Образовательный стандарт по данной дисциплине : «Процесс формирования снг, базовые документы. Эволюция снг: этапы, достижения, проблемы.






НазваниеОбразовательный стандарт по данной дисциплине : «Процесс формирования снг, базовые документы. Эволюция снг: этапы, достижения, проблемы.
страница11/47
Дата публикации16.03.2017
Размер7.46 Mb.
ТипОбразовательный стандарт
e.120-bal.ru > Документы > Образовательный стандарт
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   47
Глава государства сказал, что пришло время отказаться от непрозрачной статистики и двойной бухгалтерии.
"Очень сложная задача встает перед нами в связи с переходом на международные стандарты финансовой отчетности, что позволит обеспечить прозрачность проведения финансовых операций, улучшить инвестиционные возможности для иностранных инвесторов", - сообщил Бердымухамедов.
Он высказался за "введение современной системы бухгалтерского учета, приближенной к международным стандартам".
"Это также будет способствовать упрощению процедуры привлечения иностранных инвестиций, улучшению качества национальной статистики", - сказал президент.
Согласно скупым данным Минфина Туркмении, опубликованным в местной прессе, по итогам восьми месяцев 2007 года среди отраслей производства "нет отстающих, растут объемы инвестиций".
Президент планирует впервые принять участие в заседании Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, а 26 сентября встретиться с деловыми кругами США.
В августе Госдепартамент сообщил, что США поощряют инвестиции своих компаний в Туркмению, но призывают ее к реформам для гарантий частной собственности и снятию ограничений на въезд иностранцев.
Крупнейший продавец природного газа в Центральной Азии ограничен в экспорте трубопроводами российского Газпрома, обеспечивающего газовый баланс за счет дешевого туркменского газа для его реэкспорта на мировые рынки по высоким ценам.
Новое руководство Туркмении демонстрирует не только готовность продолжать сотрудничество с Россией, но и находить альтернативы, возлагая надежды, в частности, на трубопровод в Китай. Российские эксперты высказывали сомнения в том, что у Ашхабада хватит запасов газа для поставок во всех заявленных направлениях. Туркмения говорит, что обладает гигантскими ресурсами, но не торопится поделиться итогами их международного аудита.
Как сообщает туркменский МИД, программа Бердымухамедова в Нью-Йорке "составлена с учетом того огромного интереса, который проявляется к визиту туркменского лидера и в целом к Туркменистану со стороны деловой и интеллектуальной элиты Соединенных Штатов".
В Туркмении все стратегические отрасли экономики - ТЭК, транспорт, связь - под государственным контролем; приватизированы только сферы общепита и обслуживания.
Новое руководство объявляет о готовности к реформированию и реструктуризации госпредприятий, что "позволит улучшить управление государственным сектором экономики", но не дает деталей.
"Передача отдельных предприятий в доверительное управление либо продажа неликвидных предприятий позволит расширить инвестиционные возможности государства за счет легализации доходов негосударственного сектора, привлечения его инвестиций в реформирование отдельных (неприоритетных для государства) отраслей", - сказал Бердымухамедов.
Он считает необходимым дать новый импульс малому и среднему бизнесу, чтобы создать новые рабочие места и дать казне дополнительные доходы.
"Такого рода программы действовали в Туркменистане до 1998 года. Их последующее отсутствие заметно сказалось на сокращении доли частного бизнеса в ВВП, объеме инвестиций и доли налоговых платежей в бюджет", - подчеркнул президент.
Кроме того, это отразилось на оттоке денежных средств из банковской системы, формировании неформального денежного рынка, снижении ценности национальной валюты", - перечислил глава государств.

____________________
Известия, 13.08.07/http://www.izvestia.ru/world/article3107166/

Александр Иашвили. Саакашвили выселяет журналистов.
Грузинская полиция заблокировала здание издательства "Самшобло" ("Отчизна"). Людям, находившимся в огромном пятиэтажном здании в самом центре Тбилиси, предложили срочно эвакуироваться. Мол, террористы бомбу заложили - вот-вот рванет. Через полчаса стало ясно: стражи порядка врали. Рейдеры в погонах просто выкинули из внесенного в приватизационный список строения сотрудников 90 с лишним организаций. В основном - редакций газет и журналов.

В здании, которое продается за 20 миллионов долларов, располагались офисы нескольких десятков газет и журналов. Среди них - оппозиционный еженедельник "Асавал-Дасавали", выходивший самым большим в стране тиражом. Старейшее грузинское издание "Сакартвелос республика". Единственная общенациональная газета на русском языке - "Свободная Грузия". Столичные "Тбилиси" и "Вечерний Тбилиси". Армянская "Врастан" и азербайджанская "Гюрджустан". Радиостанция "Хит-FM". Оппозиционный телеканал "Кавкасия". Бюро межгосударственной телекомпании стран Содружества "Мир".

В субботу ни "Кавкасия", ни "Мир" в эфир так и не вышли. Временно прекращен выпуск большинства печатных изданий.

Грузинские оппозиционные политики восприняли захват издательства как "акт политического насилия". "Саакашвили говорит с собственным народом на языке спецназа", - убежден парламентарий Каха Кукава. "У президента - большевистский менталитет, - вторит ему бывший госминистр Георгий Хаиндрава. - А мальчишки из его окружения переплюнули даже Павлика Морозова. Если президент им прикажет, они собственных родителей передушат". А лидер Союза традиционалистов Акакий Асатиани утверждает: "Власть исповедует два принципа. Первый - заработать как можно больше денег. Второй - как можно сильнее запугать народ".

________________

4.3. Причины формирования в странах постсоветского пространства консервативных авторитарных политических систем. Реставрация неофеодальных политических систем в формате «имитационных демократий». Замкнутые политические системы. Замена выборов продлением полномочий. Династический способ передачи власти. Декоративные оппозиции правящим режимам. Эскалация внутриполитической напряженности.

________________
Газета «Коммерсантъ» № 3(3820) от 16.01.2008// http://www.kommersant.ru/doc.aspx?docsid=842467
Владимир Ъ-Соловьев

Казахстан приговорил изменника-родственника

// Бывший зять президента Казахстана заочно получил 20 лет


Вчера в Алма-Ате завершился процесс по скандальному делу бывшего зятя президента Казахстана Нурсултана Назарбаева Рахата Алиева. Беглый родственник главы государства, скрывающийся от казахстанского правосудия в Австрии, заочно приговорен к 20 годам тюрьмы. Внушительные сроки получили и его пособники. Впрочем, суровый приговор вряд ли избавит власти Казахстана от той головной боли, которую им периодически доставляет господин Алиев своими разоблачениями из-за границы.
Экс-посол Казахстана в Вене и бывший зять президента Нурсултана Назарбаева Рахат Алиев, получивший прошлым летом политическое убежище в Австрии, вчера приговорен судом Алмалинского района Алма-Аты к 20 годам тюрьмы. Отсчет срока начнется, как только осужденный будет пойман и заключен под стражу. Судебный процесс по делу о похищении топ-менеджеров крупного казахстанского Нурбанка, в организации которого признан виновным господин Алиев, начался 9 ноября 2007 года. Уже 28 декабря гособвинение попросило суд приговорить беглеца к 20 годам тюрьмы. Для его сообщников Вадима Кошляка и Альнура Мусаева прокуратура просила 18 и 15 лет колонии строгого режима, а для Виктора Сапожникова и Тулегена Имашева -- по 10. В то же время родственники похищенных и до сих пор не найденных банкиров настаивали, чтобы господа Алиев и Кошляк были приговорены к пожизненному заключению, а все остальные получили по 25 лет тюрьмы.
Всего по делу о похищении банкиров Абильмажина Гилимова, Жолдаса Тимралиева и завхоза банка Айбара Хасенова обвинялись 24 человека. Среди них экс-глава комитета национальной безопасности (КНБ) страны Альнур Мусаев и другие, теперь уже бывшие, сотрудники различных силовых структур. Кроме похищения людей всех их обвиняли в хищении чужого имущества, денег и драгоценностей из сейфовых ячеек клиентов Нурбанка. Впрочем, из 24 обвиняемых на скамье подсудимых оказались 19 человек -- перечисленная выше пятерка главных обвиняемых во главе с Рахатом Алиевым скрывается от правосудия за границей.
Вчерашний финал громкого судебного процесса состоялся при беспрецедентных мерах безопасности и полном молчании со стороны официальных СМИ. За час до начала слушаний полиция запретила парковать автомобили перед входом в здание суда, а уже припаркованные машины были оперативно отогнаны на расстояние нескольких сотен метров или эвакуированы. Чтение приговора председателем суда Нурдиллой Сеитовым заняло почти семь часов. В итоге оказалось, что судья прислушался к доводам обвинителей. Адвокаты подсудимых по делу Алиева считают, что следствию не удалось собрать всех доказательств их вины. Они просили суд оправдать своих подзащитных и намерены обжаловать суровый приговор.
Между тем правоохранительным органам Казахстана будет крайне сложно привести в исполнение приговор в отношении Рахата Алиева. Еще в августе власти Австрии официально отказали в его выдаче под тем предлогом, что на родине он не может рассчитывать на справедливое судебное расследование. Многочисленные попытки Астаны все же заполучить беглеца провалились. Так что Рахат Алиев, сначала заочно разведенный по настоянию Нурсултана Назарбаева с его старшей дочерью Даригой, а теперь еще и заочно осужденный, пока чувствует себя в безопасности. Мало того, находясь на свободе, он способен доставить немало неприятностей своим обидчикам.
Считается, что именно с его легкой руки в октябре прошлого года в казахстанский Интернет были вброшены расшифровки телефонных разговоров, компрометирующие президента Назарбаева и ряд других высокопоставленных чиновников (см. "Ъ" от 25 октября 2007 года). Дело тогда кончилось приостановкой работы целого ряда независимых интернет-ресурсов и предупреждением прокуратуры, предостерегшей прессу от размещения порочащих власть материалов.
Наблюдатели тогда предположили, что за публикацией компромата в СМИ может стоять непосредственно Рахат Алиев. Ранее он неоднократно заявлял, что за время работы в спецслужбах страны (бывший зять президента работал заместителем главы КНБ) собрал доказательства грязных дел крупных чиновников, и обещал их обнародовать. "Стольких проблем, сколько доставляет Алиев власти, еще не доставлял никто,-- сказал вчера "Ъ" лидер оппозиционной Общенациональной социал-демократической партии Жармахан Туякбай.-- Власть не знает, что он еще может выкинуть, обладая информацией. За вынесением приговора может последовать вброс следующей порции компромата".

________________
14.01.08/”Коммерсантъ-дело”

Максим ЗАГОРЕЦКИЙ,

Лукашенко перенял опыт африканских коллег
Проблему третьего срока можно считать одной из самых распространенных политических болезней в мировом сообществе. Распространяется она, правда, исключительно в развивающихся странах.
Географически локализацию проблемы третьего срока легко объяснить. Зародилась данная проблема в начале 90-х, когда во всем мире была мода на демократизацию. Распался Советский Союз, и образовавшиеся на его месте независимые республики пытались позиционировать себя в качестве свободных и демократических государств. Одновременно кардинальная перестройка происходила во многих африканских и арабских странах. Лишившись советского патроната, они решили переориентироваться на Запад и с этой целью также создавали себе демократический имидж. Страны Африки и СНГ массово принимали крайне либеральные конституции, в каждой из которых, словно под копирку, была записана одна и та же американская норма: президент не имеет права занимать свой пост более двух сроков подряд. Мода на демократизацию довольно скоро прошла, но еще скорее пришло осознание того, что президенты, поруководив своими странами по два срока, вовсе не готовы расставаться с властью. И десятки президентов совершенно разных стран оказались перед дилеммой - сохранить конституционную норму или кресло. Лишь единицам удалось добиться и того и другого. Остальные сделали выбор, как правило, в пользу сохранения власти. И как показывает мировая практика, удержать эту власть - задача не из легких.

… Вторым по популярности способом остаться на третий срок является принятие новой конституции. В этом случае можно обнулить все свои предыдущие сроки и сделать вид, что выборы, прошедшие по новому основному закону, на самом деле первые. Наиболее пламенным приверженцем этого сценария можно признать президента Таджикистана Эмомали Рахмонова (ставшего в минувшем году Эмомали Рахмоном). Находясь у власти с 1992 года, он регулярно переписывает конституцию, всякий раз отказывая себе в праве безлимитного переизбрания. Однако после принятия каждой новой конституции вновь и вновь избирается на первый срок.
Эмомали Рахмонов возглавил Таджикистан в 1992 году сначала как глава парламента - тогда президентская форма правления была упразднена и главой государства являлся спикер парламента. Уже через два года официальный Душанбе передумал и решил, что президентская власть все же подходит для страны, и Эмомали Рахмонов был избран на первый пятилетний срок (по тогдашней конституции ему позволялось всего два). Однако уже накануне переизбрания Рахмонова в 1999 году была принята новая конституция. В ней вместо двух разрешенных президентских сроков по пять лет был прописан только один срок, но уже семилетний. И в 1999 году в Душанбе решили сделать вид, что в соответствии с новой конституцией вновь избранный господин Рахмонов отсиживает свой первый срок, который должен был завершиться в 2006 году. Но не прошло и этих семи лет с момента принятия конституции 1999 года, как оказалось, что и в ней можно много чего исправить. Так, было придумано 55 поправок к тексту конституции плюс еще одна, содержащая переходные положения. Они разрешили президенту занимать свой пост два семилетних срока подряд, а также утверждали, что "выборы президента на два срока подряд начинаются после прекращения полномочий действующего президента". Поэтому в 2006 году Эмомали Рахмонов был избран президентом Таджикистана на очередной первый срок. … В 2005 году президент Беларуси Александр Лукашенко провел у себя референдум, на который был вынесен вопрос со следующей формулировкой: "Можно ли разрешить нынешнему президенту Беларуси Александру Лукашенко участвовать в предстоящих президентских выборах в Беларуси?". Вопрос явно противоречил конституции, однако избирателей это не смутило - они разрешили.
Еще более взвешенно к опыту коллег отнесся президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. В мае прошлого года в его стране прошел референдум, посвященный принятию нескольких конституционных поправок. Статью 42 конституции Казахстана, в которой говорится, что "одно и то же лицо не может быть избрано президентом республики более двух раз подряд", отменять никто не стал. Просто к ней добавили лаконичную фразу: "Настоящее ограничение не распространяется на первого президента Республики Казахстан".

… В куда более изощренной форме поменял свой статус первый президент независимого Туркменистана Сапармурат Ниязов. Главой государства он был избран в 1992 году. Уже через год ему был присвоен почетный титул Туркменбаши - Отец всех туркмен. В 1994 году общенациональный референдум продлил его полномочия до 2002 года, а в 1999 году парламент просто провозгласил его пожизненным президентом. Впрочем, оказалось, что пожизненный срок равен всего лишь семилетнему - в 2006 году Туркменбаши скоропостижно скончался. Просто …

Однако рекорд безразличия к конституционным нормам проявил президент Узбекистана Ислам Каримов. Он возглавил Узбекскую ССР 23 июня 1989 года, когда был избран первым секретарем на пленуме ЦК Коммунистической партии Узбекистана. В марте 1990 года Верховный совет УзССР впервые избрал его президентом республики, а уже в декабре 1991-го он стал всенародно избранным президентом. Тогда его избрали на первый пятилетний срок, который закончился, правда, в январе 2000 года. Дело в том, что еще в 1995 году Ислам Каримов на специальном референдуме свои полномочия продлил. 9 января 2000 года Ислама Каримова избрали на второй пятилетний срок. Но и он по традиции закончился вовсе не в 2005 году. В январе 2002 года в Узбекистане была принята новая конституция, продлевающая президентский срок до семи лет. А потом он сам собой превратился в восемь - но уже без всяких поправок и референдумов.
Дело в том, что, согласно последней конституции Узбекистана, срок полномочий президента истекает через семь лет после принятия им присяги. Инаугурация Ислама Каримова состоялась 22 января 2000 года, а значит, 22 января 2007-го его президентский срок закончился. Однако в законе "Об итогах референдума и основных принципах организации государственной власти" Республики Узбекистан говорится, что новые президентские выборы должны пройти "в год истечения конституционного срока полномочий - в первое воскресенье третьей декады декабря". То есть в 2007 году, но почти через год после окончания президентского срока. Того, что этот закон противоречит конституции и почти год Ислам Каримов руководил страной, не являясь президентом, никто из представителей властей Узбекистана как бы не заметил. Но это оказалось только началом. Согласно действующей конституции, президент, отсидевший в своем кресле два срока, не имеет права выдвигаться на третий. Однако эту норму не стали даже отменять - ее просто не заметили. Ислам Каримов без каких-либо объяснений принял участие в выборах, прошедших 23 декабря…

___________________
http://www.polit.ru/lectures/2007/10/19/furman.html

Проблема 2008: общее и особенное в процессах перехода постсоветских государств

Д. Фурман, директор Центра СНГ Института Европы РАН, доктор исторических наук, профессор.
Идти по пути новых гаданий: кто там, для чего – очень сложно и, мне кажется, бессмысленно. Можно только попытаться в какой-то мере поставить эту проблему в более общий, широкий контекст, посмотреть ее на более широком фоне. Мне кажется, есть три таких более широких контекста. Первый, самый широкий – это контекст эволюции вообще режимов такого типа, который существует у нас, потом я скажу, какого типа. Второе – это контекст тех режимов этого типа, которые развиваются приблизительно в одном ритме с нашим и в очень схожих формах на постсоветском пространстве. И третье – это какие-то особенности уже нашего, российского развития. Я буду идти такими последовательными кругами и под конец снова выйду на то, с чего начал – на проблему 2008 г.
Я начинаю с самого широкого контекста – контекста режимов данного типа. С моей точки зрения, это режимы, очень распространенные в современном мире, их просто уйма. И в прошлой истории Нового и Новейшего времени их тоже было очень много. Тем не менее, насколько я знаю, они очень плохо изучены, сравнительного анализа их и их логики практически нет, и здесь непочатый край работы. То, что здесь еще практически ничего не сделано, проявляется и в том, что нет однозначного наименования этого типа режимов. Есть термин «управляемая демократия», еще похожие термины. Лично мне близок термин «имитационная демократия». Я объясню, почему.
В чем суть этих режимов? В современном мире (я понимаю, что это звучит громко, патетично и даже смешно) в идейной сфере идеи демократии победили абсолютно. Других способов легитимации власти, кроме демократического, нет. Если, скажем, в 1917 в России г. еще был некий веер разных недемократических идеологий, начиная с анархисткой и кончая протофашистской, то в 1991 г. не было ничего. Провозгласить после падения коммунизма что-то иное, кроме демократии и рынка, было невозможно, никаких альтернативных идей в современной культуре вообще нет, и, можно сказать, давно.
Тем не менее, отсутствие таких идей в современной культуре, отсутствие идейных альтернатив демократии не означает, что любое общество может жить в условиях демократии. Невозможность провозгласить что-либо иное, кроме демократии, и возможность жить в демократии – это очень разные вещи.
Если человек принимает некоторые нормы, считает их нормами, но следовать им не может, он имитирует следование этим нормам. Тоже и с обществами. Возникают имитационные режимы. Таких режимов много. Я расскажу личный, для меня достаточно яркий пример. Я один раз отдыхал в Тунисе. Он мне очень понравился, очень хорошая, европеизированная арабско-мусульманская страна. Я в нее попал как раз в тот момент, когда там были президентские выборы. Выбирали Бен Али, их несменяемого президента. Везде висели большие портреты Бен Али, и ходили какие-то девочки, били в барабаны, как-то агитировали за него. Висят его большие портреты, а рядом чьи-то маленькие портреты. У нас был очень хороший гид, тунисец, хорошо знавший русский язык, и я его спрашиваю: «Скажите, пожалуйста, кто эти другие люди рядом с Бен Али?». Он отвечает: «А это другие кандидаты. Это – коммунист, этот – исламист, этот – либерал, а вот эти трое – я не помню кто». Я говорю: «А есть у них хоть какая-то возможность победить? (Я не настолько наивный человек, чтобы задавать такой вопрос серьёзно, но мне был интересен ответ.) Или хотя бы сколько они получат?» «Да ничего они не получат! Их и не знает никто. Их по телевизору не бывает». После этого мы еще говорили про Тунис. Этот тунисец говорил, в основном, о том, что президент, может, еще и ничего, но вот его брат уж очень много ворует, даже представить невозможно, сколько, и он мне рассказывал истории про это фантастическое воровство. Я почувствовал себя на родине, в пределах СНГ.
На этом примере ясно видно, что такое имитационная демократия. Это авторитарный режим, закамуфлированный в демократическую форму. Большая часть арабских режимов, кроме традиционалистских монархических, доживающих свой век, много африканских режимов, ряд режимов в Азии, некоторые режимы в Латинской Америке ( в прошлом – очень много) принадлежат к типу имитационной демократии. Здесь колоссальное поле работы, надо сравнивать циклы развития этих режимов, их логику и проблемы, с которыми они сталкиваются, это прояснило бы очень много для нас самих.
Теперь, второй круг. Это круг имитационных демократий стран СНГ, куда не входит очень своеобразно развивающаяся Молдавия, и теперь уже не входят и те страны, в которых эти режимы уже завершили свой цикл жизни, и где начинается нечто новое, какая-то переходная эпоха, которая может привести или к реальной демократии, или к новому циклу. Во всех остальных странах режимы приблизительно одного и того же типа. Здесь прекрасное поле для сравнения, потому что исходная база, начальная точка – общая, система институтов, которая существовала в конце советской эпохи, – общая от Туркмении до Белоруссии. Соответственно, сравнение нас с Белоруссией или Казахстаном легче, чем сравнение нас с аналогичным режимом, существовавшим, например, в Венесуэле в 30-ые гг. И отдельные этапы развития – почти синхронны.
Теперь я в какой-то мере проведу это сравнение и попытаюсь обозначить общую логику развития и функционирования этих режимов СНГ. Первое. Исходная точка во всех странах, включая даже Туркмению, была одна и та же, было провозглашено одно и то же: демократия, рынок, права человека, движение вперед, к Европе, к прогрессу и т.д. При этом, во всех этих странах не было практически никакой психологической и культурной почвы для осуществления этих задач.. Конечно, степень неготовности к демократии варьируется. В некоторых странах все-таки какие-то условия были, в некоторых их совсем не было, но, в общем, достаточных условий для перехода к демократии после 1991 года не было нигде. В отличие от стран Прибалтики, не было малейшего демократического опыта в современных условиях, в большом числе стран не было и опыта самостоятельного государства, свалились немыслимые проблемы одновременного перехода и к новому социальному строю и к новому политическому устройству, и создания нового, первого в истории своего национального государства. Общество, абсолютно неподготовленное к этому и неспособное сорганизоваться, переварить эти проблемы, впадает в состояние анархии. Свобода сразу становится анархией. Этот период анархии проявился опять-таки в разной степени, но через него прошли все страны в начале 90-х гг. Где-то она принимала безумные формы, к власти приходили буквально криминальные элементы, как в Грузии или Таджикистане, где-то более мягкие формы, но все равно это ощущение хаоса, страха будущего было всеобщим.
И существовал, если так можно выразиться, социальный заказ, желание людей, наконец, придти к порядку, успокоиться. Я не знаю таких опросов в России, но в свое время был совершенно замечательный опрос в Казахстане. Он был произведен примерно следующим образом: «Как вы считаете, какой тип общественного устройства желателен для Казахстана?» Предлагаемые типы были очень странно подобраны, не очень серьезно: социализм, коммунизм, западная демократия, исламизм и чего-то еще. Но это не важно. Важно другое. Был еще один вариант – «что угодно, лишь бы был порядок». Все варианты получили 2-3%, а «что угодно, лишь бы был порядок» – больше 50%. Это социальный заказ на построение имитационного режима, реально авторитарного, персоналистского режима, но который все-таки прикрывался бы общепринятыми в современной культуре формами.
Этот заказ исполняет действующая власть, она идет по пути, на который её толкает, направляет общество. При этом есть и собственные стимулы власти идти по этому пути. Вообще, любым правителям свойственно властолюбие, все стремятся к большей власти. Но здесь к всё большей власти толкает не только властолюбие, но и инстинкт самосохранения. Если ты вступаешь на путь построения имитационной демократии, дальше начинается определенная логика, тебя влечет по этому пути. Дело в том, что построение такого имитационного режима обязательно сопряжено с нарушениями закона и конституции. Но после каждого шага, связанного с нарушением закона, уйти правителю становится все труднее, потому что уход может означать привлечение его к ответственности. Ты вынужден идти вперед. То есть дорога все время сужается, ты можешь идти только в одном направлении, строя все более и более жёсткий режим.
Если мы вспомним нашу российскую постсоветскую истории, то увидим, что уже в исходной точке Беловежского соглашения (это первая исходная точка нашей эволюции) уйти для Ельцина было бы очень сложно, потому что оппозиция не могла его не обвинить в превышении полномочий, разрушении государства и т.д. А после 1993 г., после расстрела Белого Дома уйти, не попав под суд, было вообще нельзя. Никакого иного пути, кроме как консолидировать свою власть дальше и передать ее тому, кого он сам определил, не было. И это логика действий не только Ельцина, это логика действий практически любого постсоветского президента, он делает шаги, которые выводят его на определённую дорогу, и идти по этой дороге очень просто, общество подталкивает его, это – даже не дорога, а эскалатор, а сойти с неё очень трудно, почти невозможно, и чем дальше, тем труднее.
Какие проблемы решаются властью и какие этапы в движении по этому направлению? Первое. На исходной точке были демократические институты, везде были латанные-перелатанные советские конституции, демократически видоизмененные, и парламенты (естественно) были везде, и везде – сильные. Во-первых, потому что общая идея, демократия, предполагает парламент. Во-вторых, был и специфический советский момент, большое значение в тот период имела идея «Вся власть советам!». Поэтому парламенты были с очень большим самосознанием. С этими парламентами, представляющими собой анархическую, бурную массу, надо что-то делать. Для того, чтобы утвердить свою власть и выполнить социальный заказ на порядок, президент должен обуздать парламент.
Это первые важные конфликты, конфликты президентов и парламентов, которые проходят по всем странам СНГ. Они принимают разные формы. Кстати, такая кровавая форма, как у нас в 1993 году – это только наше, везде это было мягче. Скажем, в Казахстане было два разгона парламента подряд (Назарбаев изменил систему голосования, созвал новый парламент, но новый был опять «плохой», он и его разогнал), но оба – бескровные и мягкие. Тем не менее, конфликты были везде, и исход их был всегда один – побеждает президент. И это понятно, потому что президент и есть те самые власть и порядок, которые хотят люди. Это одна проблема, и она решается.
Другая проблема, связанная с этим – это необходимость избавиться от старых товарищей. Неважно, какой генезис у президента (он у них разный), но он один из многих, один из группы лиц, пришедших к власти. И в этой группе лиц установить отношения хозяина и подчиненного довольно сложно. Они – на «ты», они – старые товарищи. И эти люди мешают, их надо убрать, от них надо избавиться. В России это, прежде всего, безусловно, отношения в треугольнике Руцкой – Хасбулатов – Ельцин. Схожая ситуация была везде, во всех республиках, и конфликты абсолютно однотипные. Всегда есть конфликт президента со спикером – это нормально. И конфликт президента с вице-президентом – это тоже совершенно нормально, это общие явления. Причем очень характерно, что когда потом принимают новую конституцию, ни в одной конституции нет поста вице-президента. Т.е. есть только один всенародно избранный, и у него есть свобода рук в назначении преемника.
Дальше надо как-то зафиксировать, сделать свою власть безальтернативной. Это делается следующим образом. Естественно, контроль над выборами. Причем он включает в себя как контроль вообще над политической жизнью, над избирательным процессом, так и контроль непосредственно над подсчетом голосов и выборами. Опять же формы здесь могут быть разными, но общая линия – всегда одна. Установление контроля, прежде всего, над телевидением – это общее явление. И, конечно, контроль над избирательными комиссиями. Опять же я говорю, что степень в разных странах разная. Есть страны, в которых выборы вообще ничего не значат, т.е. цифры, которые выдает избирательная комиссия, относятся к реальным цифрам, как голосовали люди, одному Богу известно как. Для меня очень хороший пример – предпоследние азербайджанские парламентские выборы (в последних уже вообще ничего не было), где оппозиция заявляла, что она получила более 50% мест, а официально она не прошла барьера 5%. Вот пойди тут разбери, какие тут реальные цифры, ничего непонятно.
Далее другие схожие моменты. Приватизация. Это опять общая проблема, с которой не сталкивался, во всяком случае в такой форме, тот тунисский режим, про который я говорил, это – проблема СНГ, связанная с нашей социалистической исходной точкой. Приватизация в условиях уже устанавливающейся личной власти не может не быть раздачей собственности. Это процесс, с одной стороны, экономический, с другой стороны, в нем есть важная политическая составляющая. Во-первых, собственность раздается тем, кто тебе близок, кто тебе будет благодарен за это, и кого ты любишь (но это понятно). Раздавая собственность, ты создаешь себе поддержку, создаёшь слой богачей, заинтересованных в тебе.
Есть второй момент, очень важный и тоже общий для всех. Так как и приватизация, и последующее функционирование собственности в подобной системе имманентно связаны с нарушением закона, каждый собственник объективно оказывается на крючке у власти, т.е. в любой момент то нарушение закона, которое было при приватизации или после неё, может быть властью вытащено на свет.. Мы мало интересовались нашими соседями, и это неслучайно, я потом об этом скажу. Между тем, в той борьбе с олигархами, что разворачивалась у нас, (Гусинский, Березовский, Ходорковский), мы не всегда идем первыми, мы идем параллельно, иногда с опозданием, иногда с опережением. В Казахстане это разворачивалось раньше. Обвинение нелояльных людей в экономических преступлениях – там эта полоса прошла раньше, начиная с Кажегельдина. Это опять-таки общий процесс. Среди новых собственников обязательно возникают люди, которые не желают подчиняться (это нормально), которые начинают воображать, что это они своими талантами эту собственность приобрели, что они сильные и мощные люди, и начинают играть в самостоятельные игры, и их пресекают. И наш конфликт с олигархами – не исключение , в Казахстане конфликт со своими олигархами развернулся раньше, чем у нас, в Азербайджане конфликт Гейдар Алиев – Гулиев развернулся раньше, хотя он был сопряжен с конфликтом другого типа, потому что Гулиев был одновременно спикером парламента, тут свои нюансы. Мы опять-таки видим модификации, вызванные случайными или национально-культурными факторами, но модификации неких общих процессов.
Далее роль спецслужб. Естественно, она довольно велика везде. С моей точки зрения, то, что Путин – человек из спецслужб, особой роли не играет. Это в нашей интеллигенции очень муссируется, но, в принципе, роль спецслужб довольно велика везде. И это естественно, ибо управление в имитационной демократии – это по сути своей тайная операция. Я вам приведу два казахстанских примера.. Я хочу подчеркнуть, что то, что я говорю, ни в коей мере не является обвинением Назарбаева в тайных убийствах, упаси Бог. Я, кстати, действительно думаю, что это не он. Но для того, чтобы понять атмосферу, которая возникает в таких обществах, эти примеры очень хороши. Там были убиты более-менее подряд два человека, очень крупных оппозиционных деятеля, причем по масштабам страны значительно более крупных, чем любой наш, очень богатые, самостоятельные и влиятельные. Сначала был найден у себя в кабинете бывший мэр Алма-Аты, когда-то сподвижник Назарбаева, но который вдруг понесся во все тяжкие, с ним что-то произошло, и он обращался с разными открытыми письмами, призывая Назарбаева вернуться к демократии, и был, безусловно, очень опасным, влиятельным на юге человеком, Нуркадилов. У него были две пули в сердце и одна в виске. Как вы думаете, какое было заключение следствия?
Реплика из зала: Самоубийство.

Фурман: Правильно. Второй случай был похожий, хотя сейчас они что-то ищут, что-то нашли. Был найден Сарсенбаев, бывший посол в России, тоже очень богатый, влиятельный, бывший министр информации, очень крупная фигура, и, насколько я себе представляю, очень неглупый человек. Он был найден недалеко от Алма-Аты вместе с двумя убитыми охранниками. Как вы думаете, какая была первая версия? Несчастный случай на охоте. Правда от неё отказались, но сам факт автоматического выдвижения такой версии говорит о многом. Это говорит о невозможности расследования в этой ситуации. Естественно, что посланные Назарбаевым люди, даже если Назарбаев говорит: «Расследуйте все что можно» – у них обязательно возникает мысль, а не он ли это сам или кто-то из его окружения, и все, дальше реальное расследование прекращается. Это – атмосфера этих режимов.
Все эти режимы сталкиваются с одной проблемой – проблемой преемника. Все они по своей природе тяготеют к монархии, потому что кого ты можешь найти, самого близкого человека, которому ты действительно доверяешь и можешь оставить семейное дело – конечно, сына. Но далеко не у всех есть такие сыновья. Вот Гейдар Алиев осуществил эту операцию, другие – ждут, потому что так получается, что ни у Ислама Каримова, ни у Назарбаева нет сыновей, а дочек много у Назарбаева, и они все разные, там большие проблемы с зятьями, с зятьями всегда проблемы. Это, конечно, очень рискованная, болезненная ситуация, на этом, на ситуации передачи, режим может рухнуть, потому что естественно возникает борьба кланов, разных групп.
Эти наши режимы, наш вариант вообще режимов подобного типа, неустойчивы.. Я имею в виду не схожие, подряд возникающие структуры (такая прерывистая цепь режимов этого типа может длиться долго), а непрерывность власти. Насколько я себе представляю, самый стабильный – это египетский режим, где были две передачи власти: от Насера к Садату и от Садата к Мубараку, но сколько это может продлиться, не знаю.
Что расшатывает эти режимы? Мне кажется, мы можем определить два типа факторов. Первый – это факторы, которые действуют из самой логики режима, независимо от развития самого общества. Т.е. даже если представить себе абсолютно статичное общество, в котором не происходит никаких или почти никаких изменений, все равно эти факторы действуют. Первый среди этих факторов – потеря обратных связей. Не имея оппозиции, не имея сигналов через парламент, прессу, правитель утрачивает представление о реальности. Это, кстати, видно у очень многих, это зависит опять-таки от типа личности, какой это человек, но тенденция есть. Мне кажется, что она была очень четкой у Гейдара Алиева (но это, может, еще и возраст), который под конец начал выдумывать про себя очень странные вещи, какой он гениальный и великий. Это процесс естественный и необратимый.
Второй момент – выживание слабейшего, т.е. человек окружает себя неопасными людьми, он все время осуществляет отбор по принципу «неопасный». Соответственно, происходит ухудшение качества элиты. Третий момент – этим режимам, конечно, имманентна коррупция, и имманентна в большей степени, чем открытым военным диктатурам, где теоретически она может быть минимальной. Здесь она имманентна, потому что надо подкупать, надо закреплять лояльность. И четвертый фактор, который действует независимо, – это постепенная делегитимизация, потому что режим, в конечном счете, все-таки базируется на идее выборности, и вначале люди действительно голосуют «за», они видят альтернативу хаосу: «слава богу Назарбаев», «слава богу Каримов», «слава богу Шеварднадзе». Но выборы в этой системе обязательно ритуализируются и утрачивают легитимизирующее значение, уже где-то на третьих выборах люди понимают, что это не выборы.
Еще один момент, про который я забыл сказать, но который очень важен. Это о партиях, по логике темы надо было об этом раньше сказать. Первый этап – президент надпартиен, он отец нации, он, наоборот, старается как-то ослабить партии и иметь дело с непартийным парламентом, аморфной массой отдельных депутатов, где с каждым можно иметь дело. А дальше возникает проблема необходимости разграничения своих и не своих, каких-то механизмов контроля и рекрутирования людей, и происходит движение к однопартийной системе. Это движение периодически может прерываться, т.е. когда он слишком далеко заходит, вдруг начинает казаться, что нужен плюрализм, но в принципе оно идет к однопартийной системе. И вот те процессы, которые мы видим у нас – в них ничего особенного нет, абсолютно так же развивался, например, Казахстан. Сначала отсекались потенциально опасные, спонтанно возникшие партии и коммунисты, естественно, тоже. Дальше был длительный период игры с контролируемым плюрализмом: все партии лояльны, но они несколько конкурируют. У Щедрина есть образ оловянного солдатика, который в определенный момент наливается кровью. Вот когда эта имитация начала приобретать характер реальности, Назарбаев испугался, и все это «слил», и сейчас одна партия «Нур-Отан». Схожая, практически однопартийная система в Азербайджане, где - «Новый Азербайждан». У них названия, кстати, похожи, везде «отечество» и пр. Почему-то Ислам Каримов то так, то так. Сначала одна партия, потом несколько, потом придумал еще какую-то. Но, в принципе, тенденция, конечно, к однопартийной системе.
Каким образом может осуществляться конец этих режимов и переход к чему-то другому? Мы видели определенный тип этого конца, некоторые режимы уже кончились: украинский, кучмовский, очень слабый режим, режим Шеварднадзе и акаевский режим. Кончились они, в общем, по одной модели – модели «цветных революций». И модель эта очень логична. Все это приурочено к выборам, потому что именно на выборах происходит столкновение между формальными принципами, основаниями системы и реальностью режима, и то, что проходит много раз, где-то начинает не проходить, партии в оппозиции вызывают людей на улицу, дальше возникает революция.
Кроме этих осуществившихся революций у нас в странах СНГ было довольно много «цветных революций», по такой же логики, но не удавшихся. Например, когда в Азербайджане попытались повторить опыт Грузии, то там власть просто оказалась психологически крепче, и они столкнулись с реальным омоном, и дальше было два варианта: либо переходить к вооруженной борьбе, либо расходится по домам. Они все-таки разошлись по домам. В Белоруссии была такая же несостоявшаяся попытка. Т.е. на три удачные попытки приходится еще десяток неудачных.
Эта модель «цветной революции», мне кажется, не всегда возможна. Она возможна только в мягких режимах, потому что она предполагает наличие оппозиции. Должна быть реальная, легально функционирующая оппозиция, у которой, предположим, крадут 10% голосов. Это в Узбекистане или в Казахстане, например, сейчас не проходит. Выборы здесь – уже чистая фикция, такой легальной оппозиции нет. Как там произойдет смена – одному богу известно, но нужно обратиться вне стран СНГ, где подобные режимы многократно падали «нецветным» путем, предположим два аналогичных падения режима в Индонезии, Сукарно, а потом Сухарто. Как правило, это довольно болезненная для страны операция. И что-то в этом роде намечалось в андижанских событиях, это несостоявшийся вариант такой революции.

Результат падения этих режимов может быть двоякий. Первое – это действительно переход к демократии. Очевидно, это происходит сейчас на Украине. А второй – это еще один цикл хаоса и появления еще одного аналогичного режима, но, может быть, с несколько иной идеологической окраской, с новыми людьми. Собственно, история Латинской Америки – это история бесконечных таких циклов.
Для нас особо важна проблема, возможна ли трансформация этих режимов сверху. Несмотря на то, что это режимы, камуфлирующиеся в демократические формы и все-таки соблюдающие какие-то элементы демократических норм, переход от них к демократии мирным путем и путем «сверху», трансформацией очень трудно представить себе. Это требует определенной исследовательской работы, были ли вообще такие примеры в мире, я таких даже не знаю.
Почему такой мирный переход «сверху» трудно представить? Легко представить себе переход от традиционалистской монархии к демократии. Это понятно: король провозглашает конституцию, он остается королем, все ему аплодируют, какой он замечательный монарх – даровал свободу. Относительно легко представить себе переход к демократии от жесткой военной диктатуры. Во-первых, военная диктатура обычно воспринимается как нечто временное и исключительное, во-вторых, армия уходит в казармы, потом она снова может выйти, если будет нужно. Это мы многократно видели, например, в Турции. При этом иногда военный диктатор может сам баллотироваться, и это будет уже переход к нормальной имитационной системе, а, может быть, даже и к демократической, никто не знает. Это то, что сейчас делает Мушараф в Пакистане. Вот в этих имитационных системах очень трудно представить себе такой планомерный переход «сверху».

В имитационных демократиях возникает своего рода квадратура круга. Перейти к демократии – это значит, что нужно, чтобы хотя бы один раз победила не власть. Это – необходимый первый шаг. Т.е. механизм самовоспроизводства власти совершенно отработан, и надо, чтобы он не сработал. Поэтому, даже если президент в имитационной демократии вдруг пожелает привести страну к демократии реальной, он должен делать что-то фантастическое, он должен сам выращивать себе противников, которые его должны разбить. Психологически это что-то немыслимое. Поэтому я говорю, что представить себе это очень трудно, хотя я допускаю, что какие-то возможности такого типа перехода есть.
Теперь уже из того, что я сказал, по-моему, ясно, что постсоветское развитие России не представляет собой что-то особенного, исключительного и странного. Мы развивались совершенно нормально. Мы развивались совершенно параллельно с нашими бывшими советскими и «эсэнгэшными» братьями, решали те же проблемы приблизительно такими же способами. И в других регионах мира и в предшествующую эпоху были подобные режимы и развивались они схожим образом.
Но есть отличия. Одно отличие – это то, что Ельцин ушел. Меня всегда очень волновал вопрос, что бы было, если бы у Ельцина был здоровый, нормальный сын. Я думаю, что история пошла бы иначе, в этом я уверен. Но не было такого сына, он нашел преемника, передал власть. Это, конечно, большое отличие, этого нигде, ни в одной стране СНГ, не было. Но совершенно ясно, что это отличие вызвано несистемными, случайными факторами, прежде всего, его состоянием здоровья, он хотел продлить себе жизнь и продлил ее в какой-то мере. Он уже просто физически не мог дальше управлять, и сына не было. Это отличие непринципиальное.
Как мне кажется, реальные отличия начинаются сейчас. Сейчас, с 2008 г., в нашей стране начинается что-то необычное, не вписывающееся в общую модель. Прежде всего, это сейчас уже несомненное, совершенно четкое решение Путина уйти. Неважно, что, может быть, он думает уйти, чтобы придти, уйти, чтобы дергать из-за кулис – это другое дело, но все-таки – уйти. В логике наших систем, если есть конституция, и есть президент, и конституция мешает президенту, то президент должен заменить конституцию. Тот же Назарбаев правил при трех конституциях, а принимал какие-то поправки, я не помню точно, но не меньше десяти раз. Эта череда поправок, усиливающих власть, дающих возможность выдвигаться на третий срок, в Таджикистане тоже шла одна за другой. Сначала ограничение двумя сроками, потом продление срока до семи лет и т.д. Нормальная логика этих режимов: если конституция тебе мешает – измени ее. И абсолютно все этого ждали от Путина, и, более того, даже хотели, все его даже просили, подсказывали какие-то ходы, что юридически можно так сделать, но он на это не пошел. И это, действительно, очень странно.
Что побуждает человека пойти по пути, по которому он сейчас идёт? Во-первых, очень сложному – мы видим, какая сложность этого пути. Это сложнейшая операция. Остаться – нет проблем, не надо никаких усилий, вот уйти – невероятно сложно. Что же его побуждает?
В любом случае, как бы ни предполагали, что он будет делать дальше, та система, которая возникает после его ухода, менее стабильна. Сейчас все ясно, есть начальник, все понятно. Неясности могут начаться только тогда, когда он совсем заболеет, а пока все ясно. Дальше, уйдя и предпочтя конституцию своей власти, он, во-первых, создает прецедент. Он уходит в 2008 г., но это значит, что в 2016 г. следующий обязательно уйдет, т.е. опять произойдет смена. Власть становится несколько деперсонализированной, уже возникает некоторая неопределенность. Дальше возникает, конечно, грандиозная проблема (и он ее понимает и решает) которая заключается в том, что найти преемника невероятно сложно. Т.е., с одной стороны, найти преемника элементарно, он может, как это делал Ельцин, перебирать: ты мне нравишься, может быть, тебе дать. Общество возьмет любого, с этим нет проблем.
Сложно другое. Очень трудно представить себе преемника, который бы через некоторое время не пожелал показать, что он – хозяин, дистанцироваться от предшественника и от ментора, который остается, от человека, который считает, что это он его сделал. Это – общечеловеческое. Я не знаю примеров в истории, чтобы этого не было. В советской истории – одно за другим. Хрущев дистанцируется от Сталина и политически уничтожает тех, кто его подтолкнул к власти . Здесь ты можешь выдумать самого тихого, послушного, скромного, глупого человека, но когда он оказывается на этой должности и концентрирует реальную власть, оказывается, что он невероятно сильный, умный, что угодно, потому что сама ситуация это диктует. Найти совсем безопасного преемника – невероятно сложная вещь, и он это отлично понимает, отсюда все эти не совсем нам понятные ходы. Т.е. в любом случае он идет по очень сложному пути и по пути несколько рискованному. Возникает вопрос: для чего? Для чего это делается?
И здесь мы видим действительно очень важное принципиальное отличие Путина от других правителей в однотипных системах. Отношение Путина к конституции – совершенно другое, чем отношение к конституции Каримова, Назарбаева, Лукашенко и т.д. Чем это можно объяснить?. Я думаю, может быть два объяснения. Первое – просто человек такой, что это просто связанно с его какими-то особенностями. Хотя это должны быть большие особенности, потому что все люди ведут себя одинаково, а вот этот человек ведет себя иначе, но это возможно. Но я думаю, что здесь есть и некоторые более глубокие моменты. Очень часто сквозь, вроде бы, совершенно случайные, совершенно субъективные, личные черты и поступки проступает нечто более глубокое: особенности культуры, особенности нашего процесса и т.д.
Какие это особенности? Я высказываю гипотезу, не более того. Мне кажется, что с точки зрения способности общества к самоорганизации, готовности общества жить в условиях демократии, способности общества противостоять власти, мы не только не лучше, например, казахов, а мне кажется, хуже. Хуже, потому что у нас в большей степени общество атомизировано. Во всех других странах есть более-менее сильные племенные, клановые, региональные лояльности, с которыми власть должна считаться. Если она переходит границы, люди моментально сплачиваются: наших бьют. Так практически везде. Особенно это видно на Украине, где если Запад перегнет палку, Восток поднимется, если Восток, то Запад поднимется. У нас этого нет, у нас общество абсолютно атомизировано. Трудно представить себе ситуацию какой-нибудь поднявшейся Вологды. Везде все одинаково.
Демократических традиций и привычек у нас никаких нет. Вот казахи говорят: «Мы всегда ханов выбирали». И это – правда. В общем, казахского государства не было, было протогосударство, но в этом протогосударстве ханы не было самодержавными владыками. И это больше способствует демократическому развитию, чем наличие мощной государственной, но абсолютно не демократической традиции. Но есть «но». Россия полноценно участвовало в европейском культурном процессе, в европейском политическом концерте, в политической жизни Европы, начиная с XVIII в. У нас не может быть того оправдания, которое существует в любой, например, центрально-азиатской стране. Если у них спросить: «Что же вы зажимаете демократию?» – они отвечают всегда одинаково, есть набор фраз, который я постоянно встречал, очень много раз. Он приблизительно следующий: «Что вы от нас хотите, мы люди темные и дикие, у нас народ мусульманский. Что вы, Бен-Ладенов хотите?! С нами иначе нельзя…Вы сколько шли к демократии? 200 лет! (эти 200 лет почему-то всегда повторяются.) Вот и мы тоже когда-нибудь придем, а пока иначе нельзя». Это подразумевает, что народ, общество принимает свою отсталость, ситуацию догоняющего и компенсирует это тем, что «пусть демократии нет, у нас много воруют, но мы создаем первое в истории узбекское государство, казахское государство, туркменское государство». Это - компенсация. У нас нет ни этой компенсации, ни этого оправдания.
Я думаю, что это, безусловно, серьезное отношение Путина к конституции и к демократической форме, которое где-то даже переходит грань имитации связано с тем, что в нём проявляется его нежелание быть рядовым, нормальным «снгшным» президентом или вообще президентом «третьего мира». И общество, культура не желает признать себя нормальной культурой, нормальным обществом «третьего мира». И это создаёт какую-то надежду на избежание катастрофического варианта падения режима.

_______________

Газета "КоммерсантЪ" № 170(3746) /19.09.07//http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=805911&NodesID=5

Михаил Зыгарь. Ислам Каримов воспользуется правом быть избранным.

Президент Узбекистана решил подтвердить истекшие полномочия
Вчера центризбирком Узбекистана объявил о том, что 23 декабря в республике пройдут президентские выборы. Их исход предопределен -- главой государства будет избран Ислам Каримов.
Законы

Заявление ЦИК Узбекистана о том, что президентские выборы состоятся, воодушевило многих жителей этой страны, а многих удивило. Потому что они давно и серьезно сомневались в том, что в республике в ближайшее время будут хоть какие-то выборы. Потому что, если основываться на конституции Узбекистана, то уже с января эта страна живет без президента -- и это никого не смущает.
Дело в том, что, согласно последней конституции Узбекистана, срок полномочий президента истекает через семь лет после принятия им присяги. Последняя инаугурация Ислама Каримова состоялась 22 января 2000 года, а значит, 22 января нынешнего года его президентский срок закончился. Однако в законе "Об итогах референдума и основных принципах организации государственной власти" Республики Узбекистан говорится, что новые президентские выборы должны пройти "в год истечения конституционного срока полномочий -- в первое воскресенье третьей декады декабря". То есть в нынешнем году, почти через год после окончания президентского срока. Того, что этот закон противоречит конституции и уже восемь месяцев Ислам Каримов в общем-то не является президентом, никто из представителей властей Узбекистана как бы не замечает.
Подобные юридические чудеса происходят в Узбекистане уже давно. Ислам Каримов возглавил Узбекскую ССР 23 июня 1989 года, когда был избран первым секретарем на пленуме ЦК Коммунистической партии Узбекистана. А 24 марта 1990 года Верховный совет УзССР впервые избрал его президентом республики. Первые всенародные выборы, которые выиграл Ислам Каримов, состоялись 29 декабря 1991 года. Тогда его избрали на первый пятилетний срок, который закончился, правда, в январе 2000 года. Дело в том, что еще в 1995 году Ислам Каримов на специальном референдуме свои полномочия продлил.
9 января 2000 года Ислама Каримова избрали на второй пятилетний срок. Но и он по традиции закончился вовсе не в 2005 году. В январе 2002 года в Узбекистане была принята новая конституция, продлевающая президентский срок до семи лет. А потом он сам собой превратился в восемь -- но уже без всяких поправок и референдумов.
Учитывая изменчивость конституции и прочих законов Узбекистана, было бы логичным ожидать, что никаких выборов в декабре проводить не будут. Тем более по конституции президент не может избираться больше двух сроков -- а за последние 18 лет руководства Узбекистаном Ислам Каримов отработал, по его подсчетам, как раз два срока. Намного проще было бы провести какой-нибудь референдум. Однако раз в Ташкенте приняли решение проводить выборы, это значит, что в ближайшие пару недель государственным деятелям придется проявить недюжинную смекалку и объяснить, на основании какого закона Ислам Каримов может избираться вновь. Предвыборная кампания в стране официально стартует 21 сентября.
Достижения

В том, что новым президентом Узбекистана 23 декабря будет избран Ислам Каримов, нет почти никаких сомнений. К примеру, в конце августа нынешнего года центр изучения общественного мнения "Ижтимоий фикр" провел в республике опрос. Гражданам было предложено ответить на вопрос "Кто или что является гарантом стабильности, укрепления независимости и успешного решения проблем, стоящих перед нашим государством?". Более 98% опрошенных дали правильный ответ: "Президент Республики Узбекистан Ислам Каримов". Были ли другие ответы, агентство не сообщает. Впрочем, никаких других политиков в Узбекистане нет.
В конце августа в Самарканде прошел традиционный международный фестиваль "Шарк тароналары" ("Мелодии Востока"), участники и гости которого один за другим обращались к "дорогому и уважаемому Исламу Абдулганиевичу" со словами восхищения его силой и мудростью и желали ему здоровья, дабы он смог и дальше управлять Узбекистаном.
1 сентября республика отпраздновала День независимости, однако праздничные публикации все еще заполняют периодические издания Узбекистана. Так, газета "Халк сузи" ("Народное слово") в материале "Светлый путь свободы" пишет: "Ответственная задача по исправлению сложной, запутанной ситуации легла на плечи Ислама Каримова. Лидер страны вышел с идеей вывести наш край, не имевший тысячелетиями своей государственности, в ряды развитых государств, создания свободного и благополучного общества. В эту идею он прежде всего поверил сам и сумел убедить других".
Несмотря на то что до президентских выборов остается всего три месяца, общественность Узбекистана вовсе не озабочена избирательной гонкой. В прессе и на телевидении обсуждаются другие значимые проблемы. К примеру, ток-шоу "Шахсий фикр" ("Личное мнение") Центрального телевидения Узбекистана поднимает такую серьезную проблему, как тлетворное влияние детских игрушек зарубежного производства. Как сообщает информагентство "Фергана.ru", по результатам опроса, проведенного в аудитории, 70% участников ток-шоу считают, что игрушки, которые продаются в Узбекистане, не отвечают национальным ценностям узбекского народа. По мнению выступавших, кукла Барби, к примеру, всем своим видом пропагандирует западные ценности, а значит, родителям узбекских девочек следует отказаться от ее приобретения. В том случае, если кукла уже куплена, следует сообщить ребенку, что ее зовут вовсе не Барби, а, скажем, Гульнара или Надира. В ток-шоу также была поднята о вредном влиянии мягких игрушек, а также игрушечных танков и автоматов на воспитание у детей "чувства любви и преданности своей родине и главе государства".
Другой проблемой, которой озабочена общественность Узбекистана, является тот факт, что в репертуаре артистов узбекской эстрады наряду со "зрелыми музыкальными произведениями, которые помогают воспитывать молодежь в духе любви к родине, верности идеям национальной независимости, встречаются песни с поверхностным содержанием и слабые в художественном плане". Недавно в Ташкенте был проведен круглый стол с участием Совета по развитию и координации национального эстрадного искусства, Республиканского центра духовности, Научно-практического центра национальной идеи и идеологии, министерства обороны и Союза композиторов. Собравшиеся осудили "бессмысленные тексты песен и непристойные движения на сцене", которые "портят молодежь и приводят к духовному обнищанию молодых членов узбекского общества". Нет сомнений, что совместные усилия деятелей культуры и сотрудников госаппарата помогут создать к предстоящим президентским выборам много новых содержательных патриотичных песен, проникнутых любовью к главе государства.
Мелочи

Согласно официальным данным правительства Узбекистана, прирост ВВП за первый квартал этого года составил 9,1%. Эти данные, впрочем, не объясняют того факта, что с начала сентября в Ферганской, Наманганской и Андижанской областях, а также Каракалпакии наблюдается острый дефицит хлеба. По данным веб-сайта Uzmetronom, в этих областях начались "хлебные бунты" -- около обладминистраций регулярно возникают стихийные митинги с требованием хлеба. В среднем по стране цена одной буханки хлеба выросла в полтора-два раза.
Выросли цены также на другие продукты питания. Впрочем, с ростом цен на мясо правительство старается бороться. Так, по информации правозащитного центра ИГНПУ, 26 августа премьер-министр Шавкат Мирзияев и вице-премьер Абдулла Арипов посетили ряд городских рынков. По их распоряжению сотрудники РУВД города Ташкента изъяли у продавцов мясо и деньги, а затем расплатились с ними, выдав им примерно по $2,9 за килограмм (вдвое меньше рыночной стоимости). Таким нехитрым способом премьер намеревается убедить торговцев снизить цену.
Впрочем, несмотря на рост цен и дефицит хлеба, обширных возмущений голодающих жителей Узбекистана в ближайшее время ждать не стоит. После того как 13 мая 2005 года в городе Андижане было подавлено восстание (жертвами расстрела, по независимым оценкам, стали около 1,5 тыс. человек), новых волнений в стране не предвидится. Несколько тысяч человек, бывших свидетелями или участниками андижанских событий, в том числе правозащитники и журналисты, до сих пор находятся в тюрьме. Информация о том, живы ли они, почти не поступает. Одним из немногих исключений стало письмо правозащитницы Мутабар Таджибаевой, руководителя организации "Клуб пламенных сердец", в 2005 году выдвинутой на Нобелевскую премию мира. В октябре 2005 года она была обвинена сразу по 14 статьям уголовного кодекса и приговорена к восьми годам тюремного заключения. 3 августа этого года она передала своим родным и коллегам письмо-завещание, в котором пишет, что у нее нет сил терпеть издевательства и избиения со стороны сотрудников колонии УЯ 64-7; сообщает, что серьезно больна, и жалуется на ноги и сердце. "Здесь, в этой колонии, не только я, но и другие мучаются от беззакония. Мне очень жаль, что я не могу защитить их. Мне не нравится, что я такая беспомощная. Но мои враги все равно боятся, что, даже сидя в тюрьме, я могу совершить революцию, поэтому хотят уничтожить меня".
Никакой революции действительно в Узбекистане не произойдет, поскольку, как и запланировал ЦИК, 23 декабря пройдут президентские выборы.
____________-


1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   47

Похожие:

Образовательный стандарт по данной дисциплине : «Процесс формирования снг, базовые документы. Эволюция снг: этапы, достижения, проблемы. iconОбразовательный стандарт по данной дисциплине : «Процесс формирования...
Мировой экономики и мировой политики. Курс является обязательным и читается во втором полугодии учебного года. Продолжительность...

Образовательный стандарт по данной дисциплине : «Процесс формирования снг, базовые документы. Эволюция снг: этапы, достижения, проблемы. iconИтоговый документ
Финансово-банковским советом СНГ при поддержке Исполнительного комитета СНГ и государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической...

Образовательный стандарт по данной дисциплине : «Процесс формирования снг, базовые документы. Эволюция снг: этапы, достижения, проблемы. iconПрограмма организации международного научно-практического симпозиума...
Пленарное заседание III международного научно-практического симпозиума «Исламоведческие исследование в современной России и снг:...

Образовательный стандарт по данной дисциплине : «Процесс формирования снг, базовые документы. Эволюция снг: этапы, достижения, проблемы. iconОбразовательный стандарт по данной дисциплине : Государственный образовательный...
«Мировая экономика» факультета Мировой экономики и мировой политики. Курс является обязательным и читается во втором полугодии учебного...

Образовательный стандарт по данной дисциплине : «Процесс формирования снг, базовые документы. Эволюция снг: этапы, достижения, проблемы. iconОбразовательный стандарт по данной дисциплине : Государственный образовательный...
«Мировая экономика» факультета Мировой экономики и мировой политики. Курс является обязательным и читается во втором полугодии учебного...

Образовательный стандарт по данной дисциплине : «Процесс формирования снг, базовые документы. Эволюция снг: этапы, достижения, проблемы. iconПрограмма дисциплины «страноведение снг»
Снг. Структура дисциплины выстроена так, чтобы охватить темы, в наибольшей степени связанные с проблемами взаимодействия стран СНГ...

Образовательный стандарт по данной дисциплине : «Процесс формирования снг, базовые документы. Эволюция снг: этапы, достижения, проблемы. iconИсполнительный комитет межрегиональное и приграничное сотрудничество...
Настоящая информационно-аналитическая записка подготовлена Департаментом экономического сотрудничества Исполнительного комитета СНГ...

Образовательный стандарт по данной дисциплине : «Процесс формирования снг, базовые документы. Эволюция снг: этапы, достижения, проблемы. iconЭкспертная группа по ключевым национальным показателям Совета руководителей...
Оценка возможностей достижения методологической сопоставимости ключевых национальных показателей государств-участников СНГ

Образовательный стандарт по данной дисциплине : «Процесс формирования снг, базовые документы. Эволюция снг: этапы, достижения, проблемы. iconМеждународный экономический форум государств – участников СНГ
Москве состоялся Международный экономический форум государств – участников СНГ (Форум лидеров бизнеса стран снг) «снг и новые форматы...

Образовательный стандарт по данной дисциплине : «Процесс формирования снг, базовые документы. Эволюция снг: этапы, достижения, проблемы. iconОбразовательный стандарт высшего профессионального образования Алтгту образовательный стандарт
Стандарт дисциплины «Статистика» по своему назначению, структуре и содержанию полностью соответствует требованиям умкд






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную