Общероссийское движение «трезвая россия» международная славянская академия союз борьбы за народную трезвость






НазваниеОбщероссийское движение «трезвая россия» международная славянская академия союз борьбы за народную трезвость
страница17/37
Дата публикации23.03.2015
Размер4.81 Mb.
ТипДокументы
e.120-bal.ru > Документы > Документы
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   37

Противоалкогольные и ограничительные акты в древнем Львове.
На протяжении последних двадцати лет Львов и область теряют поколение за поколением, вследствие легкой доступности и применения[2] алкогольно-табачных и других наркотических веществ[3]. К примеру, в 1939 г. естественный прирост населения во Львове составлял 6,8 на 100 человек[4], а на 2010 г.  депопуляция  -1,1 на 1000 чел. (Или -0,1 на 100)[5, с.339, 344.].

По нашему мнению, ключевым фактором употребление спиртосодержащих жидкостей является искаженная информация о них в общественном сознании, в том числе  историческая. Например, миф от одной торговой марки пива. На плакатах, открытках и других рекламных материалах говорится, что это вещество является «первым украинским пивом». Но, в действительности, Львовская пивоварня (а до второй пол. XIX в. крохотная по своим размерам и объемам), была основана в 1715 г. двумя монахами. В этот период украинские земли находились под властью Польши и Украины, как государства, не существовало. Поэтому, об «украинскости» этого пива и подобных вещей говорить очень некорректно.

Подобных мифов достаточно много. Но мало кому известно, что в г. Львове на протяжении почти полтысячелетия не было ни одного заведения торговли алкоголем. Именно поэтому, это небольшое историческое открытие призвано донести правду до читателя, и показать ошибочность стереотипов, которые бытуют в умах львовских граждан.

«СЛОВО О КОРЧМАХ РУССКИХ»

После распада Руси Галиция, как ее часть, еще долгое время сохраняла единство духовных, культурных, политических и иных традиций. Не изменились архаические славянские напитки  медовуха[6] и квас. Остались в быту и корчмы[7]  традиционные места проведения досуга у восточных славян. Досуга не «пьяного», как это стереотипно воспринимается сейчас, а досуга трезвого.

В Х  XVI вв. корчмы, были средоточием общения, обсуждения новостей, питания и даже ночлега. Не редко в корчмах собирались народные веча, судебные заседания и решались административные вопросы. Переломный момент наступил в XVI веке, когда на восточнославянских землях распространился виноградный спирт[8] (завезен к нам впервые генуэзскими купцами в 1398 г.). С этого времени корчмы стали монополией и источником дохода государства.

В Северо-Восточной Руси неалкогольные корчмы были запрещены, а их место заняли «кабаки» (слово монгольского происхождения). В кабаках продавалась исключительно водка, самогон и вино. На юго-западных землях название «корчма» осталось, правда, став учреждениями целенаправленного спаивания населения[9, с.29.].

ПАЛЬМУ ПЕРВЕНСТВА  ГАЛИЦИИ

Первым противоалкогольным законодательным актом в Галиции была грамота короля Казимира III о предоставлении Львову Магдебургского права (1356 г.), в которой говорилось:

«...для большего улучшения вышеупомянутого города [т.е. Львова  прим. авт.] с нашей специальной ласки и приверженности приказываем, чтобы ни один из землян, духовных, городских или любых других лиц не располагал и не строил корягой в пределах одной мили от города»[4, с.215.].

Согласно грамоте, ни один человек без специального разрешения короля или магистрата не имел права содержать корчму ближе, чем 1,3 км от города. Правда, в грамоте отсутствует информация о продаже в таких корчмах собственно алкогольных изделий или безалкогольных напитков. Но, исходя из самой сути грамоты, т.е. расстояния указанного в ней  можно предположить, что с одной стороны, корчмы представляли опасность для жизни и здоровья горожан через продажу пива и вина  уже известных на то время в украинских землях. С другой стороны, память проведения народных собраний в общественном сознании средневековой Галиции была еще жива. Еще свежей для польской власти была и память о мятежных боярах возглавляемых Дмитрием Детьком.

Корчмы были местом скопления людей, и центром распространения оппозиционных идей хозяев Галиции  русинов, враждебно настроенных к польской власти. Поэтому, несмотря на возможность вооруженного восстания русского населения, которое могло начаться с корчмы, поэтому польская администрация перенесла их за пределы города.

Как видим, представители средневековой львовской администрации заботились о благе горожан, хорошо осознавая пагубность последствий употребления алкогольных веществ. Психологическое, физическое здоровье и жизненное благосостояние людей были дороже чем «пьяные» сверхприбыли.

Магдебургское право в Западной Украине было отменено в 1786 г. Потому, без преувеличения можно утверждать, что на протяжении 450 лет в пределах Львова заведений торговли алкогольными веществами не существовало. По крайней мере, ни в одном документе не встречается даже малейшего намека о корчмах или трактирах во Львове.

К большому сожалению, в XVI веке в Галиции, как и в других славянских землях, распространился этиловый спирт (хотя в начале исключительно для медицинских целей). 12 сентября 1537 король Сигизмунд I предоставил львовским мещанам (скорее всего отдельным людям) право шинковать (производить и продавать) водку[10, с.228.]. Но это отнюдь не означает, что во Львове началась массовая торговля водкой, тем более ее широкомасштабное потребление людьми.

Разрешение шинковки действовало в пределах Краковского, Галицкого пригородов[11] и деканата св. Иоанна[12]. В свою очередь запрещалась торговля этим химикатом, как в пределах, так и за пределами города, а также ввоз водки во Львов. Никто, независимо от расы, национальности, вероисповедания не имел права продавать водку без разрешения райцев и уплаты пошлины. Полученный налог направлялся на нужды города: «[...] этот оброк, который взыщут чиновники из тех, кто шинкуют, пусть упомянутые райцы используют и должны использовать на нужды государства и ремонта общественных мест города»  сказано в грамоте[10, с.228.]. Но читая между строк, вырисовывается иная картина: грамота была результатом алкогольного лоббизма в кулуарах средневекового львовского магистрата. Для читателя приводиться интересный пассаж:

«...На их [львовских мещан  прим. авт.] многочисленные просьбы, которые они подали для содействия потребностям вышеупомянутого нашего города Львова... через своих любых распорядителей или нанимателей может и пусть будет свободно готовить (напитки), продавать и шинковать, как в городе в стенах, так и в пригородах, Краковском и Галицком, также под замком и в деканате св. Иоанна. Кроме того, чтобы никто в общественных местах города и пригородов и в любых частных домах, как духовных, так и светских, шляхты и простого люда, католиков, украинцев, армян, евреев и других людей любой национальности, не решался продавать и шинковать эту водку из города, или откуда не привезенную, только по разрешению упомянутых райцев нашего города Львова, которым даем (право), чтобы без чинша (водку) продавать ни одному человеку не позволяли»[10, с.228.].

На самом деле, этот фрагмент содержит больше вопросов, чем ответов. С одной стороны, каким-то загадочным «горожанам» предоставлено право шинковать и торговать водкой. Грамота умалчивает статус этих «горожан» / «распорядителей», не конкретизирует и заслуг, за которые предоставлено это право, или какими нормами оно регламентировалось. С другой стороны, грамотой запрещалось изготовление и продажа водки всем, без разрешения райцев  контролирующих налогово-административных органов. Как видим, все нитки сходятся в руки райцев и городского старосты. Это приводит к мысли о лоббистском происхождении этого документа, предназначенного только для «избранных людей».

Интересным является то, что каждый квартал во Львове проводились ярмарки, куда съезжались иностранные и украинские купцы. Одним из товаров оборота было вино. Упоминание о нем в грамоте Сигизмунда Августа (1554 г.) касалась ограничения торговли и хранения вина в неположенное время. Документ также запрещал греческим и другим купцам сохранять это вещество в имениях львовских мещан, по причине нелегальной розничной торговли им по завышенным ценам. Следовательно, купцы не платили налогов в городскую казну. Об этом узнал городской магистрат, и обязал купцов удерживать свои телеги с товарами исключительно на рынке в ведении райцев.

В документе указано, что любой купец обязывался оставлять свои телеги с вином на центральной городской площади  Рынок  целый месяц. Если за указанный период эта жидкость не будет продана, то для его дальнейшего хранения владелец должен найти склад в домах львовских мещан. После этого, вино в обязательном порядке подлежало подсчету, описанию и поверке печатью райца[10, c.338.].

В 1580 г. по инициативе львовского магистрата было повышен налог на импортируемые лимоны и вино. Независимо от вероисповедания и народности любой торговец вином и лимонами был обязан заплатить 15 польских грошей в городскую казну для компенсации дефицита казенных средств на строительство городских укреплений[10, c.338].

Интересными по финансовым соображениям являются акты 1597 и 1639 гг. В них находим предписания по ограничению торговли импортным вином и другими товарами (в зависимости от их количества, размера и объема)  путем налогообложения в городскую казну.

В грамоте 1472 упоминается пиво. На праздник Троицы и св. Агнеты во время двухнедельного ярмарка во Львове магистрат специальной грамотой запретил варение пива в пригородах: «...чтобы там, под замком, пиво не варилось и мясо не продавалось или ярмарок не проводился...»  сказано в ней [10, c.116].

Запрет, был продиктован экономическими причинами: торговля за пределами города лишала казну денежных поступлений, а нереализованный товар застаивался на складах. Помимо финансовых потерь одной из причин принятия этого акта, скорее всего, были физические и моральные убытки по причине бесконтрольной торговли пивными изделиями.

Грамота 1521 года обязывала пивоваров два квартала от праздника св. Луки платить налог для строительства и реставрации городских укреплений[10, c.181].

Налогообложение привозного пива городским магистратом сохранилось и в XVII веке. В частности, из грамоты Владислава IV от 1639 года узнаем, что необлагаемое или нелегально ввезенное пиво подлежало конфискации. Но только в случае, если купец не платил 3 деньги в городскую казну[10, c.445-446].

Грамотой 1647 года во Львове было запрещено варение, а также хранение и продажа пива не львовской рецептуры. Для его хранения в городе должно было отводиться 4 дома, а знатоки определяли бы качество и цену этого вещества [10, c.453].

Так, львовский магистрат проводил четкую меркантильную политику в интересах города. В результате жесткого налогообложения иностранных товаров, в частности, алкогольных веществ  городская казна наполнялась дополнительными средствами. Львовские управленцы, все же, заботились о физическом, психологическом здоровье и благополучии горожан.

  

Во Львовском архиве, вероятно, сохраняется еще много интересных законодательных актов, которые наглядно иллюстрируют ограничения производства и оборота алкоголя в средневековом городе. Но из анализа опубликованных документов делаем вывод о том, что: во-первых, от XIV века торговля пивом и вином во Львове регламентировалась местом  Рыночной площадью и временем  квартальные ярмарки. Во-вторых, специальными разрешениями магистрата или райцев. В-третьих, четкой политикой дополнительного налогообложения алкогольных веществ в пользу города. В-четвертых, ни в одном документе нет упоминаний о каких-либо учреждениях продажи алкогольных веществ или массовом их распространении во Львове. Наконец, в-пятых, как помним, Магдебургское право в Галиции действовало до 1786 г., а это значит, что 450 лет город Львов в радиусе 1,3 км не видел ни одной корчмы.
Примечания:

2. Корни слов «употребление», «потребление», и другие  содержат старославянский корень -потреб-, что означает «нуждаться», «потребовать», и семантически апеллируют к жизни или действию связанному с жизнью. Поскольку алкоголь  это наркотик, который априори исключает жизнь, потому здесь и далее в тексте понятиями «употребление», «потребление», и другие относительно алкоголя  автор будет понимать как «поглощение», «вливание», «отравление», которые соответствуют их настоящему смыслу.

3. Здесь и далее в тексте такое, на первый взгляд, общепринятое понятие как «алкогольные напитки» заменены словами «алкогольные вещества», «алкогольные яды», «алкогольные химикаты». По мнению автора, напитком допустимо считать питательную жидкость, которая приносит пользу организму. А вредные для человека жидкости, которые по своей природе являются наркотиками допустимо называть не иначе как наркотики, вещества, химикаты и т.д.

4. Історія Львова в документах і матеріалах / Збірник документів і матеріалів. Відпов. ред. М.В. Брик. – Київ: Наукова думка, 1986.

5. Статистичний щорічник України за 2009 рік. / За ред. О.Г. Осауленка – К., 2010.

6. Медовуха, или питьевой мед  напиток открытого ферментационного приготовления, основными компонентами которого были мед, вода и хмель; содержание алкоголя не превышало 4%. Употребляли разведенным водой.

7. Сначала на Руси традиционными заведениями питания были кормчие дома. «Кормчие избы», или «кормчие дома»  слово происходит от древнерусского «корм», «кормление»  пища, собственность или владение. Со временем, через орфографическое неудобство произношения, как в бытовой, так и летописной речи вместо слова «кормча» появилось «корчма».

8. В Европе денатурированный виноградный спирт, за горючие свойства, называли «aqua vitae», т.е. «живая вода». Отсюда и восточнославянское  «оковита» (или «горелка»), которое фигурирует в документах XV  XVII вв. А с XVII ст. распространилось название «горелка», или «водка».

9. Прыжов И. История кабаковь в России в связи с историей русского народа.  Санкт-Петербург  Москва: Издание книгопродавца-типографа М.О. Вольфа, 1868.

10. Привілеї міста Львова (XIV-XVIII ст.) / Упорядник М. Капраль, наук. ред. Я.Дашкевич, Р.Шуст.  Львів, (електронний варіант).

11. Краковское предместье  район современного просп. Черновола (начало), ул. Городоцкой (в церкви св. Анны), Клепаровской и примыкающих к ним улочек. Галицкое предместье  район просп. Свободы, ул. Дорошенко  Коперника  Словацкого  Университетской до парка им. И. Франко.

12. Деканат св. Иоанна  теперь ул. Ужгородская и прилегающие улочки вокруг церкви Ивана Крестителя под Высоким Замком.

Stasiv J.
Antialcoholic and restrictive acts in the ancient Lviv

During the last twenty years Lviv and Lviv region is losing generation after generation because of the easy availability and the intake [2] of alcohol, tobacco and other drugs [3]. For example, in 1939 the natality in Lviv was 6.8 per 100 people [4], and in 2010 was depopulation - 1, 1 per 1000 people (Or -0.1 per 100) [5, p.339, 344.].

I think that the key factor in the intake of alcohol liquid is the misinterpreted information about them in the public mind, including historical one. Few people know that in Lviv during almost half of millennium, there was no trade in alcohol. Thus, this small historic discovery is called to convey the truth to the reader, and to show the errancy of the stereotypes which exist in the minds of ordinary citizens.

"The Tale of Rus’ “korchmy” (taverns)"

After the collapse of the Rus, Galicia, as its part, still maintained a unity of the spiritual, cultural, political and other traditions for a long time. The archaic Slavic drinks – “medovukha” [6] and “kvas” didn’t change too. “Korchmy” [7], the establishments for entertainment and leisure in the eastern Slavs, continued to exist. The leisure of not a "drunk" person, as stereotypically is perceived now, but the leisure of a sober one.

In X - XVI century, “korchmy” were the center of communication, discussion of news, food and even accommodation. The “veche” (public meetings), judicial hearings and administrative issues were often gathered there. The turning point came in the XVI century when in the Eastern Slavic lands the grape alcohol was spread [8] (first introduced to us by Genoese merchants in 1398). Since then “korchmy” and “shynky” (taverns) became the monopoly and the source of income of the state.

In the north-eastern of Rus the nonalcoholic “korchmy” were banned, and “kabak” (word of Mongolian origin) took their place. Only vodka and moonshine were sold there. In the south-western part of the lands the name “korchma” remained, though, it became the establishment of purposeful drinking of population [9, p.29.].
Garland for Galicia
The first antialcoholic legislative act in Galicia was the charter of the king Casimir III of the concession of Magdeburg rights to Lviv (1356), in which the next points were indicated that for the improvements of the above mentioned city [Lviv], as an act of their charity and favour, they ordered that none of the people, clergymen, urban or any other persons placed or built “korchmy” within one mile from the city [4, p.215].

According to the charter, none of the person without a special permission (the permission of the king or magistracy) had the right to keep the taverns closer than 1.5 km from the city. Though, in the charter there is no information about the sale of the alcohol products or soft drinks in “korchmy”. If take into consideration the distance, which was indicated, we can assume that, on the one hand, “korchmy” represented danger to life and health of citizens through the sale of beer and wine (these drinks were already well-known at the Ukrainian lands). On the other hand, the memory of the conducting of the veche in the consciousness of the medieval Galician was still alive. The Polish government also remembered about the rebellious boyars who were headed by Dmitry Detkom.

Karczma was a place of gathering the people and, thus, it was a centre of spreading the opposition ideas of Ruthenians, the owners of Galician, who were hostile to the Polish authorities. Therefore, taking into consideration the possibility of the armed riot of Ruthenian population, which would begin from “korchmy”, the Polish administration moved them outside the city.
Apparently, the representatives of the medieval Lviv administration cared about the welfare of the citizens. They were aware of the harmful effects of alcohol. The psychological, physical health and well-being of life were more important than the "drunk" excess profits.

Magdeburg Law in Western Ukraine was canceled in 1786. Therefore, we can affirm without exaggeration that during 450 years the trade in alcoholic substances did not exist within the city. At least, there is not mention about the “korchmy” or “shunky” in the documents of Lviv.

Unfortunately, in the XVI century in Galicia, as in other Slavic territories, ethyl alcohol was spread (although, at the beginning it was used only for the medical purposes). In September 12, 1537 King Sigismund I gave the Lviv burghers (probably for separate people) the right to “shynkuvaty” (produce and sell vodka) [10, p.228.]. But this does not mean that in our city the mass vodka trade started or its large-scale consumption by citizens.
The permission for “shynkuvania” was acted within Krakow, Galician suburbs [11] and the Deanery of St.John [12]. In turn, the trade in alcohol was forbidden within and outside the city as well as the importation of vodka to the city. No one, regardless of race, ethnicity, religion, had right to sell vodka without the permission of “raytsi” and payment of duty. This tax was directed to the needs of the city. In the documents was stated that that quitrent, which was gathered by the officials from those who produced and sold vodka, had be used by the above mentioned raytsi for the needs of the state and for the repair of the public places [10, p.228.]. Though, reading between the lines, completely different situation appears: the charter was the result of alcohol lobbyism of medieval Lviv council. Thus, the reader should pay attention to the interesting passage in which is noted that on their [Lviv burghers] request, that they submitted for the improvement of the needs of the above mentioned Lviv, through their managers or employers, they could produce, sell drinks and “shynkuvaty” in the city as well as in the suburbs of Cracow and Galician, near the Castle and in the Deanery of St.John. In addition, no one at the public places of the city and suburbs and in any private houses, both clerical and secular, as well as nobility and common people, Catholics, Ukrainian, Armenian, Jewish and other people of any sex dared to sell vodka from the city, or from where it was brought, only according to the permission of the above mentioned raytsi of city of Lviv, which were give the right not to sell vodka without the quitrent [10, p.228].

This fragment contains more questions than answers. On the one hand, some mysterious "burghers" were given the right to “shynkuvaty” and sell vodka. However, the charter concealed the status of these "bourgeois" / "managers" and not specified their achievements for which they were given this right, or according to what standards this right was regulated. On the other hand, according to the charter the produce and sell of vodka is forbidden for every one, without the permission of raytsi – the controlling tax administrative agencies. Finally, everything was controlled by raytsi and urban headman. This fact gives us the right to think about the ​​lobbying origin of this document, which was created only for "chosen people."

The interersting fact is that each quarter in Lviv the fairs were held which were visited by the Ukrainian and foreign merchants. Among the goods was wine. It was mentioned in the Sigismund Augustus’ charter (1554), which concerned to the restriction of trade and storage of wine in forbidden time. This document also forbad the Greek and other merchants to keep this substance in the Lviv burghers’ estates because of overpricing. Therefore, the merchants did not pay taxes to the city treasury. The city council got to know this fact and ordered merchants to keep their carts with goods only on the market which was under the rule of raytsi.

In the document was stated that any merchant obliged to leave his carts with wine in Rynok Square during one full month. If during this period this liquid was not sold, then, for further storage, the owner had to find a warehouse in one of the Lviv burghers’ houses. After that the wine was necessarily counted, listed and certified by the seal of raytsi [10, p.338].

In 1580, the tax on imported lemons and wine increased on the initiative of the Lviv city council. Every tradesman of wine and lemon, regardless of the religion and nationality, was obliged to pay 15 Polish groshi to city treasury for the compensation of the deficit of the public cost for the development of the city fortification [10, p.338].

Two acts of 1597 and 1639 are interesting from the financial point of view. There we find the instructions for the limiting of the trade of wine and other products (depending on their amount, size and volume) by means of imposition of the system of deduction to the city treasury.

In the charter of 1472 beer is mentioned. On the holidays of Trinity Sunday and St. Ahnety in Lviv the fortnightly fair was held, during which the city council forbad brewing in the suburbs. In this prohibition was stated that the beer should not be brewed and the meat should not be sold because the fair would not take place [10, p.116].

The ban, first of all, was dictated by the economic factors: the trade outside of the city deprived the treasury of income and the unsold goods were stale in storages. In addition to financial losses, one of the reasons for the adoption of this act was, probably, the physical and moral damages because of the uncontrolled trade of drinks.

The charter of 1521 obliged the brewers to pay the tax during two quarters for the constructions and restoration of the fortifications of the town [10, p.181].
The t
axation of imported beer by city magistrate remained in the XVII century. In particular, from the charter of Wladyslaw IV of 1639 we get to know that not taxed or illegally imported beer was confiscated (but only in the case if the merchant did not pay 3 groshi to the city treasury [10, p.445-446]).

According to the charter of 1647, anyone in Lviv was banned to brew (as well as to store and sale) beer of not Lviv recipe. Four buildings were set aside for the storage of the beer and experts had to determine the quality and the price of this substance [10, p.453].

Thus, the Lviv council held a clear mercantile policy in favor of the city. As the result of the strict taxation of foreign goods, in particular alcohol substances, the city treasury was filled with additional money. The Lviv council, however, looked after the physical, psychological health and the well-being of the citizens.

In the Lviv archives, probably, there are a lot of other interesting legislations that specify the limitations of production and circulation of alcoholic dinks in the medieval Lviv. Analysing the published documents we can make the next conclusions: firstly, from the XIV century in Lviv the sale of beer and wine was regulated by a special place (Rynok Square) and time (quarterly fairs); secondly, by permission of city council or raytsiv; thirdly, by a clear policy of the additional tax for alcohol substances in favor of the city; fourthly, in the records there is no mention of any establishments which sold the alcoholic substances or their mass propagation in our city. Finally, the fifthly, as we remember, the Magdeburg Law in Lviv was in force till 1786, which means that during 450 years there were no “korchma” or “shynok” within 1.5 km in our city.

Notes:
1
. Stasiv Jaroslav Vasiliovish. – a historian, member of All-Ukrainian public organization "Sober Ukraine."

2. The roots of the words "vzhyvania", "vzhytok", "spozhuvania" (consume) and others contain a syllable –zhuv-, which come from the Old Slavic words “zhyvyty” and “zhyty”, and semantically means the life or the action which is connected with the life. Since alcohol is a drug that excludes life as such, so here and below in the text, the concepts "vzhyvania", "vzhytok", "spozhuvania" will be understood as "absorption", "pouring", "poisoning" which correspond to their real meaning.
3. Here and below, such well-known concept as "alcohol drinks" are replaced with the words like, "alcoholic substances," "alcohol poisons", "alcohol chemicals." According to the author point of view, a drink is a nutritious liquid which are of benefit to the body. As for the harmful liquids, which are drugs by their nature, is better to call as substances, chemicals.
4. Історія Львова в документах і матеріалах / Збірник документів і матеріалів. Відпов. ред. М.В. Брик. – Київ: Наукова думка, 1986.

5. Статистичний щорічник України за 2009 рік. / За ред. О.Г. Осауленка – К., 2010.

6. Medovukha (or "honey") – is an alcoholic beverage that is produced by fermenting a solution of honey, water and hops; its alcoholic content didn’t exceed 4%. It was drink diluted with water.

7. Originally, kormchy were the establishment of catering ("kormchye izby" or "kormchye doma"); the word comes from the Old Russian "korm" (food), "kormlenye" (feeding). Lately, because of the typographical inconvenience in the everyday speech as well as in the annalistic one, the word "kormcha" was change into "korchma".
8. In Europe, denatured grape alcohol, because its combustible properties, was called «aqua vitae» ("living water"), hence, we know the Eastern Slavic word “okovyta” (appeared in the documents of XV - XVII). From the XVII century the words "horyelka" or " horilka " (vodka) were spread.

9. Прыжов И. История кабаковь в России в связи с историей русского народа. – Санкт-Петербург – Москва: Издание книгопродавца-типографа М.О. Вольфа, 1868.

10. Привілеї міста Львова (XIV-XVIII ст.) / Упорядник М. Капраль, наук. ред. Я.Дашкевич, Р.Шуст.  Львів, (electronic variant).

11. Krakow suburb is now in the region of the modern Chornovol Avenue (the beginning), Horodotska street (till the St.Anna church) Kleparivska street and surrounding small streets; Haletske suburb is now in the region of Svoboda avenue – Doroshenka street – Kopernika street – Slovatskoho street – Universytetska streety till the Ivan Franko Park.
12. Deanery of St.John is now the Uzhgorod street and the nearby streets around John the Baptist near High Castle.

Т.Н. Пузикова (Краснодарский край)
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   37

Похожие:

Общероссийское движение «трезвая россия» международная славянская академия союз борьбы за народную трезвость iconОбщероссийское движение «трезвая россия» международная славянская...
Международная конференция-семинар по собриологии, профилактике, социальной педагогике и алкологии

Общероссийское движение «трезвая россия» международная славянская академия союз борьбы за народную трезвость iconОбщероссийское движение «трезвая россия» международная славянская...
Основы собриологии, профилактики, социальной педагогики и алкологии (Материалы XXII международной конференции-семинара). /Под общей...

Общероссийское движение «трезвая россия» международная славянская академия союз борьбы за народную трезвость iconЕвросредиземноморское товарищество против токсикомании общероссийское...
Основы собриологии, профилактики, социальной педагогики и алкологии (Материалы XX международной конференции-семинара). /Под общей...

Общероссийское движение «трезвая россия» международная славянская академия союз борьбы за народную трезвость iconЕвросредиземноморское товарищество против токсикомании общероссийское...
Основы собриологии, профилактики, социальной педагогики и алкологии (Материалы XX международной конференции-семинара). /Под общей...

Общероссийское движение «трезвая россия» международная славянская академия союз борьбы за народную трезвость iconЛенинградская организация всесоюзного добровольного общества борьбы...
Предназначено учебное пособие как для руководителей курсов по избавлению от вредных и позорных привычек, так и для массового читателя,...

Общероссийское движение «трезвая россия» международная славянская академия союз борьбы за народную трезвость iconОписание образовательного сервиса
Общероссийское отраслевое объединение работодателей «Союз предприятий и организаций, обеспечивающих рациональное использование природных...

Общероссийское движение «трезвая россия» международная славянская академия союз борьбы за народную трезвость iconГ де маржа 5-я Международная Конференция сельскохозяйственных производителей...
Москве, в отеле Рэдиссон Славянская, состоялась ставшая уже традиционной Международная конференция сельскохозяйственных производителей...

Общероссийское движение «трезвая россия» международная славянская академия союз борьбы за народную трезвость iconАннотация дисциплины
Международная торговля как ведущая форма мирохозяйственных связей. Международное движение капитала. Международный кредит. Международные...

Общероссийское движение «трезвая россия» международная славянская академия союз борьбы за народную трезвость iconМеждународная научно-практическая конференция
Международная академия управления, права, финансов и бизнеса (Республика Кыргызстан)

Общероссийское движение «трезвая россия» международная славянская академия союз борьбы за народную трезвость iconМеждународная академия финансовых технологий
Международная научная конференция «экономика, социология и право в современном мире: проблемы и поиски решений»






При копировании материала укажите ссылку © 2016
контакты
e.120-bal.ru
..На главную