«Рыночная экономика не является синонимом капитализма»






Название«Рыночная экономика не является синонимом капитализма»
страница1/7
Дата публикации12.07.2015
Размер1.2 Mb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > Документы > Документы
  1   2   3   4   5   6   7


Что ждет Поднебесную?
«Рыночная экономика не является синонимом капитализма».

Дэн Сяопин

«…Китай сегодня – это страна с непредсказуемым будущим, еще не осознанным прошлым и, несомненно, трудно объяснимым настоящим».

И.Малевич

«Все минется, одна правда останется».

Поговорка




Содержание

1.Вступление………………………………………………………….2

2.Общая характеристика реформ Дэн Сяопина……………......5

3.Реформы в аграрном секторе…………………………………..28

4.Реформы в промышленности…………………………………..32

5.Реформы в области национальной безопасности…………..34

6.Реформы в области новейшей техники и технологий……...36

7.Острые противоречия в общественной жизни Китая……….40

8.В Китае все-таки социализм или капитализм?......................61

9. Что ждет Поднебесную?.........................................................67

=====================================================

1.Вступление
Ответить на вопрос, поставленный в заголовке - «Что ждет Поднебесную?» - непросто из-за сложной диалектической взаимозависимости множества внутренних и внешних факторов, действующих подчас в диаметрально противоположных направлениях.

Речь в очерке пойдет только о современном Китае, который является продуктом революционных процессов, происходивших уже в послемаодзедуновскую эпоху, суть которых заключалась в радикальных реформах Дэн Сяопина. Обычно называют четыре концепции (пути) модернизации Китая. Дэн Сяопин объявил их в 1978 году. Программа модернизации Китая состоит из следующих блоков: 1) сельское хозяйство; 2) промышленная индустрия; 3) национальная безопасность; 4) наука и технология. Далее будет подробно раскрыто содержание каждой из названных сфер.

В экономике, как и в жизни, чудес не бывает. Переход от одной формации к другой, в данном случае от капитализма к коммунизму, с неизбежностью предполагает длительный переходный период, использование различных форм собственности, производства, распределения и обмена товаров. Самое главное для Китая состояло в том, чтобы в процессе созидания основ этого переходного общественного устройства, именуемого «социализмом с китайской спецификой», не повторять ошибок, допущенных в СССР и других странах соцлагеря. Одной из таких ошибок являлась поспешность, вызванная или амбициями стоящих у власти, или нетерпением быстрее достичь желаемых целей. Особенно опасной является политика, не имеющая под собой научно обоснованной программы действий, не учитывающая объективных закономерностей общественного развития. Реформы должны тщательно готовиться, а в их проведении не должно быть левацких перегибов, как это, например, было с «большим скачком» в КНР или же с антиалкогольной кампанией при М.Горбачеве.

Дэн Сяопин, испытавший на себе все «прелести» ультралевацкой политики времен «культурной революции», но оставшийся верным идеям коммунизма, в ходе разработки реформ по модернизации социализма в Китае все время призывал уважать объективные закономерности развития общества, проявлять осторожность в действиях, изучать проблему, перед тем как начать что-то делать. Он писал, что, прежде всего, нужно очертить круг вопросов, которые охватывает предстоящая перестройка, уяснить, с чего начать. Нельзя начинать развертывать работу широким фронтом, следует начать с одного-двух дел и вести реформу поэтапно, изучая возникающие ошибки и промахи, намечая меры по корректировке первоначальных планов.

Один из основополагающих выводов состоит также в том, что на данном уровне развития производительных сил достижение наивысшего коэффициента эффективности экономики при ограниченном объеме ресурсов возможно только при оптимальном сочетании различных форм собственности: государственной, кооперативной, общественных организаций, частной и личной. В основе формирования оптимальных пропорций между видами собственности лежат, по крайней мере, два фактора: во-первых, учет влияния структуры потребностей членов общества, во-вторых, необходимость в максимизации степени удовлетворения абсолютных потребностей населения при оптимальных затратах ресурсов (трудовых, материальных, энергетических, инвестиционных).

Кроме того, хотя это само собой и разумеется, тем не менее, следует особенно подчеркнуть, что частная собственность в экономике социализма должна играть вспомогательную роль, а не служить ее фундаментом. Эту грубейшую ошибку допускают «новые марксисты», которые на полном серьезе утверждают, что, например, в странах Скандинавии, Люксембурге, Германии и т.д. уже построен социализм.

Критике реально существовавшей социалистической экономики, особенно после ее краха в СССР и странах Восточной Европы в 1990-х годах посвящено немало исследований. Смысл многих из них сводится к тому, что в рамках государственной формы собственности предприятия, даже функционирующие в условиях рабочего самоуправления, якобы не в состоянии обеспечить должной эффективности производства, ибо «нет механизма постоянного генерирования и отбора эффективных инноваций, нет действенных стимулов к полноценному труду, к повышению качества продукции, научно-техническому прогрессу» (Е.Гайдар «Дни поражений и побед». М.: Вагриус, 1996, с. 31). Подобные утверждения являются избитым пропагандистским штампом, а не результатом серьезных научных исследований проблемы.

Лауреат Нобелевской премии В.Леонтьев, например, считал, что плановое управление в социалистической системе, вооруженное современными методами анализа и прогнозирования, в состоянии находить эффективные решения народнохозяйственных проблем и может справляться с этой задачей не хуже механизма конкуренции в рыночной экономике. Практика успешного развития ВПК в СССР (и не только) также опровергает тезис о заведомо низкой эффективности работы государственных предприятий. В ВПК обеспечивались и динамичная инновация, и высокое качество продукции, и конкурентоспособность военной техники.

До сих пор ни одна из существовавших форм организации общественной жизни не была нацелена на максимальное удовлетворение потребностей членов общества. Сделать это может только подлинный социализм, основанный на многоукладной экономике. К такому выводу нас подводит вся логика общественного развития, в частности, опыт реформ в Китайской Народной Республике.

В 1949 г. Китай начал строить новое общество, воспользовавшись вначале опытом СССР, который охотно помогал ему своими специалистами, подготовкой кадров в своих вузах, передачей научно-технической документации. В Китае в первоначальный период осуществлялась политика жесткого централизованного управления, перераспределения значительной части национального дохода через государственный бюджет (до 40 %). Была осуществлена аграрная реформа, в результате которой крестьянам было передано 700 млн. му (му = 0.07 гектара) земли, реализована огромная программа ирригационных работ, был взят курс на создание кооперативов, что позволило существенно увеличить производство продовольствия. В десятки раз увеличился потенциал промышленного производства. Однако функционировавшая при Мао Цзэдуне в стране система управления экономикой и ряд ошибочных волюнтаристских, ультралевых экспериментов («большой скачок», создание народных коммун вместо кооперативов, т.н. «культурная революция») заставили руководство КНР в конце 70-х годов осуществить серьезную корректировку политики, что и было сделано под руководством Дэн Сяопина.

Современный Китай весь соткан из противоречий. В подтверждение этой мысли приведу мнение эксперта по Китаю, а именно И.Малевича, который многие годы проработал в этой стране и написал замечательную книгу «Внимание, Китай» (Минск, Москва. Харвест. АСТ. 2011). Он писал: «Перемены в Пекине, Шанхае и других китайских городах проходят очень бурно. Китайцы уверены в собственных силах и не имеют комплекса неполноценности перед ультрасовременными достижениями цивилизации.

Глубинный Китай, тем не менее, несмотря на общее мнение о мощном китайском индустриальном росте, представляет собой архаично-феодальный мир коммунистической ориентации с огромным количеством нищих и безграмотных людей, которые с огромным трудом воспринимают все новое.

Китай буквально захлебывается в противоречиях и трудностях. Но только внутренние проблемы и противоречия толкают Китай на самые кардинальные реформы, несмотря на огромное количество в стране сторонников нищенского коммунизма Мао Цзэдуна» (с. 11).
2.Общая характеристика реформ Дэн Сяопина
По инициативе Дэн Сяопина начался этап серьезных экономических реформ, суть которых состояла в сочетании планового руководства с рыночными методами регулирования экономических процессов (более подробно о новой реформе см. в книге избранных произведений Дэн Сяопина «Основные вопросы современного Китая» (http://www.twirpx.com/file/666865/), в его статье «Рыночная экономика не синоним капитализма» (http://www.futura.ru/index.php 3? idat=85), в книге И.Малевича «Внимание, Китай» (Минск, Москва. Харвест. АСТ. 2011), в книге В.Чабанова «Экономика XXI века, или третий путь развития». (Санкт-Петербург. «БХВ-Петербург». 2007), а также в многочисленных статьях, опубликованных в ЭФГ и т.д. Кстати, в данном очерке с целью всесторонней оценки хода реформ я привожу многочисленные выдержки из доклада Премьера Госсовета КНР Ли Кэцян о работе правительства Китайской народной республики.

В газете «Женьминь жибао» в октябре 1979 года отмечалось, что преимуществом социализма является упразднение частной собственности и эксплуатации, устранение хаоса, который господствовал при капитализме. Однако это не означает, что вся страна должна стать единым предприятием. «Это утопическая точка зрения<…>Наша нынешняя система действует по этой утопической схеме. Средства производства принадлежат всему народу. Поэтому кое-кто думает, что все предприятия – это государственные предприятия и все должно решаться государством. При таком подходе вся экономика похожа на огромное предприятие, принадлежащее кабинету министров и действующее по плану, разработанному государственными органами». Но экономика, по мнению газеты, «это не здание, построенное из кирпичей. Это живой организм, состоящий из живых клеток, из многих самостоятельных организаций под общим централизованным руководством». Китайской Народной Республике понадобилось три десятилетия, чтобы прийти к выводу о нецелесообразности монополии государственной формы собственности, необходимости создания многоукладной экономики и реформировании механизма функционирования государственных предприятий.

В основу новой экономической политики («построение социализма с китайской спецификой») были положены следующие принципы:

– как в деревне, так и в городе позволять части людей и районов делаться зажиточными раньше других; т.е. вполне законно достигать зажиточности за счет честного труда;

– разрешать кое-каким компонентам капитализма функционировать в качестве дополнения к развитию социалистических производительных сил;

– вместе с тем не допускать поляризации населения по уровню богатства и доходов, решительно выступать против либерализма.

Реформой 1979 года оказывалась всемерная поддержка появлению на селе подрядных дворов, созданию волостных и поселковых предприятий. Промышленным предприятиям было предоставлено право на самоопределение. Было преобразовано, а частично и вообще закрыто 3600 промышленных объектов из-за их убыточности или высокой себестоимости. Изменена система распределительных отношений между государством и предприятиями. Если раньше государство всю прибыль изымало у предприятий, покрывая в случае возникновения нерентабельности убытки, то в результате реформы был осуществлен переход на систему налоговых отношений. Ведущие предприятия должны были отныне нести ответственность за свои прибыли и убытки. Ряду предприятий было предоставлено право сохранять за собой часть своей прибыли для закупки нового оборудования, а также для социального обеспечения и премирования труда рабочих. Так, в угольной промышленности, где прибыль незначительна, предприятия получили право оставлять на свои нужды до 20% прибыли, а в химической промышленности, получавшей высокие прибыли, эта доля составила 2 – 3%. К 1985 году налоги уже составляли приблизительно половину чистой прибыли предприятий; вторая половина оставалась в полном распоряжении предприятий. Часть предприятий (примерно 1,5 тыс.) получили разрешение реализовывать свою продукцию не только государству, но и непосредственно на рынке. Некоторым предприятиям было разрешено организовывать совместную экономическую деятельность с иностранными компаниями. Изменилась и система планирования. Такие важнейшие продукты, как сталь, медь, цемент, по-прежнему распределялись государством, хотя некоторая часть этих товаров уже стала направляться и на рынок. В дальнейшем предполагалось вообще отказаться от централизованного распределения ресурсов, за исключением поставок в военную промышленность.

Государство, оставаясь собственником значительной части средств производства, из трех составных элементов права собственности – владение, пользование, распоряжение – два из них (пользование и распоряжение) передало в руки предприятий и их коллективов на основе подряда или аренды. Реформами также была разрешена частная деятельность, например, в торговле и общественном питании, медицинской практике, пошиве одежды, ремонте велосипедов, автомашин и другой техники. В торговле, кстати, были представлены все формы собственности: крупные государственные магазины, трудовые коллективы, которым принадлежат торговые предприятия на паевых началах, кооперативы, семейные фирмы, частные магазины, индивидуальные торговцы. Государство стало сдавать в аренду коллективам и частным торговцам небольшие магазины, столовые и чайные. Так, в провинции Гуандун в 1984-1985 гг. в коллективное пользование на паях было передано 126 торговых единиц, а в индивидуальное – 238. Значительно выросла торговля через рынок, что до 1978 года было вообще запрещено. В 1984 году в этой провинции уже действовало 6300 рынков, а объем торговли на них составил около 20% общего объема торговли провинции.

Как грибы, росло число специальных экономических зон (СЭЗ) и зон высоких и новых технологий (ЗВНТ). Таков опыт по формированию многоукладной экономики Китая, принесший ему высокие темпы роста экономики.

ВВП Китая вырос с 362,41 млрд. юаней в 1978 году до 7 триллионов 477,24 млрд. юаней в 1997 году, т.е. более чем в 20 раз, а в постоянных ценах – в пять раз. Среднегодовой темп прироста за указанный период составил 9,8%, что на 6,5 процентных пункта выше среднемировых и на 7,3 процентных пункта больше, чем в развитых капиталистических странах. А за период 2002-2007 гг. ВВП Китая увеличился на 65,5% при среднегодовом темпе прироста 10,6%. Темпы развития экономики КНР превосходили темпы роста таких азиатских «тигров», как Сингапур, Корейская Республика, Тайвань, Малайзия. По прогнозам Standard & Poor’s, в 2015 году суммарный объем ВВП Поднебесной возрастет на 6,9%, а в 2016 году — на 6,6%.

Следует отметить колоссальный рост объемов внешнеэкономических связей КНР. Например, в области привлечения иностранных инвестиций только в 1998 году правительство Китая утвердило 20 тыс. проектов с участием иностранного капитала и подписало контрактов на сумму 52,2 млрд. долларов, а в 2005 году все зарубежные инвестиции составили 120 млрд. долларов. Положительный торговый баланс в 2005 году составил 101,9 млрд. долларов.

Очень интересные расчеты приводит А.Анисимов в своей статье о Китае (http://worldcrisis.ru/crisis/192044).Он разоблачает мифы об этой стране. Миф № 1 о том, что китайское процветание обусловлено импортом капитала. А.Анисимов на базе покупательной способности юаня приводит следующие сравнительные данные за 2005 год: капиталовложения в экономику Китая составили 5 трлн. долларов, а прямые иностранные инвестиции были равны лишь 60 млрд. долларов. Вывод о незначительном влиянии иностранного капитала на темпы развития Китая А. Анисимов подкрепляет и такими данными. В 2000 году КНР потребила 400 млн. т проката и 1050 млн. т цемента, в то время как развитые страны мира вместе взятые потребили в 2005 году 350 млн. т проката и 400 млн. т цемента. Миф № 2 о том, что экономика Китая экспортно-ориентированная. Хотя внешнеторговый оборот Китая огромен и он делит с США 1-2 место в мире (в 2005 году - 762 млрд. долларов экспорт и 660 млрд. долларов импорт) экономика КНР характеризуется высоким уровнем развития всех отраслей промышленности и самообеспечением страны продовольствием и потребительскими товарами. Миф № 3 о том, что экономика Китая зависит от импорта нефти и нефтепродуктов. А.Анисимов утверждает, что КНР добывает нефти около 500 млн. т при импорте нефти и нефтепродуктов 17 млн. т (в 2004 г.). Кроме того, добыча угля составляет как минимум 1,6 млрд. т.

В начале 2006 года Китай обогнал по размеру государственных сбережений Японию и вышел на первое место в мире по этому показателю (валютные резервы достигли 853,7 млрд. долларов). В настоящее время КНР является крупнейшим кредитором США, удерживая сотни миллиардов их финансовых активов.

Цзян Цзэминь, который по предложению Дэн Сяопина в 1993 году стал председателем КНР, возглавил борьбу за мировые рынки, сумев вывести Китай на седьмое место в мире, неоднократно подчеркивал, что важнейшим принципом политики КПК является сохранение и совершенствование экономической системы развития разных секторов, среди которых ведущее место должен занимать сектор общественной собственности, система социалистической рыночной экономики, многообразие форм распределения, среди которых ведущую роль играет распределение по труду, а также открытость внешнему миру.

Приведу оценку достижений КНР в 2014 году, данную в
  1   2   3   4   5   6   7

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

«Рыночная экономика не является синонимом капитализма» iconВалерий Паульман Мир на перекрестке четырех дорог Прогноз судьбы...
Теории эволюционной трансформации капитализма 407 6 Почему надо отказаться от капитализма? 429

«Рыночная экономика не является синонимом капитализма» iconЛекция 4
В 20-30-е гг завершился процесс формирования капитализма в Англии и Франции. Буржуазия в этих странах завоевала политическую власть....

«Рыночная экономика не является синонимом капитализма» iconК вопросу о характере развития современного российского капитализма
Применяя веберовский подход, обществоведы констатируют отсутствие в постсоветской России протестантской этики, свободного предпринимательства,...

«Рыночная экономика не является синонимом капитализма» iconЛекция Кейнс и кейнсианство Дж. М. Кейнс и его вклад в экономическую...
В результате удалось продемонстрировать, что рыночная экономика является внутренне нестабильной, а ее нормальным состоянием является...

«Рыночная экономика не является синонимом капитализма» iconАлпатов А. А. Право и экономика: междисциплинарное исследование Alpatov A. A. T
...

«Рыночная экономика не является синонимом капитализма» iconСоциологические теории народничества
Росси В. И. Ленин неоднократно подчеркивал, что прогрессивное содержание народничества заключалось в «теории массовой мелкобуржуазной...

«Рыночная экономика не является синонимом капитализма» iconЛекции
Понятие: Налог, экономическая система, натуральное хозяйство, командная экономика, рыночная экономика, конкуренция

«Рыночная экономика не является синонимом капитализма» iconАнгло-саксонская модель капитализма (неолиберальная, неоамериканская,...
Англо-саксонская либеральная модель сложилась в сша, Великобритании, Австралии, Новая Зеландии и других странах

«Рыночная экономика не является синонимом капитализма» iconЭкономика. Общий курс: Учеб фундамент теории эконом по дисциплинам:...
Войтов А. Г. Экономика. Общий курс: Учеб фундамент теории эконом по дисциплинам: эконом., рыночная эконом., эконом теория и др. —...

«Рыночная экономика не является синонимом капитализма» iconРыночная стоимость интеллектуального капитала
В настоящее время на рыночную стоимость предприятия существенное влияние оказывает рыночная стоимость его интеллектуального капитала...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную