Рассказов Азимова, предложил выпустить книгу под названием «I, Robot»






НазваниеРассказов Азимова, предложил выпустить книгу под названием «I, Robot»
страница1/26
Дата публикации05.07.2015
Размер3.1 Mb.
ТипРассказ
e.120-bal.ru > Документы > Рассказ
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
_###ICE#BOOK#READER#PROFESSIONAL#HEADER#START###_

AUTHOR: Айзек Азимов

TITLE: Я, РОБОТ

CODEPAGE: -1

_###ICE#BOOK#READER#PROFESSIONAL#HEADER#FINISH###_
Айзек Азимов
Я, робот
«Я, робот. Серия: Библиотека приключений»: Эксмо; Москва; 2002
ISBN 5-699-01455-1

Аннотация

«Я, робот» Айзека Азимова – легендарная книга, уже давно ставшая для

любителей фантастики классикой жанра, – была впервые напечатана в 1950

году и представляла собой сборник из 9 рассказов.
Марти Гринберг из компании «Gnome Press», впервые издавший сборник

рассказов Азимова, предложил выпустить книгу под названием «I, Robot»

(«Я, робот»), «позаимствовав» название рассказа Эандо Биндера,

изданного в 1939 году.
В сборник рассказов Азимова «Я, робот» вошли следующие рассказы:
– «Робби» («Robbie»), 1940;
– «Хоровод» («Runaround»), 1942;
– «Логика» («Reason»), 1941;
– «Как поймать кролика» («Catch that Rabbit»), 1944;
– «Лжец!» («Liar!»), 1941;
– «Как потерялся робот» («Little lost robot»), 1947;
– «Выход из положения» («Escape!»), 1945;
– «Улики» («Evidence»), 1946;
– «Разрешимое противоречие» («The Evitable conflict»), 1950.

Перед Вами – сборник рассказов Айзека Азимова «Я, робот», содержание

которого полностью соответствует содержанию оригинального сборника,

изданного в 1950 г. в США. Перевод рассказов выполнен Алексеем

Иорданским, за исключением рассказа «Разрешимое противоречие»,

переведенного Н.Сосновской.

Я, робот
(пер. А. Д. Иорданского)

Я посмотрел свои заметки, и они мне не понравились. Те три дня,

которые я провел на предприятиях фирмы «Ю С. Роботс», я мог бы с таким

же успехом просидеть дома, изучая энциклопедию.
Как мне сказали, Сьюзен Кэлвин родилась в 1982 году. Значит, теперь ей

семьдесят пять. Это известно каждому. Фирме «Ю С. Роботс энд Мекэникел

Мэн Корпорэйшн» тоже семьдесят пять лет. Именно в тот год, когда

родилась доктор Кэлвин, Лоуренс Робертсби основал предприятие, которое

со временем стало самым необыкновенным промышленным гигантом в истории

человечества. Но и это тоже известно каждому.
В двадцать лет Сьюзен Кэлвин присутствовала на том самом занятии

семинара по психоматематике, когда доктор Альфред Лэннинг из «Ю. С.

Роботс» продемонстрировал первого подвижного робота, обладавшего

голосом. Этот большой, неуклюжий, уродливый робот, от которого разило

машинным маслом, был предназначен для использования в

проектировавшихся рудниках на Меркурии. Но он умел говорить, и

говорить разумно.
На этом семинаре Сьюзен не выступала. Она не приняла участия и в

последовавших за ним бурных дискуссиях. Мир не нравился этой

малообщительной, бесцветной и неинтересной девушке с каменным

выражением и гипертрофированным интеллектом, и она сторонилась людей.
Но, слушая и наблюдая, она уже тогда почувствовала, как в ней холодным

пламенем загорается увлечение.
В 2005 году она окончила Колумбийский университет, в поступила в

аспирантуру по кибернетике.
Изобретенные Робертсоном позитронные мозговые связи превзошли все

достигнутое в середине XX века в области вычислительных машин и

совершили настоящий переворот. Целые мили реле и фотоэлементов

уступили место пористому платиноиридиевому шару размером с

человеческий мозг.
Сьюзен научилась рассчитывать необходимые параметры, определять

возможные значения переменных позитронного «мозга» и разрабатывать

такие схемы, чтобы можно было точно предсказать его реакцию на данные

раздражители.
В 2008 году она получила степень доктора и поступила на «Ю. С. Роботс»

в качестве робопсихолога, став, таким образом, первым выдающимся

специалистом в этой новой области науки. Лоуренс Робертсон тогда все

еще был президентом компании, Альфред Лэннинг – научным руководителем.
За пятьдесят лет на глазах Сьюзен Кэлвин прогресс человечества изменил

свое русло и рванулся вперед.
Теперь она уходила в отставку, – насколько эго вообще было для нее

возможно. Во всяком случае, она позволила повесить на двери своего

старого кабинета табличку с чужим именем.
Вот, собственно, и все, что было у меня записано. Были еще длинные

списки ее печатных работ, принадлежащих ей патентов, точная хронология

ее продвижения по службе, – короче, я знал до мельчайших деталей всю

ее официальную биографию.
Но мне было нужно другое. Серия очерков для «Интерплэнегери Пресс»

требовала большего. Гораздо большего.
Я так ей и сказал.
– Доктор Кэлвин, – сказал я, – для публики вы и «Ю. С. Роботс» – одно

и то же Ваша отставка будет концом целой эпохи.
– Вам нужны живые детали?
Она не улыбнулась. По моему, она вообще никогда не улыбается. Но ее

острый взгляд не был сердитым. Я почувствовал, как он пронизал меня до

самого затылка, и понял, что она видит меня насквозь Она всех видела

насквозь. Тем не менее, я сказал.
– Совершенно верно.
– Живые детали о роботах? Получается противоречие.
– Нет, доктор. О вас.
– Ну, меня тоже называют роботом. Вам, наверное, уже сказали, что во

мне нет ничего человеческого.
Мне это действительно говорили, но я решил промолчать.
Она встала со стула Она была небольшого роста и выглядела хрупкой.
Вместе с ней я подошел к окну.
Конторы и цеха «Ю. С. Роботс» были похожи на целый маленький,

правильно распланированный городок. Он раскинулся перед нами, плоский,

как аэрофотография.
– Когда я начала здесь работать, – сказала она, – у меня была

маленькая комнатка в здании, которое стояло где-то вон там, где сейчас

котельная. Это здание снесли, когда вас не было на свете. В комнате

сидели еще три человека. На мою долю приходилось полстола. Все наши

роботы производились в одном корпусе. Три штуки в неделю. А посмотрите

сейчас!
– Пятьдесят лет – долгий срок. – Я не придумал ничего лучше этой

избитой фразы.
– Ничуть, если это ваше прошлое, – возразила она. – Я думаю, как это

они так быстро пролетели.
Она снова села за стол. Хотя выражение ее лица не изменилось, но ей,

по-моему, стало грустно.
– Сколько вам лет? – поинтересовалась она.
– Тридцать два, – ответил я.
– Тогда вы не помните, каким был мир без роботов. Было время, когда

перед лицом Вселенной человек был одинок и не имел друзей. Теперь у

него есть помощники, существа более сильные, более надежные, более

эффективные, чем он, и абсолютно ему преданные. Человечество больше не

одиноко. Вам это не приходило в голову?
– Боюсь, что нет. Можно будет процитировать ваши слова?
– Можно. Для вас робот – это робот. Механизмы и металл, электричество

и позитроны Разум, воплощенный в железе! Создаваемый человеком, а если

нужно, и уничтожаемый человеком. Но вы не работали с ними, и вы их не

знаете Они чище и лучше нас.
Я попробовал осторожно подзадорить ее.
– Мы были бы рады услышать кое что из того, что вы знаете о роботах,

что вы о них думаете «Интерплэнетери Пресс» обслуживает всю Солнечную

систему. Миллиарды потенциальных слушателей, доктор Кэлвин! Они должны

услышать ваш рассказ.
Но подзадоривать ее не приходилось. Не слушая меня, она продолжала.
– Все это можно было предвидеть с самого начала. Тогда мы продавали

роботов для использования на Земле – это было еще даже до меня.

Конечно, роботы тогда еще не умели говорить. Потом они стали больше

похожи на человека, и начались протесты. Профсоюзы не хотели, чтобы

роботы конкурировали с человеком; религиозные организации возражали

из-за своих предрассудков. Все это было смешно и вовсе бесполезно. Но

это было.
Я записывал все подряд на свой карманный магнитофон, стараясь

незаметно шевелить пальцами. Если немного попрактиковаться, то можно

управлять магнитофоном, не вынимая его из кармана.
– Возьмите историю с Робби. Я не знала его. Он был пущен на слом как

безнадежно устаревший за год до того, как я поступила на работу. Но я

видела девочку в музее.
Она умолкла. Ее глаза затуманились. Я тоже молчал, не мешая ей

углубиться в прошлое. Это прошлое было таким далеким!
– Я услышала эту историю позже. И когда нас называли создателями

демонов и святотатцами, я всегда вспоминала о нем. Робби был немой

робот. Его выпустили в 1996 году, еще до того, как роботы стали крайне

специализированными, и он был продан для работы в качестве няньки.
– Кого?
– Няньки…

Робби
(пер. А. Д. Иорданского)

– Девяносто восемь… девяносто девять… сто!
Глория отвела пухлую ручку, которой она закрывала глаза, и несколько

секунд стояла, сморщив нос и моргая от солнечного света. Пытаясь

смотреть сразу во все стороны, она осторожно отошла на несколько шагов

от дерева.
Вытянув шею, она вглядывалась в заросли кустов справа от нее, потом

отошла от дерева еще на несколько шагов, стараясь заглянуть в самую

глубину зарослей.
Глубокую тишину нарушало только непрерывное жужжание насекомых и время

от времени чириканье какой то неутомимой птицы, не боявшейся

полуденной жары.
Глория надулась.
– Ну конечно, он в доме, а я ему миллион раз говорила, что это

нечестно.
Плотно сжав губки и сердито нахмурившись, она решительно зашагала к

двухэтажному домику, стоявшему по другую сторону аллеи.
Когда Глория услышала сзади шорох, за которым последовал размеренный

топот металлических ног, было уже поздно. Обернувшись, она увидела,

что Робби покинул свое убежище и полным ходом несется к дереву.
Глория в отчаянии закричала:
– Постой, Робби! Это нечестно! Ты обещал не бежать, пока я тебя не

найду!
Ее ножки, конечно, не могли угнаться за гигантскими шагами Робби. Но в

трех метрах от дерева Робби вдруг резко сбавил скорость. Сделав

последнее отчаянное усилие, запыхавшаяся Глория пронеслась мимо него и

первая дотронулась до заветного ствола.
Она радостно повернулась к верному Робби и, платя черной

неблагодарностью за принесенную жертву, принялась жестоко насмехаться

над его неумением бегать.
– Робби не может бегать! – кричала она во всю силу своего

восьмилетнего голоса. – Я всегда его обгоню! Я всегда его обгоню!
Она с упоением распевала эти слова.
Робби, конечно, не отвечал. Вместо этого он сделал вид, что убегает, и

Глория ринулась вслед за ним. Пятясь, он ловко увертывался от девочки,

так что она, бросаясь в разные стороны, тщетно размахивала руками,

хватала пустоту и, задыхаясь от хохота, кричала:
– Робби! Стой!
Тогда он неожиданно повернулся, поймал ее, поднял на воздух и завертел

вокруг себя. Ей показалось, что весь мир на мгновение провалился вниз,

в голубую пустоту под ногами, к которой тянулись зеленые верхушки

деревьев. Потом Глория снова оказалась на траве. Она прижалась к

Робби, крепко держась за твердый металлический палец.
Через некоторое время Глория отдышалась. Она сделала напрасную попытку

поправить свои растрепавшиеся волосы, бессознательно подражая

движениям матери, и изогнулась назад, чтобы посмотреть, не порвалось

ли ее платье. Потом она шлепнула рукой по туловищу Робби.
– Нехороший! Я тебя нашлепаю!
Робби съежился, закрыв лицо руками, так что ей пришлось добавить:
– Ну, не бойся, Робби, не нашлепаю. Но теперь моя очередь прятаться,

потому что у тебя ноги длиннее и ты обещал не бежать, пока я тебя не

найду.
Робби кивнул головой – небольшим параллелепипедом с закругленными

углами. Голова была укреплена на туловище подобной же формы, но

гораздо большем – при помощи короткого гибкого сочленения. Робби

послушно повернулся к дереву. Тонкая металлическая пластинка

опустилась на его горящие глаза, и изнутри туловища раздалось ровное

гулкое тиканье.
– Смотри не подглядывай и не пропускай счета! – предупредила Глория и

бросилась прятаться.
Секунды отсчитывались с неизменной правильностью. На сотом ударе веки

Робби поднялись, и вновь загоревшиеся красным светом глаза оглядели

поляну. На мгновение они остановились на кусочке яркого ситца,

торчавшем из-за камня, Робби подошел поближе и убедился, что за камнем

действительно притаилась Глория. Тогда он стал медленно приближаться к

ее убежищу, все время оставаясь между Глорией и деревом. Наконец,

когда Глория была совсем на виду и не могла даже притворяться, что ее

не видно, Робби протянул к ней одну руку, а другой со звоном ударил

себя по ноге. Глория, надувшись, вышла.
– Ты подглядывал! – явно несправедливо воскликнула она. – И потом, мне

надоело играть в прятки. Я хочу кататься.
Но Робби был оскорблен незаслуженным обвинением. Он осторожно уселся

на землю и покачал тяжелой головой. Глория немедленно изменила тон и

перешла к нежным уговорам:
– Ну, Робби! Я просто так сказала, что ты подглядывал! Ну, покатай

меня!
Но Робби не так просто было уговорить. Он упрямо уставился в небо и

еще более выразительно покачал головой
– Ну, пожалуйста, Робби, пожалуйста, покатай меня!
Она крепко обняла его за шею розовыми ручками. Потом ее настроение

внезапно переменилось, и она отошла в сторону.
– А то я заплачу!
Ее лицо заранее устрашающе перекосилось. Но жестокосердный Робби не

обратил никакого внимания на эту ужасную угрозу. Он в третий раз

покачал головой. Глория решила, что нужно пустить в действие главный

козырь.
– Если ты меня не покатаешь, – воскликнула она, – я больше не буду

тебе рассказывать сказок, вот и все. Никогда!
Этот ультиматум заставил Робби сдаться немедленно и безоговорочно. Он

закивал головой так энергично, что его металлическая шея загудела.

Потом он осторожно поднял девочку на свои широкие-плоские плечи.
Слезы, которыми грозила Глория, немедленно испарились, и она даже

вскрикнула от восторга. Металлическая «кожа» Робби, в которой

нагревательные элементы поддерживали постоянную температуру в 21

градус, была приятной на ощупь, а барабаня пятками по его груди, можно

было извлечь восхитительно громкие звуки.
– Ты самолет, Робби. Ты большой серебристый самолет. Только вытяни

руки, раз уж ты самолет.
Логика была безупречной. Руки Робби стали крыльями, а сам он –

серебристым самолетом. Глория резко повернула его голову и наклонилась

вправо. Он сделал крутой вираж. Глория уже снабдила самолет мотором:

«Б-р-р-р-р», а потом и пушками: «Пу! Пу-пу-пу!» За ними гнались

пираты, и орудия косили их, как траву.
– Готов еще один… Еще двое!.. – кричала она.
Потом Глория важно произнесла:
– Скорее, ребята! У нас кончаются боеприпасы!
Она неустрашимо целилась через плечо. И Робби превратился в тупоносый

космический корабль, с предельным ускорением прорезающий пустоту.
Он несся через поляну к зарослям высокой травы на другой стороне. Там

он остановился так внезапно, что раскрасневшаяся наездница вскрикнула,

и вывалил ее на мягкий зеленый травяной ковер.
Глория, задыхаясь, восторженно шептала:
– Ой, как здорово!..
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Рассказов Азимова, предложил выпустить книгу под названием «I, Robot» iconТаитянский язык
Океанией, в южной части Тихого Океана разбросаны многочисленные группы маленьких островков и атоллов, известных под названием островов...

Рассказов Азимова, предложил выпустить книгу под названием «I, Robot» iconФакторы жизнестойкости теории
Адама Смита, известной под названием «невидимой руки». В числе объективных, рассматриваются и субъективные причины, которые могли...

Рассказов Азимова, предложил выпустить книгу под названием «I, Robot» iconР. Ключник о сознательных бразильцах, о подавленных
Шоу под названием футбол и организовали протестные акции против организации затратного для них чемпионата мира по футболу и потребовали...

Рассказов Азимова, предложил выпустить книгу под названием «I, Robot» iconБез иллюзий
С огромнейшим удовольствием представляю вам, дорогой читатель, удивительную книгу – «Теоретическая экономия – тупик классового подхода»...

Рассказов Азимова, предложил выпустить книгу под названием «I, Robot» iconДоклад на тему: Терроризм угроза национальной безопасности России. Работу
На стыке октября и ноября 2010 года произошло несколько событий, которые, казалось бы, не связаны напрямую, но в то же время являются...

Рассказов Азимова, предложил выпустить книгу под названием «I, Robot» iconАвтономова В. С., Азимова Л. Б
Рабочая программа факультативного курса составлена на основе следующих нормативно- правовых документов

Рассказов Азимова, предложил выпустить книгу под названием «I, Robot» iconЧто такое магистратура и зачем она нужна
Под таким названием 14 апреля в медиа-центре газеты "Известия" состоялась онлайн-конференция, в которой приняли участие ректор гу-вшэ...

Рассказов Азимова, предложил выпустить книгу под названием «I, Robot» icon11) Американской модели смешанной экономики присуща(-е) …
Анализом факторов, определяющих взаимодействие экономических агентов на рынках готовой продукции и рынках факторов производства,...

Рассказов Азимова, предложил выпустить книгу под названием «I, Robot» icon11) Американской модели смешанной экономики присуща(-е) …
Анализом факторов, определяющих взаимодействие экономических агентов на рынках готовой продукции и рынках факторов производства,...

Рассказов Азимова, предложил выпустить книгу под названием «I, Robot» iconСтатья в журнале «Эсквайр»
Если загорался красный огонек, то зерно было плохое. Заметку об этом приборе Петрушевская назвала «Санитарный икс». В состав пиццы...






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную