.

Ослабление «институциональной отрицательной обратной связи» носит более сложный характер. В каждом обществе предпринимателям приходится выбирать между двумя путями получения прибыли: первый путь — это использование политических возможностей, которые увеличивают их долю в доходе, не увеличивая (а порой даже сокращая) общий объем дохода; второй путь — это выгодная для общества эксплуатация технических или коммерческих возможностей. Просвещение повлекло за собой разнообразные политические изменения, сделавшие «производственную» деятельность более привлекательной по сравнению с рентоискательским и оппортунистическим поведением.1

Экономический рост, основанный в первую очередь на институциональных изменениях, может легко прекратиться из-за политических катастроф. Процветание Римской империи таяло по мере кризиса ее властных структур, а выгоды, обеспечивавшиеся глобализацией экономики, нашедшей выражение в международной золотостандартной экономике, улетучились роковым летом 1914 г.

Изобретение, которое можно считать провозвестником второй промышленной революции —разработанный Уильямом Перкином в 1856 г. процесс производства мовеина (анилинового пурпура). Еще одно изобретение второй промышленной революции — бессемеровский сталеплавильный процесс 1856 г. Работа Бессемера и связанные с ней микроизобретения вели к «созданию металлургии как дисциплины на стыке науки и техники. В годы, последовавшие за разработками Бессемера усовершенствован сталеплавильный процесс Сименса-Мартена, а Генри Клифтон Сорби обнаружил изменения в кристаллах железа при закалке и выявил связь между качеством и прочностью стали и содержанием в ней углерода и других веществ.

Примером расширения эпистемной основы техники, ведущего к возникновению, а затем и к непрерывному совершенствованию технологий, служит телеграф. Многие ученые XVIII в., в том числе и великий французский физик Шарль-Огюстен де Кулон, считали, что магнетизм и электричество не связаны друг с другом. Однако в 1819 г. датский физик Ханс Эрстед поднес стрелку компаса к проволоке, по которой протекал ток, и стрелка повернулась под прямым углом к проводнику. Оказалось, что электричество и магнетизм все же имеют друг с другом связь. После открытия электромагнетизм превратился в обоснованную сферу исследований благодаря работам Уильяма Старджона, Майкла Фарадея и в первую очередь Джозефа Генри. Их труды, в свою очередь, заложили эпистемную основу для работы Уитстоуна (партнера Кука), а также Сэмюэля Морзе. Первый работоспособный телеграфный кабель был проложен в 1851 г. между Дувром и Кале компанией Томаса Крэмптона, став техническим триумфом, превзойденным лишь 37 лет спустя. Идея использовать действие электрического тока на магнитную стрелку для передачи информации с немыслимой прежде скоростью являлась классическим макроизобретением. Современники превозносили новое изобретение, утверждая, что «этот акт покорения природы и обуздания ее сил, подчиненных воле человека и поставленных ему на службу, в реальности, как и предсказывал лорд Бэкон, сделал больше, чем все сверхъестественные силы, о которых мечтали люди».

Консервирование пищи было изобретено в 1795 г., в самый разгар промышленной революции, французским кондитером Николя Аппером. Он обнаружил, что если пищу положить в бутылки из-под шампанского, неплотно закрыть их пробками, погрузить в кипящую воду, а затем крепко заткнуть пробки, то пища в бутылках не испортится в течение долгого времени. Ни Аппер, ни его английские подражатели, в 1810 г. освоившие консервирование в луженых банках, не знали, почему и каким образом работает эта технология, поскольку к тому времени еще не было однозначно доказано, что пища протухает под действием микроорганизмов. Поэтому консервирование представляет собой типичный пример технологии с узкой эпистемной основой. Консервирование пищи привело к длительным научным дискуссиям о том, почему пища портится. В 1864 г. Фредерик Крейс Калверт в серии лекций, прочитанных в лондонском Обществе искусств, утверждал, что истинными источниками гниения являются «споры или семена нецветковых растений или животных», используя для своих экспериментов банки с консервированными продуктами, одолженные ему компанией Fortnum & Mason. Конец дискуссиям положили лишь исследования Пастера в начале 1860-х (с открытиями Пастера не всё так однозначно; см. Джон Уоллер. Правда и ложь в истории великих открытий, главу 1 – Пастеризация спонтанного размножения). Пастер знал о работах Аппера и в конце концов признал, что его опыты по сохранению вина представляли собой лишь новое применение метода Аппера. Как бы там ни было, продемонстрированная Пастером невозможность самозарождения дала четкий ответ на вопрос, почему эта технология работает. Лишь в 1890х гг. было доказано, что воздух не является решающим фактором, потому что некоторые бактерии обходятся без него. Эпистемная основа консервирования пищи расширилась, а одновременно усовершенствовалась и технология: два исследователя из MIT, Сэмюэл Прескотт и Уильям Ундервуд, выяснили оптимальные температуры консервирования различных продуктов, при которых их цвет и консистенция подвергаются минимальным изменениям. Все эти события ясно показывают, каким образом пропозициональные и прескриптивные знания могут обогащать друг друга.

Другим каналом, обеспечивавшим обратную связь между λ-знаниями и Ω-знаниями, был эксперимент: приборы, лабораторное оборудование и технологии. Наши органы чувств позволяют нам постигнуть лишь весьма узкий слой вселенной, так называемый мезокосм. Техника позволяет преодолевать эти ограничения, наложенные на нас эволюцией, и узнавать о тех природных явлениях, которые мы не видим и не слышим.

Важным элементом второй промышленной революции было растущее признание статистических данных и их допустимость при установлении природных закономерностей. После 1815 г. наблюдается расцвет статистики, повсюду появляются статистические общества, а правительства по всему Западу начинают более-менее упорядоченно проводить переписи населения и собирать другие статистические данные. Статистические свидетельства («данные») представляли собой новый инструмент для исследований, позволявший убедить оппонентов даже в том случае, когда принцип действия скрытых механизмов оставался непонятным.

За всем этим опять же стоял новый уровень взаимодействия и обратной связи между знаниями и их институциональным окружением. Если бы институциональная обратная связь носила отрицательный характер, как было до 1750 г., то технический прогресс продолжался бы недолго.

Рентоискательство и непродуктивные действия неизбежны в любом обществе; однако на Западе после 1815 г. они все сильнее и сильнее вытеснялись либеральной идеологией свободного рынка, обеспечивавшей стимулы для такого предпринимательского поведения, которое повышало эффективность и производительность на широком фронте. Конкурентному индустриальному капитализму, формировавшемуся в те десятилетия, было свойственно тратить значительные ресурсы и усилия на микроизобретения и эксплуатировать новые полезные знания.

Один за другим возникали университеты и технические колледжи, в которых исследования сочетались с преподаванием, что одновременно и увеличивало размеры Ω, и снижало цену доступа.

Третья промышленная революция. Число эпохальных макроизобретений в период 1914–1950 гг. было относительно небольшим. Разумеется, первое место среди них занимала ядерная энергия. Другим важным макроизобретением первой половины XX в. стали антибиотики. Путь их разработки также был довольно необычным, но по иным причинам. Минимальная эпистемная основа для использования антибиотиков сводится к знанию о существовании определенных бактерий, вызывающих те или иные болезни. При отсутствии теории микроорганизмов Александр Флеминг никогда не смог бы открыть пенициллин, поскольку он бы не понял, что его плесневые грибки убивают бактерии. Однако сделанное Флемингом открытие того, что некоторые грибки оказывают бактерицидное действие и могут использоваться для лечения инфекционных болезней, вошло в историю как образец чистой случайности.

Наряду с ядерной энергией и антибиотиками самым ярким макроизобретением XX в. был полупроводник. Группа инноваций, связанных с полупроводниками и их применением, будет рассматриваться будущими историками как макроизобретение; эти инновации представляют собой скачок того типа, который отделяет одну эпоху от другой, подобно двум предыдущим промышленным революциям. Значение информационной революции не в том, что теперь мы можем читать на экране то, что прежде читали в газетах или искали в библиотеках, а в резком снижении предельной цены доступа к систематизированным знаниям любых видов.

Значение революции ИКТ состоит не только в ее непосредственном влиянии на производительность, но и в том, что она затронула технику знаний и с ее помощью оказала влияние на все другие используемые технологии.

Но что именно мы понимаем под «облегчением доступа»? Даже научные знания, находящиеся в общественном достоянии, нужно найти, заново интерпретировать с помощью специалистов и обработать для использования. Экономисты в последнее время вернулись к предложенному Майклом Полани противопоставлению неявных и систематизированных знаний. Допустим, современные технологии более систематизированы и потому более доступны по обычным каналам. Но в любом случае даже в XXI веке сохраняется большое число неявных знаний, которые нельзя извлечь из запоминающих устройств и которые можно оценить, лишь наняв людей, обладающих ими. Тем не менее современные ИКТ облегчают поиск людей, обладающих неявными знаниями, и их наем — если тот возможен — по принципу ad hoc. Мы каждый день сталкиваемся с техническими консультантами и субподрядчиками, производящими экспертизу «на лету». Думаю, одна из причин этого явления в том, что современные ИКТ дают возможность быстро определить, где можно найти такие знания (или где найти тех, кто знает местонахождение таких знаний, и т.д.).

  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Джоэль Мокир. Дары Афины. Исторические истоки экономики Книга основана на идее о том, что знания людей о своем физическом окружении всегда были для них важны и iconПрограмма по изучению истории Красноярского края для 8 класса с ориентацией...
Это отражает одну из черт современного российского общества- разнообразие в экономическом развитии отдельных регионов, наличие их...

Джоэль Мокир. Дары Афины. Исторические истоки экономики Книга основана на идее о том, что знания людей о своем физическом окружении всегда были для них важны и iconГреция (Греческая Республика)
Средиземного и Эгейского морей. Территория 131,99 тыс км. Население 9,9 млн, из них св. 95 греки, остальные-турки, македонцы, албанцы...

Джоэль Мокир. Дары Афины. Исторические истоки экономики Книга основана на идее о том, что знания людей о своем физическом окружении всегда были для них важны и icon@заголовок = Россия Украина: трудное взаимопонимание в газовой сфере
Украины Виктор Янукович назвал "естественными". "Отношения с Россией абсолютно естественны, они всегда были стратегическими, они...

Джоэль Мокир. Дары Афины. Исторические истоки экономики Книга основана на идее о том, что знания людей о своем физическом окружении всегда были для них важны и iconГ осударственное учреждение культуры г. Москвы
Теперь же, когда коррупция стала массовой и разъедает страну, мировая общественность все чаще обвиняет Россию в том, что она является...

Джоэль Мокир. Дары Афины. Исторические истоки экономики Книга основана на идее о том, что знания людей о своем физическом окружении всегда были для них важны и iconПроблемы перехода от командной системы экономики к рыночной
Достаточно долго главными приоритетами были развитие тяжелой и оборонной промышленности в ущерб слабо развивающемуся потребительскому...

Джоэль Мокир. Дары Афины. Исторические истоки экономики Книга основана на идее о том, что знания людей о своем физическом окружении всегда были для них важны и iconМаерск: Легендарное прошлое – платформа для успешного будущего
Компания «A. P. Moller – Maersk Group» – одна из самых старейших компаний на морском рынке. Компания была основана в Дании в 1904,...

Джоэль Мокир. Дары Афины. Исторические истоки экономики Книга основана на идее о том, что знания людей о своем физическом окружении всегда были для них важны и iconГазета «Коммерсантъ» 13. 10. 14 "Денег становится меньше, а задач только больше"
Спустя полгода у Росграницы появился новый начальник — экс-глава концерна "Калашников" константин бусыгин. В своем первом интервью...

Джоэль Мокир. Дары Афины. Исторические истоки экономики Книга основана на идее о том, что знания людей о своем физическом окружении всегда были для них важны и iconЯрослав Соколов. Бухгалтерский учет веселая наука Книга представляет...
Пожалуй, книга будет более полезна профессионалам, так как покажет им, что есть за пределами ежедневной рутины. Но и тем, кто хочет...

Джоэль Мокир. Дары Афины. Исторические истоки экономики Книга основана на идее о том, что знания людей о своем физическом окружении всегда были для них важны и iconО применении фракталов в торговых тактиках на рынке Форекс
АО, ac, Gator, а в книгах Вильямса они подробно описаны. Заслуга Вильямса в том, что он сложную математическую теорию хаоса и фракталов...

Джоэль Мокир. Дары Афины. Исторические истоки экономики Книга основана на идее о том, что знания людей о своем физическом окружении всегда были для них важны и iconВажны ли системы бизнес-анализа для предприятий, функционирующих в условиях новой экономики?






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную